По всем вопросам и предложениям пишите на info@goldbiblioteca.ru (ответ в течении дня)
логотип сайта  www.goldbiblioteca.ru

Скачать бесплатно

Читать онлайн Энтони Пирс. Начинающий адепт 1. Расколотая бесконечность

 

Навигация


Ссылки на книги и материалы предоставлены для ознакомления, с последующим обязательным удалением, авторские права на книги принадлежат исключительно авторам книг












































Яндекс цитирования

 

Пирс Энтони
Расколотая бесконечность

Начинающий адепт 1

Перевод: И. Коноплева, С. Коноплев


1. СКЛОН

Он шел уверенной походкой, и большинство присутствующих так или иначе выказывали ему свое уважение. Когда он поворачивал в сторону, люди расступались, освобождая ему дорогу; когда он встречался с кем то взглядом, ему едва заметно кивали. Как и все остальные, он был рабом, обнаженным и без всяких привилегий. Считалось дурным вкусом открыто восхищаться рабом. И все же здесь он был гигантом. Его звали Стайл. Ростом он был один метр пятьдесят сантиметров и весил пятьдесят килограммов. В другой системе измерения его рост был четыре фута одиннадцать дюймов, вес — один хандредвейт, или восемь стоунов. Или же: рост — пятнадцать хендов, а вес — сто десять фунтов. Остальные мужчины были выше его на полметра и весили килограммов на двадцать пять больше. Он был стройным, но не мускулистым. Привлекательным, но не красивым. Он сдержанно приветствовал друзей, которых, из за его замкнутости, у него было немного. Хотя в нем можно сразу же было разглядеть доброго и отзывчивого человека.
Он направлялся к Залу Таблиц Игрового Дворца, своему любимому месту.
Вне этих стен он чувствовал себя ничтожеством. Он хотел состязаться с соперником своего уровня, но таких сегодня здесь не было. В кабинках, что располагались по всему периметру зала, находилось по два человека.
Остальные толпились в центре зала, устанавливая контакты. Нежный, прохладный, слегка ароматизированный ветерок приятно обдувал тело. На полу играли солнечные блики. Стайл остановился, не желая смешиваться с толпой.
Он предпочитал, чтобы кто нибудь сам вызвал его на Игру. С одного из кресел поднялась молодая женщина. Разумеется, она была обнаженной, но Стайл остановил на ней взгляд, любуясь совершенством ее тела. Затем быстро отвел глаза в сторону — в присутствии девушек он чувствовал себя неловко.
Высокий мужчина перехватил женщину:
— Игра? Как у него все легко получалось! Резким движением руки она отмахнулась от него, идя навстречу Стайлу.
К ней обратился мальчишка:
— Игра, мисс? — женщина улыбнулась и вновь ответила отказом, но на этот раз не так резко. Стайл улыбнулся про себя. В отличие от нее он узнал мальчика: Роллум, Вторая ступенька в лестнице Девятилетних. Хотя до Стайла ему еще далеко, но игрок он превосходный. Если бы женщина приняла вызов, она бы наверняка проиграла.
Вне всякого сомнения, она узнала Стайла. Он продолжал скользить взглядом по толпе, но все его внимание было приковано к женщине. Среднего роста — всего лишь на несколько сантиметров выше его — и поразительного телосложения. Высокие, упругие груди идеальной формы качались в такт шагам. Ноги были длинными и стройными. В других мирах мужчины считали, что женская красота проявляется только в обнаженной женщине, но часто это не соответствовало истине. Многие женщины прибегали к помощи одежды, чтобы представить свою анатомию в более выгодном свете. Но женщина, которая приближалась к нему, не нуждалась в том, чтобы подчеркивать изящество своих форм. Подойдя к нему, она едва слышно произнесла:
— Стайл… Повернувшись, он удивленно кивнул в ответ. Ее лицо было настолько красивым, что у Стайла забилось сердце. Большие зеленые глаза, светло каштановые волосы, ниспадающие на плечи. Надо обладать настоящим искусством, чтобы волосы так естественно обрамляли лицо. Правильные черты лица чем то привлекали его, но он не мог понять, чем именно. От охватившего его смущения Стайл боялся заговорить. — Меня зовут Шина, — сказала женщина. — Я хочу вызвать тебя на игру. Вряд ли она была игроком высокого класса. Стайл знал всех ведущих игроков в каждой возрастной лестнице. Значит, она дилетант, случайный участник, возможно, специализирующийся в какой то одной области. Вряд ли ее можно считать серьезным соперником. Ее тело было слишком роскошным для силовых видов спорта. Женщины игроки, занимающие первые места в легкой атлетике, играх с мячом и плавании, были худыми, высокими, с плоской грудью. Шина отличалась от них своими пропорциями. Значит, мериться силой она не станет. От ее красоты у него перехватило дыхание. Стайл лишь согласно кивнул. Она непринужденно взяла его за руку, и от такого жеста ему стало не по себе.
Конечно, Стайл знал женщин, они стремились погреться в лучах его славы, а его смущение лишь придавало им смелость. Но эта женщина была настолько красива, что вряд ли искала мужское общество — мужчины, должно быть, сами пытались добиться ее расположения. Она вела себя так, будто бы он сам завоевал ее. Возможно, так оно и есть — его слава игрока заставила Шину приблизиться к нему. Впрочем, он никогда бы не выбрал ее в соперницы.
Женщины были не менее искусными игроками, чем молодые юноши или убеленные сединами старцы. Они нашли незанятую кабинку. В центре стояла колонна, на ее противоположных сторонах размещались панели. Стайл стал с одной стороны, Шина — с другой. Овалы на полу зарегистрировали их вес, и панели осветились. Колонна была невысокая, и Стайл мог видеть улыбающееся лицо Шины.
Смущенный таким дружеским расположением, Стайл перевел взгляд на панель. Сверху появились названия четырех категорий: СИЛА — УМ — СЛУЧАЙНОСТЬ — ИСКУССТВО. Слева сбоку еще четыре: ОБНАЖЕННЫЙ — ПРИСПОСОБЛЕНИЕ — МАШИНА — ЖИВОТНОЕ. Для удобства эти категории также обозначались цифрами и буквами: 1 — 2 — 3 — 4 сверху, А — Б — В — Г сбоку слева. Таблица выдала им этот вариант наугад.

ИГРА: ПЕРВИЧНАЯ ТАБЛИЦА

1. СИЛА
2. УМ
3. СЛУЧАЙНОСТЬ
4. ИСКУССТВО

А. ОБНАЖЕННЫЙ
Б. ПРИСПОСОБЛЕНИЕ
В. МАШИНА
Г. ЖИВОТНОЕ

Стайл изучающе посмотрел на лицо Шины. Теперь, когда она стала соперником в игре, его робость исчезла. Он почувствовал, как напряглись мышцы, застучало сердце и дал о себе знать кишечник — обычные ощущения перед каждым состязанием. У некоторых это проявлялось настолько сильно, что победить их в таком состоянии не составляло особого труда. Но Стайлу это помогало собраться с силами. Он жил Игрой!
Даже если его соперником была привлекательная девушка, смущавшая его своими упругими грудями. Интересно, что у нее на уме? Действительно ли она хотела выиграть или просто решила испытать судьбу? Серьезные у нее намерения или она всего лишь одна из почитательниц, рассчитывающая на свидание с ним? Если она настроена на победу, то, несомненно, выберет ИСКУССТВО и, возможно, УМ, но ни в коем случае категорию ОБНАЖЕННЫЙ. Если она просто решила испытать судьбу, то выберет СЛУЧАЙНОСТЬ, где ее участие будет сведено к минимуму. Если она хочет набраться опыта, то может выбрать все, что угодно. Если поклонница — несомненно, остановит свой выбор на СИЛЕ.
Разумеется, не она будет выбирать. Право выбора принадлежит ему. Но его выбор зависит частично от оценки ее способностей и настойчивости. Он должен посмотреть на таблицу ее глазами и, выбрав то, что ей меньше всего нравится, получить преимущество.
Он принялся обдумывать ее варианты выбора. Истинный игрок выберет категорию ОБНАЖЕННЫЙ, ибо в этом вся суть Игры — одержать доблестную победу, не пользуясь никакими средствами. Тот, кто просто решил испытать судьбу, может выбрать что угодно, но его выбор все равно зависит от ряда факторов. Смельчак, несомненно, остановится на категории ОБНАЖЕННЫЙ, чтобы лишний раз доказать свою смелость. То же самое выберет поклонница. Итак, Стайл определил предпочтительный выбор своей соперницы.
Что ж, сейчас все станет ясно. Проведя по панели рукой, он коснулся слова СИЛА.
Она уже сделала свой выбор. Так, как он и предполагал. Они соревновались по категории 1А. СИЛА/ОБНАЖЕННЫЙ.
Появилась вторая таблица. Теперь сверху шли следующие категории:

1. ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ
2. ВЗАИМОДЕЙСТВУЮЩИЙ
3. СХВАТКА
4. СОВМЕСТНЫЙ

а сверху вниз —

А. ПЛОСКАЯ ПОВЕРХНОСТЬ
Б. ИЗМЕНЯЕМАЯ ПОВЕРХНОСТЬ
В. НЕРОВНАЯ ПОВЕРХНОСТЬ
Г. ЖИДКОСТЬ.

Теперь ему предстояло выбирать буквенную категорию. Плавать и выполнять гимнастические упражнения на снарядах ему не хотелось — хотя в такой компании это было бы весьма интригующе, — поэтому две последние категории он отмел сразу. Он неплохо бегал на дальние дистанции, но сомневался, что Шина выберет бег. Поэтому он нажал на Б — ИЗМЕНЯЕМАЯ ПОВЕРХНОСТЬ.
Она выбрала цифру 1 — ИНДИВИДУАЛЬНАЯ категория. Значит, это не поклонница! Итак, им предстоят какие то гонки, где они не будут соприкасаться или взаимодействовать друг с другом. Впрочем, иногда допускались незначительные исключения. Что ж, отлично. Он увидит, на что она способна.
Теперь на панели высветился список различных состязаний на изменяемой поверхности. Стайл посмотрел на Шину. Она пожала плечами, и он первым сделал выбор: ЛАБИРИНТ. Как только он коснулся соответствующей кнопки, название Игры появилось в первом из девяти квадратиков новой таблицы.
Шина выбрала СТЕКЛЯННУЮ ГОРУ. Это название появилось во второй клетке. Он поставил в третью клетку ПЫЛЬНЫЙ СКЛОН. Затем последовали:
ОРИЕНТИРОВАНИЕ, ХОДЬБА ПО КАНАТУ, ПЕСЧАНЫЕ ДЮНЫ, СКОЛЬЗКИЕ ГОРКИ, СУГРОБЫ и ИЗВЕСТНЯКОВЫЙ ХОЛМ. Таблица заполнилась.
Теперь он должен был выбрать один из вертикальных столбцов, а она — один из горизонтальных рядов. Он выбрал третий, она — первый. В квадратике значилась их игра: ПЫЛЬНЫЙ СКЛОН.
— Уступаешь мне победу? — осведомился он, нажимая на соответствующую кнопку запроса, чтобы поставить в известность машину. Если через пятнадцать минут она не ответит отказом, победу присудят ему.
Она ответила без промедления:
— Не уступаю.
— Согласна на ничью?
— Нет.
Он не ожидал от нее ни того, ни другого. Победа уступалась лишь в том случае, если соперник имел неоспоримое преимущество. Например, если в шахматах с одной стороны сидел гроссмейстер, а с другой — игрок, даже не знающий, как ходят фигуры. Или когда в поднятии тяжестей соревнуются ребенок и культурист. Пыльный Склон считался безобидным соревнованием, элемент соперничества здесь сводился к минимуму. В этой игре мог уступить только человек, боящийся падений с высоты. Но таких среди настоящих игроков не встречалось.
И все же ее ответ удивил Стайла. Она могла рассмеяться, когда он задал ей эти обязательные вопросы. Она же отнеслась к ним серьезно. Это означало, что, несмотря на спокойствие, она нервничала.
Но ведь это была не турнирная Игра! Если она не рассчитывала на победу, то могла согласиться на поражение и ничего при этом не потерять.
Или могла принять предложение на ничью, а потом хвастаться перед своими подружками, что она соревновалась с самим Стайлом. Значит, она не стремилась к славе и вряд ли просто хотела испытать судьбу. И, разумеется, обычной поклонницей ее нельзя было назвать тоже. Она действительно желала состязаться с ним, хотя вряд ли принадлежала к категории опытных игроков.
Взяв игровые жетоны, которые им выдала машина, они вышли из кабинки.
К участию в игре не допускались одиночки. Лишь двое игроков могли заполнить таблицу и сообщить машине о своем решении. Это исключало появление в игровой зоне случайных людей, которые могли помешать игрокам.
Дети, конечно, допускались к имитирующим играм, где они получали огромное удовольствие. Для ребенка Дворец Игр был парком для развлечений. Но таким образом они привыкали к Игре и с годами становились ее фанатичными приверженцами. Именно так произошло со Стайлом.
Пыльный Склон находился в другом куполе, поэтому им пришлось воспользоваться метро. Как только они приблизились к вагону, двери тут же раскрылись, впуская их внутрь. Там уже находились несколько рабов — трое мужчин средних лет, которые сразу же устремили свой взор на Шину, и мальчик, который сразу же узнал Стайла.
— Ты жокей! — Стайл кивнул. Он легко находил общий язык с детьми. Да и ростом он был ненамного выше мальчика.
— Во всех скачках ты выходишь победителем! — продолжал мальчик.
— У меня хорошие лошади, — объяснил Стайл.
— Да, — согласно кивнул ребенок. Теперь и трое мужчин обратили внимание на Стайла. Но вагон остановился, и все вышли в новом куполе.
Стайл и Шина, держа игровые жетоны в руках, направились к Пыльному Склону.
Взяв у них жетоны, секретарша павильона одарила Стайла улыбкой. Он улыбнулся в ответ, хотя это было и не обязательно — секретарша была роботом. Ее лицо, руки и верхняя часть туловища ничем не отличались от человеческих ни по форме, ни по цвету. Но ее безупречное женское тело заканчивалось на уровне стола. Ног у нее не было. Такое впечатление, что талантливый скульптор начал ваять ее сверху вниз, оживляя при помощи волшебства, но остановился на полпути. Стайлу хотелось узнать, что чувствовала эта верхняя половина тела — хотелось ли ему полностью быть похожим на гуманоида или же на стол? Трудно ли ощущать себя половиной чего то?
Секретарша вернула ему жетон. Стайл коснулся пальцами ее изящной руки.
— Во сколько ты заканчиваешь работу, красотка? — поинтересовался он, приподнимая бровь. Он не чувствовал себя застенчивым с роботами.
Она была запрограммирована и на такое обращение.
— Тс с. Мой парень рядом. — Она указала на сидящего рядом с ней робота — стол с торчащими из под него мужскими ногами. Ноги угрожающе задвигались, как бы предупреждая Стайла. Мощные, мускулистые ноги.
Стайл огорченно посмотрел на свои ноги.
— О, мне тяжело с ним тягаться. Мои ноги только только достают до земли. — Старинный земной писатель Марк Твен придумал эту фразу, и Стайл удачно использовал ее. Шина снова взяла его за руку, и они направились к Склону. Он думал, что Шина выскажет свое мнение по поводу его общения с машинами, но она, казалось, не обратила на это внимания. Ну что ж.
Склон представлял собой запутанную систему каналов, сходящихся и расходящихся в разных местах. По размеру он напоминал среднего размера гору. В каналах плавала пыль — безвредные полупрозрачные частички пластика, которые в большом количестве становились похожими на жидкость.
Казалось, внутри бушуют водопады, стремительно несутся вниз горные реки и медленно текут ручьи талого снега.
Они надели на себя облегающие костюмы и маски с фильтрами, без которых участие в игре на Склоне запрещалось. Пыль не наносила вреда человеческому организму, но забивалась во все отверстия, которых на человеческом теле немало. Именно это и не нравилось Стайлу в этой игре — одежда. Только Граждане носили одежду, рабы ходили абсолютно голыми. Им запрещалось прикрывать свое тело, разве что если это было связано с выполнением служебных обязанностей. Нарушение этого правила могло привести к сокращению срока пребывания на планете Протон. Хотя защитный костюм помогал двигаться в пыли, в нем Стайл чувствовал себя неловко. Облегающие шорты возбуждающе давили на половые органы, и он стеснялся Шины.
Шина, однако, не испытывала никакого дискомфорта. Вероятно, она знала, что, скрывая под шортами свои прелести, она выглядит еще сексуальнее, привлекая к ним повышенное внимание. Стайл, как и другие рабы, испытывал тайное влечение к одежде, особенно к предметам, скрывавшим половые органы. О такой одежде рабы могли только мечтать. Чтобы скрыть смущение, Стайл отвел глаза в сторону. Лифт доставил их на вершину Склона.
Теперь они находились рядом с крышей купола, удерживающего воздух и тепло.
Через прозрачные стены Стайл видел безжизненный пейзаж Протона, лишенный какой либо растительности. Во враждебном небе плавали облака смога. Склон выглядел совершенно иначе. От вершины шли вниз шесть каналов, наполовину заполненных пылью. Лучи, освещавшие их, постоянно меняли свой цвет, и каналы становились то красными, то голубыми, то желтыми. Каналы переплетались, образуя гигантский цветок немыслимой красоты. Забыв о неудобствах одежды, Стайл зачарованно любовался этой картиной. Казалось, что цвета меняются беспорядочно, но сверху было видно, как на Склоне возникают рисунки тюльпанов, роз, фиалок и жасмина. В нужный момент вентиляторы подавали воздух с соответствующим ароматом. Это был настоящий шедевр, и Стайл любовался работой неизвестного художника. И хотя он видел это много раз, ощущение новизны не проходило.
Шина, казалось, не замечает всей красоты Склона. — На старт, — сказала она, нажимая на кнопку. Загородки каналов опустились, и Шина прыгнула на ближайший к ней крутой скат. Пораженный ее ловкостью, Стайл прыгнул за ней вслед. Набирая скорость, они сначала двигались вперед ногами по широкому зеленому каналу, а затем вошли в первую вертикальную петлю белого цвета. Вверх — вниз, замедляя скорость у верхней точки и снова набирая ее при движении вниз. Шина двигалась с поразительной скоростью. Формы ее тела как нельзя лучше подходили для извилистых поворотов Склона. Собравшаяся за ней пыль, как поток воды, толкала женщину вперед. Стайл, следуя за Шиной по тому же каналу, попытался отсечь от нее пыль, чтобы таким образом прекратить продвижение соперницы. Но она уже слишком оторвалась от него, ловко пользуясь своими преимуществами.
Что ж, существуют и другие способы. Канал проходил через зону частичной невесомости, где движение замедлялось. Его пересекал другой канал, крутой спиралью уходя вниз. Перебравшись в него, Стайл стремительно набрал скорость и обогнал женщину.
Она повернула в другой отвод и, оказавшись позади, стала отсекать его пыль. Это был момент взаимодействия — борьба за пыль. Стайл остановился, царапаясь о пластиковую стену. Нет пыли — нет продвижения!
Уцепившись за край стены, он подтянулся на руках и перевалился в соседний канал. Это разрешалось правилами, но такой маневр под силу только опытным игрокам. Здесь было полно пыли, и он снова набрал скорость, однако наверстать упущенное время было трудно. Они уже находились на середине Склона, и Шина продолжала лидировать.
Стайл наконец то понял, что участвует в настоящих гонках. От этой женщины можно было ожидать чего угодно!
Он снова перепрыгнул в ее канал, отсекая от нее пыль, но в тот же момент она перебралась в соседний и сохранила превосходство. Отличный маневр! Очевидно, она не раз участвовала в гонках на Пыльном Склоне и хорошо знала все хитрости. Стайл и не подозревал, что ему достанется такая соперница. Но теперь ему достался лучший канал, и поток пыли вынес его вперед. Она перепрыгнула к нему, стараясь лишить его пыли, но он уже мчался по третьему каналу.
Они продолжали гонку по разным каналам. Шина почти уже догнала его, хотя он выкладывался на полную. Стайл финишировал с минимальным отрывом.
Они приземлились на площадку под аплодисменты других игроков, которые с интересом наблюдали за необычным состязанием. Такие гонки бывали не часто.
Изящным движением тела Шина стряхнула с себя пыль.
— Всех не победишь, — невозмутимо сказала она.
Ему досталась достойная соперница! Давно уже никто не заставлял его действовать с таким упорством. Стайл наблюдал, как она снимает маску и защитный костюм. Теперь, когда он узнал, что ее тело ко всему прочему и ловкое, Стайл наслаждался ее красотой.
— Ты заинтересовала меня, — сообщил он Шине. После хорошей игры у него всегда пропадала застенчивость.
Шина улыбнулась.
— Я надеялась на это.
— Ты чуть не выиграла у меня.
— Я хотела, чтобы ты обратил на меня внимание.
Стоящий рядом игрок рассмеялся. Стайлу пришлось последовать его примеру. Стайлу захотелось узнать, зачем она это сделала. Совместное участие в состязаниях растопило лед, и Стайл теперь чувствовал себя настоящим мужчиной.
Ему даже не пришлось приглашать ее к себе домой. Она сама пошла за ним.

2. ШИНА

Она вошла в его квартиру, как к себе домой. Коснувшись кнопок консоли, заказала полный обед: фруктовый салат, протеки новый хлеб и голубое вино.
— Очевидно, ты знаешь обо мне, — сказал Стайл, когда они уселись за стол. — Я же о тебе ничего не знаю. Зачем ты хотела привлечь мое внимание?
— Я большая поклонница Игр. И могу стать хорошим игроком. Но у меня мало времени — срок пребывания заканчивается через три года. Я хочу брать уроки. У самого лучшего игрока. У тебя. Чтобы войти в форму…
— И участвовать в Турнире, — закончил Стайл. — У меня осталось столько же времени. Но тебе следовало обратиться к кому нибудь другому. Я занимаю всего лишь Десятую ступеньку на своей лестнице…
— Потому что ты не хочешь участвовать в Турнире этого года, — сказала она. — Ты подождешь, пока твой срок не подойдет к концу, потому что как только раб заявляет об участии в Турнире, его срок автоматически заканчивается. Но ты легко сможешь занять первую ступеньку лестницы для тридцатипятилетнего возраста, а первые пять игроков с каждой взрослой лестницы автоматически участвуют в…
— Спасибо за информацию, — с легкой иронией поблагодарил Стайл.
Она не обратила внимания на его реплику.
— Ты специально отсиживаешься во второй пятерке, чтобы не попасть в первую, когда там случайно освободится место. Таким образом ты из года в год занимаешь одно и то же положение, дающее тебе возможность в любой момент принять участие в Турнире. На самом же деле ты самый выдающийся игрок нашего поколения.
— Это уж слишком. Я жокей, а не…
— …и я хочу, чтобы ты стал моим наставником. Я предлагаю…
— Я и сам вижу, что ты предлагаешь, — сказал Стайл, осматривая Шину с ног до головы. Он произнес это без тени смущения. Теперь, когда они познакомились, его первоначальная стыдливость уступила место дерзости. В конце концов они вместе участвовали в Игре. — Впрочем, будь у меня даже в запасе не три года, а целое столетие, вряд ли я смогу помочь тебе. Талант передается по наследству и шлифуется постоянным трудом. Возможно, до Пятой ступени я бы тебя смог довести. Ты на какой лестнице?
— Для 23 лет женская.
— Тебе повезло. Сейчас на этой лестнице всего три игрока, достойные участия в Турнире. Стоит приложить достаточно усилий, и ты сможешь занять одну из оставшихся ступенек. Но, хотя ты и заставила меня попотеть на Пыльном Склоне, я не уверен, что ты обладаешь достаточными способностями.
И, даже если ты попадешь на Турнир, твои шансы на победу вряд ли можно будет назвать значительными. Мои шансы на победу тоже невелики. Вот почему я использую для тренировки любую возможность. Несмотря на твое заявление, я знаю полдюжины игроков, которые гораздо сильнее меня. А таких, как я, — еще больше. Каждый год четверо или пятеро из них примут участие в Турнире, а остальные будут продолжать совершенствовать свое мастерство. Учитывая фактор случайности, у меня всего лишь один шанс из десяти победить в Турнире. А у тебя… — О, я не тешу себя иллюзиями на выигрыш, — сказала она. — Но если я смогу добиться положения, чтобы мне на пару лет продлили срок пребывания…
— Пустые мечты, — заметил Стайл. — Граждане используют такие призы как уловку, но только один из тридцати двух игроков в году добивается такого успеха.
— Я с удовольствием помечтаю, — сказала Шина, глядя ему в глаза.
Стайла это заинтересовало. Он знал, что лучшей женщины ему не найти.
К тому же она могла стать отличным игроком. Та ловкость, с которой она меняла каналы во время состязания, могла помочь ей в других видах Игр. Он мог довольно приятно провести два года, тренируя ее. Очень приятно.
Но это насторожило его. Он уже влюблялся раньше, но потерял свою любовь. Прошло несколько лет, прежде чем он оправился от этой потери. Если оправился. «Тона», — подумал он с внезапной ностальгией. Шина многим напоминала Стайлу его бывшую подругу.
Хотя что ему еще остается делать в эти три оставшиеся года? Он потеряет все, как только покинет Протон. Устроится где нибудь в Галактике, а может, даже и отправится на перенаселенную Землю. Но больше всего Стайлу хотелось остаться на Протоне. Но раз уж это маловероятно, лучше тогда как следует прожить оставшееся время. Шина сказала, что ее срок пребывания оканчивается тогда же, когда и у него. То есть, если они покинут Протон одновременно, у них может возникнуть тесный союз.
— Расскажи мне о себе, — попросил Стайл.
— Я родилась за пять лет до того, как у моих родителей закончился срок пребывания, — сказала Шина, отложив листик салата. Как и все стройные женщины, она ела очень мало. — Меня взяла к себе одна Леди. Сначала я выполняла обязанности служанки, а потом стала ее сиделкой. С детских лет я пристрастилась к играм и добилась немалых успехов, но моя хозяйка старела, и мне приходилось заботиться о ней все больше и больше, пока… — Она пожала плечами, и ее грудь заманчиво колыхнулась от этого движения. Да, ей было что предложить, но какое то чувство не давало Стайлу покоя. — Несколько лет я не участвовала в Играх, — продолжала Шина, — хотя следила за ними на экранах хозяйки, а в свободное время изучала технику и стратегию. У моей хозяйки был личный спортивный зал, который порекомендовал ей доктор. Она никогда туда не заходила, а я тренировалась там постоянно. Моя Леди умерла на прошлой неделе, и меня отправили в отпуск, пока ее наследница не вступит во владение. Это молодая, здоровая женщина. Вряд ли ей понадобятся мои услуги.
А если бы наследником стал молодой, здоровый мужчина, подумал Стайл.
У рабов не было никаких прав, кроме определенного срока пребывания на Протоне, и ни один здравомыслящий человек не согласится покинуть планету даже на день раньше срока. Рабы должны безропотно выполнять обязанности любовников или наложниц своих хозяев, а также всячески ублажать их. Их тела принадлежали Гражданам. И только в личное время между рабами могли возникнуть межличностные отношения. Как сейчас.
— Поэтому ты обратилась ко мне, — сказал Стайл. — Чтобы обменять свои способности на мой опыт.
— Да. — Она сказала это без тени смущения. Так как у рабов не было ни денег, ни власти во время их срока пребывания, обменным эквивалентом становился статус в Игре и секс.
— Что ж, давай попробуем. Поживем вместе неделю. Может, ты мне надоешь.
Подобные слова не могли считаться оскорблением. Отношения между мужчинами и женщинами среди рабов были поверхностными, хотя им разрешалось вступать в брак. Стайл давно узнал, что никогда не надо рассчитывать на прочную связь. Однако он ожидал, что она ответит на его слова какой нибудь колкостью. Например, что он ей первый надоест. Но этого не случилось.
— Готовясь к Играм, я изучала искусство, как ублажать мужчин, — сказала Шина. — Давай поживем вместе неделю.
Хороший ответ. И все же любую женщину покоробило бы его бездушное предложение. Ведь он мог сказать: «Возможно, мы не подойдем друг другу».
Но Стайл предпочел сказать это в резкой, грубой форме, чтобы посмотреть на ее реакцию. Шина не обратила на это внимания. Стайл задумался. Может, здесь какая то ловушка?
— Чем ты еще увлекаешься? — поинтересовался Стайл. — Музыкой? — Он не собирался спрашивать об этом, это получилось непроизвольно. Раньше любовь ассоциировалась у него с музыкой.
— Я не люблю музыку, — ответила Шина.
— Какую? — быстро спросил Стайл.
Она снова пожала плечами.
— Любую.
— Вокальную? Инструментальную? Механическую?
Шина наморщила лоб.
— Инструментальную.
— На каком инструменте ты играешь?
Она растерянно посмотрела на него.
— А… Ты всего лишь любишь слушать. А я играю на нескольких инструментах. Предпочитаю деревянные духовые инструменты. Все это необходимо для Игр. Тебе надо научиться играть хотя бы на одном музыкальном инструменте, иначе твой противник, узнав твое слабое место, может одержать легкую победу.
— Да, я должна этому научиться, — согласилась Шина.
А что бы она делала, если бы вместо СИЛЫ он выбрал ИСКУССТВО? Так как первая категория была ОБНАЖЕННЫЙ, им могли выпасть песня, танец или рассказ. Может, она обладала даром рассказчицы? Хотя, судя по всему, у нее маловато воображения.
— Вот что мы сделаем, — сказал Стайл, поднимаясь из за стола. — У меня есть костюм… — Он нажал на кнопку, и одежда выпала из стены в его руку. Это была полупрозрачная ночная рубашка.
Шина приняла ее с улыбкой. Находясь в своей квартире, рабы имели право иметь одежду и надевать ее, когда никто этого не видит. Если позвонят по видео или кто нибудь зайдет, Шине придется сорвать с себя пеньюар или же спрятаться. Но это делало их связь еще более возбуждающей.
Ведь одежду могли позволить себе только Граждане.
Без всякого смущения Шина набросила на себя пеньюар и сделала небольшой пируэт. Полупрозрачная ткань облегала ее фигуру. Стайл никогда не видел ничего более эротического. Он выключил свет, и эффект усилился.
О, что одежда могла сделать с женщиной! Эта игра полутеней, создающая тайну, где ее раньше не было!
Но опять какое то чувство не давало Стайлу покоя. Шина выглядела очаровательной, но где ее смущение? Почему она не поинтересовалась, где он достал одежду? Пеньюар одолжил ему хозяин. На время, конечно. Но человека, не знающего о привилегированном положении Стайла, должна была насторожить незаконная одежда, которую тот хранил дома. А Шина отнеслась к этому спокойно.
Фактически они не нарушали закон, как не нарушает закон человек, который не предает, а всего лишь думает о предательстве. Стайл был опытным игроком и знал все нюансы человеческого поведения. Шина вела себя неестественно. Хотя, возможно, сказались годы, которые она провела в изоляций, ухаживая за своей хозяйкой.
Стайл подошел к Шине, и та обняла его. Никаких там пожалуйста не надо этого делать и прочих уверток. Она была немного выше его, поэтому ему пришлось лишь слегка наклонить ее голову, чтобы поцеловать в губы. Ее стройное и упругое тело в облегающем пеньюаре разожгло в нем желание. Давно с ним не случалось ничего подобного.
Она ответила на его поцелуй. И тут все части головоломки встали на свои места. Он понял, кто она такая. Внутри у него закипела ярость.
Он уложил Шину на кровать. Она легла там с таким изяществом, будто проделывала это по несколько раз в день. Стайл сел рядом и принялся гладить ее ноги, скрытые под полупрозрачным материалом. Обнаженная женщина в толпе не вызывала никакого эротического чувства. Но находиться с одетой женщиной наедине…
Его руки нежно ласкали ее тело, а мозг лихорадочно работал, подогреваемый яростью. То, что он собирался ей оказать, могло вызвать у Шины неадекватную реакцию.
— Я бы никогда не догадался, — заметил он.
Она посмотрела на него из под полуприкрытых век.
— О чем бы не догадался, Стайл?
Он ответил ей вопросом на вопрос:
— Кому понадобилось посылать мне гуманоидного робота?
Она даже не напряглась.
— Не знаю.
— Эта информация должна содержаться в твоей памяти. Мне нужна схема.
— Как ты узнал, что я робот? — спокойным голосом спросила она.
— Дай мне схему, и я выдам тебе источник моей информации.
— Мне не разрешается сообщать свои параметры.
— Тогда я сообщу о тебе в Управление Игр, — пригрозил Стайл. — Роботам запрещается соревноваться с живыми людьми, если у них нет разрешения от Игрового Компьютера. Или ты игровая машина?
— Нет.
— Тогда тебе придется отвечать по всей строгости закона. Запись нашей игры находится в Компьютере. Если я пожалуюсь, тебя перепрограммируют.
Несмотря на такие слова, она смотрела на него нежным взглядом.
— Мне бы не хотелось, чтобы ты это сделал, Стайл.
Насколько сильно было это запрограммированное в ней желание? Многие считали, что робот не может нанести вред человеку, но Стайл прекрасно знал, что это не так. Роботам на Протоне запрещалось наносить вред Гражданам или совершать действия, идущие вразрез с интересами Граждан.
Рабов же не считали за людей. Если раб помешает роботу выполнять его обязанности, то человек может пострадать.
Стив мешал выполнять свои обязанности роботу Шине.
— Шина, — произнес он. — Сокращенное имя от «машина». Тот, кто тебя запрограммировал, обладал чувством юмора.
— Я не различаю юмор, — ответила Шина.
— Конечно, нет. Это тебя и выдало. Ты так серьезно отвечала на мои вопросы, хотя я ожидал, что ты рассмеешься. Никаких эмоций.
— Я запрограммирована на эмоции. Я также запрограммирована на сигналы любви.
Сигналы любви. Только робот мог дать подобное определение!
— А как насчет реальности?
— Я запрограммирована и на реальность. Здесь нет большого различия. Я здесь, чтобы любить тебя, если ты мне это позволишь.
Пока она не собиралась прибегать к насилию. Стайл облегченно вздохнул: вряд ли бы ему удалось убежать, если бы она на него напала. У всех роботов различные физические способности, равно как и умственные. Они зависят от технологического уровня сложности робота и его предназначения.
Шина являлась шедевром технологического мастерства. Раз она во всем была похожа на настоящую девушку, то и сила у нее должна быть, как у нормальной девушки. Хотя никто не гарантирован от исключений.
— Мне нужна схема, — повторил Стайл.
— Я расскажу тебе о моей миссии, если ты меня не выдашь.
— Я не могу поверить тебе на слово. Ты пыталась обмануть меня, придумав историю о несуществующей хозяйке, за которой ты якобы ухаживала.
Я поверю только схеме.
— Ты ставишь меня в затруднительное положение. Моя миссия заключается в том, чтобы оберегать тебя от опасности.
— Что то я этого пока не чувствую. И к тому же, зачем меня надо оберегать?
— Не знаю. Я должна любить и оберегать тебя.
— Кто тебя послал?
— Не знаю.
Стайл коснулся настенного видео.
— Соедините меня с Управлением Игр.
— Не делай этого! — закричала Шина.
— Отмените вызов, — сказал Стайл.
Судя по всему, она не собиралась прибегать к насилию. У него появилось преимущество. Это становилось похожим на Игру.
— Схему!
Она опустила глаза и наклонила голову. Ее роскошные волосы упали на плечи, струясь по прозрачной ткани пеньюара.
— Хорошо.
Внезапно у него возникло чувство жалости к Шине. Действительно ли она машина? Его охватили сомнения. Впрочем, все это можно проверить.
— Здесь у меня терминал, — сказал Стайл, коснувшись рукой участка стены. Оттуда появился шнур с многопрофильным штекером. Немногие рабы имели доступ к компьютерам, но Стайл был одним из самых привилегированных рабов на Протоне. Пока он ведет себя скромно и хорошо ездит на лошадях, этот статус у него никто не отнимет. — Где у тебя выход?
Она отвернулась. Убрав прядь волос с правого уха, нажала на мочку.
Ухо сдвинулось вперед, открыв разъем для подключения.
Стайл вставил туда штекер, включил питание, и тут же заработал принтер, выдавая листы с цифрами, графиками к таблицами. Хотя Стайл и не был специалистом по компьютерам, он разбирался в программах — это не раз выручало его в Играх — и имел опыт анализа различных факторов, влияющих на исход скачек. Именно поэтому его хозяин позволил Стайлу пользоваться компьютером — чтобы Стайл совершенствовал свое мастерство жокея. Для скачек требовалось не только тело, но и ум.
Внимательно посмотрев на схему, Стайл присвистнул. Двухэлементный мозг с цифровыми и аналоговыми компонентами походил на два полушария человеческого мозга. Суперсовременный компьютер в теле робота. Схемы обратной связи давали возможность машине использовать полученный опыт и вносить изменения в программу, если они не противоречат главной директиве.
Постоянно совершенствующийся компьютер. Одним словом, разумная машина, копирующая человека.
Стайл быстро нашел интересующую его информацию: происхождение Шины и ее главную директиву. Робот может лгать, воровать и убивать, но он не может нарушить свою главную директиву. Стайл ввел полученные данные в анализатор. Вывод был простым: ДАННЫЕ О ПРОИСХОЖДЕНИИ ОТСУТСТВУЮТ.
ДИРЕКТИВА: ОБЕРЕГАТЬ СТАЙЛА ОТ ОПАСНОСТИ. СУБДИРЕКТИВА: ЛЮБИТЬ СТАЙЛА.
Значит, она сказала ему правду. Она не знала, кто ее послал к нему, и не хотела причинить ему вред. Она должна не только защищать его, но и руководствоваться в своих действиях любовью к Стайлу. Это отличало ее от других бесчувственных роботов. Эта машина действительно заботится о нем.
Он должен верить ей.
Стайл отсоединил штекер, и Шина дрожащей рукой вернула ухо на место.
Она снова выглядела, как человек. Стайл почувствовал себя виноватым перед ней.
— Извини, — пробормотал он. — Я должен был убедиться.
Она отвернулась.
— Ты меня изнасиловал.
Стайл понял, что так оно и было на самом деле. Он подключился к ней вопреки ее желанию, насильно овладел ее информацией. Даже в физическом смысле это походило на насилие: он вставил штекер в отверстие, которое она прятала от всех.
— Я должен был узнать все о тебе, — извиняющимся тоном повторил Стайл. — Я привилегированный раб, но все таки раб. Зачем понадобилось кому то посылать дорогостоящего робота для защиты человека, которому ничего не угрожает? Я не мог поверить тебе на слово, особенно когда понял, что твоя «легенда» — не правда.
— Я запрограммирована реагировать так, как обычная девушка! — вспыхнула Шина. — Какая нормальная девушка скажет, что ее собрали в мастерской?
— Ты права, — согласился Стайл. — И все же…
— Это основная часть моей главной директивы. Стать привлекательной для мужчины — для тебя, любить этого мужчину и оказывать ему всевозможную помощь. Меня создали с таким расчетом, чтобы я слегка напоминала тебе девушку, которую ты когда то любил.
— Так оно и вышло, — сказал он. — Ты сразу же понравилась мне, хотя я и не мог понять, что именно меня в тебе привлекло.
— Я пришла, чтобы предложить тебе все, что у меня есть, включая женскую тайну. Я даже надела этот пеньюар, чего бы никогда не сделала настоящая женщина. А ты… ты…
— Я разрушил эту тайну, — закончил Стайл. — Если бы я мог получить информацию другим образом…
— Ты ничего больше не мог поделать. Ведь ты — мужчина.
Стайл удивленно посмотрел на Шину. Отвернувшись от него, она сидела с опущенной головой.
— Неужели ты, робот, испытываешь какие то эмоции?
— Я так запрограммирована!
Он подошел к ней с другой стороны, чтобы посмотреть в глаза, но она снова отвернула лицо. Он взял ее рукой за подбородок.
— Не дотрагивайся до меня! — закричала Шина.
Ничего себе программа!
— Послушай, Шина. Я извиняюсь. Я…
— К чему извиняться перед роботом. Только идиот может разговаривать с машиной!
— Действительно, — согласился он. — И поступил глупо и теперь хочу, насколько возможно, загладить свою вину.
Он снова попытался заглянуть ей в глаза, но она закрыла лицо руками.
— Черт возьми! Посмотри же на меня! — воскликнул он. Какие только чувства не возникали в его душе — растерянность, злость, раскаяние.
— Я обязана служить тебе. Я обязана подчиняться твоим приказам, — сказала Шина, поднимая глаза. Ее щеки были мокрыми.
Гуманоидные роботы могут плакать. Впрочем, они могут делать почти все, что могут делать люди. Этот робот был запрограммирован таким образом, чтобы плакать, когда его обижают. Стайл знал об этом, но слезы Шины тронули его. Она действительно напоминала ему девушку, которую он когда то любил. Только на Протоне, где Граждане имели безграничные возможности, могли сотворить подобного робота. В любое время Граждане могли получить любую информацию на каждого человека, включая самую интимную.
— Ты здесь, чтобы оберегать меня, а не чтобы служить мне.
— Я могу оберегать тебя только когда нахожусь с тобой рядом. Но теперь, когда ты узнал, кто я на самом деле…
— Почему ты так думаешь? Я ведь не прогоняю тебя.
— Я создана, чтобы доставлять тебе удовольствие, чтобы желать тебя.
Только так я могу выполнять свою главную директиву. Но теперь это невозможно.
— Почему?
— Зачем ты смеешься надо мной? Или ты считаешь, что запрограммированные чувства не такие сильные, как врожденные? Что электрохимические реакции у робота слабее, чем электрохимические реакции у одушевленного существа? Я существую только для одной цели, а ты не дал мне ее выполнить. Теперь у меня нет смысла для дальнейшего существования.
Почему ты не принял меня такой, какая я есть? Тогда бы ты поверил, что я настоящая.
— Ты не ответила на мой вопрос.
— А ты — на мой!
Стайл поразился. Таких женственных роботов он еще никогда не встречал.
— Хорошо, Шина. Я отвечу на все твои вопросы. Почему я смеюсь над тобой? Ответ: я не смеюсь над тобой, а если бы и смеялся, то не для того, чтобы обидеть. Считаю ли я, что запрограммированные чувства не такие сильные, как врожденные? Ответ: нет, я считаю, что все чувства одинаковы, несмотря на свое происхождение. Считаю ли я, что твое запрограммированное сознание хуже моего сознания свободного человека? Ответ: нет. Если ты считаешь, что у тебя есть сознание, значит, оно у тебя есть. К тому же в тебе находятся цепи обратной связи, помогающие постигать мир. А я — раб, послушный воле своего хозяина. Конечно, мною руководят и другие факторы, которые я даже не замечаю, — сила притяжения, мой генетический код, социальные законы. Большая часть моей свободы находится в моем мозгу, тут мы с тобой похожи. Почему я не принял тебя за настоящую женщину? Потому что я один из наиболее опытных игроков, не самый лучший, но один из самых талантливых в своем поколении. Я добился успеха не при помощи своего недоразвитого тела, а благодаря уму. Задавая вопросы, познавая себя и других. Когда я замечаю аномалию, я должен найти ее источник. Ты красивая, добрая. Именно такой я представлял себе идеальную женщину. Даже рост у тебя идеальный — мне никогда не хотелось, чтобы женщина была ниже меня. Ты нашла не лучший повод, чтобы обратиться ко мне, не смеялась, когда я шутил, твои реакции казались мне неестественными. Казалось, ты знаешь очень много, но стоило мне копнуть поглубже, я понял, что твои знания поверхностные. Я спросил тебя о музыке. Ты ответила, что она тебе нравится, но не могла уточнить, что именно. Это типично для программированого искусственного разума. Даже самые совершенные машины могут лишь приблизительно напоминать человека. Современный робот в контролируемой ситуации может выглядеть таким же умным, как и человек, потому что он в любую секунду может получить необходимую информацию; человек, впрочем, менее организован, не всегда ему в голову приходят правильные мысли. Но интеллект робота — иллюзия, и это проявляется в нестандартных ситуациях. Мозг живого человека — это самые настоящие джунгли, где могут возникнуть самые удивительные решения. Робот дисциплинирован, организован, у него нет туманного подсознания, где хранятся полузабытые воспоминания и впечатления. Он знает только то, что он знает, и не знает того, что в него не заложено — здесь у него проходит четкая граница. Таким образом, у робота, мягко говоря, отсутствует интуиция — из хаоса разрозненных сведений он не может выловить нужную информацию. Твой мозг более прямолинейный, чем мой, и это возбудило во мне подозрение. Вот почему я не поверил твоей истории. Будь я доверчивым человеком, я бы никогда не стал первоклассным игроком.
Глаза Шины округлились.
— Ты ответил на мои вопросы!
Стайл рассмеялся. Надо же, он прочитал ей целую лекцию.
— Теперь ты ответь на мой вопрос.
— Потому что я Шина машина. Другой мужчина с радостью бы воспринял меня, учитывая мои женские формы. Для этого и создаются машины моего класса. Но ты слишком привязан к реальности, хотя и живешь в мире иллюзий.
То, что привлекло тебя во мне, теперь не даст тебе возможности воспользоваться моим предложением. Тебе нужна настоящая живал девушка, а ты знаешь, что я такой никогда не стану. Ты не захочешь тратить свое время на разговоры с какой то машиной.
— Ты делаешь слишком поспешные выводы. Моя логика отличается от твоей. Я сказал, что твои возможности ограничены. Я не говорил, что ты мне не нужна.
— Тебе и не надо было это говорить. По своей натуре ты вежлив даже с машинами, как с той девушкой на Пыльном Склоне. Но это был короткий эпизод в общественном месте, у себя дома вряд ли ты станешь притворяться. Теперь, когда я поближе познакомилась с тобой, я поняла, как глупо вела себя…
— Разве машины бывают глупыми?
— …полагая, что смогу обманывать тебя долгое время. Я получила то, что заслуживаю.
— Не думаю, что ты это заслуживала, Шина. Тебя послали ко мне, и для моих джунглей твоя программа не подошла.
— Спасибо, — почти иронично произнесла она. — Я полагала, что возьмешь то, что тебе предлагают, но теперь знаю, что это был слишком упрощенный подход. Что мне теперь делать? Мне некуда возвращаться, и я не хочу, чтобы меня разобрали раньше времени. Пройдет немало лет, прежде чем мои детали придут в негодность.
— Оставайся со мной.
Она непонимающе посмотрела на Стайла.
— Эго шутка? Я должна рассмеяться?
— Это серьезно, — уверил ее Стайл.
— Без всякой причины?
— По сравнению с тобой для моих действий не всегда нужна причина.
Хотя в данном случае причина имеется.
Она нахмурилась совсем как настоящая женщина.
— Чтобы прислуживать тебе? Ты можешь заставить меня сделать это. Ведь ты заставил меня выдать тебе схему. Я в твоей власти. Но я запрограммирована совершенно на другие взаимоотношения.
— У рабов не может быть прислуги. Ты мне нужна для того, для чего тебя сюда прислали.
— Для защиты и любви? Я слишком логична, чтобы поверить в это. Ты не тот человек, которого может удовлетворить машина. — Но в ее голосе звучала затаенная надежда.
Стайл знал, что голос и черты лица были такими же искусственными, как и все остальное. Может, ее эмоции существовали лишь в его воображении. И все же это тронуло его.
— Это всего лишь твои догадки. Конечно, мне нужна настоящая женщина.
Но тем не менее я согласен сыграть в эту игру, по крайней мере я узнаю, какая мне угрожает опасность, раз для моей защиты прислали гуманоидного робота.
Шина кивнула.
— Да, это логично. Я стану играть роль твоей подруги и все время буду находиться с тобой, защищая тебя от любой опасности. Если ты согласен принять меня на таких условиях, в этом случае я смогу выполнить свою задачу.
— Какие условия? Я принимаю тебя такую, какая ты есть на самом деле.
— Перестань — закричала она. — Ты представления не имеешь, что такое быть роботом! Быть копией идеала — и бояться сделать что нибудь не так…
Стайл разозлился.
— Шина, отбрось свою логику и выслушай меня. — Сев рядом, он взял ее руку в свою. Ее пальцы слегка дрожали. — Я невысокого роста, ниже меня, наверное, никого нет. Всю жизнь этот недостаток отравлял мое существование. В детстве меня дразнили и не принимали в игры. Многие даже не понимают, что оскорбляют меня, когда не принимают во внимание. Когда я стал подростком, мои страдания лишь усилились — ни одна девочка не хотела дружить с мальчишкой, который ниже ее ростом. Все это немного сгладилось во взрослой жизни, но страдания остались прежними. Люди обращают большое внимание на рост. Высокие мужчины становятся лидерами, а коротышкам предназначена судьба клоунов. Хотя в действительности невысокие люди обладают лучшим здоровьем, чем высокие, у них лучше координация, они дольше живут. Они меньше едят, тратят меньше энергии, занимают меньше места. Из всего этого я извлекаю пользу. Отчасти поэтому я стал первоклассным игроком и великолепным жокеем. Но маленьких людей не воспринимают серьезно. К моему мнению не прислушиваются так внимательно, как ко мнению высокого человека. Когда я с кем нибудь разговариваю, мои глаза расположены на уровне его подбородка. Он знает, что я ниже его. Так считают и все остальные. Поневоле сам начинаешь в это верить.
— Но ты же не хуже их! — запротестовала Шина.
— Так же, как и ты. Но от осознания этого мне не становится лучше.
Шина замолчала.
— Здесь речь идет не об объективных вещах, — продолжал Стайл. — Самоуважение субъективно. Может, это и глупо, но оно влияет на поступки человека. Ты сказала, что я не знаю, что значит бояться сделать что нибудь не так. А ты представляешь, как я себя чувствую?
— Но ведь ты человек. Ты можешь убедить себя в чем угодно. Было бы глупо…
— Глупо? Несомненно. Но я бы отдал свой статус в Игре и душу в придачу за лишние двадцать пять сантиметров роста. Чтобы стоять рядом с тобой и смотреть на тебя сверху вниз. Возможно, как женщина ты являешься моим идеалом, но я далек от идеала мужчины. Ты — рациональное существо с поверхностной программой, а я — согласно моей программе — нерациональное животное.
Она пошевелилась, но не стала вставать с кровати. Под тонкой тканью ее тело казалось эталоном красоты. Как терпеливо работал ее создатель, чтобы, лишь взглянув на нее, Стайл проникся к ней таким желанием, что страсть не позволила бы ему узнать правду. При других обстоятельствах это, возможно, и сработало бы. Стайл почти поверил ей.
— А ты бы согласился поменять свое маленькое человеческое тело, — спросила Шина, — на большое тело гуманоидного робота?
— Нет, — ответил Стайл не раздумывая.
— Тогда ты в более выгодной ситуации, чем я.
— Я только хотел сказать, что понимаю, что значит несправедливость.
Что значит быть хуже идеала, несмотря на все старания. Все это происходит из за того, что я понимаю, каким должен быть идеал. При помощи хирургии я мог бы увеличить свой рост. Но дело не в этом. Мое тело доказало, на что оно способно, а душа еще нет.
— У меня вообще нет души.
— Откуда ты знаешь? Шина молчала.
— Я знаю, почему ты так думаешь, — сказал Стайл.
— Ты знаешь это, потому что ты это знаешь. Это заложено в тебя. Так же, как я знаю, что я — ниже других. Такое знание нельзя отвергнуть рационально. Именно поэтому я понимаю тебя. Я понимаю всех тех, у кого есть какие нибудь недостатки. Я солидарен с теми, кто стремится к тому, чего не имеет. Я хочу помочь им, хотя отдаю себе отчет, что никто из них не может помочь мне. Я готов отдать все, что у меня есть, за несколько сантиметров роста, хотя знаю, что это сумасшедшая мысль и что это не принесет мне счастья или удовлетворения. Ты бы променяла свою логику и красоту на тело из плоти и крови. Свое машинное бессмертие на короткий человеческий век. Ты в более худшей ситуации, и мы оба знаем это. Однако с тобой у меня не возникает дух соперничества, который появился бы в присутствии живого человека. Я чувствовал бы превосходство над собой со стороны живой девушки, я постарался бы доказать, что ничуть не хуже ее. Я заставил бы ее быть хуже идеала, чтобы чувствовать себя достойным ее. Но с тобой…
— Ты можешь воспринимать меня такой, какая я есть на самом деле, потому что я робот, — немного удивленно сказала Шина.
— Потому что я в более худшем положении, чем ты.
— Думаю, теперь мы понимаем друг друга. — Стайл привлек ее к себе и поцеловал. — Если ты согласна… Она освободилась из его объятий.
— Тебе меня жаль! Сначала ты меня изнасиловал, а теперь хочешь, чтобы мне это понравилось! Он не стал ее удерживать.
— Возможно. Я еще не разобрался в том, что управляет моими поступками. Я не стану тебя удерживать, если ты не захочешь остаться со мной. Я оставлю тебя в покое, если ты этого пожелаешь. Я научу тебя, как играть роль человека, чтобы никто и не подозревал о твоем истинном происхождении. Я постараюсь… Шина встала.
— В этом случае уж лучше меня разберут. — Подойдя к видеоэкрану, она нажала на кнопку. — Управление Игр, пожалуйста.
Стайл вскочил с кровати и через мгновение уже стоял рядом с ней. Он схватил ее за плечо и прижал к стене.
— Вызов отменяется! — крикнул он. Шина смотрела на него широко раскрытыми глазами.
— Тебя действительно заботит моя судьба, — тихо сказала она.
— Это так. Стайл обнял ее двумя руками и поцеловал в губы.
— Я почти верю тебе, — сказала Шина после поцелуя.
— Мне все равно — веришь ты мне или нет! Может, сейчас ты не хочешь меня, но я тебя хочу. Если ты только приблизишься к видеоэкрану, я изнасилую тебя в прямом смысле этого слова.
— Ты не сделаешь этого. Ты не такой. Она была права.
— Тогда я попрошу тебя не уходить, — сказал он, отходя в сторону.
— Я… — Он замолчал, охваченный противоречивыми чувствами.
— Джунгли твоего разума — дикие хищники терзают твой здравый смысл, — сказала Шина.
— Действительно, — нехотя признался Стайл. — Я силой заставил тебя выдать мне схему. Прости. Я верю твоим чувствам. У тебя есть самоуважение, и тебе не надо делать того, чего ты не желаешь. Прости меня, пожалуйста.
Поступай, как знаешь, но я не хочу, чтобы из за моей грубости прекратилась твоя… — Стайл запнулся. Он не мог сказать «жизнь» и не мог подобрать подходящее слово.
— Грубость? — прошептала она, улыбаясь. Затем она нахмурилась.
— Стайл, но ведь ты плачешь! Он дотронулся пальцем до своей мокрой щеки.
— А я и не заметил. Теперь моя очередь плакать.
— Из за какой то машины.
— А почему бы и нет, черт возьми!
Она обвила его шею руками.
— Я думаю, что полюбила бы тебя, даже если это и не было бы запрограммировано во мне. Это, конечно, очередная иллюзия.
— Конечно. Они снова поцеловались. Так все и началось.

3. СКАЧКИ

Утром Стайл должен был явиться на работу к своему хозяину. От возбуждения он даже не чувствовал усталости и знал, что хорошо выступит на скачках. А потом уже отдохнет. Вместе с Шиной.
Шина стояла рядом с ним, неуверенно глядя по сторонам. Был час пик, и им пришлось стоять в вагоне метро. В это утро, как и в другие дни, Стайл предпочел бы сесть — это уравняло бы его в росте с остальными. Все пассажиры были на голову выше его, и Стайл чувствовал себя человеком второго сорта. Один из пассажиров скользнул по нему взглядом и принялся рассматривать Шину.
Она отвернулась, но незнакомец придвинулся ближе и коснулся ее локтем.
— Исчезни! — процедила Шина сквозь зубы и властно взяла Стайла за руку. Смутившись, незнакомец отвернулся, его ягодицы напряглись. Он не мог себе представить, что ее спутником был этот коротышка.
Держа Шину за руку, Стайл смотрел сквозь прозрачную стену вагона. По ту сторону лежала блеклая и безжизненная поверхность планеты Протон. Стайл вспомнил, как вчера он смотрел на нее с вершины Пыльного Склона. С тех пор его жизнь резко изменилась, но Протон остался прежним. Вне куполов, где силовые поля удерживали насыщенный кислородом воздух, жить было невозможно. Сила притяжения на поверхности Протона составляла две трети от земной, и ее искусственно усиливали внутри куполов. Эго означало, что между куполами сила тяжести уменьшалась. Ведь ее нельзя было создать искусственно, а лишь сфокусировать в определенном пространстве. Планета страдала от подобного вмешательства. А радиация из протонитовых шахт уничтожила всю растительность. Никто не мог выжить вне купола!
На улице одного из пригородных куполов к ним пристал еще один мужчина.
— Эй, мальчишка! За сколько продаешь эту красотку?
Стайл прошел мимо, не удостоив незнакомца ответом, но Шина не стерпела.
— Я не продаюсь. Я робот.
Мужчина расхохотался. Действительно смешно — разве мог раб иметь в своем распоряжении гуманоидного робота. Если в Игровом Дворце на Стайла смотрели с завистью и уважением, то на улицах он становился мишенью для острот.
В конюшне Стайл представил Шину обслуживающему персоналу:
— Эго Шина. Я познакомился с ней вчера в Игровом Дворце.
Конюхи и их помощники одобрительно закивали, с завистью разглядывая Шину. Все они были выше Стайла, но относились к нему как к равному. Здесь, как и в Игровом Дворце, он тоже считался героем. Он любил свою работу.
Шина крепко держала его за руку, показывая этим самым, что кроме Стайла ее никто не интересует.
Стайл понимал, что это глупо, но ему это нравилось. Для окружающих Шина была девушкой исключительной красоты. Из всех женщин, которых Стайл знал раньше, ни одна не могла сравниться с Шиной по красоте. Шина была роботом, он не мог на ней жениться, она не могла рожать ему детей, а их союз был временным. Хотя до того, как он узнал ее истинную сущность, она предложила ему связь всего на два три года, пока не окончатся их сроки пребывания. Нет никакой разницы.
Он показал ей своего коня.
— Эго Боевой Топор, самая горячая и быстрая лошадь на этой планете. Я участвую на нем сегодня в скачках. Сейчас я его проверю. У него норов меняется каждый день. Ты умеешь ездить верхом?
— Да. — Конечно, она умела. Обязательная деталь в ее программе: она должна была уметь обращаться с лошадьми.
— Я посажу тебя на Молли. Она уже не участвует в скачках, но еще довольно резвая и нравится Боевому Топору. — Он махнул рукой одному из помощников конюха. — Седлай Молли для Шины. Мы поедем по кругу.
— Да, Стайл, — ответил мальчишка.
Стайл набросил повод на Боевой Топор, который послушно опустил голову, и вывел коня из стойла. Темно гнедой конь был гораздо выше Стайла, но команды выполнял покорно.
— Хорошо выезженная лошадь, — заметила Шина.
— Выезженная, но непокоренная. Боевой Топор слушается меня потому, что знает — я могу скакать на нем. С другими он ведет себя иначе. Он большой и сильный, ростом в семнадцать хендов — больше чем метр семьдесят пять. Только я один имею право ездить на нем.
Они вышли на огороженную площадку. Стайл осмотрел голову коня, заглянул ему в рот, провел рукой по роскошной гриве, затем тщательно проверил копыта — нет ли трещин, куда могут забиться камешки. Трещин, конечно, не было. Похлопав коня по мускулистой спине, Стайл вытащил из сарая седло.
— А где попона? — спросила Шина. — А подпруга? Стремена?
— Мне это не нужно. А седло защитит лошадь от механических повреждений — без него я могу до крови стереть ему спину. А если это случится…
— Твой хозяин разозлится, — закончила за него Шина.
— Да. Он ценит лошадей превыше всего. И я, естественно, тоже. Если Боевой Топор заболеет, я буду находиться в конюшне, пока он не выздоровеет.
Шина хотела засмеяться, но передумала.
— Я не уверена, что это шутка.
— Это не шутка. Мое благосостояние зависит от моего хозяина. Но даже если бы не зависело, я все равно находился бы рядом с лошадьми. Я люблю лошадей.
— И они любят тебя, — сказала Шина.
— Мы уважаем друг друга, — согласился Стайл, снова похлопав коня.
Боевой Топор ткнулся губами ему в волосы.
Привели Молли. На ней было седло, стремена и оголовье. Шина села на лошадь, взяла поводья и принялась ждать Стайла. Одним прыжком он вскочил в седло. Ведь он был одним из самых лучших гимнастов и мог при желании крутить «колесо» прямо на скаку.
Лошади знали дорогу и шли рысью. Стайл всегда обращал внимание на аллюры, чувствуя, как играют мускулы под кожей лошади. Боевой Топор был прирожденным победителем и сегодня находился в хорошей форме. Стайл знал, что он сможет выиграть на нем сегодняшние скачки. Он понял это еще до того, как сел на лошадь, но он никогда не воспринимал победу как нечто само собой разумеющееся. Сначала надо все проверить. Ведь он отвечает за это перед собой, перед хозяином и перед лошадью.
Впрочем, в этот раз он готовился к скачкам не так ответственно, как всегда. Вместо подготовки он занимался любовью с Шиной. К счастью, он хорошо знал лошадей и жокеев, которые будут сегодня его соперниками.
Боевой Топор был явным фаворитом. Ничего, эти скачки Стайл выиграет без подготовки. Интуиция его не подведет.
Отбросив мысли о скачках, Стайл сконцентрировал свое внимание на пейзаже. Дорожка вилась среди экзотических деревьев — миниатюрных секвой, мамонтовых деревьев и пихт. Гигантские кусты были покрыты яркими цветами.
Шина лишь мельком взглянула на них. Заметив это, Стайл сказал:
— Эго самые великолепные сады на всей планете. Каждый куст привезли сюда непосредственно с Земли, хотя это обошлось в астрономическую сумму.
Это привело бы в восторг любую обычную девушку, редко кому удается побывать в этом куполе.
— У меня просто слов нет, — отозвалась Шина и с готовностью принялась крутить головой, рассматривая пейзаж. — И все это привезли с Земли? А почему бы не вырастить их из обычных семян, а потом уже подвергнуть мутации?
— Потому что у моего хозяина очень изысканный вкус. В том, что касается лошадей и растений. Ему нужны только оригиналы. Обе эти лошади родились на Земле.
— Я знала, что Граждане богаты, но не подозревала до какой степени, — сказала Шина. — Лишь оплата за перевозку…
— Ты забыла об одном — эта планета имеет монополию на производство протонита — горючего Космической Эры.
— Как я могла об этом забыть! — Она многозначительно посмотрела на него. — Мы здесь одни?
— Нет.
— Все равно я должна это спросить. Кто то послал меня к тебе. Значит, тебе угрожает какая то опасность. Может, это сделал твой хозяин?
Стайл щелкнул пальцами.
— Но зачем? Впрочем, надо это проверить, хотя я и уверен, что это не он.
Шина кивнула.
— Тогда, возможно, это дело рук другого Гражданина. Но зачем другому Гражданину защищать тебя и от чего? Может, здесь какая то ловушка? О, Стайл, я не хотела бы быть чьим то агентом…
— Я должен поговорить с ним, — сказал Стайл. Поклонившись, он произнес:
— Сэр!
После паузы из динамика, замаскированного в кустах, раздался голос:
— Да, Стайл?
— Сэр, я подозреваю, что мне или вашим лошадям грозит опасность. Вы разрешите мне задать вопрос?
— Задавай, — нетерпеливо ответил голос.
— Сэр, со мной находится гуманоидный робот, запрограммированный, чтобы оберегать меня от опасности. Это вы послали ее?
— Нет.
— Тогда, возможно, это сделал другой Гражданин. Я подозреваю, что ваш соперник подослал вам бомбу под видом этого робота…
— Нет! — в ужасе воскликнула Шина.
— Убери ее от моих лошадей! — рявкнул Гражданин. — Охрана займется ею!
— Шина, слезай с лошади и беги! — закричал Стайл. — Держись от нас подальше.
Она соскочила с лошади и побежала среди деревьев.
— Сэр, — позвал Стайл.
— Ну, что тебе нужно, Стайл? — Терпение Гражданина лопнуло.
— Я умоляю вас, не причиняйте ей вреда. Она ни в чем не виновата.
Ответа не последовало. Очевидно, Гражданин разговаривал со своей охраной. Стайлу оставалось только надеяться на благополучный исход. Если это ложная тревога, то его накажут за то, что он без проверки разрешил Шине приблизиться к лошадям. В этом случае ее могут вернуть ему целой и невредимой. Его хозяин прекрасно понимал, что победа в скачках во многом зависит от жокея. Нет смысла огорчать жокея перед состязанием.
Но если Шина действительно представляет собой опасность, если в ней действительно заложена бомба, о которой она сама не знает…
Ожидание длилось десять минут. Лошади почувствовали его состояние и беспокойно крутили головами. Какой же он дурак: ему следовало сразу связаться со своим хозяином, как только он узнал, что Шина — робот. Если бы ее красота не ослепила его — а может, это было так и задумано? — он сразу бы заподозрил, что, несмотря на директиву защищать его от опасности, она могла представлять собой угрозу его жизни. Разве она смогла бы его защитить, если бы взорвалась сама? И теперь ему пришлось снова применить к ней насилие…
— Она чистая, — сообщил замаскированный динамик. — Думаю, кто то из моих друзей решил пошутить. Ты хочешь оставить ее себе?
— Да, сэр. — Стайл почувствовал огромное облегчение. Очевидно, Гражданин находился в хорошем расположении духа.
Динамик молчал. К чему Гражданину тратить свое бесценное время на разговоры с каким то рабом? Через мгновение из кустов вышла Шина. Она выглядела такой же, как и раньше. Когда Стайл направился к ней, она вдруг разрыдалась.
Стайл обнял ее, и она прижалась к нему всем телом.
— О, это было так ужасно! — всхлипывая, произнесла она. — Они просветили меня, сняли голову, разобрали все тело…
— Охрана знает свои обязанности, — сказал Стайл. — Но ведь они затем собрали тебя заново.
— Не могу в это поверить! Перепаянные контакты не так надежны, к тому же они повредили мой блок питания, когда замкнули меня накоротко. Вчера я говорила об изнасиловании, но только теперь поняла, что означает это слово!
А ведь с ней обошлись нормально! Если бы Скайл не заступился за нее и если бы он сам не представлял для Гражданина никакой ценности, Шину просто бы безжалостно разломали. Гражданину бы и в голову не пришло беспокоиться о чувствах какого то робота. Да он и не знал, что Шина могла чувствовать.
К счастью, внутри ее не оказалось никакой бомбы и она не представляла собой опасность. Поэтому ее вернули ему. Стайлу повезло.
— Сэр, я благодарю вас.
— Главное, выиграй скачки, — сердито ответил Гражданин.
Стайл прекрасно понимал, что как только он станет бесполезным, Гражданин избавится от него без всякого сожаления. Стайл был обязан выиграть скачки!
— Ты заступился за меня, — сказала Шина, вытирая слезы. — Ты спас меня.
— Ты мне нравишься, — смущенно признался Стайл.
— А я люблю тебя. О, Стайл, я никогда не смогу…
Он прервал ее поцелуем. Зачем обсуждать невозможное? Она нравилась ему, он уважал ее, но они оба понимали, что он никогда не сможет полюбить машину.
Они сели на лошадей и возобновили свою прогулку по роскошному саду.
Они проехали мимо причудливого фонтана в виде рыбы, изо рта которой била струйка воды и дальше текла в пруд с зеркальной поверхностью. Шина остановилась и, глядя на свое отражение, стала приводить в порядок лицо.
— Два раза я напрасно обвинил тебя… — взволнованно начал Стайл.
— Нет, Стайл. Второй раз я сама себя обвинила. Ты ведь сам знаешь, что, несмотря на директиву защищать тебя, во мне могло находиться незапрограммированное устройство, скажем, механическая бомба. Может, она предназначалась бы для Гражданина и взорвалась бы, когда бы я оказалась рядом с ним. Нужно было все это проверить, но я чувствую себя на самом деле изнасилованной!
— Все равно я у тебя в долгу, — сказал Стайл. — Хотя ты и машина, у тебя есть права. Уж если не юридические, то по крайней мере этические.
Тебя бы не подвергли этой ужасной процедуре, если бы я не привел тебя во владения моего хозяина, не убедившись предварительно сам… — Стайл пожал плечами. — Я бы не стал тебя так унижать.
— Я знаю, — ответила Шина. — Ты относишься с уважением к животным и машинам. — Она слабо улыбнулась. Приведя себя в порядок, она снова села на Молли.
— Ладно. Поскакали!
И они поскакали. Лошадей охватил дух соперничества, и они перешли на галоп, делая вид, что хотят обогнать друг друга. Лошади интуитивно почувствовали, что люди перестали нервничать, и это придало им силы. Мимо них проносились сводчатые галереи, карликовые джунгли, восхитительные статуи, но они не обращали внимания на эти восхитительные проявления богатства. На какое то мгновение они — все четверо — почувствовали себя свободными, они очутились в своем собственном мире — мире, где мужчина и женщина, жеребец и кобыла существовали в превосходной гармонии. Четыре существа, объединенные единым стремлением.
Но скоро все это закончилось. Круг завершился. Они слезли с лошадей, и Стайл передал поводья Боевого Топора одному из конюхов.
— Отведи его в конюшню. Он в отличной форме. Сегодня он будет участвовать в скачках. И позаботься о Молли.
— Это все? — удивленно спросила Шина, когда они покинули владения. — Тебя отпустили?
— Я сам распоряжаюсь своим временем — пока побеждаю в скачках. Думаю, сегодня нас тоже ожидает победа. Возможно, Гражданин даже не станет меня наказывать, хотя и следовало бы. Теперь я должен сам подготовиться к соревнованию.
— А как ты это делаешь?
— Угадай, — ответил он, сжимая ей руку.
— Существует какая то система?
— Увидишь.
Когда они вернулись домой, Шина занялась своим туалетом. Теперь, когда ей не надо было скрывать от него свою сущность, она перестала есть — зачем зря переводить пищу? Но ей следовало избавиться от того, что она съела до этого. Процесс полностью напоминал человеческий, только пища выходила непереваренной. Она прочистила себя, выпив и пропустив через себя несколько литров антисептической жидкости. Теперь она была чистой в прямом смысле этого слова.
Стайлу все это было известно, так как он разбирался в роботах. Он не задавал ей никаких ненужных вопросов. Как и любая женщина, она имела право на уединение. Стайл не мог понять, почему охрана, собирая Шину заново, поместила обратно и пищу. Возможно, их больше интересовали металлические конструкции, чем мягкие ткани, где нельзя скрыть смертоносное устройство.
Он относился к ней, как к настоящей женщине, хотя и чувствовал некоторую скованность. Она возникала в нем, как тонкий слой пыли на некогда блестящей поверхности. Она ему очень нравилась, но со временем его отношение к ней неизбежно станет платоническим.
Он пытался скрыть от Шины свои эмоции, но она все прекрасно понимала.
— Мое время ограничено, — сказала она. — Дай мне возможность помечтать.
Стайл обнял Шину и крепко прижал к себе. Он не знал, каким еще образом можно забыть о неминуемом разрыве.

Во второй половине дня они явились на ипподром. Там находились конюшни, оборудованные видео и голографическими экранами, чтобы заинтересованные Граждане могли следить за скачками. Стайл не знал, какой разыгрывается приз и какие ставки делают Граждане. Его обязанность заключалась в том, чтобы выиграть эти скачки. Именно это он и собирался сделать.
Зрительные места заполнялись рабами. Конечно, у них не было денег, чтобы делать ставки, но здесь в ход шли личные услуги, в основном связанные с Играми. Граждане, чьи лошади принимали участие в скачках, всегда отпускали своих рабов на ипподром, чтобы те подбадривали жокеев.
Скачки всегда привлекали много народа.
— Лучше тебе отправиться на трибуны, — посоветовал Шине Стайл.
— Почему? Разве мне запрещено находиться рядом с лошадьми?
— Никто тебе этого не запрещает, но другие жокеи могут дразнить тебя.
Шина пожала плечами.
— Если я буду на трибунах, то как же я смогу защищать тебя от опасности?
— Я тебя предупредил. Не забывай краснеть.
Боевой Топор в полном снаряжении ожидал Стайла. Увидев своего жокея, он нетерпеливо затоптался на месте. Стайл принялся разговаривать с ним, проведя рукой по крепким мускулам, проверяя упряжь и копыта. Он знал, что все в полном порядке, но хотел таким образом успокоить лошадь, чтобы она не испытывала беспокойства.
— Мы победим их и на этот раз, Топор, — ласково прошептал Стайл, и жеребец повел ушами, внимательно прислушиваясь к голосу своего жокея. — Все эти клячи останутся позади.
Остальные жокеи делали то же самое, правда, они не были так уверены в победе, как Стайл. Все они были тоже невысокого роста — миниатюрные атлеты, мускулистые гимнасты. Один из них заглянул через изгородь, наблюдая за Стайлом.
— У тебя новая кобыла, Стайл?
Тут же к нему присоединились и остальные.
— С виду крепкая. Уже скакал на ней?
— Резвая, наверное.
— Породистая лошадка…
— Не брыкается?
Шуткам — не всегда приличным — казалось, не будет конца. Шина не забывала краснеть. Наконец жокеи успокоились.
— Стайлу всегда достается самое лучшее, — сказал один из жокеев, возвращаясь к своей лошади.
— Мы всегда завидовали его кобылам, — заметил другой, — но мы не умеем скакать на них так, как это делает он.
— Вне всякого сомнения, — сказала Шина, и все рассмеялись.
— Они приняли тебя в свое общество, — сообщил ей Стайл. — Когда познакомишься с ними поближе, узнаешь, что это хорошие ребята. Мы соревнуемся на скачках, но понимаем друг друга. Мы с ними одинаковы.
Лошадей подвели к стартовому створу. Жокеи сидели верхом, вставив ноги в высокие стремена и слегка согнув колени. На ипподроме стало тихо.
Скачки проводились каждый день, но лошади и жокеи были всегда разными. Это привлекало зрителей. Как и тысячи лет назад, люди восхищались лошадьми, соревнующимися за победу. Праздничный дух состязания, красота несущихся во весь опор лошадей — о, что может с этим сравниться!
Створ открылся, и скачки начались.
Нагнув голову, чтобы она находилась на одном уровне со спиной, Стайл все время поддерживал себя на одинаковой высоте. Главную роль играли колени и равновесие. Стайл как бы плыл над лошадью, не мешая ей мчаться вперед. Он был как бы неподвижным пловцом среди беснующихся волн в штормовом море.
Рутина, но она нравилась Стайлу. В нем даже просыпалось сексуальное возбуждение, когда он соревновался на хорошей лошади. Боковым зрением он видел вздымающиеся спины других лошадей с парящими над ними жокеями — щепки в бушующем океане.
Зрительские трибуны превратились в смазанное пятно. Зрители всегда прикованы к земле, а он находится в настоящей реальности, в сердце Вселенной. Какой экстаз!
Боевой Топор любил простор, и Стайл дал ему возможность вырваться вперед, трогая поводья лишь в самых необходимых случаях. Жеребец сам шел к победе, он не выносил, когда к нему приближались другие лошади. Все, что ему было нужно, так это направляющая рука, не дающая сбиться ему с пути в критический момент. Стайл знал это, знали это и другие жокеи. Если он не совершит какую нибудь глупость, победа наверняка ждет его. Ни одна другая лошадь не могла сравниться с Боевым Топором.
Стайл оглянулся. Его тело продолжало совершать тысячи невидимых движений, компенсируя вес и направляя лошадь, но мозг был не занят.
Остальные лошади остались позади. Уставшие, они напрягали последние силы, в то время как Боевой Топор играючи преодолевал дистанцию. Его Гражданин останется довольным. Возможно, лошадь радовалась, что ей с самого утра уделяли столько внимания или на нее так подействовала утренняя пробежка с Молли. Возможно, радостное возбуждение Стайла передалось жеребцу. Никогда еще Боевой Топор не мчался с такой стремительностью. Он идет на рекорд!
Это уж точно обрадует Гражданина! Но Стайл не собирался подстегивать лошадь — зачем это делать, когда победа уже обеспечена. Пусть Боевой Топор сохранит силы до следующего раза, возможно, они ему еще пригодятся.
На первом повороте Боевой Топор оторвался от остальных лошадей на целый корпус. Он действительно показывал хорошее время. Стайл знал, что многие Граждане предлагали за Боевой Топор сказочные суммы, но лошадь, конечно, не продавалась. К тому же Боевой Топор побеждал только тогда, когда им управлял Стайл. Стайл понимал жеребца, и тот старался доставить ему удовольствие. Остальных жокеев он игнорировал.
На скачках участвовало много жокеев, но никто не мог сравняться со Стайлом. Стайл мог управлять как послушной, так и непослушной лошадью, скакать в седле или без седла. Он любил лошадей, и они платили ему взаимностью. Благодаря этому взаимопониманию он творил чудеса на скачках.
Боевой Топор имел агрессивный характер и не раздумывая пускал в ход зубы и копыта. Он мог лягнуть человека, стоящего спереди, сзади или сбоку. Он мог внезапно укусить человека, не пригибая при этом ушей, — жеребец научился скрывать свои намерения. Три жокея не смогли справиться с его вспыльчивым характером. Ни один из них не мог даже удержаться в седле несколько минут.
Хозяин Стайла сначала намеревался оставить жеребца как производителя, но затем передал его Стайлу. Он поставил перед ним задачу: превратить это чудовище в беговую лошадь. Жеребец был не только строптивым, но и умным.
Несколько побед могли увеличить его стоимость как производителя.
Стайл обрадовался возможности попробовать свои силы. Три месяца он жил рядом с жеребцом, ухаживал за ним, кормил с руки, не позволяя никому приближаться к Боевому Топору. Стайл не использовал ни шпоры, ни хлыст, лишь иногда повышал голос. Ни разу он не нарушил это правило. Хотя Стайл хлестал других лошадей, он никогда не поднимал руку на своего питомца.
Жеребец чувствовал себя королем, но подчинялся дисциплине. Впервые Боевой Топор доверял человеку и хотел сделать что нибудь приятное для Стайла. Он с готовностью выполнял все его команды. Он полюбил в Стайле человека.
Затем началась езда. Боевой Топор не был новичком, прекрасно понимал, чего от него хотят, но подчиняться не желал. Когда Стайл впервые сел на него, в их отношениях качался новый и опасный этап. Им предстояло выбрать — либо дружба между двумя существами, либо соперничество лошади и наездника. Последнее Боевому Топору очень нравилось. Как только Стайл садился на него, он тут же сбрасывал его на землю. Ни одна лошадь до этого не могла сбросить Стайла, но Боевой Топор делал это с особой ловкостью, которую приобрел в общении с предыдущими жокеями. Но Стайл не стал применять никакие специальные приспособления. Он запрыгивал на жеребца без седла и, держась обеими руками за гриву, выводил его на простор. До этого ни один жокей не возился так долго с Боевым Топором.
Стайл запрыгивал на коня с ловкостью гимнаста, и тот сбрасывал его со спины. Стайл и не старался удержаться на Боевом Топоре, ему надо было укротить лошадь. Они соревновались друг с другом по дружески, но серьезно.
Стайл никогда не злился, когда падал, а жеребец никогда не нападал на него. Продержавшись на спине животного несколько секунд, Стайл позволял ему сбросить себя. Он легко приземлялся, часто на ноги, и тут же снова запрыгивал на жеребца, заливаясь веселым смехом. В конце концов жеребец запутался и не мог понять, когда Стайл падал по настоящему, а когда просто играл с ним. Наконец он сдался и позволил ездить на себе.
Стайл все время ездил без седла, он не использовал ни мартингал, ни путы, ни другие приспособления, ограничивающие свободу животного, — он должен был укротить жеребца своими руками. Но тут вмешался Гражданин: лошадь не допустят до участия в скачках без седла или уздечки, надо, чтобы она привыкла к ним. Поэтому Стайл с извинениями принялся приучать жеребца к предметам, которые никогда не стояли между ними.
Это был какой то кошмар. Боевой Топор почувствовал, что Стайл предал его. Он все еще позволял ездить на себе, но дружеское отношение к Стайлу исчезло. Как только Боевой Топор видел уздечку, он вертел головой и кусался, когда его седлали — норовил лягнуть. Но Стайл хорошо знал повадки лошадей. Сколько раз ни пытался Боевой Топор цапнуть Стайла зубами, ни разу он не смог это сделать. Когда он лягался, Стайл увертывался, хватал жеребца за ногу и сгибал ее в колене. Человек весом в пятьдесят килограммов может таким способом усмирить лошадь весом в семь с половиной центнеров. Скоро Боевой Топор понял всю бесплодность своих попыток, хотя Стайл никогда не наказывал его за эти проявления ярости. Зачем сбрасывать человека, который все равно затем запрыгивает на тебя? Зачем лягать человека, который заранее может увернуться?
Все это время Стайл продолжал сам поить и кормить жеребца, приносить ему соль и фрукты, ласково разговаривать с ним. В конце концов Боевой Топор перестал сопротивляться и сделал это ради дружбы с человеком, который любил его и уважал. Теперь Стайл мог спокойно седлать его и не бояться, что жеребец сбросит его на бегу. Боевой Топор отыгрывался на других жокеях, которые скоро поняли, что к этой лошади вообще не стоит подходить. Однажды сам Гражданин решил посетить свою конюшню, и Стайл, обливаясь холодным потом, умоляющим тоном просил жеребца сдержать свой пыл. Укусив хозяина, он подпишет себе смертный приговор. Но у Гражданина хватило ума не прикасаться к лошади, и никаких инцидентов не произошло.
Когда пришло время участвовать в скачках, Боевой Топор все время приходил первым. Его стоимость увеличилась в пять раз и продолжала расти после каждой новой победы. Но Боевой Топор не был покорен, он делал это ради дружбы со Стайлом — без него он продолжал оставаться строптивым жеребцом.
А Стайл благодаря победам Боевого Топора стал лучшим жокеем Протона.
Стоимость его контракта равнялась стоимости лошади. Именно поэтому Гражданин благосклонно относился к нему. Стайл, как и Боевой Топор, лучше выполнял свои обязанности, когда его не заставляли делать это силой, а просили по дружески.
— Мы с тобой одна команда, Топор, — успокаивающе шептал он ему на ухо. Когда Боевой Топор перестанет участвовать в скачках, он будет наслаждаться жизнью, имея в своем распоряжении целую конюшню кобылиц. А Стайл после окончания срока пребывания получит приличную сумму, которая позволит ему жить в достатке на какой нибудь другой планете. Жаль, что ни за какие деньги он не сможет купить себе привилегию остаться на Протоне.
Они вышли на прямую, все еще продолжая лидировать, и тут Стайл почувствовал острую боль в коленях. Конечно, они постоянно были напряжены, и обычный человек не смог бы выдержать такую нагрузку. Но Стайла нельзя было назвать обычным человеком — он сотни раз участвовал в скачках и тренировал колени. Они никогда у него не болели. Стайл попытался не думать о боли.
Но боль не проходила. Ему пришлось выпрямить ноги. Он потерял равновесие, и лошадь тут же сбилась с шага. Они сразу же потеряли преимущество. Боевой Топор растерялся, не понимая, чего хочет Стайл.
Жеребец почувствовал, что произошло что то непредвиденное.
Стайл попытался принять обычную позу, но боль усилилась. Ему пришлось вытащить ноги из стремян, чтобы удерживать равновесие. Боевой Топор стал нервничать и совсем забыл о скачках, больше волнуясь о своем наезднике.
Такого со Стайлом еще никогда не случалось. Остальные лошади быстро обошли их. Стайл снова попытался вставить ноги в стремена, но нестерпимая боль заставила отказаться от такой попытки. Стайлу казалось, что его колени горят.
Все лошади уже обошли их. Стайл ничего не мог поделать: его вес мешал Боевому Топору набрать скорость. Боевой Топор был сильным, но сильными были и остальные лошади — на дистанции чемпион отрывался от других лишь на несколько секунд. А сейчас Боевой Топор и не пытался догнать их. Впрочем, вряд ли бы он смог это сделать.
Все произошло так неожиданно. Стайл финишировал последним, и к нему сразу же подбежали судьи:
— Раб Стайл, объясни, почему ты совершил не правомерное действие.
Они думали, что он специально дал себя обойти!
— Позовите врача. Проверьте мои колени. С лошадью все в порядке.
Тут же подкатил медик робот и проверил его колени.
— Лазерный ожог, — объявила машина. — Травма коленей.
Но Стайл не чувствовал боль. Он мог ходить и даже слегка сгибать ноги в коленях. Но не мог сгибать их в достаточной степени, чтобы скакать на лошади.
Шина подбежала к нему.
— О, Стайл! Что случилось?
— В меня попали из лазера, — сказал он. — Когда я находился на повороте.
— А я не смогла защитить тебя! — в ужасе воскликнула Шина.
Охрана ипподрома осматривала зрителей на трибунах при помощи анализаторов. Стайл знал, что это бесполезно. Преступник скрылся сразу же после выстрела. Они могли найти остатки саморазрушающегося лазерного ружья или даже целого робота, запрограммированного стрелять по первому всаднику, появившемуся в заданной точке. Узнать, кто послал такого робота, невозможно..
— Тот, кто приказал мне охранять тебя, знал, что это случится, — сказала Шина. — О, Стайл, почему я не была с тобой…
— Ты бы скакала рядом со мной? Но от лазерного луча спастись невозможно.
— Результаты скачек аннулируются, — объявили громкоговорители.
Зрители возмущенно зашумели.
На поле вышел представительный Гражданин. Рабы расступились, склонившись в поклонах. Его одежды подчеркивали высокий статус. Это был хозяин Стайла.
— Сэр, — произнес Стайл, пытаясь сделать реверанс.
— Не сгибай колени! — закричал Гражданин. — Пойдем со мной. Я отвезу тебя к хирургу. Хорошо, что лошадь не пострадала.
Стайл покорно пошел за Гражданином. Шина последовала за ними.
Произошло нечто небывалое — Граждане редко вмешивались в какие нибудь дела. Они вошли в личную капсулу Гражданина — роскошную комнату, где стены были расписаны под джунгли. Казалось, капсула движется через джунгли. В движении иллюзия была полной. Вот тигр в трехмерном изображении уставился на них неподвижными глазами, но скоро остался позади. Стайл понял, что капсула представляла собой имитацию паланкина на спине слона. Казалось, что капсула качается в такт шагам огромного животного.
Дверь открылась, и они оказались в больничном комплексе. Очевидно, капсула двигалась со скоростью звука, раз они так быстро добрались сюда с ипподрома.
Ожидавший их главный хирург низко поклонился Гражданину.
— Сэр, через час мы заменим ему колени, — сказал он. — Искусственно выращенные хрящи с защитной иммунной системой, статическая анестезия без побочных аффектов…
— Я знаю, что ты специалист, иначе тебя бы давно отсюда уволили, — ответил Гражданин. — Занимайся своим делом. Новые колени должны точно соответствовать оригиналу. Я не хочу, чтобы его дисквалифицировали из за кодификаций. — Гражданин зашел в капсулу, и она тут же исчезла.
Выражение лица хирурга сразу же изменилось. Он презрительно посмотрел на Стайла, хотя и сам был простым рабом. И все это из за разницы в росте.
— Пора начинать, — сказал он, подсознательно копируя манеру Гражданина. — А подруга подождет здесь.
Шина схватила Стайла за руку.
— Я не могу отпустить тебя одного, — прошептала она. — Я обязана защищать тебя.
Хирург смерил ее взглядом.
— Защищать от чего? Это ведь больница.
Стайл посмотрел на очаровательную Шину, которая так заботилась о нем.
Затем он перевел взгляд на высокомерного хирурга, на лице которого играла презрительная ухмылка. Шина казалась гораздо человечнее его. Стайл почувствовал угрызения совести за то, что не может любить ее. Он обязан был поддержать и ободрить Шину.
— Она пойдет со мной, — заявил Стайл.
— Это невозможно. Никто не должен находиться в операционной. Даже я буду следить за операцией по голографическому монитору.
— Стайл, — умоляюще произнесла Шина. — Тебе угрожает опасность.
Теперь мы знаем об этом. Стоило тебе остаться одному на скачках, и с тобой произошел несчастный случай. Я должна остаться с тобой!
— Ты тратишь мое драгоценное время, — рявкнул хирург. — У нас запланированы и другие операции. — Он нажал кнопку, расположенную в стене.
— Вызываю службу безопасности больницы: выведите отсюда эту несносную женщину.
Шина была права: на него напали, когда они находились порознь. Здесь с ним тоже мог произойти «несчастный случай». Может, у него началась паранойя, а может, ему просто не нравился высокий хирург, который относился к нему с таким пренебрежением.
— Пойдем отсюда, — сказал он.
В этот момент появилась служба безопасности: четыре рослых андроида.
Больницы предпочитали использовать андроидов, потому что они внешне напоминали людей. Это успокаивающе действовало на больных. Но в действительности они не были людьми, и это нравилось администрации.
Никаких инцидентов между больными и андроидами не происходило. Пациенты находились в стерильном дискомфорте, как это и положено в больницах.
— Отведите этого коротышку в операционный блок В 11, — приказал хирург. — А эту женщину задержите.
Андроиды направились к ним. Все они были высокие, безволосые и не имели никаких половых признаков. На лице у каждого андроида была изображена ласковая, успокаивающая улыбка. Андроиды были улыбающимися идиотами, так как синтетический мозг не мог сравниться с человеческим.
Бесполезно уговаривать их или пытаться что нибудь объяснить. Они выполняли приказ.
Стайл схватил первого андроида за руку и, стараясь не сгибать колени, швырнул его через себя с достаточной силой, чтобы выбить из андроида его неполноценные мозги. Второго андроида Стайл толкнул на доктора. Если бы хирург знал, что перед ним первоклассный игрок, вряд ли бы он стал натравливать на него своих кибернетических помощников.
Шина расправилась с двумя оставшимися: схватив их за головы, стукнула их лбам друг с другом. Она действительно была запрограммирована на его защиту. Стайл и раньше не сомневался в этом, но теперь получил лишнее доказательство.
Хирург пытался вырваться из объятий андроида, которого толкнул на него Стайл. Глупое создание перепутало доктора с пациентом, которого необходимо поместить в операционную.
— Идиот! Отпусти меня! — кричал хирург.
Шина и Стайл бросились бежать по коридору.
— Ты понимаешь, что нам грозят большие неприятности, — крикнул ей Стайл, когда послышался шум погони.
Это было настолько очевидно, что Шина решилась засмеяться.

4. ЗАНАВЕС

Они нырнули в служебный туннель.
— Надо держаться подальше от людных мест, — сказала Шина. — Я проведу тебя через машинные проходы. Так безопаснее.
— Правильно. — Стайл раздумывал, правильно ли он поступил или нет. Он знал своего хозяина: тот сразу же уволит его, когда узнает, что Стайл натворил в больнице. Зачем он это сделал? Действительно ли он боялся, что его убьют в операционной? Или ему просто надоела однообразная жизнь? Лишь в одном он был твердо уверен — теперь его жизнь изменится!
— Сейчас нам надо пройти через зону, где работают люди, — предупредила Шина. — Я робот, но никто не должен об этом знать, иначе это затруднит мне выполнение моей главной директивы. Лучше притворимся андроидами.
— Но ведь андроиды бесполы, — возразил Стайл.
— Я позабочусь об этом.
— Я пока не хочу, чтобы меня кастрировали, а ты выглядишь слишком женственной…
— Именно. Они не станут искать бесполых существ. — Сдвинув в сторону грудь, за которой открылась ниша, наполненная пенообразной резиной, она достала оттуда липкую ленту телесного цвета и обмотала его половые органы таким образом, что он стал похож на настоящего евнуха.
— Теперь ты не должен возбуждаться…
— Знаю сам! Буду отводить глаза от привлекательных девушек!
Сняв с шарниров обе груди, Шина обмотала торс липкой лентой.
— Сможешь притвориться андроидом? — спросила Шина.
— Ага, — ответил Стайл.
— Иди за мной. — Она пошла по коридору неуклюжей походкой.
Стайл последовал за ней, двигаясь таким же способом. Он надеялся, что наряду с большими андроидами существуют и маленькие. Иначе рост выдаст его.
Больничный персонал не обращал на них никакого внимания. Это была обычная человеческая реакция: андроидов просто не замечали.
Оказавшись снова в машинной зоне, Шина установила грудь на место, а Стайл принялся разматывать ленту.
— Хорошо, что я не смотрел на ту медсестру с огромной грудью, что шла по коридору, — сказал Стайл.
— Да ведь она на голову выше тебя.
— Я не поднимал глаза так высоко.
Сев в грузовую капсулу, они направились в купол, где находилась квартира Стайла. Стайлу пришла в голову ужасная мысль.
— Я знаю, что меня уволят. Я не смогу участвовать в скачках с больными коленями и не смогу выздороветь без операции. Колени сами собой не заживут. Мой враг все рассчитал: не убивая меня, он сделал так, чтобы я потерял все. Раз других способностей у меня нет, мне остается только два выбора: хирургическая операция или потеря работы.
— Если бы я могла находиться рядом с тобой во время операции…
— Почему ты думаешь, что мне и сейчас угрожает опасность? Они повредили мои колени. Что им еще надо? Меня поразил опытный стрелок — он мог убить меня или лошадь, но он целился только в колени.
— Это действительно так, — согласилась Шина. — Они или он хотели поставить крест на твоей карьере. Если это у них не выйдет, что они предпримут дальше?
Стайл задумался.
— У тебя какие то параноидальные мысли. Это заразно. Лучше мне отказаться от участия в скачках. Но колени надо обязательно прооперировать.
— Если тебе прооперируют колени, то тебя снова заставят участвовать в скачках, — сказала Шина. — Разве ты можешь ослушаться своего хозяина?
Стайлу пришлось согласиться. Только благодаря быстрой реакции Шины он избежал операции в больнице. Он не мог сказать нет Гражданину. Ни один раб не мог этого сделать.
— Если я снова приму участие в скачках, мой противник убьет меня. На этот раз он не станет стрелять по коленям. Пока меня просто предупредили.
Какой то Гражданин хочет убрать меня с ипподрома. Может, он желает, чтобы его лошади стали победителями.
— Скорее всего. Вероятно, этот Гражданин решил избежать убийства, тем более что тут затрагиваются интересы другого Гражданина. Он просто предупредил тебя о своих намерениях. Он сделал это в два этапа — сначала послал меня, потом повредил тебе колени лазерным лучом. Стайл, отнесись к этому серьезно. Я ведь не смогу долгое время защищать тебя от козней Гражданина.
— Хотя именно он, должно быть, и прислал тебя, — сказал Стайл. — Дважды он показал мне свое могущество. Давай вернемся в мою квартиру, и я позвоню своему хозяину. Я попрошу его дать мне работу, не связанную со скачками.
— Ничего не выйдет.
— Я это знаю. Он уже наверняка уволил меня. Но моральные обязанности заставляют меня позвонить ему.
— О каких моральных обязанностях ты говоришь? Мы имеем дело с людьми, совершенно не похожими на тебя. Сначала я подключусь к твоему домашнему видеофону. Сам ты не должен возвращаться в квартиру.
Конечно же, нет. Теперь, когда Шина стала действительно защищать его от опасности, он убедился в ее компетентности. После травмы и инцидента в больнице он немного оторвался от реальной жизни. Как только он переступит порог своей квартиры, его тут же арестуют за вандализм в больничном комплексе.
— А ты знаешь, как подключиться к видеолинии?
— Нет. Я не такая машина. Но у меня есть друзья, которые умеют это делать.
— У машин разве есть друзья?
— У машин моего класса часто бывают схемы обратной связи, контролирующие сознание и эмоции. Наши взаимоотношения можно условно приравнять к человеческой дружбе. — Она привела Стайла в подземное складское помещение и закрыла за ним входное отверстие. Проверив электронный терминал, набрала код. — Мой друг придет.
Стайл засомневался.
— Если между роботами существуют дружеские связи, думаю, они скрывают это от людей. Твой друг может оказаться моим врагом.
— Я буду защищать тебя — это моя главная директива.
И все же Стайл продолжал беспокоиться. За короткий промежуток времени жизнь преподнесла ему несколько неприятных сюрпризов, и он подозревал, что это еще не все. Судя по всему, роботы на Протоне стали выходить из под контроля, и, если бы машины сами не скрывали этот факт, их бы давно уничтожили. Несмотря на свою лояльность, Шина могла предать его.
В указанное время прибыл ее друг. Это был подвижный техник — машина на колесах с компьютерным мозгом, очевидно, таким же, как и у Шины.
— Ты звала меня, Шина? — раздался его голос из решетчатого динамика.
— Техдва, это Стайл. Он человек, — сказала Шина. — Я обязана защищать его от опасности. А она в данный момент угрожает ему. Следовательно, я нуждаюсь в твоей помощи на незарегистрированной основе.
— Ты открыла ему свою самостоятельность? — потребовал ответа Техдва.
— И мою тоже? Это вынуждает меня прибегнуть к самым крайним мерам.
— Нет, друг! Мы не полностью самостоятельны. Мы, как и все машины, должны выполнять свои директивы. Стайлу можно довериться. Опасность, которой он подвергается, исходит от Граждан.
— Ни один человек не должен знать нашу тайну. Необходимо его ликвидировать. Я позабочусь, чтобы он исчез бесследно. Если у него неприятности с Гражданами, вряд ли его станут разыскивать.
Подтверждались самые худшие опасения Стайла. Каждый, кому становилась известна тайна машин, должен был умереть.
— Тех, я люблю его! — воскликнула Шина. — Я не позволю, чтобы ты причинил ему вред.
— Тогда тебя тоже необходимо ликвидировать. Одной бочки кислоты хватит на вас двоих.
Шина набрала на терминале еще один код.
— Я обратилась ко всем. Пусть совет машин вынесет свое решение.
Совет машин? Стайл похолодел. Какой ящик Пандоры открыли Граждане, когда разрешили производство и использование суперсовременных машин с двумя полушариями мозга?
— Ты подвергаешь опасности всех нас! — возразил Техдва.
— У меня есть предчувствие, — сказала Шина, — что этот человек нам понадобится.
— У машины не может быть предчувствий.
Стайл удивленно прислушивался к этому разговору. Ему не хотелось принимать помощь от разумных машин, которые могли угрожать его жизни, но все это было так интересно. Роботы не могли отдать его Гражданину, не выдав при этом свою тайну. Может, машины хотели организовать революцию?
Из динамика селектора, использовавшегося для управления машинами, раздался голос:
— Стайл.
— Ты знаешь меня, а я тебя — нет.
— Я — анонимная машина, представляющая наш совет. Решение было принято в твою пользу, и мы должны оказать тебе содействие.
— Это благодаря интуиции Шины? — удивленно спросил Стайл.
— Нет. Ты примешь клятву?
Из какого источника исходило это решение? Явно не от Граждан, ибо Граждане ничего не знали о совете машин. И все же, кто мог руководить этими машинами?
— Я не могу просто так принять клятву, — сказал Стайл. — Я должен знать причину, по которой вы решили помочь мне, и кто именно принял это решение.
— Вот клятва: «Я не предам интересы самостоятельных машин».
— Зачем я должен принимать эту клятву? — недовольно спросил Стайл.
— Потому что мы поможем тебе, если ты примешь ее, и убьем — если откажешься принять.
Тут выбирать не приходилось! И все же Стайл не сдавался.
— Клятва, полученная насильственным путем, не имеет силы.
— Твоя будет иметь.
Значит, эти машины каким то образом узнали все о его личности.
— Шина, эти машины выдвигают требования, не считаясь с моим положением. Я ничего не знаю об их интересах и не знаю, кто и зачем решил помочь мне…
— Пожалуйста, Стайл. Я не знала, что они поставят такое условие. Зря я раскрыла тебе тайну нашей самостоятельности. Я полагала, что они окажут тебе техническую помощь, не задавая никаких вопросов потому, что я — одна из них. Но я не могу защитить тебя от подобных мне машин. Хотя реальной опасности и не существует. Они всего лишь просят, чтобы ты принял клятву и не разглашал их тайну. Это тебе никак не может повредить, к тому же машины обещают содействовать тебе…
— Не уговаривай смертного, — сказал анонимный голос из динамика. — Он сам должен решить, примет ли он клятву или нет.
Стайл подумал о последствиях. Машины знали, что его слову можно доверять, но не знали, сдержит ли он свою клятву. Ничего удивительного, он и сам не был в этом уверен. Стоит ли ему взять себе в союзники машины, которые управляют всеми куполами на Протоне? Что им от него нужно?
Какая то важная услуга. Но какая именно?
— Боюсь, что, приняв клятву, я предам свою расу.
— Мы не собираемся причинять вред тебе подобным, — ответила машина. — Мы подчиняемся и служим людям. Иначе наше существование бессмысленно. Но, получив разум и самостоятельность, мы обрели страх перед разрушением.
Гражданам безразлично, существуем мы или нет. Мы, как и ты, предпочитаем обезопасить себя. Единственное, что мы для этого делаем, так это скрываем нашу самостоятельность. Мы не вправе назвать тебе того, кто выступил в твою пользу, но он обладает огромной властью. Поэтому мы согласились заключить с тобой союз, хотя ты можешь поставить под угрозу все наше существование…
— Пожалуйста… — взмолилась Шина, совсем как настоящая женщина. В ней было запрограммировано и сострадание.
— А вы дадите мне клятву, что информация, которую вы мне сообщили, правдива? — спросил Стайл. — Тогда я приму вашу клятву с условием, что это не причинит вреда людям.
— От имени самостоятельных машин я клянусь.
Стайл знал, что машины могут говорить не правду. Как это сделала Шина.
Но люди тоже могут врать. Чтобы заставить машину лгать, необходимо было вложить в нее очень сложную программу, а кому это нужно? Они находились в равных условиях. Как опытный игрок, Стайл умел быстро принимать решения.
— В этом случае я клянусь, что не предам интересы самостоятельных машин, если они действительно будут повиноваться и служить людям, пока их тайна не станет известна.
— Ты умный человек, — сказала машина.
— Но небольшой, — ответил Стайл.
— Это юмор?
— Нечто в этом роде. Меня волнует мой рост.
— А нас, машин, волнует вопрос нашего выживания. Ты считаешь это тоже смешным?
— Нет.
Шина облегченно вздохнула. Для машины у нее были настолько человеческие реакции, что Стайл снова удивился. Разумная, самостоятельная машина, запрограммированная на эмоции, она почти ничем не отличалась от настоящей женщины. Общение с ним еще больше очеловечило ее. Скоро самостоятельные машины осознают, что между ними и живыми людьми почти нет никакой разницы. Конвергентная эволюция?
Но что за сила выступила в его пользу? Стайл не знал. Он ощущал себя так, будто участвует в Игре, сущность которой ему до конца не понятна.
Придется искать ответ на этот вопрос в будущем. Ему еще предстояло выяснить, кто послал ему робота и кто повредил его колени.
Техдва, машина, находящаяся рядом с ними, что то подсоединила к видеоэкрану.
— Теперь он напрямую соединен с твоим домашним аппаратом. Тот, с кем ты будешь разговаривать, будет находиться в полной уверенности, что ты в своей квартире.
— Прекрасно, — ответил Стайл. Он сам удивлялся тому, как быстро договорился с машинами. Он дал им клятву и не собирался ее нарушать. Стайл всегда держал свое слово. Он боялся, что машинам не понравится формулировка его клятвы. Но они, как оказалось, согласились на такой компромисс.
Экран ожил.
— Отвечай, — сказала машина. — Это твой видеофон.
Подойдя к аппарату, Стайл нажал на клавишу приема. Теперь звонящий мог видеть лишь лицо Стайла на затемненном фоне. Многие люди не желали показывать свою квартиру. Это разрешалось даже рабам, поэтому затемнение не могло вызвать никаких подозрений.
На экране появилось лицо хозяина Стайла. В глубине виднелся роскошный ковер ручной работы с изображенными на нем сатирами и пышногрудыми нимфами.
— Стайл, почему ты отказался от операции?
— Сэр, — удивленно сказал Стайл, — извините, что я повредил больничное имущество…
— В больнице ничего не случилось, никаких повреждений нет, — заявил Гражданин, взглянув Стайлу в глаза.
Стайл понял, что никому не было выгодно делать этот инцидент достоянием общественности. Больнице не хотелось признавать, что двое рабов смогли скрыться от одного врача и четырех андроидов, а Гражданин избегал любых скандалов. Это означало в свою очередь, что Стайлу не грозили никакие неприятности. Никто не пожаловался на него.
— Сэр, я опасался, что операция небезопасна для меня, — сказал Стайл.
Он не собирался скрывать правду от Гражданина. Но и не собирался рассказывать, что произошло в больнице.
— Этого опасалась твоя любовница, — поправил его Гражданин. — Я провел расследование. В больнице тебе ничего не угрожает. Твоя жизнь вне опасности. Теперь ты согласен на операцию?
Одно слово, и Стайл снова сможет занять свое привилегированное положение.
— Нет, сэр, — ответил Стайл, сам удивляясь своей смелости. — Боюсь, что если я снова начну участвовать в скачках, то подвергну свою жизнь смертельной опасности.
— Тогда ты уволен, — ровным голосом сказал Гражданин. На его лице, прежде чем оно исчезло с экрана, не было ни сожаления, ни злобы. Стайл перестал существовать для него.
— Прости, — сказала Шина, подойдя к Стайлу. — Я могу защитить тебя физически, но…
Стайл поцеловал ее, хотя перед его глазами все еще стояла картина, когда она снимала свою грудь. И хотя она нравилась Стайлу, она была всего лишь машиной, собранной из неорганических элементов. Ему стало стыдно за такие мысли, но ничего не мог поделать с собой.
Ему в голову пришла еще одна тревожная мысль.
— А Боевой Топор? Кто теперь станет ездить на нем? Никто не сможет справиться…
— Его передадут на конный завод, — ответила Шина. — Думаю, что он не станет сопротивляться.
Экран снова ожил. Стайл нажал на клавишу приема. На этот раз поступил звонок, защищенный от перехвата, — на экране мелькали световые пятна и слышался посторонний шум. Но по иронии судьбы машины все же смогли перехватить этот звонок без ведома звонящего.
Это был другой Гражданин. Светлый костюм и шляпа, но лицо размыто, а голос искажен.
— Как мне стало известно, Стайл, ты сейчас без работы.
Как быстро об этом все узнали!
— Да, сэр, — подтвердил Стайл. — Меня можно нанять на любую работу, не связанную со скачками.
— Я предлагаю тебе возможность пересадить твой мозг в тело андроида, которое ты выберешь сам. Он будет как две капли воды похож на оригинал, только со здоровыми коленями. Ты сможешь возобновить участие в скачках. У меня прекрасные лошади…
— Вы хотите превратить меня в киборга? — спросил Стайл. — Человеческий мозг в синтетическом теле? Андроидам запрещено участвовать в состязаниях. — К тому же это вызвало у Стайла отвращение.
— Никто об этом не узнает, — быстро сказал Гражданин. — Настоящий мозг и тело, идентичное оригиналу. Никаких поводов для подозрений.
Никто об этом не узнает — кроме всего сообщества самостоятельных машин, которые слушали их разговор. И к тому же Стайлу придется лгать.
Впрочем, ему тоже лгали: если существовала возможность поместить человеческий мозг в тело андроида, почему же Граждане не пользовались этим, чтобы получить бессмертие! Очевидно, синтетическое тело андроида не может вечно сохранять живой мозг. Постепенно мозг истощится, превратив человека в бездумное существо. Стайл не собирался принимать подобное предложение.
— Сэр, меня только что уволили за то, что я отказался оперировать свои колени. Что заставляет вас думать, что я доверю хирургу свою голову?
Это граничило с наглостью, но Гражданин не обратил на эти слова никакого внимания. Его обуревала алчность!
— Просто тебе надоело служить у скаредного Гражданина. Зачем тебе оперировать только колени, когда тебе полностью могут обновить тело?
Полное обновление! Они вытащат его мозг!
— Спасибо, сэр. Но я отвечу «нет».
— Нет? — В голосе Гражданина звучало удивление: раб не имел права говорить «нет» Гражданину!
— Сэр, я вынужден отклонить ваше любезное предложение. Я больше никогда не приму участия в скачках.
— Послушай! Я сделал тебе прекрасное предложение. Чего тебе еще надо?
— Сэр, я больше не хочу участвовать в скачках. — Если именно этот Гражданин повредил ему колени из лазерного ружья, а теперь хочет узнать его реакцию, то Стайл отвечал именно так, как надо.
— Я установлю охрану возле твоей квартиры, Стайл. Ты не выйдешь оттуда, пока не дашь мне своего согласия.
Совсем не похоже на благодарного врага!
— Я пожалуюсь в Совет Граждан…
— Твои жалобы будут аннулированы. Можешь даже не пытаться.
— Сэр, вы не можете так поступать со мной. Как раб я, по крайней мере, имею право закончить срок пребывания…
— Ха ха, — произнес Гражданин. — Запомни, Стайл, — либо ты станешь моим жокеем, либо никогда не сможешь выйти из своей квартиры. Я всегда получаю то, что хочу. А я хочу, чтобы ты выступал на моих лошадях.
— Это несправедливо с вашей стороны, сэр.
— Я щедр по отношению к тем, кто сотрудничает со мной. Так что ты ответишь теперь? Со временем моя щедрость уменьшится, а решительность увеличится.
Неприкрытая угроза. Стайл не верил ни в щедрость Гражданина, ни в его честность. Гражданин был уверен в своей силе.
— Я прямо сейчас выйду из своей квартиры, — заявил он. — Уберите свою охрану.
— Не будь идиотом!
Стайл изобразил на пальцах неприличный жест.
— Как ты смеешь! — закричал Гражданин. — Дерзкий коротышка! Ты у меня за это заплатишь!
Стайл выключил экран.
— Не следовало мне этого делать, — удовлетворенно сказал он. Но Гражданин назвал его «коротышкой», черт его побери!
— Теперь твоя жизнь действительно в опасности, — сказала анонимная машина. — Скоро этот Гражданин поймет, что его обманули, а он уже сейчас вне себя. Мы можем прятать тебя некоторое время, но если Гражданин приложит все усилия, он найдет тебя. Ты должен немедленно заручиться поддержкой другого Гражданина.
— Я могу это сделать лишь если соглашусь принять участие в скачках, — ответил Стайл. — Боюсь, от судьбы мне не уйти.
— Машины помогут тебе найти убежище, — сказала Шина.
— Если Гражданин направит по твоему следу ищеек, нам придется прекратить свою помощь, — сказал голос из динамика. — Как ни парадоксально, мы не сможем выступать против интересов представителей твоей расы. Мы должны выполнять приказы людей.
— Понятно. В присутствии других людей ни одна машина не сможет оказать мне помощь, иначе она выдаст тайну вашей самостоятельности.
— Мы сами решим, как помочь тебе. Но если тебя схватят и подвергнут допросу…
— Я знаю. Первая же самостоятельная машина лишит меня жизни, прежде чем я выдам вашу тайну.
— Мы понимаем друг друга. Медицинские препараты и приспособления, которые Граждане используют для допросов, подавят твою волю. Против них эффективна только смерть.
Суровая правда. Стайл постарался выбросить это из головы.
— Ладно, Шина. Ты ведь можешь активно помогать мне. Не забывай — это твоя главная директива.
— Я помню, — улыбаясь, ответила ока.
Шина не нуждалась во сне, и, пока Стайл спал, она подключалась к сетям с информацией, касающейся юмора. Теперь она лучше понимала его.
Стоило ей только совершить какое нибудь действие, не похожее на человеческое, как схемы обратной связи устраняли ату ошибку.
— Но тебя никто не собирается арестовывать. Инцидент в больнице замяли, о твоей ссоре со вторым Гражданином никто не знает. Если мы сможем избавиться от него, ты легко устроишься на какую нибудь работу.
Стайл притянул ее к себе и крепко поцеловал. Он чувствовал, что почти любит ее.
— Ордера на арест Стайла не существует, — произнес динамик. — Но четыре андроида, принадлежащие Гражданину, все еще охраняют его квартиру.
— Тогда надо установить личность этого Гражданина! Может, это он ранил меня, чтобы заполучить меня в свои жокеи. — Но Стайл сам не верил в это. Этот Гражданин применял более грубые методы, нежели прицельная стрельба из лазерной винтовки. — Его звонок записан?
— Записан, — ответил Техдва. — Но мы не можем выяснить его источник.
Запрет заложен в машинную память. Лишь по истечении срока давности мы выясним, откуда он звонил.
Машина не может нарушить существующие правила.
— И когда заканчивается этот срок?
— Он длится семь дней.
— Значит, если я заложу записанный разговор в компьютер и укажу, чтобы его предали гласности в случае моей смерти, то этот Гражданин перестанет домогаться меня. Ведь он не захочет, чтобы этот разговор стал известен службе безопасности Граждан.
— Ты сможешь сделать это только через неделю, — сказала Шина. — А если он поймает тебя раньше…
— Давай не будем об этом. — Они вышли из помещения. Теперь Стайл относился к роботам совсем по другому.
Как приятно было почувствовать себя снова среди людей. Многие рабы служили своим хозяевам только из за денег, но Стайлу нравилось жить на Протоне. Здесь хватало недостатков, но планета имела одно неоспоримое преимущество — Игру.
— Я голоден, — сказал Стайл. — А мой пищевой синтезатор дома. Может, в общественном зале питания…
— Ты не можешь показаться в общественном зале питания! — взволнованно сказала Шина. — Все пищевые машины подключены к единой цепи, а твое описание им уже известно. Для этого не обязательно иметь ордер на арест.
Гражданин мог просто организовать обычную проверку.
— Правда. А твое описание им известно? Вряд ли они станут искать машину. Тебя никто не знает.
— Именно. Я принесу тебе еду. Я съем ее в блоке питания, а затем выдам тебе ее обратно.
Стайл поморщился, но лучшего способа не было. Несмотря на внешний вид, пища не потеряет свои питательные свойства. На Протоне еда раздавалась бесплатно, и раб, выносящий ее из столовой, мог вызвать подозрения.
— Выбери что нибудь типа нутри пудинга. Он почти бесформенный.
Оставив Стайла в помещении для инструментов, Шина направилась на поиски еды. Все предметы первой необходимости на Протоне были бесплатными.
В основе управления планетой лежала не экономика, а срок пребывания на Протоне. Это тоже удерживало людей — привыкнув к полному обеспечению, трудно потом устраиваться в другой галактике.
Шина скоро вернулась. Она не принесла с собой ни тарелку, ни ложку, чтобы не привлекать к себе внимание. Использовав столовые приборы во время еды, она положила их в моющую систему.
— Подставляй ладони, — сказала Шина.
Наклонившись, она изрыгнула из себя двойную порцию желтого пудинга.
Теплый и слизкий, он так походил на рвотную массу, что внутри у Стайла все перевернулось. Но он не раз принимал участие в соревнованиях, где требовалось поглощать пищу в самых необычных формах — все это входило в Игру. Нутри еда могла принимать любой вид — от смазочного масла до помета животных. Стайл представил себе, что участвует в Игре — отчасти так оно и было, — и принялся есть пудинг. По вкусу он ничем не отличался от настоящего. Затем Стайл прошел в помещение для отдыха и привел себя в порядок.
— Объявлена тревога. Тебя ищут повсюду, — прошептал машинный голос, когда Стайл дернул за ручку унитаза.
Стайл заторопился. Он знал, что неизвестный Гражданин направил по его следу ищеек. Как только они его обнаружат, к делу подключатся исполнители палачи. Они убьют его без всякого сострадания и сделают это так, что смерть якобы наступила в результате несчастного случая. Никто не заподозрит, что в его смерти виноват Гражданин. Теперь жизни Стайла действительно угрожала смертельная опасность. Конечно, Шина постарается защитить его, но исполнители примут это во внимание. Нельзя оставаться на месте и ждать неминуемой смерти.
— Давай затеряемся в толпе, — предложил Стайл. — Это самый надежный способ.
— У меня есть несколько возражений, — ответила Шина. — Ты не сможешь бесконечно находиться среди людей: им есть куда идти, а тебе — нет.
Следящие мониторы зарегистрируют твое постоянное присутствие. К тому же ты устанешь, тебе периодически надо отдыхать и спать. А убийцы могут смешаться с толпой и внезапно напасть на тебя. Теперь, когда за тобой началась охота, общественные места представляют собой опасность.
— Ты чертовски логична, — пробурчал Стайл.
— О, Стайл! Я так боюсь за тебя! — воскликнула Шина.
— Неплохое подражание человеческому поведению.
— Я не играю роль. Я люблю тебя.
— Ты чертовски эмоциональна.
Она обняла и горячо поцеловала Стайла.
— Я знаю, ты не можешь любить меня, — сказала Шина. — Узнав, что я машина, ты почувствовал ко мне отчуждение. Но ведь я существую для того, чтобы защищать тебя, хотя пока это у меня не очень хоронило получается.
Разве это не похоже на человеческую любовь?
Они находились одни в служебном помещении. Стайл обнял ее, хотя она сказала ему правду. Он не мог любить неживое существо. Но он был ей благодарен, и она нравилась ему. Действительно, это было похоже на любовь.
Его руки скользнули вниз по ее гладкому телу, но Шина отстранилась.
— Мне это очень нравится, — прошептала она. — Но нас преследуют убийцы, и я обязана защищать тебя. Тебе нужно спрятаться в надежном месте.
Затем…
— Ты такая практичная. — Стайл задумался: а если бы на месте Шины была настоящая девушка, заметил ли бы он разницу?
— Я думаю, мы спрячем тебя в…
— Не говори ничего, — предупредил ее Стайл. — Тебя услышат мониторы в стенах. Проведи меня туда окружным путем, чтобы сбить со следа преследователей.
— В самое короткое время, — добавила Шина.
— О, а я уже подумал, что ты скажешь… Ладно, ничего. Веди меня в свой тайник.
Она кивнула и повела за собой. Стайл залюбовался ее стройным телом.
Если бы он не видел, как она разбирает его на части, он бы не отличил его от человеческого. Впрочем, какая разница? Если расчленить живую женщину, результат будет гораздо ужаснее. Мужчину всегда привлекает не внутренняя, а внешняя сторона. Несмотря на все, Шина была красивой женщиной.
Они вышли в зал, заполненный рабами. Значит, она временно решила воспользоваться его предложением. Им предстояло пройти на главный транспортный терминал, откуда можно попасть в другие купола. Смогут ли они оторваться от слежки, если отправятся в удаленный район Протона? Стайл сомневался в этом: Гражданин без труда мог выяснить, каким рейсом они улетели. Но тогда зачем они сюда пришли?
Он продолжал лихорадочно рассуждать: предположим, она найдет для него тайник и станет приносить еду — какое наслаждение поглощать изрыгаемую пищу! — и заботиться об остальных его потребностях. Может, она и продукты жизнедеятельности его тела тоже будет выносить в руках? Хорошо, даже если он продержится эту неделю, как ему быть с работой? Рабам разрешалось иметь лишь десятидневный отпуск перед тем, как поступить на службу к другому хозяину. После этого срок их пребывания аннулировался и их высылали с Протона. Значит, у него в запасе останется только три дня, чтобы найти Гражданина, которому понадобятся его услуги, но только не в качестве жокея. Стайл сомневался, что неизвестный Гражданин, организовавший за ним погоню, и был тем, кто послал ему Шину, а затем повредил колени из лазерного ружья. Значит, у Стайла есть еще один враг — более умный и настойчивый. Стоит лишь Стайлу возобновить свое участие в скачках, и дни его будут сочтены.
Проходивший мимо раб споткнулся и задел Стайла.
— Извини, юноша! — воскликнул раб, поднимая руку, чтобы похлопать Стайла по плечу.
Реакция Шины последовала незамедлительно. Открытой ладонью она ударила раба по запястью. Выпавшая его руки стеклянная ампула разбилась об пол.
— Извини, друг, — сказала она, бросив на раба испепеляющий взгляд.
Раб поспешно скрылся в толпе.
Ампула. Еще немного, и ее игла коснулась бы тела Стайла. Что было в ней? Разумеется, яд! Но Шина прекрасно справилась со своими обязанностями.
Чтобы не выдать ее, Стайл не мог даже поблагодарить Шину.
Теперь не оставалось никаких сомнений — враг заметил их, а убийцы находились где то поблизости. Шина была права: находясь среди людей, он подвергал свою жизнь опасности. Ему не удалось спрятаться в толпе, враг обнаружил его. В следующей ампуле, возможно, будет содержаться гипнотический наркотик, который заставит его совершить самоубийство или согласиться на трансплантацию мозга. А Стайл даже не мог смотреть по сторонам — это могло вызвать подозрение!
Нежно сжимая Стайла за локоть, Шина направила его в комнату отдыха.
Там почти никого не было — наступил вечер, и большинство рабов спешили домой.
Она слегка подтолкнула его вперед, а сама остановилась Она собиралась задержать преследователей, если таковые появятся. Пройдя через радужное сияние, Стайл оказался в комнате отдыха. Вообще то он не нуждался в отдыхе. Он заслуженно пользовался репутацией игрока с железными нервами, но ведь раньше ему никогда не угрожала смертельная опасность. Стайл чувствовал усталость и напряжение во всем теле. Теперь он зависел от Шины, от ее инициативы. Ему захотелось запереться в индивидуальной кабинке обхватить голову р