лого  www.goldbiblioteca.ru


Loading

Скачать бесплатно

Читать онлайн Роджер Макбрайд Аллен. Власть мошенников

 

Навигация


Ссылки на книги и материалы предоставлены для ознакомления, с последующим обязательным удалением, авторские права на книги принадлежат исключительно авторам книг












































Яндекс цитирования

 

Роджер Макбрайд Аллен. Власть мошенников



Посвящается маме, которая поделилась
своей любовью, научила меня уверенности
в себе и дала лучшее в мире второе имя


1


На борту КЛП "Венера"

Корабль источал зловоние. Люсиль Колдер изнемогала от него.
Вентиляционная система "Венеры", которая испортилась через два дня
после захвата, теперь работала на грани издыхания. Система была повреждена
при попытке курсантов службы разведки вновь отвоевать корабль. Конечно,
курсанты потерпели фиаско. Они были вооружены лишь несколькими
револьверами, которые не успели найти и отобрать, а гардианы
контролировали весь корабль, имели тяжелое вооружение - и все
преимущества. Попытка курсантов завершилась плачевно: гардианы убили еще
нескольких из них, отобрали все оружие, выбросили в космос трупы, а
уцелевших курсантов заперли в каютах. Этим все и кончилось.
Но гардианы имели глупость воспользоваться мощным оружием внутри
корабля, в окружении необходимой для жизнеобеспечения техники. И теперь,
через двадцать один день после захвата, воздушные насосы лишь визжали и
содрогались, перестав издавать привычный ровный гул. Роботы-уборщики тоже
пострадали, и вскоре по кораблю распространилась вонь немытых тел, страха
и сгоревших механизмов. Всех пассажиров изводила головная боль - это
означало, что уровень углекислого газа в воздухе продолжает расти. И у
воды появился затхлый запах. Несколько уцелевших членов экипажа "Венеры"
могли бы наладить поврежденные системы, но их держали взаперти, по двое в
каждой каюте - как и остальных пленников. А сами гардианы либо не умели
ремонтировать технику, либо не обращали внимания на неудобства.
Гардианы говорили по-английски. Курсантам удалось увидеть лишь белых
гардианов-мужчин, и этим исчерпывались сведения о них. Когда-то давно
неизвестным образом гардианы улетели к неизведанным звездам, обосновались
на одной из планет и стали пропавшими без вести для остального
человечества. Это предположение, по крайней мере, было не лишено смысла.
Сами гардианы предпочитали ничего не объяснять.
Лейтенант Королевского флота Австралии Люсиль Колдер сидела взаперти в
своей каюте, но она была достаточно опытным пилотом, чтобы чувствовать,
как неумело гардианы управляют "Венерой". Люсиль знала, сколько топлива
осталось в резервуарах корабля. Последние три недели она старательно
отмечала, сколько раз гардианы набирают скорость, и приблизительно
оценивала, каких значений при этом достигает перегрузка. Благодаря этим
наблюдениям Люсиль примерно представляла себе, сколько топлива расходуют
попусту эти варвары-неумехи, без конца исправляя собственные ошибки.
Неумелое пилотирование еще не убило их - топлива на "Венере" пока
хватало с избытком. С другой стороны, загрязнение воздуха и воды могло
вскоре прикончить и пленников и тюремщиков. Чтобы сохранить жизнь и тем и
другим, "Венере" требовалось поскорее долететь хоть куда-нибудь.
Но Люсиль и оставшиеся в живых курсанты понятия не имели, куда движется
"Венера". Экраны во всех каютах были отключены, звезд, по которым можно
было определить примерное местонахождение, пленники не видели, к тому же
нельзя было с уверенностью утверждать, находится ли корабль по-прежнему в
реальном космосе или уже не раз переходил в режим С2. Люсиль ничего не
знала, ничего не могла поделать и ничего не видела. Это раздражало ее.
Люсиль взглянула на свою соседку по каюте, Синтию Ву. Синтия была
лейтенантом сил обороны Верхнего Сингапура - подразделения, которое
занималось лишь отслеживанием бесконечного потока грузовых кораблей,
прибывающих в огромный город, расположенный на орбите Земли. Синтия
привыкла к монотонной работе и долгим часам ожидания, Люсиль в этом
повезло гораздо меньше. Пилотов флота Австралии для кораблей,
предназначенных для дальнего космоса, учили быстро принимать решения и
действовать самостоятельно. Люсиль отчаянно хотелось оказаться у пульта
управления, самой видеть, что происходит. На худой конец, ей хватило бы
одного экрана - чтобы узнать, куда они летят, и попытаться понять, зачем
их везут туда. Ей хотелось узнать, кто эти угрюмые мужчины, называющие
себя гардианами, и, конечно, выяснить, зачем им понадобилась "Венера" и
удастся ли выжить их пленникам.
Но больше всего она мечтала о горячем душе. Мать Люсиль была из
аборигенов Австралии, отец - потомком британских переселенцев. Люсиль
выросла на; огромном овечьем ранчо на краю пустыни, где солнце палит
нещадно, заставляя людей потеть и распространять дурной запах. В
родительском доме душевые кабинки были устроены снаружи, так, чтобы его
обитатели входили уже чистыми, не принося с собой тошнотворный запах. А
теперь Люсиль оказалась в запертом помещении, пропитанном вонью множества
немытых тел, в том числе и ее собственного, и прожила в таком состоянии
больше половины месяца.
Люсиль Колдер была невысокой, коренастой, смуглолицей шатенкой с
коротко подстриженными волосами. Вздернутый нос-кнопка и двойной
подбородок не позволяли назвать ее даже хорошенькой, но Люсиль это не
огорчало. На такой работе, как у нее, не требовалась привлекательная
внешность.
Уже в тысячный раз оглядывая до отвращения надоевшие стены каюты,
Люсиль заметила, как Ву невозмутимо перевернула еще одну страницу книги и
продолжала читать. В тысячный раз Люсиль подавила в себе желание выхватить
из рук Ву книгу и швырнуть ее в переборку. Но даже в те минуты, когда
Люсиль была способна изувечить Синтию, она знала: лучшей соседки по камере
ей не найти. Ву обладала неистощимым терпением, она верила в силу логики и
никогда не совершала необдуманных поступков. Всему этому Люсиль не
отказалась бы поучиться.
Люсиль пожалела, что корабль прекратил вращение и у нее исчезла
возможность хотя бы походить по каюте. Растрачивать нервную энергию в
условиях невесомости - нелегкая задача, если, конечно, буквально не биться
о стены. Люсиль отстегнула ремни, удерживающие ее на койке, и,
оттолкнувшись, поплыла к двери, надеясь через глазок выглянуть в коридор.
Разумеется, смотреть в коридоре было не на что, кроме еще одной серой
двери напротив. Проплыв над полом, Люсиль вздохнула и открыла глазок.
Коридор по-прежнему был пуст...
Внезапно ее с силой бросило на пол. Кабину наполнил рев. Чертовы
гардианы опять запустили главные двигатели безо всякого предупреждения!
Выругавшись сквозь зубы, Люсиль поднялась. Включив секундомер на запястье,
она засекла время включения двигателей. На этот раз перегрузка достигла
полутора "g".
Ву даже не отвела глаз от книги. Люсиль задумалась, кто из них выглядит
нелепее: Ву, которая валяется без дела, или она сама - нервничающая,
суетливо отмеряющая периоды запуска двигателей, зная, что это не принесет
ей никакой пользы.
Но этот запуск тянулся намного дольше предыдущих. По подсчетам Люсиль,
двигатели оставались в рабочем состоянии двадцать минут и еще несколько
секунд. Когда рев наконец смолк, в звенящей тишине каюты Люсиль в уме
вычислила ускорение - около восемнадцати километров в секунду. Это что-то
значило. Полет между любыми двумя точками звездной системы не требует
таких огромных изменений скорости. С другой стороны, такое ускорение было
весьма скромным при полете между двух звезд, движущихся с различной
скоростью.
Значит, "Венера" совершила сверхсветовой прыжок, выравнивая скорость со
скоростью новой звездной системы.
- Синтия, - негромко позвала Люсиль, - мы на месте.
Ву пристально взглянула на нее:
- Откуда ты знаешь?
- Это был запуск, чтобы выровнять скорость между двумя звездными
системами и чтобы попасть в намеченное место, такой запуск предпринимается
после входа в новую звездную систему. А кроме того, этот запуск должен был
почти опустошить топливные резервуары. Гардианы не стали бы так рисковать,
если бы до их планеты было еще далеко.
Ву захлопнула книгу.
- Знаешь, Люсиль, пожалуй, ты права.


Но на место корабль прибыл не сразу. Одно дело - войти в нужную
звездную систему, но совсем другое - проникнуть внутрь от ее границ и
попасть на планетарную орбиту. Пассажирам "Венеры" пришлось провести в
заточении еще больше полутора суток, прежде чем что-нибудь изменилось.
Затем в середине ночного цикла на корабле их разбудил еще один запуск
главных двигателей, продолжавшийся всего минуту при единичной перегрузке.
Далее последовал ряд толчков и прыжков на высотных двигателях, пока
пилот-гардиан производил точную настройку курса. Долгое время в каютах
слышались лишь стоны перегруженной вентиляционной системы. Наконец корабль
качнуло еще пару раз, и послышались отдаленные слабые постукивания и
скрежет.
- Причальный хомут, - заметила Люсиль. - Бог ты мой, значит, они
совершили прыжок в режиме С2 почти у самой планеты!
- Если, конечно, корабль привели к планете, - возразила Синтия. -
Возможно, мы всего лишь причалили к какой-нибудь станции на свободной
орбите местного солнца. (Послышался резкий лязгающий звук.) Надеюсь,
вскоре мы это выясним. Корабль уже в причальных зажимах.
О сне теперь не могло быть и речи. Обе пленницы встали и начали
одеваться.
На корабле послышались голоса, вопли, рев, скрип трапов самой шумной
команды, какая когда-либо приводила корабль в порт и укрепляла его на
опорах. Воздух изменился - стал чище и свежее, смешавшись с атмосферой
того места, куда прибыл корабль.
Вскоре пленницы услышали звяканье ключей и сердитые, торопливые голоса.
Наконец дверь их каюты с треском распахнулась, и через порог шагнул
мужчина в скафандре.
- Собирайте свое барахло и выходите! - рявкнул он. Переговорное
устройство шлема придало его голосу особую грубость и хрипоту. - Шагайте к
главному кормовому люку и через шлюз выходите на станцию. Выполняйте
приказы гардианов, и вам не причинят вреда. - Он повернулся, схватился за
дверной косяк и перешел к соседней каюте, не удосуживаясь узнать, поняли
ли его приказ Синтия и Люсиль.
Люсиль испытала безумное желание броситься вслед за ним, разбить стекло
его шлема, потребовать объяснений, вырваться в коридор, сделать хоть
что-нибудь - но, повернувшись, она увидела, что Ву невозмутимо укладывает
в рюкзак свои немногочисленные вещи. Шагнув к своему шкафу, Люсиль
последовала ее примеру, понимая, что, если она хочет выжить, ей придется
научиться терпению.
У кормового шлюза творилась неразбериха. Гардианы в армированных
скафандрах ничего не объясняли и не отвечали на вопросы - они хватали
пленников и выталкивали их через люк на трап-туннель. В шлюзе оказался
иллюминатор, и Люсиль успела заметить, что корабль находится на
орбитальной станции внушительных размеров. Гардианы подгоняли пленников,
которые, по их мнению, двигались недостаточно быстро. Люсиль решила, что
обойдется без лишних синяков, и вышла в туннель без посторонней помощи.
Она выбралась в большое полусферическое погрузочное помещение и
оказалась в толпе измученных, злых и перепуганных однокашников. Пленники
все прибывали из люка в основании полусферы, к которому был подведен трап
"Венеры". Люсиль попыталась сосчитать, сколько ее однокурсников выжило, но
в полусфере они по-прежнему находились в невесомости. Было невозможно
уследить за целой толпой мужчин и женщин, висящих и передвигающихся в
воздухе.
Из туннеля по-прежнему появлялись пленники. Неподалеку от Люсиль
вспыхнула потасовка. Она разглядела лишь темную массу переплетенных тел,
услышала крики и глухие удары. Затем три маленьких, идеально круглых
шарика крови медленно проплыли мимо и разбились о стену.
- А ну, заткнитесь! - загремел в полусфере усиленный мегафоном голос. -
Всем молчать! Спускайтесь на пол и стойте смирно. На стенах на высоте
пояса есть поручни - хватайтесь за них и не поднимайтесь над полом. Надо
сосчитать вас по головам, и пока я не сделаю это, никто никуда не выйдет.
Очистите середину помещения, разойдитесь к стенам и встаньте на пол.
Пошевеливайтесь!
С невнятным бормотанием пленники нехотя подчинились приказу. Люсиль
заметила Синтию Ву у стены полусферы и направилась к ней, таща за собой
рюкзак.
- А, вот ты где, Люс! Может, теперь мы хоть что-нибудь узнаем, -
обнадежила ее Синтия.
- По крайней мере, нас выпустили из каюты. Воздух здесь гораздо чище, -
отозвалась Люсиль.
- Пожалуй, придется ценить даже самые мелкие преимущества - больших не
предвидится.
- Всем молчать!
В центре полусферы образовалась свободная площадка, и пленники наконец
увидели, что к ним обращается плотный и неуклюжий мужчина лет тридцати в
скафандре и шлеме с поднятым забралом. Его магнитные ботинки со звучным
стуком прилипали к металлическому полу. На плечах красовалось нечто вроде
сержантских полосок.
- Вот и хорошо. Сейчас сделаем перекличку, и советую вам отзываться
по-хорошему, иначе никто никуда не пойдет, пока все не будут пересчитаны и
отмечены. Я буду называть имена, а вы должны откликаться и говорить, кто
вы - член экипажа или пассажир "Венеры". Позже я сделаю два отдельных
списка. Аккерман Дэниэл.
- Я!
- Пассажир или член экипажа?
- Пассажир.
- Хорошо. Амото Дуайт.
- Здесь. И как старший по званию из уцелевших членов экипажа "Венеры",
я требую...
- Придержи язык, парень. Требовать будешь в другом месте. Денвере
Джозеф.
- Здесь. Я пассажир.
- Дес... Десш...
- Дешофски Дмитрий здесь. Пассажир.
- Ясно... Энтин Роберт...
Люсиль отозвалась, когда назвали ее имя, но продолжала следить за
перекличкой, пересчитывая однокурсников. Двое из выживших отсутствовали,
лишь через двадцать минут выяснилось, что они до сих пор заперты на борту
"Венеры". Наконец со списками было покончено. В полусфере находилось пять
членов экипажа и пятьдесят три курсанта. На Бэндвиде на борт корабля взяли
двенадцать членов экипажа и шестьдесят курсантов разведывательной службы.
- Готово... Теперь стойте и ждите. - Сержант нажал кнопку на плече
скафандра и заговорил во внутренний микрофон шлема: - Капитан, все на
месте. Мы ждем вас на третьем причале, сэр.


Капитан Льюис Ромеро нажал кнопку настольного селектора:
- Благодарю, сержант. Ждите, я сейчас буду.
Кабинет Ромеро находился на наружной палубе вращающейся секции
орбитальной станции, и, таким образом, перегрузка здесь составляла 1,13
"g" - как на планете гардианов, Столице.
Как и подобало командующему, Ромеро занимал самый большой и роскошный
кабинет орбитальной станции. Как требовалось капитану, занимающему
невысокий пост в захолустном углу разросшейся военной империи, Ромеро был
невеждой. Компетентные офицеры были слишком редким явлением, чтобы
поручать им командование обычным гарнизоном.
Но Ромеро имел военную выправку, его мундир был всегда чист и идеально
отутюжен, сапоги-ботфорты - более чем неуместная обувь на орбитальной
станции - сияли, черная шевелюра и усы были аккуратно подстрижены и
расчесаны. На станции, подобной "Ариадне", от командующего больше ничего
не требовалось.
С его одутловатого лица не сходило явно фальшивое выражение дружеского
любопытства. Капитан провел перед зеркалом немало времени, разучивая
приличествующие его званию гримасы. Ромеро считал себя рассудительным
человеком, готовым выслушать собеседника, владеющим даром ненавязчивого
убеждения и примера. Он гордился усилиями, которые затратил на собственную
внешность. В конце концов, если не позаботиться об этом, как солдаты будут
отличать своего командира?
Он нажал кнопку на столе, и через минуту послышался ответный сигнал.
Эскорт капитана был готов. Выйдя за порог кабинета, капитан увидел четырех
мрачных солдат в мундирах - по двое с каждой стороны двери. Двое встали
впереди своего командира, а еще двое - сзади.
- К третьему причалу, - скомандовал Ромеро и направился к лифту.
Придавая огромное значение соблюдению правил, Ромеро ужаснулся бы, узнав,
какой нелепостью его подчиненные считают подобные эскорты.
Прибыл лифт, и все пятеро с трудом втиснулись в него. Не дожидаясь
распоряжений, двое солдат неловко опустились на колени в этой тесноте. На
каблуках сапог Ромеро имелись едва приметные кнопки, и солдаты нажали на
них - каждый со своей стороны, включив спрятанные в подошвах сапог
электромагниты. Таким образом ботфорты Ромеро становились пригодными для
ходьбы по коридорам станции в условиях невесомости. Сапоги изготовили по
особому заказу капитана. Они выглядели гораздо лучше, чем стандартные
магнитные ботинки, которые портили впечатление от черной блестящей формы.
Дверь лифта открылась, последовала недолгая задержка - эскорт
переобувался, меняя обычные ботинки на магнитные. Наконец шествие к
третьему причалу было продолжено. Глава эскорта открыл люк, и все пятеро
вышли в центр просторного помещения. Солдаты старались ступать как можно
тише в своих клацающих ботинках.
Прежде всего Ромеро ошеломила вонь - впрочем, он признавал, что бедняги
подчиненные в этом не виноваты. Лейтенант Генри захватил корабль несколько
недель назад, а на отбитом у противника корабле некогда заботиться о
гигиене. И все-таки стоит намекнуть Генри, чтобы в будущем ВИ
предоставляли возможность помыться. От них распространялся тошнотворный
запах.
На лице Ромеро не дрогнул ни один мускул, оно по-прежнему сохраняло
выражение, приличествующее случаю и суровому, но справедливому
командующему. Он внимательно разглядывал людей, которым предстояло
заменить бывший технический персонал станции. Досадно, что весь персонал
"Ариадны" забрали на главный штурмовой флот для предстоящего нападения на
Новую Финляндию, но таково уж веление времени, и ничего теперь не
поделать.
Впрочем, что это за замена? Пестрая шайка, сброд всех цветов радуги,
как и все ВИ, которых привозили на станцию прежде. Очевидно, эти недоумки
не могли взять в толк, как нелепо смешивать расы. А их женщины! Подумать
только, женщины у них не только имеют право быть военными, но и
превосходить по званию мужчин! Лейтенант Генри сообщил, что застреленный
им командир "Венеры" тоже оказался женщиной, да еще чернокожей.
Ромеро пристально вгляделся в мужские лица в толпе, Как они опустились!
Неужели они были обязаны выполнять приказы какой-то негритянки?
Наконец Ромеро завершил осмотр и заговорил:
- Приветствую всех вас! Добро пожаловать на орбитальную станцию
гардианов "Ариадна". Я - капитан Льюис Ромеро, командующий ОСГ "Ариадна".
Прежде всего проясним ваш статус: вы не военнопленные, вы вообще не
пленники. Вы находитесь под юрисдикцией гардианов из планетарного
содружества Столицы. По законам гардианов, вы являетесь военнообязанными
иммигрантами, сокращенно - ВИ, и имеете такие же права и обязанности, как
и любые другие иммигранты.
Ромеро не упомянул, что иммигрантов другого рода здесь попросту не
существует. ВИ должны были вскоре узнать об этом сами.
- Итак, вас привезли сюда работать. Трудитесь на совесть, помните о
своих обязанностях, и большинство из вас получит гражданство. Но ленивые,
безответственные и отказывающиеся подчиняться приказам ничего не добьются,
более того - дорого заплатят за свои проступки, - Ромеро сделал
многозначительную паузу и продолжал уже более добродушно: - Но я уверен,
что таких затруднений не возникнет. Вы здесь для того, чтобы работать.
Работайте как следует, и вы заслужите хорошее отношение к себе. Думаю, это
никому не повредит. Сержант Мосгроув распорядится, чтобы вас проводили в
казармы, и... предоставили возможность привести себя в порядок. А затем
вам объяснят ваши обязанности, - Ромеро повернулся, собравшись уходить,
когда высокий и чистый голос окликнул его.
- Прошу прощения, капитан, - смело произнесла Синтия Ву, - но позвольте
сказать вам напрямик: как бы вы ни старались приукрасить истину, нас
похитили и привезли сюда как квалифицированную рабочую силу, иными словами
- рабов. Это верно?
Ромеро вспыхнул. Немыслимое оскорбление! И от кого - от какой-то
несчастной китаянки! Поразмыслив, он предпочел не отвечать ей - найти
достойный ответ оказалось затруднительным делом. Взяв себя в руки, Ромеро
позвал:
- Сержант Мосгроув, можете начинать расселение заклю... то есть
иммигрантов. - С этими словами он повернулся и покинул помещение в
сопровождении безмолвного эскорта.


Мосгроув козырнул в спину уходящему капитану Ромеро и проследил, как он
покидает причал вместе со своими телохранителями. Сержант не скрывал
презрения: девчонка оскорбила командующего станцией, а Ромеро стерпел!
Этому Ромеро, при всем внешнем лоске, не хватало твердости. У настоящего
командира эту узкоглазую шлюху давным-давно превратили бы в кровавое
месиво в назидание остальным. Но если капитан предпочел пропустить
оскорбление мимо ушей, пусть пожинает плоды своей мягкотелости.
- Внимание! Сейчас вы будете разбиты на группы по шесть человек и
расселены по каютам. Чем скорее мы закончим, тем раньше вы сможете
помыться и перекусить.


Шло время. Заключенные курсанты постепенно узнавали, что представляет
собой их новый дом и тюрьма.
"Ариадна" была типовой станцией, она состояла из трех цилиндров,
укрепленных на общей оси и напоминающих три огромные консервные банки,
поставленные друг на друга. Здесь их называли попросту "цилиндр А",
"цилиндр В" и "цилиндр С". Центральный цилиндр вращался, имитируя
притяжение, соответствующее притяжению Столицы, - оно составляло 1,13
притяжения Земли. В двух других цилиндрах, А и С, поддерживались условия
невесомости.
"Ариадна" была центром связи и управления движением космического
транспорта, здесь имелись орбитальные буксиры и другие суда, отсюда
указывали орбиты космическим кораблям, движущимся вокруг планеты.
Станция представляла собой мрачное, неуютное место - по крайней мере,
те ее отсеки, где держали заключенных курсантов. Как на всех орбитальных
станциях, где притяжение поддерживалось с помощью вращения, ближе к оси
сила тяжести уменьшалась.
Люсиль и Синтию поместили в маленькую, аскетически полупустую каюту
вместе с еще четырьмя женщинами. Каюта располагалась на третьей палубе, в
жилой зоне, ближайшей к области нулевого притяжения. Всех "военнообязанных
иммигрантов" поселили на третьей и четвертой палубе. Первую и вторую
палубы занимали служебные помещения командования и связи. Шестая палуба
была наиболее удаленной от оси вращения и вмещала офицерские каюты,
лазарет, склады и некоторые ремонтные мастерские.
Помещения, отведенные для ВИ, были единообразно выкрашены в
серо-стальной цвет, освещение здесь было тусклым - гардианы экономили
энергию. Каюты оказались крохотными, неудобными и душными. Их скудная
мебель не убиралась в стенные перегородки, сделать каюты хоть немного
просторнее было невозможно. Койки в них были привинчены к полу, как и
единственный стул - алюминиевый, вечно холодный, на который не хотелось
садиться. В каютах не предусматривалось никаких шкафов, и потому, чтобы
соблюдать порядок, приходилось держать все вещи в рюкзаках. Сами рюкзаки
занимали большую часть каюты. Шестеро женщин договорились ради удобства
класть рюкзаки днем на койки, а перед сном сваливать их в один угол.
Гардианы не теряли времени, подыскивая работу для новых "иммигрантов".
По-видимому, ВИ были предназначены, чтобы заменить персонал станции,
переведенный на другие работы. Заключенных спешно готовили к выполнению
технических работ на станции - зачастую стимулом для этой учебы
становилось приставленное к виску оружие.
Синтия ничем не поплатилась за свою дерзость, но пленники быстро
поняли: ее случай следует считать редкостным исключением. Несколько
курсантов попытались протестовать и были жестоко избиты. По крайней мере,
из своих намерений в отношении В И гардианы не делали тайны. Они с
удовольствием давали ВИ понять, какая участь ждет их в случае
неповиновения. Протесты и наказания продолжались, но это ничего не меняло.
Бывших курсантов, ныне ВИ, держали на орбитальной станции "Ариадна"
независимо от того, нравилось им это или нет. Побег отсюда был немыслим:
гардианы контролировали все оружие, запасы пищи и воды.
От ВИ требовали безукоризненной работы в центре связи, за диспетчерским
пультом, в компьютерном центре станции, а также выполнения других
технических задач. Отказ от сотрудничества неизбежно приводил к
наказаниям. Гардианы без труда дали пленникам понять это.
В разведывательную службу Лиги Планет отбирали самую выдающуюся
молодежь из войск всех государств - членов Лиги; за время учебы они успели
стать опытными пилотами, легко адаптирующимися к новым условиям. В И -
курсанты уже научились называть себя так - быстро привыкли к новой работе.
Помогало им то, что оборудование было более-менее знакомым - казалось,
гардианы всеми способами старались заполучить образцы старой и новой
техники и довольно примитивно копировали их.
Поначалу ВИ пытались протестовать, устраивать саботажи, уклоняться от
работы - до тех пор, пока не расстреляли Уилки. Уилки не совершил никакого
проступка. Его убили потому, что Левенталь отказался работать на
гардианов. Навестив пленников, Ромеро объявил, что смерть Уилки была не
случайностью, а проявлением принятой политики. "Уклоняясь от обязанностей,
вы рискуете не собственной жизнью, а жизнью своих друзей, соседей по
каюте, товарищей по оружию. Мне не хотелось прибегать к крайним мерам, но
вы не оставили мне выбора. Залог жизни каждого из вас - поведение
остальных".
На следующий день Левенталь попытался покончить жизнь самоубийством,
вскрыв вены на запястьях. Его унесли в лазарет.
Но пример оказал свое воздействие. Пленники взялись за работу.
- Подождем удобного случая, а там будет видно, - сказала Ву, и все
согласились с ней.


Пленникам ничего не объясняли. Они по-прежнему не знали, кто такие
гардианы, где они находятся, что происходит за пределами станции. Но это
не мешало им самим понемногу разбираться в обстановке.
Люсиль заступала на вахту у пульта связи поочередно со своими соседками
по каюте. Ей понадобилось всего два дня, чтобы подтвердить смутные догадки
о происходящем. Большинство сообщений были зашифрованы, но извлечь из них
некоторые сведения для Люсиль не составило труда. Поговорив с другими ВИ,
она поняла, что и те пришли к подобным выводам. "Ариадна" находилась не на
орбите Столицы, а вращалась вокруг другой планеты, которую гардианы
называли Заставой.
Работа Люсиль состояла в передаче данных и голосовых сообщений между
двумя десятками кораблей на разных орбитах. Через "Ариадну" поддерживалась
связь между кораблями, находящимися вне досягаемости друг от друга.
Пульт Люсиль вместе с девятью другими пультами находился в огромном
помещении цилиндра В. Пока пленники работали, два вооруженных до зубов
гардиана с угрюмыми лицами пристально следили за ними. Определение Синтии
оказалось близким к истине - они действительно стали рабами гардианов.
Люсиль не раз повторяла себе, что еще ни один австралиец не смирялся с
рабством надолго и не оставлял его без отмщения.
Очередной сигнал пришел с орбиты, с большого корабля под названием
"Левиафан". На "Левиафане" пользовались тем же кодом, что и на планетарных
станциях, и по некоторым причинам Люсиль хотела узнать его. Нажав клавишу
на пульте, она скопировала сигнал с "Левиафана" в заранее приготовленный
личный компьютерный файл. Люсиль не переставала учиться.



2


ОСГ "Ариадна"

Первому лейтенанту флота гардианов и помощнику командующего станцией
"Ариадна" Джонсону Густаву не нравился ни его пост, ни обязанности.
Впрочем, ему еще повезло. Согласно законам, ему следовало бы давно
умереть, быть убитым выстрелом в сердце за вопиющее преступление - измену.
Досадно быть переведенным из штаб-квартиры разведслужбы на жалкую
орбитальную станцию, но такое существование лучше смерти. Кроме того,
непыльная работа и обилие свободного времени давали Густаву возможность
обдумать свое нынешнее положение изменника.
Его предательский отчет был стерт, изодран в клочки, сожжен, уничтожен
всеми существующими способами. Однако он по-прежнему хранился в мозгу
Густава. Иногда ему казалось, что капитан Филлипс согласился сохранить ему
жизнь, лишь бы не потерять последнюю копию отчета, уберечь ее в клетках
мозга. Значит, капитан признавал правоту мнимого изменника, убеждал сам
себя Густав, управляясь с ежедневной порцией бумажной работы. Филлипс был
неплохим парнем - так почему же он не дал ход отчету, вместо того чтобы
уничтожить его и отослать автора на жалкую консервную банку, мотающуюся на
орбите Заставы? Густав тысячу раз размышлял над этой загадкой, но понимал
- сколько ни размышляй, тайна останется тайной.
Капитан Филлипс знал: если он даст ход отчету, и он сам, и Густав
погибнут, ничего не добившись. В этом Густав не сомневался. Филлипс был
способен пойти на компромисс, как и все лучшие офицеры разведки,
вынужденные зачастую соизмерять желания и возможности, - это выражение в
последнее время часто мелькало в их разговорах. Отсылая Густава на
"Ариадну", Филлипс произнес еще одну странную фразу: "Уделяй больше
внимания принятой политике, а не реальности - пока времена не
переменились".
Ладно, времена и в самом деле понемногу менялись, но что толку в этих
переменах? Важнее всего был отчет.
Беда в том, что офицеров разведки приучали к объективному анализу, и
только разведслужба посылала своих людей из звездной системы Нова-Сол к
другим колонизированным планетам. Приученные к объективному анализу
реальности, люди не укладывались в рамки политики Столицы.
Пока Густав не прошел специальную подготовку, ему жилось гораздо легче.
Он слышал то, что приходилось выслушивать любому ребенку, получал знания
из школьных учебников и на лекциях по политической ориентации: гардианы
угрожали нарушить установившийся на Земле порядок и были изгнаны с родной
планеты плутократами, но сумели запутать следы, так что никто не знал, к
какой системе они направились. Лига Планет создана с единственной целью -
отыскать убежище гардианов и уничтожить их. Лига никогда не прекращала
поиски Столицы - единственной планеты, угрожающей власти Лиги в обитаемом
космосе. Жители Столицы должны быть бдительными, хорошо вооруженными,
дисциплинированными, готовыми защитить свой дом.
А потом Густава отобрали для разведки, отправили на учебу и сообщили
нечто совершенно новое - историю, в которую он уверовал лишь после того,
как в крохотном одноместном корабле с фальшивым опознавательным знаком
Верхней Либерии был отправлен к планетам Лиги собирать информацию для
Столицы.
Он улетал и возвращался десятки раз, привозил украденные приборы и
инструменты, собирал технические журналы, которые потом передавали в
лаборатории гардианов. Он подыскивал корабли с подходящими ВИ на борту,
просматривал обзоры новостей и привозил отчеты о политических событиях. Он
немало путешествовал и еще больше повидал.
Густав побывал на Кеннеди, на Новой Азии, Новой Финляндии, даже на
Земле. Он видел "врагов" Столицы и обнаружил, что плутократы, гедонисты,
демагоги и кровопийцы, о которых втолковывали ему на уроках политической
ориентации в школе, - всего-навсего люди. Более того: эти люди даже не
слышали о гардианах, и Густаву пришлось провести целый день в публичной
библиотеке Нью-Йорка, чтобы откопать материалы, в которых мимоходом
упоминалось истинное прошлое гардианов.
Тысячи гардианов - героев "Атлантического фронта" из школьных учебников
превратились в горстку буянов - остатки ларушистов, последователей Берча,
"Африканеров в изгнании", "Национального фронта", какой-то организации под
названием "Ку-Клукс-Клан" и тому подобных групп и движений. Корабль
"Освальд Мосли" вовсе не ускользнул с величайшим трудом от космического
флота преступных народов Земли - у народов Земли в то время вообще не
существовало космических военных сил. "Мосли" попросту разрешили покинуть
Землю и пожелали бы доброго пути - если бы Тарстон Вулридж и еще несколько
лидеров гардианов не совершили побеги из тюрем, убив при этом немало
невинных людей и освободив опасных преступников. В сущности, "Мосли"
удалось удрать только потому, что ни у британцев, ни у американцев не
оказалось кораблей, способных преследовать его. Как только "Мосли" покинул
Солнечную систему, его следы затерялись - но их никто и не искал. Корабль
словно исчез, а кое-кто на Земле вздохнул с облегчением и предположил, что
"Мосли" пропал без вести со всем экипажем и пассажирами. Гардианам
отводилась вовсе не героическая страница в истории, а нелицеприятная
крошечная сноска. На Земле никто уже не вспоминал об этих вояках прошлого
столетия.
Обнаружить, что давние и ненавистные враги в массе своей
цивилизованные, приличные люди, оказалось неприятно. А новость о том, что
на Земле никто не подозревает о существовании гардианов, вызывала
раздражение. Унизительно было сознавать, что легенды собственного народа -
лишь красноречивые басни шайки политических преступников. Но заклятые
враги успели увеличить военный потенциал в тысячи, десятки тысяч раз, и
теперь войска одной планеты не представляли для них опасности - от этого
открытия озноб пробирал до костей. Теперь у землян имелся военный
космический флот - как и у жителей Британники, Европы, Кеннеди и Бэндвида.
Лига оказалась опасным противником.
Однако верховному главнокомандующему Жюлю Жаке, десятому лидеру
объединенного командования гардианов планетарного содружества Столицы и
главе весьма шаткого правительства, требовался какой-нибудь внешний
кризис, чтобы отвлечь внимание народа от других проблем. Не мешало к тому
же разжиться техникой и квалифицированной рабочей силой. И Жюль Жаке решил
напасть на Лигу.
Густав, тогда еще разведчик, добросовестно выполнил свой долг и
составил тот проклятый отчет, но за все труды был понижен в звании и
отправлен в паршивую дыру с издевательским названием "Ариадна".
Теперь на Густава возложили другие обязанности. День за днем он
руководил работой космической станции, и в его задачу входило наблюдение
за ВИ. Оно напоминало усложненную игру в кошки-мышки, в которой Густав с
самого начала был твердо уверен в собственной победе, но старался не
переборщить. Он не осмеливался слишком широко пользоваться своими
преимуществами.
Курсанты разведслужбы Лиги были достаточно умны, чтобы догадываться:
все их каюты и рабочие места прослушиваются. Постепенно они приобретали
все больший опыт в поиске скрытых микрофонов. То в одном, то в другом
месте микрофоны оказывались "случайно" повреждены, и обычно Густав не
поднимал шума, просто восстанавливал поврежденную аппаратуру через пару
дней.
В конце концов, ВИ были, в сущности, заключенными, как бы их ни
именовали. Они не могли сбежать, не могли установить контакт с планетами
за пределами системы, и потому Густав не препятствовал их тайным сборищам
и конспиративному сбору информации. Усилия заключенных все равно ни к чему
не приведут, и чем больше энергии они потратят на разработку планов, о
которых уже известно Густаву, тем меньше сил у них останется на
какие-нибудь новые, неведомые ему замыслы. Действия заключенных впечатляли
его. За шесть недель, проведенных на станции, у них появилась крепкая
организация и четкий план действий.
С одной стороны, эта новость была недурна. В обязанности Густава
входило поддерживать ВИ в работоспособном состоянии. Им была просто
необходима возможность выговориться, пожаловаться и обсудить свое
бедственное положение друг с другом. Каждому нужно время от времени
спускать пары. Планы и заговоры отлично подходили для такой цели.
Густав ни на минуту не забывал, что его ВИ - военные. Если бы он
безжалостно подавлял любую попытку обмануть гардианов, держал бы пленников
в ежовых рукавицах, ВИ взбунтовались бы - и бесславно погибли, возможно
успев взорвать "Ариадну" и таким образом помешать предстоящей войне. На
этом месте Густав прервал цепочку мыслей - прежде, чем в его голове
сложился вопрос, чем же плохо мешать предстоящей войне. И потому он не
стал стирать многочисленные "секретные" банки данных ВИ - в противном
случае они вновь стали бы собирать информацию, на этот раз пряча ее
получше, возможно, в тех разделах памяти компьютеров, до которых ему не
добраться. Густав не мешал Шиллеру пользоваться телескопом и спектрографом
для обнаружения ярких звезд. Даже если Шиллеру повезет - что маловероятно,
- то система с двойным солнцем, Нова-Сол, отстоит от ближайшей планеты
Лиги на сто пятьдесят световых лет. Что же Шиллер будет делать потом?
Отправится домой пешком? Воспользуется лазерным лучом, чтобы послать
сигнал бедствия, который достигнет цели в середине следующего века?
Густав вздохнул, тупо уперев взгляд в крышку собственного стола.
Сплошная бумажная работа и детские игры с заключенными, по сути дела - с
рабами. Положение для бывшего разведчика - из разряда "хуже не
придумаешь".
Что за олухи собрались в окружении Жаке? Неужели они ничего не
понимают? Государство, в котором хлыщи вроде Ромеро командуют космическими
станциями, а всю работу на станциях выполняют похищенные пилоты-наемники,
ждут беды, страшные беды. Почему же правительство этого не понимает?


Синтия Ву осторожно прошлась по складу, проверила переборки, двери,
полки и шкафы. Свой детектор для обнаружения "жучков" она собрала из
деталей приемника старого скафандра и прочего радиохлама, но, несмотря на
жалкий вид, детектор работал, а большего от него и не требовалось.
Наконец она сунула детектор в карман.
- Насколько я могу судить, все в порядке, если, конечно, Густав не
повел игру по новым правилам. В общем, стандартных "жучков" тут нет.
Люсиль и еще пятеро бывших курсантов слегка расслабились. Указав на
Дмитрия, Люсиль кивнула в сторону двери. Дмитрий кивнул ей в ответ и
направился в коридор.
- Итак, видимо, здесь можно не опасаться, - начала Люсиль. - Поговорим.
Есть какие-нибудь новости, Шиллер?
- И да и нет. - Сэм Шиллер был высоким, смуглокожим и ясноглазым
деревенским пареньком из Айовы, США. Он выделялся среди остальных густой
шапкой темно-каштановых волос и серьезностью. Еще мальчишкой он любил
уходить в кукурузные поля и смотреть на звезды, в юности завербовался на
флот и согласился перейти в службу разведки, лишь бы оказаться к звездам
поближе. Он служил в команде астрокартографов и потому теперь надеялся
разыскать дом среди бесчисленных искорок.
- Пока я еще не получил твердого представления о том, где мы находимся,
- продолжал Сэм. - Но программа уже запущена: каждый раз, когда антенна
дальнего приема свободна, я пытаюсь поймать хоть какие-нибудь сигналы.
Разумеется, я имею в виду не только искусственные источники сигналов - в
основном передатчики, радары и тому подобная аппаратура дает слишком
слабый сигнал, чтобы преодолеть пространство между созвездиями, но так или
иначе мы находимся слишком далеко от большинства этих источников. Есть и
естественные источники сигналов - пульсары, облака горячего газа и так
далее - их я насчитал уже около десятка. Все поступающие сигналы довольно
слабы, приборы едва фиксируют их, но раньше или позже я доберусь до центра
галактики, а это уже немало.
- Как насчет визуальных наблюдений? - поинтересовался кто-то.
- А вот с ними дела обстоят похуже, - признался Шиллер. - Я работаю с
аппаратурой, предназначенной для выявления кораблей на подходе к станции,
а не для чтения спектра звезд. Не зная спектра, невозможно отличить одну
звезду от другой, особенно если не имеешь представления о том, насколько
удалены эти звезды. Все, что я могу сказать наверняка, - мы находимся
очень далеко от дома, на расстоянии по крайней мере сотни световых лет от
Земли, Мне необходим звездный каталог. Можно ли найти что-нибудь подобное
в компьютерах?
- Ничего, - отозвалась Ву. - У них есть нечто вроде нелицензированной
копии стандартной справочной энциклопедии, но она подверглась
редактированию, а точнее - цензуре. Я уже просматривала ее. Там почти не
осталось истории - кроме истории наук, но все, что касается звезд,
астрономии и астронавигации, исчезло. Уцелели лишь заголовки статей.
- Их можно понять, - заметила Люсиль. - Желая скрыть местонахождение
своей планеты, поневоле сделаешь астрономию государственной тайной.
- Но разве можно сохранить такую тайну? Чтобы раскрыть ее, стоит лишь
взглянуть на небо! - возразил Амото.
- Легко сказать, - вмешался Шиллер. - Если смотреть невооруженным
глазом, все равно ничего не добьешься. Чтобы отличить одну звезду в небе
от другой, необходимо определить спектр, радиальную скорость и отклонения
Допплера, а если бы вы пытались сделать то, чем я занимаюсь сейчас, -
искать хоть какие-нибудь ориентиры в небе и определять, где находится дом,
- вам пришлось бы вычислять истинное положение звезд в космосе на
основании их видимого положения в небе в трехмерных координатах. Для этого
необходим либо соответствующим образом запрограммированный компьютер, либо
долгие годы ручных вычислений. А у меня нет астронавигаторских программ.
Шиллер удрученно потер подбородок и продолжал:
- Но зато я могу рассказать вам кое-что о звездной системе, в которой
мы находимся. По-моему, это система двойной звезды, но в ее геометрии я
еще не совсем разобрался.
- Но почему ты не уверен даже, что это система двойной звезды? -
поинтересовалась Синтия. - Не обижайся, но это же очевидно.
- Если это действительно двойная система, то ее другой компонент -
вторая звезда весьма удалена от нас и невооруженному глазу видится как
очень яркая звезда, а не диск. Я мог бы говорить с большей уверенностью,
не будь система настолько необычной. Планета, на орбите которой мы
находимся, называется Застава, это нам всем известно. Обычно в двойной
системе все звезды и планеты движутся в одной и той же плоскости. Да,
отсюда видна очень яркая звезда. Она совершает идеально правильные
перемещения за определенный период времени, они измеримы даже с помощью
того оборудования, которым я располагаю. Но она движется совсем не в
плоскости орбиты Заставы. Она пересекает обозримый участок неба так
быстро, что наверняка находится на взаимосвязанной орбите с нашей звездой.
Очевидно, это двойная система редчайшего типа. Но все известные мне
сведения о двойных системах свидетельствуют, что в такой системе планет
быть не должно. Догадываюсь, эта теория в корне неверна - такое уже бывало
в истории.
- Это уж точно, - подтвердила Люсиль.
- И еще одно, - продолжал Шиллер. - В области этой звезды зафиксировано
множество источников сильных радиосигналов, эти источники издают все виды
шумов на самых разных частотах. Я еще не успел проверить ни один из
сигналов, но могу поручиться: эти радиоисточники свидетельствуют о
близости Столицы - она вращается вокруг второй звезды этой черт знает
какой двойной системы.
- Мне удалось принять несколько сообщений, в которых звезда Заставы
называлась "Нова-Сол-В", - вставила Люсиль.
- Значит, можно предположить, что вторая звезда называется Нова-Сол-А.
По крайней мере, теперь мы знаем название, - заключил Шиллер.
- Но, Сэм, неужели ты так и не нашел Землю?
- Мне было отпущено всего шесть недель, да еще пришлось обманывать
гардианов и не забывать о работе диспетчера. Дайте мне шесть месяцев или
год - и я найду Землю, так что мы сможем проложить точный курс и уточнять
его между прыжками в режиме С2.
- Хорошо, - кивнула Люсиль. - А как насчет корабля?
- Никаких шансов, - вздохнула Ву, - по крайней мере, пока. На станции
нет судов крупнее буксиров, если не считать атмосферных шлюпок. Ручаюсь,
здесь нет ни одного корабля с генератором режима С2 на борту.
- Кто-нибудь выяснил, что стало с "Венерой"?
- Ее увели через день после прибытия сюда, - сообщила Стана. - Полагаю,
ее уже успели переименовать и намалевать флаг гардианов с пламенем и
дельтой поверх символа разведслужбы Лиги.
- Есть ли какая-нибудь возможность самим собрать генератор С2? -
спросил Шиллер.
- Из чего? И чем? И каким образом - может, кто-нибудь помнит точный
чертеж? - спросила Ву.
- Кто-нибудь из нас должен знать по крайней мере основную схему, - не
отступала Стана. - Детали можно раздобыть, инструменты - тоже.
- Да, попросить у гардианов, - усмехнулся Денвере. - И заодно попросить
убрать с орбиты боевые корабли. Синтия права: даже если мы соберем
генератор С2 и установим его на корабль, речь идет о полете на расстояние
сотни световых лет. Придется вести корабль с максимальной точностью, что
возможно в одном случае из миллиона. И потом, чем мы будем проверять себя?
И откуда возьмем источник энергии?
Все собравшиеся надолго замолчали.
- По крайней мере, мы знаем, где находимся, - наконец произнесла
Люсиль. - Рано или поздно Сэм сообщит, где наш дом и - что еще более важно
- где мы. А потом попробуем захватить корабль и запустить его. На корабле
должен лететь всего один человек, а может, стоит даже послать
радиоуправляемый курьерский корабль. И как только он доставит сообщение о
том, что мы здесь...
- И что мы не одни. Мы не единственные пленники у гардианов, -
подхватила Стана. - Этого не может быть. Ручаюсь, на Столице держат еще
много таких пленных, как мы.
- Она права, - кивнул Амото. - Для управления такими, как мы, у
гардианов имеется целая бюрократическая система: я сам видел бланк с
заголовком "Министерство военнообязанных иммигрантов". А один из солдат,
охраняя меня, посоветовал не отчаиваться - его дед был ВИ.
- О Господи! С каких же пор они угоняют корабли? - изумилась Стана. -
Почему их до сих пор не поймали?
- И зачем им нужно столько народу? - поддержал ее Шиллер.
- Послушай, Дуайт, - решительно вмешалась Синтия, - если это правда, то
почему Лига не обнаружила гардианов еще десятки лет назад?
Амото поднял руки.
- Подожди минутку - это надо обмозговать... Все ясно: когда корабль
пропадает в дальнем космосе, в большинстве случаев его не ожидают найти. И
если учесть, что корабли до сих пор взрываются, поверить в то, что
космические пираты похищают их пассажиров...
- Да уж, легче поверить во что-нибудь другое, - подтвердил Шиллер.
- Теперь ясно, что это значит, - заключила Ву. - Помните, когда мы были
еще на планетах Лиги, мы никогда не слышали даже намеков на то, что наши
корабли угоняют.
- Ну и что? - спросил Шиллер.
- А то, что Лига даже не подозревает, что такое происходит, не знает о
существовании гардианов. В Лиге нас считают погибшими, а "Венеру" давно
уже занесли в список кораблей, пропавших вместе со всеми пассажирами и
экипажем.
На минуту в комнате воцарилась тишина, а затем Синтия заговорила вновь:
- Нас никто не станет искать. Нас бросили на произвол судьбы.
- Но ненадолго. Гардианы что-то замышляют, - объяснила Люсиль, - именно
потому нас и доставили сюда. Прежде всего, нас привезли на "Ариадну",
чтобы заменить переведенный куда-то в другое место здешний персонал. Я
часто принимаю сообщения с большого корабля, "Левиафана", - он прибыл на
орбиту дней двадцать пять назад. Его экипаж до сих пор недоукомплектован,
несмотря на "недавнее поступление группы связистов", очевидно переведенных
отсюда. Вы понимаете, что значит такая спешка в наборе экипажа военного
корабля? Каждый день приходит по нескольку таких сообщений. Корабли с
орбиты Заставы называют главным штурмовым флотом. Гардианы готовятся к
военным действиям.
- Ты хочешь сказать, что они собираются на кого-то напасть? - уточнил
Шиллер.
- Но на кого им нападать, кроме как на планеты Лиги? - пожала плечами
Люсиль. - Если, конечно, не существует еще одной таинственной обитаемой
планеты, в чем я сильно сомневаюсь. Но если гардианы атакуют Лигу, все
узнают о существовании гардианов и начнутся их поиски. Значит, нам надо
заниматься своей работой, собирать как можно больше информации, быть
послушными ребятами и ждать подходящего момента, чтобы удрать отсюда и
вернуться в Лигу с подробной картой Столицы.


Две недели спустя поток сообщений по радио внезапно усилился. Корабли
все чаше меняли орбиты. ВИ пришлось работать больше, чем прежде, принимая
сигналы и устанавливая порядок в движении кораблей. Затем один за другим
корабли покинули орбиту станции и направились от Заставы в дальний космос,
к точке, достаточно удаленной от Нова-Сол-В, чтобы осуществить безопасный
прыжок в режиме С2. Уставившись в свой пульт, Люсиль вдруг поняла: главный
штурмовой флот начал операцию. Люсиль испытала неудержимое желание
прерывать сообщения, посылать их в искаженном виде, делать все, лишь бы
остановить их, но она знала, что за все труды добьется только того, что
получит пулю в затылок. Кроме того, как только корабли покинули пределы
планеты, которая блокировала сигналы, они могли связываться друг с другом
без помощи трансляционной станции. И действительно, поток сообщений через
станцию стал утихать.
На орбите остался только один корабль - "Левиафан". Люсиль никогда не
видела его, но, судя по похвальбам гардианов и радиосообщениям, "Левиафан"
был самым огромным из существующих боевых кораблей, первым и единственным
в своем роде.
Какого черта они оставили боевой корабль на месте? Одержимая
любопытством, Люсиль бросила взгляд через плечо, проверяя, следит ли за
ней гардиан-охранник. Слава Богу, гардианы увлеченно болтали друг с другом
о вчерашней игре в покер. Люсиль поймала сигнал с "Левиафана" и
прислушалась, прижав к голове наушники. Если повезет, она услышит уже
понятный ей код.
- ...Пока, Каррузерс. Увидимся через пару месяцев.
Люсиль удивленно подняла брови. Гардианы говорили открытым текстом!
Никакого кода! Но такое происходило уже не в первый раз. Частные разговоры
экипажа "Левиафана" занимали половину времени, отпущенного на связь.
- Пожалуй, да, Джонни. Отправляйся развлекаться, а я попытаюсь убедить
этих олухов из Столицы прислать мне еще истребителей. Или хотя бы вернуть
остатки моих людей. У меня уцелело меньше половины личного состава.
Любопытство Люсиль достигло небывалых высот. Похоже, беседовали два
старших офицера, прощаясь друг с другом.
- ...Что ты дергаешься? Они отстают от графика только на шесть тысяч
часов.
- Ничего себе "только"! Слушай, если серьезно - будьте осторожны. Флот
должен действовать под прикрытием "Левиафана". Мы не можем допустить
разделения войск.
- Знаю, знаю - этак весь план боя полетит к чертям. Но приказ есть
приказ. "Главный штурмовой флот должен вылететь по графику. Этот приказ не
подлежит обсуждению".
- Да, слышал: "Все корабли, еще не готовые к полету, присоединятся к
флоту позже", - закончил цитату второй голос. - Но, с другой стороны, это
не так уж плохо: значит, нас отправят вместе с вами.
- Но "Левиафан" даже наполовину не готов к вылету!
- Я уже отговорил их. Хватил кулаком по столу в Адмиралтействе и
заявил, чем они рискуют.
- Идиоты.
- Так что теперь все в по...
- Колдер! Прекрати витать в облаках, работай! - Один из гардианов
наконец заметил, что Люсиль перестала нажимать клавиши.
Она пришла в себя и отключила канал связи с "Левиафаном".
Что бы ни замышляли гардианы, они уже начали приводить свой замысел в
исполнение.



3


Июнь 2115 года. ОСГ "Ариадна"

Ромеро не мог сдержать возбуждения:
- Знаете, Густав, если говорить начистоту, я опасался, что после вылета
главного штурмового флота "Ариадна" окажется ненужной и заброшенной. Но
такого я даже не мог предположить! Теперь "Ариадна" и Застава приобретают
жизненно важное значение! Такого еще не бывало. Уверен, это пойдет на
пользу нам обоим.
Не отрывая глаз от разложенных перед ним бумаг, Густав только сдержанно
кивнул и ограничился повторением в ответ каких-то общих мест. Мир вокруг
только что изменился, изменения были необратимы и огромны, а этот дурень
по-прежнему видел в них лишь удобный случай для собственного продвижения
по службе.
- Да, сэр, понимаю.
- Все держали в строжайшем секрете, - продолжал Ромеро. - Они уже
дважды присылали сюда самых видных экспертов, но это не помогло. Они не
могут позволить себе третьей попытки - особенно теперь, в разгар войны, -
но работу необходимо выполнять. Без нее никак не обойтись. Мы оказались
незаменимы.
- Да, сэр, - отозвался Густав, не прекращая читать отчет. В нем
содержалась невероятная информация - совершенно невероятная. - И это еще
мягко сказано. Но что касается исполнителей работы...
- Решение уже принято, - перебил Ромеро официально-сухим тоном. -
Впрочем, если вы хотите отказаться от назначения...
- Нет, что вы, сэр. Разумеется нет. Это неоценимая привилегия. Вопрос
состоит лишь в выборе переводчика для такой работы.
Ромеро изобразил хорошо отрепетированную гримасу задумчивости и
многозначительно кивнул:
- Да, выбор непрост. Выбор персонала - вообще самая трудная из задач.
Но вы же бывший разведчик, у вас есть опыт в общении с... другими
народами. Что касается пилотов и пехотинцев, я просто выбрал бы людей с
лучшими послужными списками. А в отношении переводчика... должен
признаться, я размышлял долго и упорно, прежде чем остановить выбор на ВИ.
Проблема с секретностью очевидна, но вы будете рядом и сможете следить за
ней. Кроме того, вы не сообщали о серьезных проступках ВИ, а вся наша
идеология основана на том факте, что подобный сброд рано или поздно примет
наши убеждения, единственно правильные и возможные, как только узнает
истину. И потом, она лучший из специалистов.
Идеология? Он принял решение, основываясь на идеологии?
- Прошу прощения, сэр, но я не совсем понял. Я предполагал, что выбор
был сделан в штабе. Выходит, персонал подбирали вы?
Утешало уже то, что не штаб допустил столь непростительной ошибки, но
настораживала другая мысль - штаб приписывал слишком малое значение
событию, перед которым должна была отступить на второй план даже война.
- Да, разумеется, - с достоинством ответил Ромеро. - Это обычная
процедура - командующему часто приходится заниматься кадровыми вопросами.
- Конечно, сэр, но обстоятельства несколько изменились... И я бы не
рискнул с уверенностью сказать, что знание нескольких языков
предпочтительнее...
- Довольно об этом, лейтенант, - прервал Ромеро с решительностью
человека, которому надоело выслушивать сомнения в собственной
компетентности. - Мое решение было окончательным. Можете идти.
- Но ведь...
- Вы свободны, - еще резче повторил Ромеро. - Идите.


Из кабинета Ромеро Густав вышел в холодном поту. Новости были
ошеломляющими. Невероятными. И такая серьезная задача была возложена на
"Ариадну", поручена Ромеро! Этот осел был не в состоянии зашнуровать
ботинки, не заглянув в инструкцию, а ему поручали серьезнейшую работу -
только потому, что "Ариадна" обеспечивала связь с Заставой! Бесподобная
логика! Очевидно, никому и в голову не приходило задуматься о значении
операции. А назначить на такую должность не преданного гардиана, а ВИ, -
каким же полным идиотом для этого надо быть! Как мог Ромеро уверовать в
покорность ВИ?
Густав уже понимал, что совершил серьезную ошибку, отказавшись от
намерения сообщать о каждом нарушении и проступке, допущенном ВИ, не
говоря уже об их планах. Но в таком случае Ромеро счел бы нужным наказать
виновных со всей строгостью, и в результате станция лишилась бы ценных
работников.
И потом, такое не могло привидеться ему даже во сне.


Выслушав вызов, Люсиль решила, что ее арестовали. Густав подслушал
разговоры на собрании ВИ, понял, что происходит, узнал, что она
подключается к чужим переговорам. Но конвойный, пришедший за ней, передал
только приказ явиться в кабинет первого помощника командующего станцией.
Никому из ВИ еще не доводилось иметь дело с Густавом, и Люсиль не знала,
чего ждать. Затаив дыхание, она нажала кнопку у двери в кабинет.
- Входите, - послышался из динамика высокий голос. Люсиль повернула
дверную ручку и шагнула через порог.
Густав выглядел как обычно: слишком юный для своей должности,
темноволосый, с умными глазами и лицом, которое от улыбки должно было
становиться привлекательным - если бы Густав умел улыбаться. Его рост был
чуть выше среднего, тело еще оставалось подтянутым, но на животе
обозначился первый жирок. В целом Густав производил впечатление
добросовестного полевого офицера, недавно переведенного на штабную работу.
- Садитесь, лейтенант Колдер.
Она подвинула стул и села.
- Спасибо.
- Итак, начнем с самого простого. Я не знаю и не хочу знать обо всех
ваших заговорах, замыслах, планах и сборищах, и вы здесь оказались вовсе
не потому. Все вы пленники - я говорю об этом напрямик, хотя мои слова
противоречат принятой политике, - и шансов на побег у вас нет. Вы
находитесь слишком далеко от дома, ваши возможности чересчур ограничены.
Мне нет дела до ваших планов потому, что они не принесут пользы вам и
вреда - мне. Вам придется провести здесь остаток жизни. Пока вы
справляетесь со своей работой, у гардианов к вам нет претензий - по
крайней мере, у меня, а это, если вы понимаете, одно и то же.
- Понимаю, - ответила Люсиль.
- Но сейчас все это не имеет значения. Произошло нечто важное, и это
событие касается вас.
- Меня?
- Да, - подтвердил Густав, - вас, вынужден признаться - вопреки моему
желанию. Вы получили новое назначение. На Заставе создана... скажем, некая
группа, которой требуется лингвист. Досье с "Венеры" свидетельствует, что
вы пригодны для такой работы. Я не ошибся?
- Я знаю несколько языков: французский, русский, несколько диалектов
аборигенов Австралии, китайский, но я...
- Значит, на расстоянии ближайших пятидесяти световых лет в округе нам
не найти человека, подготовленного к этой работе лучше вас. Здесь говорят
только по-английски уже вторую сотню лет. Один-два разведчика изучали
западные языки, но этого мало. Нам необходим человек, способный изучить
совершенно новый язык, и вы не лишены такой способности.
- Но какой это...
- Не знаю. Никто этого не знает. Мы обнаружили их четыре недели назад,
и до сих пор никто и ничего о них не знает.
- Но с кем мне придется говорить? - удивленно спросила Люсиль. - Откуда
эти люди? Как могло случиться, что их язык никто не знает?
- Они отсюда, - отозвался Густав. - С Заставы. И учить вам придется
отнюдь не человеческий язык. У ваших будущих учителей шесть ног.
Люсиль ошеломленно воззрилась на него.


По пути к поверхности Заставы

Шлюпка постепенно снижалась - это был обычный полет ничем не
примечательного судна. Шлюпка имела форму бокастого конуса и дизайн,
стандартный для баллистических судов. Она могла сойти с конвейера на одной
из планет Лиги - скорее всего, так оно и было. Люсиль не знала даже
названия шлюпки. Служащие космофлота Австралии всегда были суеверными в
таких вопросах, считая, что полет в корабле, имени которого не знаешь,
может плохо кончиться. Люсиль не отличалась предрассудками, но все же ей
было не по себе.
Густав возглавлял миссию. Сержант по имени Маккенна вел шлюпку; кроме
Люсиль и Густава в ней помещались еще двое солдат - Карлтон и Мансфилд.
Маккенна осторожно снизился и посадил шлюпку точно в центре большой лесной
поляны. Как только двигатели шлюпки заглохли, Люсиль услышала до
странности знакомый стук по обшивке судна. Капли здешнего дождя стучали по
ней точно так же, как по крыше дома на Земле, в Австралии, во время
чрезвычайно редких в засушливой зоне, но яростных гроз.
В шлюпке имелось четыре иллюминатора. Люсиль осторожно расстегнула
ремни, удерживавшие ее на противоперегрузочном ложе, и шагнула к
ближайшему из иллюминаторов. Вокруг оказалась не пустыня, а темный,
насквозь промокший лес. Неподалеку на земле виднелось два круглых
выжженных пятна - следы приземления других шлюпок. Люсиль осторожно
перекатилась с носков на пятки и обратно. Притяжение здесь составляло не
более восьми десятых долей притяжения Земли.
Не оглядываясь, Густав скороговоркой произнес:
- Домашнюю работу я выполнил заранее и теперь могу сообщить несколько
цифр, не дожидаясь вопросов. Притяжение на поверхности составляет 0,83
"g". Атмосферное давление - сто десять процентов земного на уровне моря. В
процентном соотношении в воздухе здесь немного больше углекислоты и
водяного пара, немного меньше азота и еще меньше кислорода, чем на Земле.
Избыток углекислоты делает воздух непригодным для дыхания. Возможно, нам
все-таки удастся обойтись без полных скафандров, но сейчас я бы не стал
рисковать. Окружающая среда в посадочной зоне: сырая, грязная, холодная,
но для кого-то это родной дом.
- Благодарю за лекцию. Что же дальше? - поинтересовалась Люсиль.
Густав подошел к ее иллюминатору, выглянул наружу, а затем повернулся к
одному из рядовых.
- Спуститесь в камбуз и приготовьте нам кофе, Мансфилд. Дальше,
лейтенант Колдер, мы будем просто ждать. Несомненно, наши друзья уже
услышали и увидели прибытие корабля. Подождем и будем надеяться, что дождь
прекратится. По-видимому, нашим друзьям он не по вкусу, хотя это только
догадки.
- Как их вообще сумели обнаружить?
- В ходе научной экспедиции. Разумеется, мы такими вещами не
занимаемся, но кто-то ухитрился получить грант университета Столицы и
воспользовался военной шлюпкой. За все годы, что мы провели здесь, это
была только седьмая или восьмая экспедиция на поверхность Заставы.
Экспедиция изучала растительность в различных климатических зонах планеты.
Так или иначе, аборигены Заставы появились словно из-под земли, и люди
были вынуждены вернуться на корабль. Аборигены оказались всего лишь стадом
животных, но достаточно крупных, чтобы представлять опасность. Наблюдая за
ними издалека, ученые обнаружили, что у аборигенов есть орудия. Разглядеть
сквозь иллюминаторы и с помощью камер удалось немногое - из-за дождя и
тумана, но насчет орудий сомнений не возникало. Об этом открытии сообщили
в службу безопасности, и оттуда поступил приказ немедленно покинуть
планету и вернуться на орбиту. Это был разумный ход. Он дал обеим сторонам
время на размышления и позволил нам собрать команду.
- А вторая экспедиция?
- Она была направлена прямо со Столицы, в нее входили известнейшие
светила науки. Их снабдили камерами и тому подобной аппаратурой в
водонепроницаемых корпусах, с козырьками, защищающими объективы от дождя,
и так далее. Шлюпка была такого же размера, как наша, а людей в нее
впихнулось втрое больше. Они приземлились на планету и просидели здесь две
недели, пока не кончились запасы провизии. Разумеется, поскольку вторая
экспедиция была готова к дождю, за эти две недели с неба не упало ни
капли. Они уже махнули на все рукой и решили продолжать поиски с орбиты,
когда вновь откуда-то появились аборигены. Люди всполошились, стали
влезать в скафандры, предвкушая первый контакт, - и тут полил дождь
Гораздо сильнее, чем этот, - такого дождя здесь еще никто не видывал.
Видимость упала до трех футов. Наши люди сразу оказались по колено в
грязи, а аборигены исчезли.
- И больше не появились?
- Вот именно. Власти решили, что они не могут позволить себе
задерживать маститых ученых здесь надолго, особенно теперь, в военное
время. Бюджет не резиновый. По-моему, власти побоялись подвергать лучшие
умы такой опасности. Во всяком случае, два дня назад мы получили приказ, и
вот мы здесь - самый неприхотливый и малочисленный экипаж, снабженный
максимальными запасами, какие только влезли в шлюпку.
- Значит, нам предстоит сидеть здесь до посинения - или пока не
появятся аборигены?
- А потом - воспользуемся помощью единственного лингвиста в системе.
Прежде чем что-нибудь предпринимать, надо с ними договориться. Наша задача
- установить контакт или состариться здесь в ожидании аборигенов.
- Насколько я понимаю, мне предстоит установить первый контакт человека
с другими разумными существами, - подытожила Люсиль. - И такая честь
выпала мне - пленнице, по сути дела, рабыне.
Солдаты и пилот обернулись к ней, как по команде.
- Расслабьтесь, - приказал Густав. - Она сказала правду. Она и в самом
деле пленница, и все мы знаем это, что бы нам ни говорили. Здесь нет ни
одного начальника, притворяться не перед кем. - Он повернулся к Люсиль: -
Да, вам предстоит установить контакт. Вы - единственный лингвист,
имеющийся в нашем распоряжении, но, как известно, незаменимых нет. Это
относится и ко всем нам, остальным. Не советую особенно радоваться этому.
- Вот бы не подумала, что ваш народ согласится, чтобы презренная ВИ
заняла видное место в истории!
- О, об этом можете не беспокоиться! - усмехнулся Густав. - Вы не
заслужите даже краткого примечания, не говоря уж о большем. Можете делать
все, что пожелаете, но исторические труды мы будем писать так, как сочтем
нужным.
Из камбуза в нижнем отсеке шлюпки вынырнул солдат с термосом и
кофейными чашками. Он налил кофе Густаву и Люсиль.
- Спасибо, Мансфилд. Можешь отдохнуть. Нам придется еще долго просидеть
здесь взаперти, так что давайте успокоимся, иначе еще немного - и от скуки
мы вцепимся друг другу в глотку, - Густав протянул Люсиль чашку и подсел
поближе к иллюминатору. - Мы ничего не знаем о них, - задумчиво проговорил
он. - У нас нет даже более-менее отчетливых фотографий, неизвестно,
развита ли у них цивилизация или они обитают в глинобитных лачугах. Нельзя
даже с уверенностью утверждать, что они разумны - в нашем понимании этого
слова. Орудиями пользуются и обезьяны, у некоторых насекомых существует
четкая организация, но, судя по снимкам, у этих существ есть орудия из
обработанного металла. Обработка руд и получение металлов - неоспоримое
свидетельство разума. Но наверняка мы ничего не знаем. Неизвестно,
кочевники они или живут в огромных городах. Никто еще не удосужился
составить подробную карту планеты. С орбиты вы видели облачный слой -
плотный, скрывающий более девяноста пяти процентов поверхности планеты. По
многим причинам, в том числе и благодаря этому слою, на наши карты
нанесены лишь очертания материков. Мы никогда не проявляли интереса к этой
планете. Здесь вы видите участок обширной умеренной климатической зоны и
можете судить, насколько привлекательными должны быть другие материки.
Люсиль промолчала. Первый контакт... старинное название нового, вечно
ожидаемого события. И этот первый контакт предстоит установить ей.
Капли наперебой стучали по обшивке.


Они ждали. Солнце село, дождь не утихал, и Густав оставил попытки
разглядеть что-нибудь через иллюминатор. Вытащив из своего рюкзака книгу,
он погрузился в чтение.
Пилот и оба рядовых спустились в нижний отсек, в кубрик, а Люсиль
осталась сидеть у иллюминатора - слишком взволнованная, чтобы заняться
чем-нибудь другим. Она еще никогда всерьез не задумывалась о возможности
первого контакта. Конечно, она мечтала о нем с другими курсантами - как
давно это было, как отличалась ее прежняя жизнь от положения ВИ, пленницы
гардианов! Все, кто отправлялся в неизведанный космос, помнили о
возможности встречи с разумными существами. Но теперь эта возможность
стала реальностью. Из мириад возможностей осуществилась лишь одна, и выбор
пал на Люсиль Колдер, дочь владельца ранчо, полуавстралийку - она первой
из людей сможет вступить в контакт с чужим народом. Впрочем, люди здесь,
на планете, тоже были чужими.
Повернувшись, она взглянула на Густава. Он вытянулся на своем
противоперегрузочном ложе, читая роман, одолженный у Синтии Ву. Густав был
не просто одним из немногих гардианов, которых заинтересовали оказавшиеся
у ВИ книги, - он был единственным гардианом, вежливо одалживающим эти
книги у хозяев. Более того, он всегда возвращал книги, очевидно не
задумываясь, что мог бы просто отнимать их.
- Знаете, Густав, - произнесла Люсиль, - почему-то я не могу поверить,
что вы - враг.
Густав оторвался от книги, отложил ее и сухо улыбнулся:
- То же самое я подумал, когда впервые увидел ваших людей на их
планетах.
- А я считала, гардианы не покидают пределов системы Нова-Сол.
- Так и есть - за исключением шпионов.
- Вот как? - Люсиль не знала, как реагировать на услышанное.
- Или, пользуясь более корректным выражением, оперативных работников
разведки, - продолжал Густав. - Полагаю, мне следовало бы благодарить
судьбу за то, что меня выгнали из штаба разведки и перевели на "Ариадну" -
иначе я упустил бы возможность познакомиться с ее обитателями.
- За что вас выгнали из штаба?
- За правду. В своем отчете я утверждал, что было бы безумием начинать
войну против Лиги.
- И ваше предположение оправдалось?
- Пока об этом еще слишком рано говорить. Но цифры, как правило, не
лгут. Статистика, собранная мною, была первой, избежавшей купюр на
протяжении нескольких поколений, - такой наше руководство еще не видело. И
эти цифры честно предупреждали: у нас нет шансов тягаться с вами.
- Но зачем вы рассказываете мне все это?
- Полагаю, затем, что я не очень-то надеюсь выбраться отсюда живым, -
невозмутимо сообщил Густав. - Возможно, аборигены Заставы окажутся
враждебными, а может, произойдет какое-нибудь недоразумение - шансов на
худшее слишком много. Я сочту нашу миссию успешно выполненной в том
случае, если мы сумеем передать по радио основную лексику для следующей
команды, прежде чем наша жизнь оборвется по какой-либо из причин. Я
побывал на Земле и на других планетах Лиги, и мне не по душе идея напасть
на вас. У меня возникло странное чувство вины. - Густав помедлил. - Мне бы
не хотелось, чтобы женщина, которой предстоит беседовать с инопланетными
разумными существами, считала весь наш народ варварами и кретинами. Мы
совсем не такие. На Столице есть неплохие люди - честные, порядочные,
но... от них ничего не зависит.
У Люсиль вновь не нашлось ответа.


Часы и дни тянулись изнуряюще медленно. На третий день дождь кончился,
и вид голубого неба с пухлыми белыми облаками взбодрил изнемогших
наблюдателей. Карлтон, Мансфилд и Маккенна прилипли к иллюминаторам,
наслаждаясь возможностью увидеть что-нибудь, отличающееся от дождя.
- Сэр, нельзя ли нам хотя бы прогуляться вокруг шлюпки? - спросил
Мансфилд.
- Нет, - отрезал Густав. - Мы останемся здесь и будем ждать, ничего не
предпринимая. Для нас важна безопасность. Конечно, наше терпение уже
иссякает, но тем не менее придется дождаться, пока они сами выйдут к нам.
Нам не стоит производить угрожающее впечатление.
- Значит, угроза с нашей стороны реальна? - осведомилась Люсиль.
Густав вздохнул:
- Лично с моей - нет. Сомневаюсь, что и наши власти представляют для
здешних аборигенов какую-либо угрозу. Если вы хотели узнать, не собираемся
ли мы покорить Заставу, могу ответить: нет, не собираемся. До прошлого
года, когда начались операции главного штурмового флота, мы не
удосуживались даже высадиться на эту планету. С орбиты установили, что
здесь нет полезных ископаемых и что планета не вполне пригодна для жизни.
Нам нужны не земли, а люди, их навыки и техника. Аборигенам Заставы ничто
не угрожает. Так что у медали есть и светлая сторона. Мансфилд, вам
поручили отличную, непыльную работу. Могло быть и хуже - вас могли
отправить с остальными беднягами на кораблях главного штурмового флота.
Бог знает где они сейчас.
- Неужели даже вы не знаете, куда направлен удар, сэр? - изумился
Мансфилд.
- Даже не догадываюсь. Похоже, Ромеро что-то знает, но он умеет хранить
секреты.
- Сэр, они здесь! - прервал его Маккенна.
Люсиль бросилась к иллюминатору, перед которым уже столпилось трое
мужчин.
- Мы можем связаться с "Ариадной"? - спросила она.
Покачав головой, Густав включил наружные камеры и начал запись.
- Нет. Станция находится ниже линии горизонта, на одной линии с нами
сейчас вряд ли есть какое-нибудь судно. Мы сделаем запись и передадим ее
при первом удобном случае.
Люсиль схватила диктофон и включила его. Если с ними что-нибудь
случится, если их попросту съедят или не выпустят отсюда, к видеозаписи не
помешает приложить описание увиденного. Глаза видели то, чего не
улавливали камеры.
- Контакт! Мы видим их! Четыре... пять... шесть особей пересекают
поляну от границы леса к шлюпке. Все они темно-коричневые. Их тела
симметричны относительно центральной оси, но, по-видимому, они не
шестиногие. Нет, они кентавроподобны! Туловище расположено горизонтально,
как у лошади, но передняя часть его, грудь и голова, подняты вертикально.
Их головы помешаются на длинных гибких шеях. Они еще слишком далеко, чтобы
рассмотреть сами головы, но постепенно приближаются...
Она вздохнула и попыталась взять себя в руки, прежде чем продолжила:
- У них две передние конечности - назовем их руками, - растущие от
основания длинной шеи. Плечи почти не выражены. Имеются две пары довольно
крепких толстых ног - они ходят на четырех ногах. Рассмотреть ступни не
удается - их скрывает высокая трава. С помощью длинных и толстых хвостов
они, наверное, сохраняют равновесие. У некоторых из существ хвосты ровно
вытянуты за спиной, двое просто волочат хвосты по траве. В передних
конечностях, руках, они несут какие-то орудия или оружие. Разглядеть
головы или предметы в руках по-прежнему не удается.
Люсиль продолжала говорить, едва приостановившись, чтобы перевести дух.
Сердце торопливо толкалось ей в ребра.
- Они больше похожи на рептилий, чем на млекопитающих, но это ничего не
значит: разумеется, здесь не может быть ни настоящих рептилий, ни
млекопитающих. Рептилиями я назвала их, очевидно, потому, что у них нет
шерсти, кожа голая - но по таким меркам к рептилиям можно отнести и людей.
Они не одеты, хотя на некоторых можно заметить пояса, нечто вроде
набедренных повязок и браслеты. Не знаю почему, но ни один из
перечисленных предметов не похож на украшение. Все они выглядят
функционально, словно инструменты или оборудование, на них очень много
деталей из обработанного металла.
Размеры... трудно определить их точно, но я бы сказала, что туловище
достигает полутора метров в длину плюс метровый хвост. А голова на плечах
поднимается на высоту среднего человеческого роста. Они крупнее нас.
До них осталось метров пятьдесят. Беру бинокль. Теперь можно разглядеть
головы - они вытянуты от лба к затылку, имеют форму яйца, лежащего на
боку. Шея соединяется точно с центром равновесия головы.
Наконец-то можно разглядеть глаза. У всех существ глаза темные, почти
черные, белка не видно. Все существа выглядят близнецами. Это всего лишь
первое впечатление, но мне кажется, что различить их можно лишь по
"одежде" и "украшениям"... Вернемся к описанию головы. Глаза посажены на
передней части головы, на некотором расстоянии друг от друга - вероятно,
они обладают бинокулярным зрением. Я не могу разглядеть ничего
напоминающего нос или уши, зато на макушке, ближе к затылку, имеется нечто
странное: плотная масса со сложной складчатой структурой. Эта масса
совершает движения, подобные дыхательным, и по мере того, как существа
подходят ближе, в ней можно рассмотреть слуховые отверстия.
Под таким углом увидеть рты непросто. Они очень малы по сравнению с
остальной головой. Челюсть сильно выдвинута вперед. Расположение зубов
неизвестно, неизвестно даже, есть ли у них зубы.
Они остановились. Стоят близко друг к другу, плотной шеренгой, на
расстоянии двадцати метров. Один из них, тот, что стоит впереди, делает
какие-то жесты правой рукой. Их руки выглядят невероятно сильными. Они
ждут нас.
Люсиль отстранилась от иллюминатора и повернулась к Густаву. Он был
бледен, возбужден, дышал часто и тяжело.
- Мне пора выходить, - сообщила Люсиль. - И пожалуй, будет лучше
сделать это одной. Вы же сами говорили - не стоит производить угрожающее
впечатление.
Густав открыл рот, собираясь что-то возразить, но передумал и кивнул:
- Черт возьми, вы правы. Маккенна, будьте готовы к взлету в любую
минуту. Если нам понадобится бежать, лучше позаботиться об этом заранее.
Мансфилд, Карлтон, оставьте оружие здесь - мы не станем защищаться. Мы с
вами останемся в шлюзе, когда лейтенант Колдер спустится на землю. Пусть
эти... аборигены увидят нас. Пусть знают, что Колдер здесь не одна, но
поймут: мы не покинем корабль, если только ей не будет грозить опасность.
Не выходить из корабля, пока я не отдам приказ. Лейтенант Колдер, надеюсь,
вы понимаете: возможно, придется оставить вас здесь. Уже полученная нами
информация ценнее любого из нас. Если мне придется пожертвовать вами,
чтобы доставить информацию домой, я так и сделаю. Если вас убьют, мы не
станем предпринимать ответных действий. Я не намерен начинать войну,
вызывать у них ненависть к людям, несмотря на провокации.
Люсиль сдержанно кивнула:
- Понимаю. Вам не остается ничего другого. На вашем месте я поступила
бы точно так же. У нас нет другого выбора, кроме как воспользоваться
шансом.
"И неизвестно, ради чего я решилась на это - ради Человечества с
большой буквы, из любопытства, из жажды славы, азарта, а может, чтобы
показать, что не боюсь, или же чтобы добиться от этих подонков гардианов
лучшего отношения к ВИ. Но это не важно. Причина гораздо весомее".
- Тогда идем, - произнес Густав дрогнувшим голосом.
Не только отсутствие привычки облачаться в скафандры образца гардианов
заставило Люсиль задержаться: ее пальцы тряслись, мозг не мог
сосредоточиться на застегивании молний и кнопок. Справившись с
собственными скафандрами, Густав и Мансфилд пришли ей на помощь.
Все четверо втиснулись в шлюз. Густав нажал кнопки, запуская цикл
очищения. Внутренний люк захлопнулся, воздух из шлюза перекачали в
свободный резервуар. Люсиль ощутила, как ее скафандр слегка надулся, едва
в шлюзе образовался вакуум. Заработали обогреватели, и внутри шлюза
температура превысила температуру кипения воды. Шлюз заполнился ядовитым
газом, который откачали обратно через минуту. Эта процедура была
предназначена для уничтожения всех бактерий и других микробов, которые
могли находиться в воздухе или на скафандрах, но никто в точности не знал,
нужна ли она, может ли быть перекрестным заражение микробами Земли и
Заставы. Возможно, скафандры были тоже ни к чему, хватило бы лишь
дыхательной маски, но времени выяснять это уже не осталось.
Стекла шлемов слегка запотели, когда холодный влажный воздух Заставы
хлынул в шлюз.
- Давление выровнялось, - объявил Густав. - Открываю внешний люк.
Шлюз осветило солнце. Люсиль осторожно шагнула вперед, разглядывая
неведомую планету сквозь тонкое стекло круглого шлема.
Внезапно в ее голове всплыло давнее воспоминание: это место, его цвета
и формы - все выглядело знакомым. Еще в детстве Люсиль часто гостила у
родственников на зеленом южном побережье Австралии. Ярко-синее небо и
темная, влажная зелень лесов и лугов Заставы воскресили у нее в памяти
давние прохладные весенние утра, когда все кажется возможным. Воздух
Заставы не проникал сквозь скафандр Люсиль, но она вспомнила насыщенный,
чистый аромат свежескошенного луга, запах плодородной почвы после ливня.
Люсиль глубоко вздохнула и ощутила только слабый запах дезинфектанта в
стерильном воздухе из резервуара скафандра. Как бы ни убеждало ее в
обратном обманутое подсознание, здесь был далеко не дом.
- Подойдем поближе к люку, чтобы всех нас видели, - скомандовал Густав.
- Но где они? - спросил Мансфилд. - Маккенна, ты видишь их в
иллюминатор?
- Минутку... - отозвался голос Маккенны по внутренней связи. - Да, они
ждут по другую сторону шлюпки. Должно быть, они услышали, как открывается
люк - они обходят шлюпку, двигаясь к вам.
- Вот они! - прервал его Карлтон, кивая наружу.
- Всем быть начеку, двигаться медленно и спокойно, - приказал Густав.
Аборигены Заставы обошли шлюпку и показались неподалеку. Увидев
открытый люк, они выстроились вокруг него и застыли в ожидании.
- Я пойду, - объявила Люсиль, удивляясь собственному слабому и
дрожащему голосу.
Одна из посадочных штанг шлюпки находилась прямо под наружным люком
воздушного шлюза. В верхней части находилась небольшая платформа, к штанге
были приварены круглые ступени. Люсиль шагнула на платформу и осторожно
спустилась вниз по десятиметровой лестнице. Она перебирала ступеньки,
пристально разглядывая полированный металл, словно зачарованная. Строчка
на перчатках, складки ткани, движение теней в ярком утреннем свете -
каждая мелочь казалась Люсиль невероятно важной и сложной. Она цеплялась
за каждую подробность, откладывала ее в памяти, наслаждалась понятным и
знакомым, понимая, что сейчас придется столкнуться с чем-то совершенно
иным. Последняя ступенька находилась на высоте полутора метров над землей.
Достигнув ее, Люсиль неловко спрыгнула.
Она забыла про внушительную массу скафандра и тяжело ударилась о землю,
чуть не упав. Взмахнув руками, Люсиль удержала равновесие и успела
схватиться за посадочную штангу. Отвернувшись от шлюпки, она оказалась
лицом к лицу с инопланетянами.
Они ждали - на расстоянии всего нескольких метров, отделенные от нее
только высокой травой.
Внезапно Люсиль поняла: в происходящем есть что-то странное,
неправильное. Вокруг слишком тихо. До нее не доносились звуки снаружи. Она
включила внутреннюю связь, коснувшись кнопки подбородком.
- Густав, я совсем забыла! Есть ли в скафандре наружные микрофоны и
динамики?
Внутри у Люсиль все сжалось: она представила себе, как подходит к
инопланетянам, останавливается так близко, что могла бы коснуться их, но
обнаруживает, что не в состоянии ни слушать, ни говорить.
- Да, черт возьми, забыл объяснить: на левом рукаве скафандра находятся
кнопки, помеченные "МИК" и "ДИН". Нажмите их и еще одну, самую крайнюю.
Тогда мы тоже сможем слушать. Я начинаю запись. Камеры направлены на вас и
на аборигенов, наружные микрофоны шлюпки уже работают. Мы сделаем и
видео-, и аудиозапись.
Люсиль подняла левую руку и нашла кнопки, осторожно нажала три из них
неловким из-за толстого скафандра движением.
Внезапно внутрь скафандра влился шорох листьев, далекие крики каких-то
птиц и животных - тысяча негромких звуков незнакомой планеты.
Люсиль шагнула навстречу хозяевам этой планеты. Трава оказалась выше,
чем она предполагала, - достигала почти метра в высоту, земля была влажной
и скользкой. Люсиль все острее ощущала, что от окружающего мира ее
отделяет только скафандр и хрупкое стекло шлема. Что подумают аборигены?
Может, примут скафандр за ее кожу? Разглядят ли они ее голову в шлеме,
поймут ли, что она живое существо, облаченное в нелепую одежду?
Она шагала к ним медленно и неловко, избегая резких движений.
Пятнадцать метров, десять, пять, три... Люсиль остановилась.
Аборигены нервно зашевелились, не сводя с нее черных кукольных глаз.
Теперь Люсиль сумела разглядеть их вблизи. Их головы казались огромными
и безлицыми, глаза - непроницаемыми, а рты - маленькими, почти
незаметными. Впервые она заметила, что кожа вокруг глаз и на черепе
аборигенов постоянно и ритмично пульсирует. Вероятно, эти движения были
как-то связаны с дыханием, в процессе которого участвовала вся голова.
Жители Заставы казались огромными. Люсиль решила, что размером они
превышают небольшую лошадь. Покров тел был гладким и кожистым.
Ближайший из аборигенов сделал жест правой рукой. Его пальцы выглядели
непривычно: четыре штуки, гибкие, взаимопротивопоставленные, словно каждый
из них был большим пальцем.
Существо неопределенного пола, которое Люсиль решила пока именовать
"он", издало несколько звуков - гулких, бухающих звуков странного тембра и
тона. В его речи отчетливо прозвучали гласные и согласные звуки, но ничего
похожего на слова. Люсиль терялась в догадках - кричал ли ее собеседник,
произносил ли речь, пел или визжал, оттого, что кто-нибудь наступил ему на
хвост? Что это было - приветствие или угроза?
Люсиль широко развела руки и разжала ладони, показывая, что они пусты.
Смутившись, она долго подыскивала слова, прежде чем остановилась на
простейшей фразе:
- Мы пришли с миром.
Пристально глядя на незнакомцев, она вспомнила гардианов и их
многочисленный флот. "По крайней мере, я надеюсь на это", - мысленно
добавила она.
Абориген-оратор шагнул ближе, и процесс переговоров начался.



ИНТЕРЛЮДИЯ


Главный штурмовой флот покорил Новую Финляндию, и об этой новости
трубили на каждой улице городов Столицы. Играли оркестры, маршировали
войска, день был объявлен выходным. Даже на такой отдаленной границе, как
"Ариадна", праздновали победу, хотя и не все обитатели станции пожелали
присоединиться к празднику. "Левиафан" вскоре последовал за флотом, чтобы
упрочить победу и управлять новыми территориями; это событие некоторые
обитатели "Ариадны" тоже не сочли нужным отмечать.
Но ни основной флот, ни "Левиафан" так и не вернулись. Однажды после
того, как "Левиафан" покинул орбиту станции, ликующие, лихорадочные
сообщения о великих завоеваниях попросту прекратились. Слыша это молчание,
военнообязанные иммигранты ОСГ "Ариадна" вздохнули с облегчением.
Медленно и нехотя слухи и новости распространялись по станции, и никто
не знал, чему верить. Армия Лиги появилась словно из-под земли, говорили
одни, и разгромила войска гардианов. Жестокая битва завязалась в космосе и
в небесах над Новой Финляндией, и в ходе этой битвы "Левиафан" был
уничтожен.
У ВИ на станции "Ариадна" не было других источников информации. Но
внезапное молчание и отсутствие сообщений с Новой Финляндии пробудили в
них надежду.
Гардианы выдали себя, открыто заявили о своем существовании. Рано или
поздно Лига должна была отыскать их. Бывшие курсанты провели в плену уже
больше года. Но корабли Лиги наверняка пустятся в погоню за гардианами.
Они прилетят. Непременно прилетят.
И все-таки на это понадобится немало времени - так предупреждали
некоторые из пленников. Ибо даже если Лига выиграла великую битву,
зачастую победителям подолгу приходится ждать, когда затянутся раны...



4


Март 2116 года. Здание Адмиралтейства. Планета Кеннеди

Пит Гессети последовал за командиром флота Республики Кеннеди Терренсом
Маккензи Ларсоном, повернул ручку, открыл дверь и шагнул в зал, где ему
предстояло услышать приговор трибунала. "Он не мог не знать, что все
кончится именно так, - думал Пит. - Он знал и все-таки пошел на риск".
В старомодном мрачном зале с высоким потолком стены и полы покрывало
полированное дерево ценных пород, выращенных на Кеннеди. Судьи ждали за
массивным столом, за их спинами спускались тяжелые складки темно-красной
драпировки с флагом Республики Кеннеди и эмблемой флота. На стенных
панелях были искусно вырезаны орнаменты, героические сцены битв на море и
в воздухе, славные события истории флота Республики Кеннеди. В зале царила
подавляюще серьезная атмосфера.
Пит вошел в зал вслед за Маком Ларсоном и его адвокатом, капитаном
Брауном, и оглядел резьбу на стенах. "Им следовало бы оставить здесь место
для подвига Мака, - подумалось Питу, - а вместо этого они собираются
пригвоздить к стене его самого".
Мак Ларсон выглядел героем, способным занять достойное место в истории;
впрочем, такое сравнение ему самому не пришлось бы по вкусу. Высокий
белокурый загорелый мускулистый красавец с волевым лицом представлял собой
внушительную фигуру в черном мундире Республики Кеннеди.
А Пит Гессети, заместитель министра государственного департамента
Республики Кеннеди по делам Лиги, был невысоким и круглолицым - из тех
мужчин, на которых любой костюм кажется мятым. От прежней буйной шевелюры
у него сохранилось лишь несколько жидких каштановых прядей. Профессия и
неисправимо дурные манеры научили Пита придавать внешности большое
значение. Пит не сомневался, что внешность Мака станет его преимуществом:
Мак был вовсе не похож на предателя. Кроме того, Пит твердо верил в то,
что успех зависит от каждой пущенной в ход карты: он заставил Мака надеть
все его ордена - никогда не помешает напомнить трибуналу о репутации
обвиняемого.
С суровым выражением на лице Мак твердым и размашистым шагом
приблизился к столу, отдал честь членам трибунала, вынул из кобуры
револьвер и положил его перед председателем, контр-адмиралом Луи
Левенталем.
- Командир Терренс Маккензи Ларсон приказание выполнил, сэр.
- Благодарю, командир. Сержант, примите у обвиняемого оружие. Садитесь,
командир. - Левенталь поправил лежащие перед ним бумаги и отвернулся, не
глядя, как сержант уносит револьвер. Пит не отвел взгляд, но ему было
больно видеть позор Мака.
Древний ритуал - подсудимый сдает оружие. Приказывая унести револьвер в
сейф, судьи безмолвно задавали вопрос: достоин ли обвиняемый носить
оружие? Виновен ли он в преступлении, или, что для военного трибунала
имело равное значение, оправдал ли он оказанное доверие? Сам револьвер был
бесполезной игрушкой; он не был заряжен, возможно, из него еще не сделали
ни единого выстрела. Но это оружие считалось символом доверия, которое
оказывало государство своим молодым гражданам. К примеру, космические
корабли были мощным оружием. Достоин ли Терренс Маккензи Ларсон
командовать таким кораблем?
Пит Гессети исподтишка рассматривал председателя трибунала, человека,
которому предстояло разобраться в этом деле. Председатель был стар,
настолько стар, что, вероятно, провел на планете не меньше двадцати лет и
присутствовал на десятках трибуналов. Его лысина поблескивала, лицо было
усталым и суровым. Должно быть, в молодости он прикрывал волосами
оттопыренные уши, теперь же был настолько стар и известен, что никто не
осмелился бы смеяться над неустранимым недостатком. Его большой тонкогубый
рот то и дело сжимался, выдавая не гнев и не печаль, а сосредоточенную
задумчивость. Чистые, ничем не затуманенные глаза были
пронзительно-серыми.
Пит знал: председательствование Левенталя на трибунале - преимущество
обвиняемых. Сын адмирала, пропавший вместе с "Венерой", был однокурсником
и другом Мака. Адмирал с Маком были немного знакомы. Пит с трудом добился,
чтобы председателем сделали именно Левенталя, и теперь надеялся, что его
усилия оправдаются.
- Мистер Гессети, - обратился к нему Левенталь.
Пит поднялся:
- Да, адмирал?
- Вы причастны к этому делу? Меня не осведомили, что им интересуется
государственный департамент.
- Не совсем так, ваша честь. Я запросил и получил отпуск, чтобы стать
вторым адвокатом обвиняемого. Видите ли, я юрист и являюсь служащим флота
в запасе.
"И если бы государственный департамент не был заинтересован в этом
деле, меня и на десять километров не подпустили бы к этому залу - ты не
можешь этого не понимать, адмирал".
- Понятно... Позвольте узнать, какую школу вы закончили и каково ваше
звание?
- В девяносто восьмом я закончил школу права в колледже Нью-Амхерста. Я
капитан запаса. - "Только приказа о присвоении звания тебе не видать,
адмирал: на нем еще не успели высохнуть чернила". Воинское звание Пит
получил путем нескольких хитроумных комбинаций, желая оказать Маку
поддержку на суде.
- Вам известно, что этот судебный процесс является секретным?
- У меня имеется допуск к еще более секретным делам, адмирал.
"Стоит известию об этом фарсе попасть в прессу, и поднимется небывалая
шумиха, - думал Пит. - "Бонзы флота судят героя!" Не искушай меня
прибегать к помощи такого оружия, адмирал".
- Хорошо, капитан Гессети, благодарю вас. Огласите дело, секретарь.
- Военный трибунал Республики Кеннеди выдвигает обвинение против
командира флота Республики Кеннеди Терренса Маккензи Ларсона и привлекает
его к суду сегодня, в девятый день пятого месяца девяносто седьмого года
по календарю планеты Кеннеди и 19 марта 2116 года по стандартному земному
календарю. Состав трибунала: председатель - почетный адмирал Луи
Левенталь, помощники - капитаны Бенджамин Стивенс, Эрик Эмбри, Дэвид Уайт
и Сандра То. Подсудимый, командир Терренс Маккензи Ларсон, обвиняется по
статье седьмой, раздел три, параграф три единого военного кодекса -
"публичные заявления, порочащие союз, заключенный Республикой Кеннеди", и
параграф шесть - "публичные заявления, порочащие ведение военных действий
флота". Оба обвинения усугубляются нарушениями класса IV и III,
предусмотренными статьей первой, раздел два, параграф четыре - "при
пребывании Республики в состоянии войны каждое нарушение рассматривается
как превышающее на одну степень класс, предписанный кодексом". Обвинения
выдвинуты на основании показаний, свидетельствующих о многочисленных
публичных устных заявлениях обвиняемого против использования КРК "Орел",
КСШ "Йорктаун" и КЕВ "Беспощадный", трех больших космических авианосцев
Лиги Планет, в военных действиях против гардианов.
- Капитан Браун, каково заявление вашего подзащитного?
- Невиновен, ваша честь.
- Отразите в деле заявление о невиновности подсудимого. Капитан Цунь,
можете начать обвинительную речь.
- Ваша честь, поскольку сами факты являются неоспоримыми, по заранее
заключенному соглашению с другой стороной я предпочитаю сделать свои
замечания и изложить соображения после речи защитника.
- Значит, слово предоставляется адвокату подсудимого, капитану Брауну.
- Благодарю, ваша честь. В своей вступительной речи я буду краток. Как
уже отметил капитан Цунь, защита не станет оспаривать факты этого дела,
которые хорошо известны. Подсудимый действительно сделал вышеупомянутые
заявления и замечания, позволил себе вступать в беседы с некоторыми
людьми, зафиксированные в показаниях по делу. Но в своей речи я хотел бы
обратиться к совершенно иному разделу воинского закона и традиций.
Слово "долг" считается одним из наиболее возвышенных в английском
языке. Долг относится к службе, и к воинской службе - в особенности. Долг
превыше самосохранения, долг превыше чести, превыше даже приказов старшего
по званию. Любой солдат или матрос Республики Кеннеди подлежит аресту,
суду и наказанию за исполнение преступных приказов - к примеру, приказов о
массовом убийстве гражданского населения. В подобных обстоятельствах
священный долг наших воинов - не только ставить под сомнение приказы, но и
отвергать их.
Традиции флота Республики Кеннеди восходят к векам существования -
сначала океанского флота Англии, уничтожившего Непобедимую Армаду
испанцев, а затем - американского флота, отвоевавшего водные просторы у
гитлеровской Германии. Предшественник нашего флота - первый отряд особого
назначения, три космических корабля флота США, совершивших первое
путешествие за пределы Солнечной системы столетия назад. С тех пор как наш
народ покинул Солнечную систему, наши владения разрастались, связь
делалась все более затрудненной, замедленной, менее надежной. В то же
время корабли становились быстрее, мощнее - и потенциально опаснее. По
этой причине независимость суждений, способность реагировать на
изменившуюся или совершенно новую ситуацию, не укладывающуюся в рамки
приказов, - жизненно необходимый навык служащих флота.
Кроме того, по той же причине ни одному офицеру флота Кеннеди не
доверяют корабль до тех пор, пока он или она не проникнется духом наших
традиций, пока события, запечатленные на этих стенах, не врежутся ему в
память, пока офицер не узнает, каковы возможности корабля и при каких
обстоятельствах ни в коем случае нельзя пользоваться ими. Защита от
могущества нашего собственного оружия всегда была и есть неотъемлемое
свойство нашего народа.
Бесспорно, отказ от выполнения приказа - серьезный проступок.
Осуществить его непросто, и во всех, кроме редчайших случаев - таких, как
гипотетический случай, представленный мною, - командир должен учитывать
возможность возникновения сомнений. Безоговорочное выполнение приказаний
зависит от самого командира.
Солдат или матрос должен быть готов выполнить приказания, которые
приведут к его смерти, уничтожению его подразделения, потере самого
дорогого, точно так же как офицер должен быть готов, если понадобится,
отдать приказания, в результате которых он будет убит сам или погибнет
вверенный ему отряд. Разумеется, такие жертвы не должны быть бесполезными.
Ни один служащий наших войск не должен погибать зря. От него или от нее
ждут решения пожертвовать собственной жизнью, когда это необходимо.
Во всем вышеизложенном подразумевается, что существует благо выше
выживания. Это высшее благо - спасение семьи, народа, общества, убеждений.
Защиту всех этих высших благ - возможно, ценой чьей-нибудь жизни - мы
называем исполнением долга. Но когда солдат, матрос или офицер наверняка
знает, что исполнение приказа приведет к гибели людей и техники,
необходимой для продолжения борьбы, но при этом результат не будет
достигнут, тогда его долг - не выполнять приказ.
Мы уверены, что так обстояло дело и в нашем случае. Терренсу Маккензи
Ларсону было приказано молчать. Полностью осознавая последствия своего
поступка; он заговорил. И, как он ожидал, результатом стал военный
трибунал.
Как уже отмечалось, долг превыше части, и командир Ларсон охотно
рискнул собственной свободой, согласился вытерпеть обвинение и суд - чтобы
исполнить свой долг. И теперь долг трибунала - помочь справедливости
восторжествовать, понять, что командир Ларсон невиновен, полностью
оправдать его и вернуть в часть, позаботившись, чтобы его репутация не
пострадала.
Пит склонился к Маку и прошептал:
- Вот это речь, это я понимаю! Возможно, ты еще выпутаешься.
- Я влез в это дело не для того, чтобы выпутываться, Пит, - прошептал в
ответ Мак. - Эти ребята все равно признают меня виновным.
Обернувшись к своему столу, Браун подмигнул Маку и Питу и взял пачку
бумаг. Вновь оказавшись лицом к судьям, он продолжал:
- Защитник вызывает в качестве первого свидетеля командира флота
Республики Кеннеди Терренса Маккензи Ларсона.
Поднявшись, обвинитель произнес:
- Я хотел бы внести поправку: внеочередное звание обвиняемому было
присвоено даже не офицером флота Республики Кеннеди. Его настоящее звание
- второй лейтенант.
- Ваша честь, я протестую! - воскликнул Браун. - Внеочередное воинское
звание моего подзащитного, присвоенное офицером флота США, под
командованием которого Ларсон служил в объединенном подразделении,
известном под названием разведывательной службы, имеет такую же силу, как
присвоенное при обычном продвижении по службе, и обвинитель не прав,
подразумевая, что это звание присвоено незаслуженно. Единственным
результатом такого продвижения для моего подзащитного стал отказ от
жалованья и льгот, положенных командиру. Ему продолжали выплачивать
жалованье лейтенанта. Благодарю обвинителя за напоминание суду еще об
одной несправедливости, совершенной в отношении моего клиента.
Пятеро судей кратко посовещались, и Левенталь провозгласил:
- Протест поддержан. Замечание капитана Цуня будет аннулировано.
Командир Ларсон, встаньте.
Секретарь привел Мака к присяге. Браун торопливо покончил с церемониями
опознания и начал допрос:
- Командир, с целью записи, для лучшей информации и с позволения суда
можете ли вы повторить высказывания, на основании которых вам было
предъявлено обвинение?
- Да. Как я уже неоднократно повторял публично, я уверен: использование
в военных действиях кораблей "Орел", "Йорктаун" и "Беспощадный" будет
иметь плачевные последствия для Республики Кеннеди и ее союзников по Лиге
Планет.
- По каким причинам?
- Эти авианосцы - самые огромные из существующих в Лиге, по своим
функциям они аналогичны океанским авианосцам: они способны нести
истребители и штурмовые космические корабли и вводить их в бой. Принцип
прост: сам авианосец служит передвигающейся базой. Истребители и
штурмовики способны вернуться не на земную базу, а на авианосец. Благодаря
этому они могут совершать полеты большей дальности, быть легче, быстрее,
нести меньше топлива и больше боеприпасов, чем истребители, вынужденные
дотягивать до отдаленных наземных баз.
- Но, судя по этим словам, подобные авианосцы идеально подходят для
войны в космосе.
- Теоретически - да. Однако подобно старым океанским авианосцам, в том
числе и тезкам "Йорктауна" и "Беспощадного", они представляют собой
чрезвычайно соблазнительные и уязвимые мишени. Ввиду их огромных размеров
их реактивные двигатели должны быть очень мощными, при запуске они
выделяют огромное количество электромагнитной энергии. К примеру, запуск
двигателей "Йорктауна" можно зафиксировать с расстояния светового года.
Кроме того, большую цель радар регистрирует легче, чем маленькую. По этим
и еще некоторым причинам указанные авианосцы легко обнаружить. Обнаружив
такой корабль, противник наверняка попробует уничтожить его - потому, что
он представляет для противника реальную угрозу, и потому, что его
уничтожение повлечет за собой значительные потери боеспособности нашей
воздушной и космической авиации.
В отношении вышеупомянутых кораблей существует и еще одна проблема: они
слишком устарели по вооружению и конструкции. Ими пользуются уже несколько
десятилетий подряд. Обновление двигателя сорокалетней давности или попытка
начинить современным оборудованием ветхий корпус обойдется гораздо дороже
и будет сложнее, чем строительство нового корабля.
- Все присутствующие здесь - офицеры флота, командир, и все мы,
несомненно, и прежде слышали эти доводы. Что же заставило вас излагать
свои взгляды так убежденно, открыто - в результате чего навлечь на себя
обвинение и рисковать карьерой?
- Причиной всему был мой опыт, приобретенный в системе Новой Финляндии
во время войны Лиги с гардианами.
- Вы можете пояснить свое заявление?
- Протестую! Сторона обвинения вынуждена протестовать решительнейшим
образом! - Несомненно, капитан Цунь ждал и опасался этого момента и теперь
пытался прервать череду вопросов: - Защитник сделал попытку отвлечь
внимание суда посторонними вопросами. Как обвиняемый приобрел подобные
убеждения, не важно. В сущности, не важны даже сами убеждения обвиняемого.
Защитник пытается построить доказательства на алтаре долга - и это еще
одно уклонение от сути дела. Единственный вопрос, который стоит перед
нами, - нарушил ли обвиняемый определенными заявлениями воинский кодекс.
Защита признает, что обвиняемый действительно сделал упомянутые заявления.
Поскольку это единственный момент, непосредственно касающийся дела, я
прошу уважаемый суд напомнить защите, какой именно случай мы
рассматриваем.
Пит восхищенно уставился на Цуня. Старый изворотливый лис! Он умудрился
привести все возможные аргументы, лишь бы отвлечь внимание суда от
побочных вопросов. Неплохое начало. Если судьи проглотят первую приманку
Цуня, дальше они будут вынуждены идти у него на поводу. И в таком случае
защите не на что рассчитывать.
Пит и капитан Браун ожидали такого поворота и были готовы к нему.
Ответное заявление требовало неприкрытого сарказма, и потому его следовало
предпринять помощнику адвоката - чтобы Браун не навлек на себя
недовольство Левенталя.
Пит неторопливо поднялся:
- Ваша честь, я должен выдвинуть ряд контрвозражений. Капитан Цунь
отлично сознает, какая неприятная работа ему досталась - попытаться упечь
за решетку космического героя, но он делает все, что требуется от него, -
выполняет свой долг, если вам угодно. Великолепно! Но не позволяйте ему
учить вас выполнять вашу работу. Если вы хотите прервать защитника, вы
сможете принять такое решение сами, без помощи обвинителя. Более того,
пять минут назад наш ученый друг отказался произнести свою вступительную
речь, а теперь пытается оборвать нашего главного свидетеля после пяти
вопросов! Ваша честь, вынужден признать, что поощрение подобных поступков
и попустительство такой стратегии лишит нашего клиента единственной
возможности высказаться в свою защиту. Его и без того выслушивают на
закрытом заседании. Не отнимайте у него последний шанс.
- У меня создается впечатление, капитан Гессети, что суду предоставлен
выбор подчиняться либо обвинителю, либо защитнику, - проворчал Левенталь.
- Суду необходимо посовещаться.
Пятеро судей сблизили головы и зашептались. Наконец Левенталь
провозгласил:
- На этот раз мы отклоняем требование обвинителя. Мы придаем большое
значение мотивам, заставившим подсудимого совершить действия, в которых
его обвинили. Следовательно, выяснение, каким образом подсудимый приобрел
подобные убеждения, напрямую относится к делу. Защита может продолжать
вопросы.
- Благодарю, ваша честь, - произнес Пит, садясь на место. Нет, он
определенно был прав, пойдя на некоторые жертвы, лишь бы председателем
суда стал Левенталь.
- Позвольте мне несколько переиначить вопрос, командир Ларсон, -
продолжал Браун. - Какие события в системе Новой Финляндии привели вас к
вышеупомянутым выводам?
- Такие выводы позволило мне сделать сражение с кораблем гардианов,
"Левиафаном".
В основном "Левиафан" подобен - или, вернее, был подобен - "Орлу" и
остальным авианосцам, за исключением трех существенных различий.
Во-первых, "Левиафан" был гораздо крупнее наших кораблей. Во-вторых, он
был предназначен для входа в атмосферу и мог действовать либо в космосе,
либо в воздухе. В-третьих, "Левиафан" принадлежал к так называемым
"летательным аппаратам легче воздуха". Чтобы удержать его в полете,
использовалось сочетание законов аэродинамики и подъемная сила водорода.
Но напрямую к предъявленному мне обвинению относится следующий факт:
несмотря на то что "Левиафан" в тысячу раз превосходил по всем параметрам
самые мощные корабли нашей системы, его можно было уничтожить в любой
момент одной ядерной бомбой. Мы не сделали этого только потому, что на
борту "Левиафана" находился пульт управления оборонной ракетной системой.
Если бы мы уничтожили его, ни один корабль не смог бы благополучно подойти
к Новой Финляндии.
- Другими словами, - вмешался Браун, - если бы обстоятельства не
вынудили войска финнов и Лиги продлить существование "Левиафана", он был
бы с легкостью уничтожен.
- Возможно, не с такой уж легкостью, но сомнений в том, что мы способны
взорвать его, ни у кого не возникало. Наши войска сумели прорваться на
борт "Левиафана" и захватить центр управления ракетной системой -
достаточно надолго, чтобы отправить всем ракетным установкам команду
самоликвидации и таким образом открыть путь в систему Новой Финляндии всем
кораблям Лиги. "Левиафан" был атакован небольшими шлюпками, в качестве
оружия использовались их реактивные двигатели. Когда пламя из дюз
прорвалось в подъемные камеры крыльев, "Левиафан" был уничтожен взрывом и
пожаром.
- Вы почти не упомянули о своем участии в сражении. Разве вам не было
передано командование всеми космическими силами финнов и Лиги, когда
погибли все старшие по званию офицеры?
- Да, командование принял я.
- Разве не вы планировали и возглавляли операцию захвата и лично
захватили пульт управления ракетными системами, успев послать им команду
самоликвидации? Более того, разве не ваша шлюпка последней покинула
"Левиафан", подвергаясь огромному риску? Разве не вы отдали приказ забрать
всех выживших нападавших, а потом убедились, что вражеский корабль
уничтожен?
Мак смутился.
- Да, это верно, - пробормотал он.
Пит улыбнулся: трудно оставаться скромным героем, принеся присягу.
Браун постарался сделать все возможное, чтобы в деле были отражены все
заслуги подсудимого.
Выдержав паузу, Браун продолжал:
- У меня имеется список полученных вами наград. Отвечайте, были ли вы
представлены к следующим наградам: "Золотому льву" Новой Финляндии, "Знаку
почетного легиона США", британскому "Кресту Виктории", "Ордену чести"
Британники, "Высшему кресту Лиги", финской медали "За отвагу", "Звездному
кресту" разведслужбы Лиги Планет, "Пурпурному сердцу", "Серебряной звезде"
и медали "За отвагу" Республики Кеннеди, а также удостоены многих других
почестей и похвал?
Мак неловко переступил на месте:
- Да, все это правда.
- Командир Ларсон, где ваша жена? Виделись ли вы с ней в последнее
время?
- Ее перевели на верфь Британники. Мы с ней не виделись несколько
месяцев.
- Скажите, была ли она переведена с базы разведслужбы вскоре после
того, как вы впервые высказались против использования трех вышеупомянутых
авианосцев?
- Ей приказали прибыть на Британнику в течение тридцати шести часов
после моего первого заявления.
- А вам приходило в голову, что вас разлучили за это заявление, то есть
вынесли приговор без суда и возможности обжалования? Разве не
свидетельствовало это событие о попытке заткнуть рот двум героям - только
потому, что...
- Протестую! - воскликнул обвинитель. - Защитник уже не допрашивает
свидетеля, а произносит речь в его защиту. Я требую, чтобы этот так
называемый "вопрос" был вычеркнут из протокола.
- Я беру обратно последний вопрос, - мягко вмешался Браун. Пит
одобрительно кивнул: хватало и того, что судьи услышали вопрос, даже если
он не будет зафиксирован в протоколе. К тому же не мешало выбить соперника
из колеи - прежде, чем отдавать Мака Ларсона ему на растерзание. - Теперь
ваша очередь, капитан Цунь.
Капитан Цунь уже дошел до состояния, которое и требовалось Брауну.
Неуверенно поднявшись, он подошел к обвиняемому.
- Послушайте, командир, я уверен, что никто из присутствующих не
подвергает сомнению вашу храбрость или ваш вклад в победу... - Цунь
помедлил минуту. - Но мы разбираем здесь совсем иной случай. Командир
Ларсон, выводы о уязвимости трех авианосцев вы основываете на своих
наблюдениях, проведенных во время взрыва "Левиафана".
- Вы правы.
Вмешался Пит:
- Мне бы хотелось пояснить только что данный ответ. Командир Ларсон
действительно командовал судном, уничтожившим "Левиафан". Авианосец был на
самом деле взорван по приказу Ларсона и согласно его плану. Простите, что
перебил вас, - искренне произнес он и сел.
Капитан Браун укоризненно взглянул на помощника.
- Это нарушение порядка судебного заседания, - прошептал он Питу.
- Верно, но зачем позволять Цуню представлять дело так, словно Мак
стоял в сторонке, наблюдая, как взорвался гигантский корабль? - возразил
Пит. - Можно с полным правом заявить, что Мак в одиночку выиграл войну.
- Если забыть, что война еще не закончена. Планету гардианов еще не
удалось обнаружить.
- Не напоминай об этом.
Казалось, Цунь проникался все большим отвращением к своему положению
обвинителя.
- Допустим, командир, вы и впрямь взорвали "Левиафан". Но какое
отношение это имеет к уязвимости авианосцев Лиги? В конце концов,
"Левиафан" был уничтожен главным образом при пожаре в атмосферных
условиях, как судно, подчиняющееся законам аэродинамики, при
обстоятельствах, в которых вряд ли когда-либо окажутся "Орел" и остальные
авианосцы. В конце концов, наши корабли не способны входить в атмосферу, и
уж конечно в них нет больших подъемных камер, наполненных водородом.
Мак еле заметно улыбнулся.
- Прошу прощения, капитан, но, по-моему, вы невнимательно ознакомились
с делом. Я весьма подробно описал все, что случилось после самоликвидации
ракетной системы. В этом заявлении, которое я сейчас вижу на вашем столе,
я упомянул, что "Джослин-Мари" атаковала "Левиафан" с помощью торпед
класса "космос - космос".
Впервые голос и жесты Мака выдали его эмоции: даже рассказывая о
случившемся здесь, в суде, он не мог сдержать гнев.
- Как я указал в заявлении, "Джослин-Мари", масса которой в тысячу раз
меньше массы "Левиафана", смогла нанести большому кораблю несколько
серьезных повреждений. Я уже говорил, что мы не могли позволить себе
покончить с "Левиафаном" прежде, чем будет уничтожена ракетная система,
потому торпеды были заряжены обычными разрывными снарядами. Но если бы мы
воспользовались торпедами с ядерными боеголовками - что не представляло
затруднений, - несомненно, "Джослин-Мари" в одиночку разделалась бы с
"Левиафаном". Пробоины, оставленные обычными торпедами, подтверждают, что
корабль типа "Джослин-Мари" способен сбить авианосец - тот же "Орел",
уничтожить его вместе с экипажем и оборудованием. И я мог бы добавить, что
гардианы усвоили это так же твердо, как и мы, - полученный ими урок был
слишком жестоким. По Недомыслию они сложили все яйца в одну корзинку. Мы
должны извлекать пользу из ошибок противника, вместо того чтобы самим
совершать точно такие же роковые ошибки. Секрет, который мы пытаемся
сохранить, вовсе не секрет для противника. Он остается неизвестным лишь
нашим людям, мужчинам и женщинам на борту наших авианосцев.
Цунь понял, что пора прервать обвиняемого:
- Благодарю вас, командир, других вопросов у меня нет.
Пит вновь вскочил:
- На этот раз защите нечего добавить, ваша честь. По предварительному
соглашению с обвинителем, мы не будем торопиться с заключительным
заявлением. Обвинитель может продолжать допрос свидетеля по своему
усмотрению. - "Другими словами, мы помолчим, пока нам везет", - мысленно
добавил Пит.


У Цуня хватило ума попросить разрешения сделать перерыв после
свидетельства Мака. Ему требовалось время, чтобы собраться с мыслями,
привести в порядок свои записи, расслабиться и выстроить план, к тому же
он стремился дать судьям время забыть о впечатляющих показаниях Мака. До
сих пор Цуню не везло, и он твердо решил изменить ситуацию.
После ленча Цунь начал выступление, цитируя заявления Мака и показывая
записи одной из бесед. По сути дела, Мак говорил на ней то же самое, но
менее уважительным тоном.
Мак и Пит невозмутимо смотрели запись речи Мака:
- Авианосцы - смертельные ловушки, подсадные утки. Нам втолковывают,
что эти корабли были построены, "чтобы перемещать многочисленные силы в
космосе за краткие промежутки времени". За годы службы этим кораблям еще
ни разу не доводилось выполнять эту задачу. Они давным-давно устарели -
благодаря появлению современного оружия, а длительное бездействие и
отсутствие войн сделало их бесполезными.
В действительности они были построены и используются до сих пор
благодаря единственной причине: руководство флота пожелало видеть суда
внушительных размеров. Все вычисления рентабельности, все учения и
стратегические планы ясно показали: эти корабли для нас скорее не
преимущество и оружие, а помеха и удобная мишень для противника!
Цунь остановил запись.
- Все это, ваша честь, командир Ларсон сказал на публичном выступлении
неделю назад. Его заявление было распространено по самой крупной из
видеосетей Кеннеди, оно широко цитируется. Командир Ларсон сказал, что
риск, которому подвергаются эти авианосцы, до сих пор предпочитают
замалчивать, но что благодаря ему этот риск станет известным повсюду. К
счастью, ни одно из его заявлений до сих пор не попало в прессу других
планет, но это, как вы понимаете, всего лишь вопрос времени. Несомненно,
корабли уже несут записи высказываний нашего героя ко всем крупным
планетам Лиги.
Какие же последствия все это будет иметь в случае войны? Командир
Ларсон оставил попытки изложить свои взгляды компетентному военному
руководству и вместо того стал работать на широкую публику. Как это
послужит поддержанию боевого духа? К чему приведут его выступления - кроме
как повергнут в уныние экипажи авианосцев? Что есть заявления командира
Ларсона, если не помощь и утешение противнику, который радуется, слыша,
как мы называем свои боевые корабли "игрушками адмиралов", "подсадными
утками", "смертельными ловушками"?
Ваша честь, сторона обвинения не представила здесь свидетелей: я утомил
бы всех вас выступлениями экспертов по стратегии и тактике, которые
подтвердили бы мои слова и вынудили защитников привлекать к делу
собственных экспертов и опровергать наши доказательства. Я могу вызвать
капитана Джозию Робинсона, командира "Орла", и он охотно объяснит вам, что
его корабль находится в состоянии полной боевой готовности, сообщит, как
его подчиненные реагируют на заявления командира Ларсона. Впрочем, все
присутствующие здесь - офицеры флота, происходящее вы понимаете и без
лишних объяснений.
Если бы мог, я пригласил бы сюда единственного свидетеля - командира
флота гардианов. Мы должны признать, что они наверняка не раз засылали
шпионов сюда, на Кеннеди. Вероятно, они на своей таинственной планете,
Столице, уже получили записи, которые мы только что видели. Если бы я смог
привести сюда офицера-гардиана и заставить его присягнуть, я спросил бы
его: вскрывают ли заявления командира Ларсона недостатки, о которых
гардианы раньше и не подозревали? Приобретают ли гардианы уверенность,
слыша подобные речи? Способствуют ли высказывания командира Ларсона
поднятию их боевого духа?
Сегодня мы слышали немало красивых слов о долге. Нам пытались
объяснить, что долг не позволяет командиру Ларсону молчать - некий долг,
перед которым отступают установленные правила. Но разве не более высок
долг хранить молчание? Командир Ларсон нанес удар по представлениям о
нашей военной мощи, по нашему боевому духу - и тем самым помог противнику.
Он поведал нам об опасности, которую не видит никто, кроме него.
Предположим, что такая опасность действительно существует. Разве не
усугубил ее капитан Ларсон, сообщив о ней врагу? Рассказывая налево и
направо об этой "опасности", разве он не навлек на нас лишние беды?
Этот человек проявил невероятную отвагу - и в бою, и в своем стремлении
высказаться. Но проявил ли он при этом здравость суждений? Вряд ли. Ваша
честь, я призываю вас разобраться в этом деле и наказать виновного. В
давние времена на флоте - тогда еще морском - говорили: "Болтовня топит
корабли". В наши дни можно утверждать, что неумеренные разговоры обращают
корабли в пар. Не будем же поощрять болтливость, признавая этого человека
невиновным. Да, он герой. Но героизм - не оправдание ошибочных и опасных
суждений. Ваша честь, обвинителю больше нечего добавить.
Левенталь стукнул молотком:
- Итак, заседание завершено. Суд удаляется для вынесения приговора.
Заседание будет продолжено завтра утром, в девять часов.
На следующее утро капитан Браун и Гессети позавтракали вместе с Маком в
его камере - впрочем, язык не поворачивался назвать это помещение камерой.
Пит смирился с заключением Мака в здании Адмиралтейства только из-за того,
что ему отвели удобное, впечатляющее помещение в Башне. Грубые каменные
стены этой полукруглой комнаты были увешаны картинами, изображающими
прославленные корабли и адмиралов, стоящая здесь мебель когда-то
помещалась в капитанской каюте старого крейсера военно-морского флота США,
пол устилал толстый бордовый ковер. Комната вполне устраивала Пита. Здесь
содержали только высокопоставленных заключенных.
Здание Адмиралтейства, иногда еще по привычке называемое замком,
выглядело таковым не благодаря причуде романтичного архитектора - оно и
впрямь было некогда замком, крепостью. Толщина его стен у основания
доходила до трех метров, изнутри они были укреплены сталью и современными
графитовыми композитами. Эти стены были предназначены для защиты от
воздушных и наземных атак, бомбоубежища уходили в скалу под замком на
глубину более километра и могли продержаться еще долго после того, как
наружные постройки будут разрушены. Разумеется, замок был предназначен не
только для того, чтобы выдерживать атаки, - он мог обороняться, его
арсеналы были полны оружия и боеприпасов на случай осады. Существовало и
другое оружие, упрятанное в бесчисленных помещениях огромного здания, но о
нем предпочитали не распространяться.
Адмиралтейство было построено семьдесят пять лет назад, в тихие и
мирные дни - по крайней мере, на Кеннеди эти времена и впрямь были
мирными. Тогда у флота Республики Кеннеди хватало дел - как и теперь, ему
часто приходилось выполнять приказы совета Лиги: осуществлять
патрулирование, спасательные операции, даже перевозить отряды полиции из
одной звездной системы в другую. Лига была создана в основном в ответ на
экономические и политические беспорядки на колонизированных планетах, и
войскам наиболее могущественных государств выпадала задача выполнять
решения Лиги и следить за их соблюдением.
Флот Республики Кеннеди участвовал в эвакуации населения Новой
Антарктики - буквально в первый же день существования Лиги. Корабли
доставляли запасы провизии и боеприпасов, бомбили одну или другую сторону
в разгар мятежей, преследовали торговцев оружием и наркотиками и выполняли
много опасных заданий для внешне мирного времени. Только теперь, в борьбе
против гардианов, флот Республики Кеннеди впервые предпринял настоящие
военные действия, однако имел для этого достаточный опыт.
Штаб построили на значительном расстоянии от города - близ космопорта,
неподалеку от побережья, на холме, посреди огромного и тщательно
ухоженного луга. Но расположение было выбрано не из-за великолепного вида
с башни и не по соображениям престижа, а потому, что неподалеку был
расквартирован первый десантный батальон.
Находилось немало насмешников, потешающихся над гордыней вояк,
пожелавших завладеть таким огромным зданием, кое-кто в армии не раз
напоминал, что строительство Адмиралтейства обошлось дороже стоимости
большинства кораблей. А потом начался Молниеносный Мор, и безумие
превратилось буквально в заразную болезнь. Когда же средство для исцеления
было обнаружено и беспорядки прекратились, оказалось, что Адмиралтейство
так и стоит на своем месте, приобретя лишь пару отметин в каменных стенах.
А великолепный, современный, построенный по последнему слову техники штаб
армии посреди города пришлось отстраивать заново.
Строители Адмиралтейства оказались скорее провидцами, чем оптимистами.
Из комнаты Мака открывался живописный вид. Поглощенный им, Мак забыл о
завтраке. Побережье, линия горизонта, широкая равнина космопорта
расстилались перед ним, образуя величественную панораму. Но чаще всего
взгляд Мака обращался в сторону космопорта. Вот и сейчас, пока Мак смотрел
туда, корабль, небольшой крылатый жучок, взлетел вертикально в идеально
чистое синее утреннее небо и устремился к орбите, а тускло-желтый хвост
дыма из двигателей вдруг сменился солнечным фейерверком выброса из дюз.
Пит догадывался, что тревожит его молодого друга. Мак напряженно
следил, как корабль улетает на орбиту, в космос, к звездам. Возможно,
туда, где сейчас находилась Джослин, жена Мака.
- Я должен выбраться отсюда, Пит, - наконец выговорил Мак. - Предстоит
нелегкая работа, я подготовлен к ней лучше, чем кто-либо другой, но
почему-то вынужден торчать здесь.
- Скоро ты вырвешься отсюда, Мак. Судьи вынесут приговор, фарс
завершится, и ты вернешься к делам. Кроме того, тебя заперли здесь потому,
что ты взял на себя труд открыто заявить о том, что считал чертовски
важным. И ты был прав.
- Может, твои выступления и принесут некоторую пользу, но я в этом
сомневаюсь, - вступил в разговор капитан Браун, осторожно наполняя свою
чашку. - Знаешь, Пит, мы сделали все, что могли, мы не поленились, но я с
самого начала почти не надеялся освободить Мака отсюда. Правила совершенно
ясны, и, по-моему, витиеватые речи не тронули Левенталя и его компанию.
- Но почему ты сомневаешься в пользе моих выступлений? - удивился Мак.
- Потому что политик из тебя неважный, к тому же ты плохо разбираешься
в людях. Конечно, выбор у тебя был небогатый, ты все-таки добился, чтобы
тебя услышали, но все кончилось тем, что тебя обвинили в преступлении. Не
может же руководство сознаться в своих ошибках и признать, что ты прав!
Они хотят доказать, что правы как раз они...
- И единственный способ сделать это - пустить в ход те чертовы
авианосцы. Но я должен был попытаться, капитан Браун, - по всем тем
причинам, о которых вы говорили на суде.
- Может, ты и прав, - тоном глубокого сомнения отозвался Браун.
Внезапно в душе Пита вспыхнул гнев, хотя он и не мог объяснить почему.
Только одно он знал наверняка: Терренса Маккензи Ларсона не в чем
обвинять. Одни высшие чины, адмиралы, одержимые пылкой любовью к громадным
и бесполезным кораблям, считали необходимым наказать его. Но они поручили
грязную работу цуням и левенталям, достойным офицерам, которые с трудом
смирились с необходимостью выполнить этот долг. Пит вдруг понял, что
больше не желает слышать слово "долг".
В дверь деликатно постучали. Донельзя вежливый конвойный в белых
перчатках сообщил, что трибунал готов продолжить заседание.
Все трое спустились с башни в плавно движущемся бесшумном лифте и по
уже знакомому пути направились в зал суда.
Последовали бесконечные церемонии, приветствие суда, шелест бумаг,
напряженное молчание, и наконец губы Левенталя нехотя задвигались,
выдавливая три слова:
- Подсудимый признан виновным.



5


Март 2116 года. Контактный лагерь гардианов. Застава

Рассвет ничем не отличался от большинства рассветов в этом лесу: мутное
солнце с трудом пробивалось сквозь взбаламученные, кучами висящие в небе
облака и переплетенные ветви деревьев. Обитатели двух лагерей, люди и
аборигены Заставы, зашевелились и занялись обычными утренними делами.
Солнце припекало все сильней, прогоняя туман и облака, высушивая росу на
траве и листьях.
К'астилль открыла глаза, распрямила удобно свернутые под длинным телом
ноги, потянулась до кончика хвоста и вышла из шалаша на поляну. Свежий
утренний воздух хлынул в ее дыхательное отверстие, взбадривая и возбуждая.
Раскинув руки, К'астилль потянулась и щелкнула длинными пальцами. Еще один
день обещал быть погожим. Постояв минутку, К'астилль отправилась к полевой
кухне в поисках завтрака.
На противоположной стороне поляны, в герметичном жилище людей, Люсиль
Колдер прихлопнула кнопку назойливо трезвонящего будильника, безо всякого
воодушевления встречая новый день. Мрачно предвкушая наслаждение горячим
кофе и душем, она выбралась из постели. Прошлой ночью она опять засиделась
допоздна, работая над своими записями. Сутки на Заставе продолжались всего
девятнадцать часов - к этому требовалось привыкнуть. К'астилль наверняка
вновь первой появится в Хрустальном дворце - Люсиль давно уже оставила
всякие попытки являться на встречи вовремя: К'астилль с каждым днем
вставала все раньше.
Люсиль нравилась ее партнерша - странно, но у них оказалось много
общего, если не считать того, что К'астилль относилась к утренней работе с
большим энтузиазмом. "Кофе, - вновь вспомнила Люсиль, - кофе - прежде
всего".


Сами того не сознавая, обе стороны занимались одним и тем же или, по
крайней мере, приходили к одинаковым результатам. Оба народа представляли
молодые, восприимчивые, умные и вполне заменимые существа.
Гардианы действовали наобум, выбрав для первого контакта Джонсона
Густава и Люсиль Колдер. Однако исследовательские и воинские традиции
человечества, появившиеся благодаря тысячелетним урокам, предписывали
людям с молодым, еще не закосневшим мышлением возглавлять экспедиции в
неизведанное, чреватые самыми непредсказуемыми результатами. Опыт
показывал: гораздо больше исследователей и воинов возвращались из
экспедиций, лидеры которых были молоды, находчивы и менее привязаны к
своему миру. Отдавая дань этой традиции, людей, подобных Густаву и Люсиль,
гораздо чаще отправляли туда, где мог состояться первый контакт: к
примеру, на станции, движущиеся по орбитам крупных неисследованных планет.
Но не только люди считали, что для подобной работы подходит свежий,
острый и гибкий ум. К'астилль полностью удовлетворяла таким критериям. Она
уже давно мечтала стать первооткрывательницей чего-нибудь нового. Будучи
еще очень молодой, временами она грустила о том, что мир слишком хорошо
изучен, что в нем уже нечего открывать, исследовать и познавать. Но теперь
все изменилось, и странные события должны были повлечь за собой еще более
странные последствия, которых хватило бы на целую жизнь.
Больше всего К'астилль интересовали сами люди. Даже теперь, спустя
довольно долгое время после первого знакомства, вид людей, особенно их
странная неустойчивая походка, завораживал ее. Это зрелище одновременно
гипнотизировало и отталкивало практически любого непривычного к нему
аборигена Заставы. Сравнить эту реакцию можно было с неприятным, бросающим
в дрожь ощущением, которое испытывают некоторые люди при виде змеи. Но
более точным, хотя грубым и оскорбительным, было бы сравнение с
мимолетной, но пугающей и вызывающей омерзение реакцией, которая возникает
у иных людей при виде подобных им существ, по воле случая лишившихся обеих
ног и вынужденных передвигаться на костылях.
Аборигенам Заставы люди казались калеками с ампутированными частями
тела. Учитывая культурные и биологические отличия аборигенов, можно было
представить, какой спектр отвратительных ощущений испытывают они от одного
лишь вида людей.
Требовалось обладать гибкой, тренированной психикой К'астилль, чтобы
смириться с тем фактом, что вид этих существ вполне естествен, что они
полноценны и здоровы и, возможно, развились в процессе, подобном тому, в
результате которого появилась сама К'астилль, что они - не мутанты и не
монстры.
Насколько поняла К'астилль со слов Люсиль, люди обладали преимуществом,
которого сами не осознавали: они и прежде видели существа, передвигающиеся
на четырех конечностях. У них имелась даже довольно удобная и вполне
приятная легенда о кентаврах, которая помогла им привыкнуть к виду и
способу передвижения аборигенов Заставы. Такого преимущества аборигены
планеты были лишены. Ни у К'астилль, ни у ее помощников люди не вызывали
воспоминания о более-менее приемлемых мифологических существах. Пользуясь
весьма слабым сравнением, люди напоминали им верхнюю часть туловища
чудовища, вырвавшегося из лаборатории.
К людям требовалось привыкнуть, и аборигены старшего возраста охотно
предоставили непосредственные контакты с "половинчатыми существами"
молодому поколению.
Быстро покончив с завтраком, К`астилль рысью перебежала поляну к Дому
Переговоров. Половинчатые первыми выстроили свою часть этого Дома -
незадолго до того, как К'астилль впервые увидела существо по имени Колдер.
Методы строительства половинчатых изумили аборигенов Заставы - они
оказались чрезвычайно неэффективными, но, так или иначе, строение росло
довольно быстро. В конце концов, в этом деле важен не сам процесс, а его
результат.


Облачившись в легкий скафандр, Люсиль шагала по вымощенной плитами
дорожке от лагеря людей к Хрустальному дворцу. К'астилль уже ждала ее,
подергивая хвостом от нетерпения. Люсиль усмехнулась и помахала рукой. Уже
которое утро происходило одно и то же: видя молодую туземку, Люсиль
поражалась ее неугасающему рвению в работе. Люсиль вошла в шлюз, сбросила
скафандр и уселась за стол внутри Хрустального дворца.
На вид Хрустальный дворец был невзрачным, но вполне соответствовал
своему предназначению. Сооружение это изобрел некий строитель-гардиан: для
него залили бетонный фундамент, а на фундаменте установили легкую сборную
конструкцию, тщательно укрепив ее. Конструкция предназначалась для защиты
от дождя, и не более того, а фундамент не давал ей погружаться в
болотистую почву. Здесь же установили генератор и наладили освещение.
Строители не стали предпринимать никаких мер для герметизации сооружения,
зато внутри соорудили бокс из прозрачного пластика размером с комнату,
сообщающийся со шлюзом. Бокс занимал треть конструкции и был герметичным.
Внутри бокса предусмотрели некоторые удобства: полки и столы для
оборудования, шланг, отсасывающий грязь со скафандров перед входом в шлюз,
и тому подобное.
Бокс был прозрачным, словно аквариум, кроме закутка с переносным
унитазом, который можно было отгородить ширмой. Люсиль сразу же нарекла
бокс Хрустальным дворцом и с энтузиазмом восприняла его строительство.
Изучение совершенно нового языка было непростым делом, и оно грозило бы
многократно усложниться, если бы пришлось заниматься им, стоя по колено в
вязкой грязи, в неудобном скафандре. Жесты и мимика были огромным
подспорьем в учебе, а скафандр неизбежно затруднял бы их.
Разумеется, время пребывания в скафандре могло стать долгим, будь
выживание единственной целью экспедиции. Но тяжелые, плотные, сдерживающие
движения скафандры ограничивали возможности, и переговорное устройство
лишь ненамного устраняло эти ограничения.
В Хрустальном дворце Люсиль могла расслабиться, походить, даже
вздремнуть или прогуляться между уроками; могла перекусить бутербродом из
портативного холодильника или выпить кофе. Но что еще важнее - она
продолжала видеть все, что творится за стенками бокса, и не сомневалась,
что ее тоже видят. Пантомима часто помогала, когда Люсиль хотела уточнить
значение того или иного слова; кроме того, без скафандра ей было гораздо
легче пользоваться необходимыми для изучения языка подобиями - экраном для
рисования, предметами, названия которых требовалось узнать, блокнотами,
камерами и так далее, не строя догадок по поводу их водонепроницаемости.
Вдобавок было гораздо приятнее пользоваться карандашом, держа его рукой, а
не толстой перчаткой скафандра.
К'астилль прекрасно осознавала преимущества крыши над головой, а когда
случайно вдохнула газ, которым дышали люди, поняла, почему они вынуждены
оставаться в скафандре или прозрачном боксе. В отличие от людей аборигены
Заставы чутко улавливали изменения содержания в воздухе углекислоты и
азота. В воздухе, которым дышали люди, первого газа было слишком мало, а
второго - чересчур много. К'астилль только порадовалась возможности
уберечь от дождя свои рисовальные и письменные принадлежности, а также
аппаратуру, и с благодарностью приняла попытки людей снабдить всеми
возможными удобствами обе половины строения, которое она называла Домом
Переговоров. Вместе с помощниками К'астилль внесла на свою половину столы,
светильники, ложа, запасы еды и портативные источники энергии.
Вскоре после начала уроков языка обеим сторонам стало совершенно ясно,
что разумнее будет уделить основное внимание обучению людей языку
аборигенов Заставы. Иной вариант здесь был бы просто невозможен.
У аборигенов Заставы возникало столько проблем с обучением английскому
языку, что поначалу Люсиль Колдер была убеждена: над ними слишком довлеет
родной язык. Вероятно, владение языком передавалось у аборигенов
генетически, и учить другой язык для них было все равно что людям -
научиться иному способу ощущать запахи. Если бы теория оказалась
справедливой, Люсиль могла бы утверждать, что по всей Заставе используется
один и тот же язык.
Но проблему представляли не способности аборигенов, а английский язык.
Жители Заставы просто не могли освоиться с ним. Люсиль сделала вывод, что
причина всему - структура английского, а именно - изменение значения фраз
в зависимости от их тона и расположения слов. Люсиль догадывалась, что
аборигенам было бы куда проще выучить китайский, но какой смысл обучать их
языку, которым во всей системе владела лишь Люсиль - и, разумеется, Синтия
Ву. Точно так же обстояло дело и с диалектами аборигенов Австралии: Люсиль
казалось, что К'астилль с легкостью овладела бы любым из них, но труд
оказался бы бесполезным. Английский же стал камнем преткновения для
аборигенов Заставы.
И потому учиться начала Люсиль - медленно, черепашьим шагом. С каждым
днем у нее возникало все больше вопросов, а главное - появлялось все
больше возможностей задать их.
Прокашлявшись, она приготовилась воспроизвести еще непривычные звуки.
- Твое присутствие замечено, К'астилль, - произнесла она - это
выражение соответствовало простому "привет".
- И твое присутствие тоже, - отозвалась К'астилль. - Беседа начинается?
- Беседа начинается. Но изучение лексики на время будет отложено, -
объяснила Люсиль. Больше всего в чужом языке ее сбивало с толку обилие
пассивного залога. И Люсиль, и ее помощники-люди никак не могли запомнить,
что действие должно быть отделено от говорящего, а еще лучше - быть
совершенно отстраненным. Глаголы следовало использовать для описания
скорее состояния, нежели действия. - Учеба по-прежнему осложнена
недостатком знаний, и более всего - путаницей со значениями слов. Про
большинство предметов вокруг - строение, одежду, машины, дорогу к Дому
Переговоров - люди могут сказать, что они были "построены" или
"изготовлены". А жители Заставы иногда говорят, что подобные предметы
"выращены". Ты назвала свою аппаратуру, ваши дома и мебель "выращенными".
Выходит, слова "выращивать", "делать" и "строить" имеют схожие значения,
или же какие-то предметы вашего обихода растут, как деревья?
- "Выращивать" и "строить" - не одно и то же. Мое ложе выращено, но мой
дом построен из материалов, растущих пластами.
Строго говоря, стены тоже не растут. Они не живые, но состоят из живых
организмов не моего вида. Эти виды подчинены моему народу, и из них
получается большинство наших вещей.
Объяснение было довольно запутанным, но Люсиль показалось, что она
уловила его суть.
- А эти новые виды, которые подчинены вам, - сколько... - Люсиль быстро
справилась в словаре - слова "поколение" там не оказалось. - Сколько
циклов проходит между предками и отпрысками, прежде чем старый вид
заменяется новым?
К'астилль откинула голову на длинной шее невольным жестом изумления.
- Что за вопрос? Конечно, ни одного, точнее - один. Берется прежняя
форма, изменения вносят в ее - этого слова ты еще не знаешь, - в ее ласут.
Вам известно, что существуют крохотные структуры, от которых зависит,
каким будет живой организм?
- Людям давно известна подобная теория.
- Здесь эти структуры называются "ласут".
Люсиль записала, как произносится слово, и попросила К'астилль
повторить его, чтобы позднее поупражняться в произношении, а затем беседа
продолжилась. Обе собеседницы уже привыкли к таким объяснениям и паузам в
разговорах.
К'астилль продолжала:
- Ласуты изменяются, и следующий организм появляется таким, какой нам
нужен.
- Мы пользуемся иным способом, - заметила Люсиль. - Люди умеют вносить
изменения в эти ласуты - мы называем их генами, - но, насколько я
подозреваю, наши познания о них слишком малы по сравнению с вашими. Нам
требуется длительное время, неоднократные попытки, множество циклов
предков-потомков, прежде чем усилия увенчаются успехом. Кроме того, люди
пока не пытались выращивать стены домов или другие предметы - воздействуя
на гены, мы всего лишь выводим более крепкую породу животных или сорт
растений, обладающих большей продуктивностью.
- Значит, все ваши вещи сделаны руками, как этот дом?
- Истинная правда. Человек - творец этих вещей или машин, которые
делают наши вещи.
- Даже ваши секу-веристлон?
Это сложное выражение в буквальном переводе означало "внешние
воспоминания" и относилось, по-видимому, к камерам и магнитофонам,
компьютерам, некоторым другим устройствам записи, даже к ручке и бумаге.
Термин казался Люсиль неудачным. Аборигены Заставы обозначали им род
устройств, эквивалентных компьютерам и записывающей аппаратуре.
- Если я правильно поняла, - осторожно начала Люсиль, - у вас такие
предметы не выращивают - они своего рода машины.
- Многие из них являются живыми.
Внезапно перед глазами Люсиль возникло отвратительное видение мозга в
стеклянном сосуде, оплетенном проводами. Нет, такого быть не могло, и
все-таки образ не исчезал. "Каждый день приходится постигать нечто новое",
- подумала Люсиль и вернулась к уроку.
Проходили дни, и обе стороны постепенно накапливали знания.


Густав флегматично барабанил по клавишам:

"Развитие контакта с инопланетянами. Отчет о проделанной работе N_137.

Общее резюме.
Как и в прошлый раз, никаких серьезных изменений не произошло. ВИ
Люсиль Колдер продолжает совершенствоваться в языке "Застава-1". Аборигены
подтвердили ее предположение о том, что на планете существует ряд
различных языков, большинство из которых не имеет точек соприкосновения.
Предшествующие предположения о противном были опровергнуты. Исследованиям
с орбиты и составлению карт планеты препятствует плотный облачный покров,
но с орбиты было обнаружено около 100 вероятных мест расположения
поселений - они рассеяны по обширной территории, Недавние атмосферные
полеты на небольшой высоте, осуществленные с орбитальной станции
"Ариадна", показали, что большинство этих поселений невелики, многие из
них выглядят заброшенными. Самое крупное из них размером не превышает
поселок людей с населением в несколько тысяч человек. Мы вновь повторяем
просьбу запретить подобные полеты, поскольку они беспокоят местных
жителей. Мы бы не хотели столкнуться с негативной реакцией тех групп
аборигенов, с которыми мы еще не знакомы. В сущности, подобные полеты
почти бесполезны: нам и без них было известно, что у аборигенов Заставы
имеется множество мелких поселений.

Специальное резюме.
Язык: ВИ Колдер проделала отличную работу, составив основной словарь
языка 3-1. По моему распоряжению она делит время между совершенствованием
своих знаний и занятиями с присланными со Столицы учениками. Ученики уже в
состоянии вести краткие беседы с местными жителями. Кроме того, Колдер
привлечена к работе по созданию электронного переводчика. Подобная работа
пойдет на пользу всем: Колдер приобретет большую беглость в 3-1 и в
будущем сможет освоить другие местные диалекты; ее ученики закрепят свои
знания, а электронный переводчик будет более совершенным. Но я хочу еще
раз подчеркнуть, что осуществление всех этих проектов требует длительной и
утомительной работы. Сама сущность этой работы, большей частью ведущейся
методом проб и ошибок, исключает возможность немедленного достижения
значительных успехов. При всем уважении к срочности в таком деле спешка
недопустима, и смею заверить все заинтересованные лица: нам, сотрудникам
штаба контакта, так же не терпится получить результаты, как и всем прочим.
Но для этого требуется запастись терпением. По крайней мере, мы способны
передать своим преемникам знания о большинстве нюансов языка 3-1. За свой
труд Колдер заслуживает самых высоких похвал.
Культура и техника. Я вынужден сообщить ту же информацию, что и в
прошлом отчете. Уровень развития культуры и техники аборигенов остается
неопределенным, но несомненно высоким, вероятно, даже выше, чем
предполагалось во время написания предыдущего отчета несколько дней назад.
Особенно поражают достижения аборигенов в биологии. По-видимому, обитатели
Заставы способны оказывать быстрое и эффективное влияние на местный
эквивалент хромосом. То, что мы считаем изнуряющей работой
инженеров-генетиков, они воспринимают как само собой разумеющееся.
И в связи с этим я считаю своим долгом повторить уже неоднократно
высказанное предупреждение: было бы ошибочным считать местных жителей
существами примитивного уровня только потому, что с орбиты мы не заметили
на планете больших городов, или потому, что они ведут полукочевой образ
жизни, или потому, что мы не обнаружили здесь мощных радиопередатчиков и
электроприборов. Бесспорно, мы только начинаем познавать жизнь этих
существ, но я могу предложить следующую теорию.
Люди всегда считали, что города, особенно крупные, являются очагами
культуры. Мы убеждены, что города должны быть постоянными поселениями.
Аборигены Заставы не разделяют ни одно из этих убеждений. По-моему, в этом
и состоит главное различие наших культур. Что же касается связи между
культурой и техникой, я вынужден повторить предположение, бывшее очевидным
еще до контакта с аборигенами: такой связи здесь не существует. Возьмем
всего один пример: у древних греков уровень развития техники был ниже, чем
у любых последующих цивилизаций, но в отношении культуры они превосходили
большинство из..."


Послышался приглушенный стук по обшивке люка - герметичная конструкция
почти не пропускала звуков извне. Радуясь перерыву в скучной работе,
Густав убрал с экрана отчет и за оставшиеся две минуты успел сложить
бумаги в стол. Одно из преимуществ воздушного шлюза заключалось в том, что
в кабинет Густава никто не мог ворваться без предупреждения.
Многочисленные постукивания и поскрипывания возвестили о прибытии
гостя.
- Привет, Джонсон, - проговорила Люсиль, входя в кабинет. Ее голос
приглушало стекло шлема.
- Привет, Люсиль. Как дела?
- Отлично, - сообщила она, избавляясь от шлема. - Здесь у меня бывают
дни двух видов: в одни из них я теряюсь в догадках, почему мы топчемся на
одном месте, а в другие - поражаюсь, какого прогресса можно достичь за
столь короткое время. Сегодня у меня как раз день второго типа, - с
усмешкой добавила она. - В программе распознавания речи аборигенов на слух
наконец-то удалось выловить большинство ошибок - это уже достижение.
С тех пор как экспедиция приземлилась на планету, произошло небывалое
событие: военнообязанный иммигрант Люсиль Колдер и лейтенант Джонсон
Густав стали друзьями. Такого не могло быть, и все-таки это случилось. Но
в их дружбе еще оставались границы, притом весьма определенные: они не
обсуждали войну, не строили догадок о случившемся, когда известия из новой
провинции гардианов, Новой Финляндии, вдруг перестали поступать. Что-то
произошло. Гардианам явно не повезло - и теперь они развернули бурную
подготовку к очередному удару. Такие слухи доносились до членов экспедиции
с охваченной лихорадочной деятельностью ОСГ "Ариадна". И Люсиль и Густав
сгорали от любопытства, но не могли признаться в нем друг другу.
- Ну что, состряпал очередной отчет? - поинтересовалась Люсиль.
- Угу. Начальству вынь да положь идеальный электронный переводчик -
причем немедленно, и большие шишки никак не могут понять, что такой
переводчик нельзя попросту снять с полки. Мне до отвращения надоело
объяснять, почему так трудна работа с переводчиком совершенно нового для
нас языка.
- Чертовы бюрократы! Ваши ничем не лучше наших.
Густав хмыкнул, но ничего не ответил. Люсиль по-прежнему проводила
границу между "своими" и "чужими", не в состоянии причислить себя к
гардианам. Даже получив возможность осуществить первый контакт и будучи
удостоенной всех привилегий и свободы, которая была необходима для
выполнения работы, порученной ей гардианами, Люсиль отказывалась забыть,
что она всего лишь пленница.
Все это осложняло положение Густава, поскольку подвергало сомнению и
мотивы его поступков. Он понимал, что и он сам - только узник начальства,
что он связан по рукам и ногам бесконечными и невозможными амбициями
вышестоящих гардианов. Он знал, что положение на Столице может лишь
ухудшиться в результате плохих вестей. И когда он спрашивал себя - а такое
случалось часто, - почему Люсиль не отказывается от работы, он был
вынужден задавать подобный вопрос самому себе.
"Потому, что это неслыханная возможность, от каких не отказываются.
Потому, что именно из-за мечты встретиться с инопланетянами большинство
парней стремятся служить в космофлоте. Потому, что эту работу мы делаем
для всего человечества, а не для своры идиотов, живущих сейчас во дворце
на Столице. Потому, что отказ был бы равносилен самоубийству. Потому, что
тогда наше место занял бы кто-нибудь другой, и еще неизвестно, каким был
бы этот человек..." Постепенно он доходил до менее убедительных и более
неудобных причин. Хотя Густав не мог дать однозначный ответ, почему он
продолжает эту работу, он не сомневался, что Люсиль знает ответ. И это
означало, что доверять ей следует лишь в определенных пределах. Это не
нравилось Густаву: Люсиль Колдер стала для него тем, чего не может
позволить себе офицер разведки, даже бывший, - другом среди врагов.
Наконец Густав нарушил молчание, упомянув о своем отчете. Они
заговорили об обычных лагерных делах, о прогрессе учеников в освоении
языка, о необходимости прекратить полеты над планетой, на которых так
настаивал этот кретин Ромеро. Незаметно разговор перешел к центральной и
неизменно волнующей обоих теме - к аборигенам Заставы.
- Они нравятся мне, в особенности К'астилль, - призналась Люсиль. -
Пользоваться этим чертовым языком - все равно что жевать резину, но нам
уже удается договориться: либо я стала лучше понимать ее, либо она
научилась давать объяснения.
- А что ты можешь сказать о них, судя по языку? - поинтересовался
Густав.
Люсиль лишь пожала плечами:
- Я не ксенопсихиатр и не этнолог, в сущности, даже не лингвист. Два
особенно ярких отличия их языка - звуковая структура и явное пристрастие к
пассивным залогам. Ты же видел мои переводы - все они какие-то неловкие,
потому что в языке 3-1 почти не употребляются выражения действия, а в
английском пассивный залог выглядит нескладно. Мы говорим: "Она вошла в
эту дверь", они же скажут: "Дверь с данным расположением была пройдена
неким лицом", и выходит какая-то чушь. Но способ выражения подобной
пассивности на языке 3-1 является очень кратким и точным. Глагольная
конструкция - единственное слово с нужной приставкой, суффиксом и
интонацией, придающей особое значение. Перевод подобных выражений на
английский или большинство других человеческих языков - практически
невозможная задача.
- А ты не думаешь, что это характеризует наших местных друзей с
определенной стороны?
- Разумеется, это так, но я просто не понимаю, что это значит. Гораздо
легче будет понять их, не отделяя от этой планеты. Некоторые из детей на
моей родине не принадлежали ни к аборигенам, ни к европейцам, скажем, если
мать - из числа аборигенов, а отец - британец. У меня создается
впечатление, что аборигены Заставы манипулируют окружающей средой ради
собственного удобства, как и мы. Но их потребности и методы заметно
отличаются от наших.
- Отличный способ сказать "я не знаю", - проговорил Густав.
Люсиль Колдер усмехнулась:
- Или, в переводе с языка 3-1, "отсутствие знаний сохранено в моей
голове".
- Хватит! - со смехом взмолился Густав. - Пойдем обедать.



6


Апрель 2116 года. Планета Бэндвид

Невозмутимо и методично, словно совершая давно запланированное
действие, командир космофлота США Рэндолл Меткаф открутил бармену голову.
Джордж Приго неловко поерзал на соседнем табурете и нервозно огляделся.
- Рэндолл, это запрещено.
Меткаф не обратил внимания на предупреждение друга и бережно поставил
голову на стойку бара. Она напоминала огромную кукольную голову со слегка
поблескивающими глазами, гладкой, словно восковой, розовой кожей и
чересчур правильными кругами румянца на щеках. Аккуратные усики выглядели
как отштампованные - впрочем, так оно и было.
- Мне пришлось проторчать в этой автоматизированной дыре шесть тысяч
часов, - заявил Меткаф, извлекая из кармана маленький набор инструментов.
- Роботы стригли меня, готовили мне еду, гладили трусы и приносили пиццу.
Роботы-полицейские давали мне неизменно точные указания, в какую сторону
идти. - Меткаф снял парик с головы бармена, нашел открывающуюся пластинку
и начал вывинчивать шурупы. - Меня спрашивали, какое время я проведу на
стоянке. Со мной заговаривали у дверей, стен, в такси, самолетах, душевых
и лифтах, предупреждая меня быть поосторожнее, не опаздывать, не забывать
и смотреть в обе стороны, переходя улицу.
Меткаф снял пластинку и заглянул внутрь головы.
- Я целые дни проводил в беседах, но ни разу моим собеседником не было
человеческое существо. Каждый раз, когда я отправлялся за покупками, мне
сообщали оставшуюся на счету сумму с точностью до четырех совершенно
ненужных знаков после запятой, причем не только в долларах США, которыми
выплачивают жалованье служащим космофлота, но и в условных единицах
Бэндвида и в пересчете на еще шесть основных валют по курсу предыдущей
миллисекунды. Каждое утро и вечер проклятое зеркало в ванной моего номера
напоминало мне о том, что пора чистить зубы. - Меткаф выбрал кусачки. - И
мне, - продолжал он, перерезая проводки, ведущие к динамику за улыбающимся
ртом бармена, - уже осточертело слушать эти придирки.
- А мне - нет, - отозвался Приго. Он еще нервничал и пытался образумить
друга. - Мне это даже нравится. Что плохого в отлаженном сервисе?
- Ты, дружище, инженер. Эти проклятые роботы не беспокоят тебя. Тебе
нравятся машины, но неужели ты захотел бы, чтобы твоя сестра вышла замуж
за одну из них? Пожалуй, это единственная вещь, которую здесь пока не
додумались автоматизировать.
- У меня нет сестры.
Оторвавшись от своего занятия, Меткаф с жалостью взглянул на Приго:
- Тогда, перефразируя бессмертного Маркса, можно сказать, что ей
повезло. Такого ты еще не слышал, верно?.. По крайней мере, здесь, в баре,
куда мы приходим каждый день, я хочу видеть робота, который молча
наполняет стаканы и оставляет нас в покое.
- Роботы-ремонтники починят его прежде, чем ты успеешь заказать вторую
порцию, а тебя оштрафуют на десяток местных монет, - возразил Приго.
- А вот и нет, потому что я перерезал в голове этого болвана провод,
ведущий к устройству аварийного вызова ремонтной бригады. - Меткаф
прикрутил пластинку, нахлобучил на голову робота парик, потянулся через
стойку и насадил голову обратно на стержень.
Тело робота судорожно дернулось, едва в нем замкнулись цепи. Голова
повернулась на триста шестьдесят градусов, затем заворочались реалистично
сделанные глаза^ разыскивая что-то. Бармен повернулся и погрозил пальцем
Меткафу. Из его груди раздался густой бас.
- Бббольше ттттак не дддделайте, сэр, - с заиканием произнес робот
прежде, чем голос набрал привычную скорость. - Если бы не аварийный
динамик в полости туловища, я не смог бы разговаривать и, следовательно,
не смог бы достойно обслужить вас.
Приго взорвался смехом, увидев, Как ошарашенно Меткаф уставился на
робота.
- Завтра, - пообещал Меткаф, - я приду сюда с термоядерной гранатой и
расплавлю тебя. А теперь живо принеси мне двойной скотч.
- И порцию для меня, - добродушно добавил Приго. - За твой счет. Надо
же потратить сэкономленный десяток местных монет.
- Благодарю. Сейчас выполню заказы, сэр. - Робот покатился к другому
концу стойки.
- Черт побери, Джордж! - Меткаф уставился в зеркало над стойкой. -
Ничего не вышло!
Робот принес напитки. Протянув гибкую длиннопалую ладонь, Приго
подвинул к себе поближе пивную кружку.
- На Бэндвиде мне нравится еще одно, - заметил он, - здесь можно
глотнуть настоящего пива. - Он осторожно втянул пышную пену, поймал взгляд
Меткафа в зеркале и усмехнулся, когда тот поднял стакан.
Джордж Приго был коренастым, низкорослым и вялым. Под солнцем Бэндвида
его каштановые волосы выгорели, превратившись в русые, он набрал пару
килограммов и начал растить бороду. Это было явное улучшение - теперь лицо
Джорджа казалось мужественнее, щетина скрывала почти детское удовольствие,
которым вспыхивало его лицо при виде чего-либо интересного. Джордж носил
застиранный старый комбинезон со множеством карманов, молний и застежек.
Здесь, в баре, он чувствовал себя уютно и был совершенно расслаблен.
- Выше нос, Рэндолл. Все не так уж плохо.
Меткаф чувствовал себя на Бэндвиде не столь комфортно, как Джордж, если
не сказать большего. Он производил впечатление человека, который терпеть
не может ждать и смотрит на часы каждые три минуты. Он был высоким,
поджарым и жилистым, бледным, черноволосым и чернобровым. Барабаня
пальцами по стойке бара, он сидел, поставив свой стул на две ножки, рискуя
не удержать равновесие b грохнуться на пол. Меткаф носил привычный мундир
цвета хаки с рядом нашивок над нагрудным карманом - обилие этих нашивок
впечатлило бы любого, кто разбирался в их значении.
- Значит, ты еще не слышал последние новости, - отозвался Меткаф. - Я
узнал их от одного знакомого болтуна. Сомневаюсь, что такую новость
передадут открыто. Мака приговорили.
- О Господи!
- Его понизили в звании и отправили отбывать заключение на Колумбии, в
учебном центре разведслужбы. Ему предстоит быть и узником и инструктором.
Он принял приговор, конечно, считая, что таким образом еще сможет
послужить.
- Но зачем им это понадобилось?
- Что тут странного? Ведь Мак сказал, что "Орел" взорвут так, как мы
взорвали "Левиафан".
- Я знаю, в чем его обвинили. Просто не могу поверить, что они решились
на это.
- Тебе придется еще многое узнать, Джордж. Тебе хотелось бы считать нас
всех ангелами в белом одеянии. Ты то и дело повторяешь, что среди
гардианов есть порядочные люди, и я верю тебе - потому, что ты один из
них. Но теперь ты можешь воочию убедиться, что и среди нас встречаются
ублюдки.
Джордж Приго вздохнул и глотнул пива. Внезапно все его благодушие
улетучилось.
Джордж некогда был гардианом, он родился и вырос на Столице. На Новой
Финляндии он познакомился и подружился с Маком Ларсоном, сражался с ним
бок о бок против собственного народа - когда жестокость гардианов
сделалась для него невыносимой. Рэндоллу нравился Джордж, он понимал,
насколько сильно Джордж нуждается в подтверждении правоты своего выбора.
Джорджу было трудно смириться с мыслью, что люди из Лиги способны на такую
гнусность, как обвинение Мака. Джорджу нелегко давалось прощание с
иллюзиями.
Меткаф потягивал скотч. Он тоже был на Новой Финляндии и заслужил там
Почетный крест. Зная Мака, он понимал привязанность Джорджа к этому
человеку, потому что разделял его чувства. Мак спас их. Войска Лиги и
финнов уже были готовы смириться с поражением и погибнуть, но Мак нашел
способ объединить их и возродить в них надежду - прежде финны не
чувствовали даже ее проблеска.
Если бы не Мак, оба они сейчас были бы мертвы или оказались пленниками
гардианов. Меткафу не терпелось чем-нибудь отплатить Маку, хоть как-нибудь
помочь ему, но помочь было нечем - разве что отправиться воевать. Но и
воевать пока было не с кем - Столицу еще не обнаружили.
Предположительно Джорджа и Меткафа доставили на Бэндвид по причинам,
имеющим некоторое отношение к поиску Столицы. Никто не знал, как поступить
с Джорджем после вылета с Новой Финляндии, и Меткаф подозревал, что эта
растерянность привела к тому, что оба они очутились на Бэндвиде.
Все происходящее являлось составной частью большого плана. Несомненно,
имело смысл допросить пленных, и большинство офицеров разведки Лиги здесь,
на Бэндвиде, были бы только рады начать допросы. Всех военнопленных с
Новой Финляндии, каких только удалось выцарапать у финнов, доставили сюда.
Но таких пленных оказалось немного, к тому же финны, пылая ненавистью к
гардианам, неохотно отдавали их Лиге. Однако военнопленные все-таки
нашлись, и их доставили сюда, как и Джорджа. Возможно, кому-то пришло в
голову использовать знания Джорджа, с помощью его уличать пленных во лжи и
разрабатывать планы допросов.
Кроме того, пребывание Меткафа здесь тоже имело смысл: он был знаком с
боевой тактикой гардианов и мог сделать свой вклад в планирование военных
действий. Но Меткаф подозревал, что его отправили сюда потому, что пока в
пилотах не было необходимости, а Приго требовалась компания - и присмотр.
В конце концов, Джордж был перебежчиком и вполне мог вновь перейти на
другую сторону...
Однако Джордж Приго не нуждался в присмотре, хотя и был рад обществу
Меткафа, рад видеть рядом знакомое лицо. Но реальной работы не находилось
ни для него, ни для Меткафа.
Меткаф сделал большой глоток. Они оба торчали здесь без дела уже десять
месяцев. Война угасла сама собой - за неимением противника.
Все, что им оставалось делать, - допрашивать пленных, но те оказались
неразговорчивыми, а когда разговорились, выяснилось, что знают они
немногое. Разведка, по-видимому, и не ожидала другого результата.
Насколько понимал Меткаф, большинство офицеров разведки рассматривали
допросы пленных как возможность подготовиться к войне, а не как временное
занятие. Они расспрашивали по нескольку раз об одном и том же, составляли
протоколы, сравнивали "ответы и исправляли их, писали отчеты, которые
большей частью состояли не из фактов, а из общих мест. Меткаф испытывал
почти сочувствие к команде разведки: в ближайшем обозримом будущем захват
других пленных не предвиделся, и разведчики пытались выдоить до последней
капли все сведения из уже имеющихся источников.
Но если сбросить со счетов эту работу, главный вопрос пока оставался
без ответа: где находится Столица?
Верхушка гардианов весьма мудро возвела астрономию в ранг
государственной тайны. Никто из пленников в глаза не видел звездную карту.
Никто из них даже не предполагал, что существуют координатные системы, по
которым определялось положение звезд относительно друг друга. Никто не
знал, что звезды отличаются по размерам и цветовому спектру. А вопросы о
том, где находится солнце их системы, какова его масса и спектральный
класс, вызывали тупое молчание.
Меткаф искренне удивлялся происходящему, считая, что редко людей,
обладающих столь незначительными познаниями, допрашивают так часто и
долго. Сообщив об этом Джорджу, он получил в ответ краткое: "Ну и что?"
Меткаф сам не знал ответа на свой вопрос. Помахав ненавистному роботу,
он заказал еще один двойной скотч.



7


Поселок Чралрей, лагерь нигилистов. Планета Застава

Д'ельтипа испытывала неудержимое желание оказаться где угодно, но
только не на своем прежнем месте. Но, судя по всему, им предстояло еще
долго проторчать в этой деревне, и у нее не оставалось выбора, кроме как
встретиться со своей первой советницей, нигилисткой М'еталлис. Д'ельтипа с
иронией воспринимала этот титул. Как правительница нигилистов, она никогда
прежде не следовала односложным советам М'еталлис, но теперь она оказывала
ей неоценимую помощь. Именно М'еталлис общалась с половинчатыми.
Каким бы странным и непривычным ни был внешний вид инопланетян, их
появление ознаменовало собой перемены и обновление, даже надежду - и
все-таки они не могли выбрать худшего времени, чтобы привести сюда свои
удивительные летающие машины. Даже без появления половинчатых ситуация
грозила взрывом.
А половинчатые, какими бы мудрыми существами они ни были, бесконечно
усложняли ее. Никто еще не понял цели их прибытия. Инопланетяне не
выражали желания что-либо объяснять. И потом, свои вещи они делали
странными, непонятными способами. Д'ельтипа заставляла себя верить отчетам
наблюдателей, но по-прежнему считала невероятным, чтобы такую сложную
вещь, как космический корабль, можно было построить, а не вырастить.
Наблюдатели высказывали предположение, что подобную машину
действительно невозможно вырастить или же вырастить ее части для
последующей сборки. Они упоминали что-то о давлении, нагрузке и
температурных перепадах. Половинчатые умели строить такие машины и вместе
с тем были полными невеждами в биологии. Странно...
Д'ельтипа чувствовала, как поток ее мыслей отклоняется в сторону, и тут
же поспешила направить его по нужному руслу. Люди, как называли себя эти
существа, составляли лишь часть проблемы, хотя, несомненно, имели какое-то
отношение к планам М'еталлис. Сама М'еталлис представляла проблему, притом
проблему на грани разрешения. Нет, это было слишком мягко сказано.
М'еталлис - бедствие, готовое разразиться. Д'ельтипа не видела способов
удержать М'еталлис от захвата поста правительницы.
Д'ельтипу оставила даже последняя надежда на разделение пути, на то,
что ее ученики пойдут верным курсом после того, как она покончит жизнь
самоубийством или подвергнется Разделению, а это время уже приближалось.
Д'ельтипа прекрасно понимала: ей следовало оставить пост и распроститься с
жизнью еще давно, но она жила, отчаянно цепляясь за надежду на появление
другого преемника, кроме М'еталлис. Но ближайшие последователи Д'ельтипы
погибли - и вместе с ними постепенно погибал достойный, истинный нигилизм.
А Д'ельтипа держалась, хранила надежду, пока не стало слишком поздно, пока
она сама не ощутила близость Разделения. Ирония судьбы для нее,
основательницы нигилизма, казалась слишком жестокой.
Стоит М'еталлис занять ее место, и нигилизм будет извращен настолько,
что от него не останется даже имени. Возможно, ему подойдет какое-нибудь
название вроде "смертизм" или "аннигилизм". Но на мирную развязку лучше и
не надеяться, помощи ее сторонникам при следующей правительнице ждать
будет неоткуда. Начинающим правителям нет дела до тех, кто уже завершает
жизненный путь, - они вожделеют только власти. И вскоре М'еталлис ее
получит.


Этот последний пункт был одним из немногих, в которых М'еталлис была
согласна с правительницей. Старуха неуклонно двигалась к Разделению - и
знала об этом. М'еталлис испытала внезапный острый взрыв своей хронической
раздражительности. Бесконечная ходьба по кругу, прикрытые и откровенные
намеки на то, что некоторые нигилисты зажились на свете, заключение
соглашений - словом, все усилия, направленные на достижение единственной
цели, наконец-то могли оправдаться.
М'еталлис не сомневалась в победе. Она сможет превратить эту нелепую
секту в нечто значительное и достойное уважения. А теперь Д'ельтипа
подвергала ее очередному унижению - с единственным намерением отдалить
неизбежное.
При этой мысли М'еталлис зло фыркнула, выпустив воздух из дыхательного
отверстия. Сколько времени потеряно впустую! Почему бы старухе не
одуматься и не передать власть тем, кто помоложе?
М'еталлис вышагивала туда-сюда по длинному низкому коридору Второго
Дома поселка. Приближалось время встречи с Д'ельтипой в ее апартаментах,
но М'еталлис не торопилась. Пусть старуха подождет, пусть понервничает.
Время на стороне М'еталлис, и она не упустит случая им воспользоваться.
Она подошла к южному окну, выходящему на луг и лагерь половинчатых.
Какая досада, что понадобилось слишком много времени, чтобы изгнать
голодных с той территории, когда впервые на планету высадились люди! Люди
проявили величайшее благоразумие, оставаясь в своей машине - они называли
ее "кораблем" или "шлюпкой", - пока хозяева планеты прогоняли с поляны
наиболее энергичных и голодных хищников. Охотники и следопыты до сих пор
вели упорную работу на границах территории. М'еталлис задумалась о том,
понимают ли половинчатые, как тяжело сохранить в чистоте такую огромную
зону. Возможно, понимают. Люди устроили здесь постоянный лагерь. Они вели
строительство, словно намеревались остаться здесь навсегда. Судя по всему,
они и не собирались отправляться в Дорогу - хотя их Дороги в небе должны
быть невообразимо долгими.
М'еталлис топнула по полу левой передней ногой. Самой ей уже давно не
терпелось пуститься в путь. Нигилисты слишком долго пробыли на одном
месте. Пришла пора свернуть лагерь, найти пустое поселение и обосноваться
там на следующий сезон. М'еталлис не припоминала, чтобы какая-нибудь из
групп оставалась в одном поселении так долго. Так Чралрей мог даже
превратиться в постоянный город.
Но прилет инопланетян был слишком большим шансом, чтобы упускать его.
М'еталлис сама услышала из третьих рук о том, что большой металлический
предмет прилетел с неба и опустился возле Чралрея, немного постоял на
земле, а затем взлетел с оглушительным шумом. Слышала она и то, что из
предмета появлялись странные существа. Вот почему на этот сезон М'еталлис
выбрала именно поселок Чралрей. М'еталлис была не из тех, кто способен
выпустить добычу из рук.
Назначенное время встречи с Д'ельтипой уже прошло. Кожа вокруг глаз
М'еталлис собралась в мелкие складки - эта гримаса у зензамов была
равнозначна коварной улыбке. Встряхнувшись, она галопом понеслась к
резиденции правительницы.


Зензамы были потомками мигрирующих стадных животных и, подобно им, не
имели постоянной территории обитания. У них существовали представления о
личной собственности, деньгах и торговле, но они не носили и тени той
эмоциональной значимости, которую придавали им люди. Все эти понятия были
важны лишь постольку, поскольку помогали определить ранг особи и
установить определенный порядок.
Имущество зензамов было в основном переносным - по весьма
многочисленным причинам. Дорога звала, глаза жаждали увидеть новые
просторы, зензамам не сиделось на месте. Требовалась строжайшая дисциплина
и самые весомые причины, чтобы удержать зензамов на одном месте длительное
время. Но половинчатые, по-видимому, обосновались на насиженном месте на
неопределенный срок, и это обстоятельство было расценено как весомая
причина.
Для зензамов казалось естественным бросать поселения и перебираться
вместе с группой на новые места - либо в уже существующее поселение,
покинутое другой группой, либо на девственную территорию, где можно было
выстроить новую деревню. В сущности, поселения предназначались в основном
для защиты имущества от непогоды и для поддержания организации в группе,
нежели для удобства. Зензамы мигрировали в суровой климатической зоне.
Следовательно, они были лучше людей приспособлены к резким сменам
температур, к холоду и жаре и не удосуживались обогревать или проветривать
свои жилища.
М'еталлис вошла в дом правительницы без стука, паузы или соблюдения еще
каких-нибудь формальностей. Этикет, подобный существующему у людей,
церемонии, юридическое определение обстоятельств, при которых человек
может впустить или отказаться впустить другого на территорию своего
жилища, и многие подобные вопросы просто не возникали в обществе зензамов.
У людей второй человек в правительстве, особенно мятежник, был бы
неизбежно остановлен. О его прибытии доложили бы, его заставили бы ждать,
возможно, даже провели через укрепления и системы охраны - символические
или функционирующие, прежде чем доставить к лидеру. Если все эти препоны
отсутствовали на встрече двух высокопоставленных персон, их отсутствие
считалось демонстрацией доброжелательного отношения к гостю. Пуская его на
свою территорию, лидер оказывал ему доверие.
Но зензамам были чужды территориальные императивы, как и императивы
вообще. М'еталлис просто прошла через дверь дома и после недолгих поисков
обнаружила, что Д'ельтипа нетерпеливо расхаживает по одному из коридоров.
Старшая зензама резко остановилась и недовольно взглянула на советницу.
Уже в который раз М'еталлис пришлось одернуть себя, чтобы не выбежать
галопом из дома и не разразиться ликующим криком.
У Д'ельтипы появился длинный алый рубец через всю спину! Она уже
вступала в первую стадию Разделения, в сущности, могла споткнуться и
окоченеть в любой момент! М'еталлис сдержала эмоции и удовлетворилась лишь
веселым подергиванием хвоста.
- Твое присутствие замечено, правительница, - произнесла М'еталлис,
надеясь, что ей удалось изобразить спокойный и нейтральный тон.
- И твое тоже, первая советница. Я понимаю, теперь уже ничего не
скроешь, и я знаю о своем состоянии не хуже тебя. Уже недолго тебе
осталось проявлять ко мне уважение. Но время побеседовать у меня еще есть.
Пойдем в сад.
- Как будет угодно правительнице, - отозвалась М'еталлис.
Сад окружала невысокая стена. Там их никто не увидит - и это к лучшему:
Д'ельтипе незачем исчезать под взглядами зевак. М'еталлис с изумлением
обнаружила, что не хочет видеть унижение правительницы. Подергивая
хвостом, она поняла, что еще сохранила в глубине души уважение к старой
наставнице. М'еталлис ощутила угрызения совести, подумав о том, что именно
она побудила Д'ельтипу к такой крайности. Но перемены должны произойти.
Нигилизму требуется приток новых мыслей, и Д'ельтипа лучше, чем кто-либо
другой, понимала, что каждое существо вольно выбирать собственный образ
мышления. Прискорбно лишь то, что пришлось доводить дело до неприятного
конца.
М'еталлис с трудом призналась в этом себе, но в душе она еще
чувствовала верность прежним принципам, нежность к бывшей наставнице и
сожаление о неизбежном. Она так долго стремилась к власти, что почти
убедила себя; кроме власти, ее ничто не волнует. Возможно, когда-нибудь
так и будет. И не ее первую соблазнят уклониться от цели средства ее
достижения.
Старая зензама вышла в сад первой. Стоял чудесный весенний день.
- Итак, М'еталлис, вскоре тебя будут звать иначе. Ты уже решила, что
ответишь, когда услышишь имя Д'еталлис?
М'еталлис предпочла не отвечать на эту шпильку:
- Еще нет, но должна признаться, новое имя уже стало мне привычным.
- Значит, ты часто думала о нем. И была готова принять его уже давно.
Но я вызвала тебя не чтобы подразнить, а ради наставления и
предупреждения. Я говорила это и прежде, но послушай еще раз: в сущности,
перемены - те же орудия. Они не хороши и не плохи, они просто могут иметь
различное назначение. Пользуйся ими, но с умом. Боюсь, этим советом ты
можешь пренебречь.
Вернемся к правлению. Не будем повторять банальностей, тратить время и
слова. Несколько лет назад, когда мы расставались, ты сказала, что
проклятие нашего народа - в знании собственной судьбы. Все другие животные
и растения, дикие, прирученные или выращенные нами так, как мы сочли
нужным, не знают о своем мрачном будущем. Даже животные, жизненные циклы
которых параллельны нашим, не ощущают такой потери, как мы. Только мы,
зензамы, удостоены полного имени - и только нас преследует страх лишиться
его...
Но пропустим и это. Я знаю свою судьбу. Потерять имя - значит быть
отлученной от мысли и знания. Но ты довела учение до крайности и извратила
его. Моей целью было только помочь тем, кто желает уйти из жизни без мук,
сохранив разум, не теряя полного имени. Но каждый должен сам делать выбор.
А ты стремишься увлечь всех нас за собой. Разве ты не видишь парадокс в
собственных суждениях? Ты воспользовалась властью своего разума, чтобы
прийти к этому выводу, - властью разума. Какая мерзость! Ты стремишься
истребить собственный народ.
- Я стремлюсь к совершенству природы, - сухо отозвалась М'еталлис. -
Все живое прекрасно. Смерть отвратительна. Следовательно, отвратительно и
знание о смерти. И кроме того, знание нашей участи принадлежит только нам.
Все живое вокруг нас растет, живет, процветает и размножается до тех пор,
пока смерть - неизведанная, незримая, нежданная - не отнимет одну жизнь,
дабы заменить ее другой. Цветок, жук, вьючное животное не знают, что они
умрут, и для них безобразие смерти не существует. Зензамам же предстоит
мрачный выбор: либо стремиться к ранней смерти, либо пройти цикл жизни до
конца, вплоть до Разделения... - М'еталлис осеклась. - Прости,
правительница. В запале я позабыла о твоем...
- Я рада узнать, что ты еще не утратила способность смущаться. Твоя
душа еще не зачерствела. И это побуждает меня еще раз задать вопрос: ты
стремишься к власти, к могуществу, которое способно уничтожить всех нас,
но что, если ты его добьешься? Если действительно станешь причиной
вымирания собственного народа?
- А разве у нас есть выбор? Мы загнаны в ловушку. Мы, конечно, можем
ходить по ней из угла в угол - но что толку? Ради чего? Чтобы нерожденные
поколения подрастали, обнаруживая, что их ждет либо ужас смерти, либо
Разделение? Я помогу зензамам избавиться от этих мук, подарю спокойную
жизнь бесчисленным поколениям. И я должна добавить еще одно,
правительница: новые события навели меня на новые мысли. Новые возможности
расширили мои цели. Да, я буду причиной исчезновения - но не моего народа.
Именно сознание извращает природу и жизнь - познанием смерти и конца.
Значит, надо избавиться от сознания, чем бы оно ни было, откуда бы ни
взялось, избавиться любыми доступными средствами!
Ты назвала меня жестокой, циничной, преждевременно постаревшей. Значит,
то, что я скажу сейчас, ты воспримешь как еще одно доказательство моей
жестокости. Потребуется власть, чтобы уничтожить зензамов, а мы не можем
обрести власть, убивая тех, над кем властвуем. Удивительный парадокс. Но
теперь у нас появился более простой, гораздо более приемлемый способ
пробить себе путь к могуществу.
Д'ельтипа ошеломленно уставилась на свою преемницу. Издалека, со
стороны луга, послышался глухой, низкий рокот. Обернувшись, обе зензамы
увидели, как шлюпка людей мелькает между редких пухлых облаков весеннего
неба.



8


Лагерь гардианов. Планета Застава

Капитану Льюису Ромеро было опасно подавать идею - точно так же, как
неопытному пилоту опасно доверять космический корабль. Только плохой пилот
совершает запуск, понятия не имея о возможностях корабля. В своей
приверженности идее Ромеро не видел дальше собственного носа.
Ромеро отличался непомерным тщеславием. В последнее время на "Ариадне"
закипела бурная деятельность - формировались и проходили подготовку новые
боевые соединения, они часто пользовались складами и системами связи
станции. Кроме того, "Ариадне" было поручено осуществлять поставки в
лагерь на Заставе и удовлетворять постоянно растущие требования ученых в
связи и информации. Команда Ромеро выполняла полезную работу, его
подчиненные многого достигли, но этого было недостаточно.
Наконец Ромеро пришло в голову, что он совершил серьезную тактическую
ошибку, отправив на планету Густава. Он с самого начала знал, что
аборигены Заставы не просто представляют интерес для ученых - они
открывали возможность совершить блестящую карьеру. Но пока продвижение по
службе светило лишь Густаву.
Да, Льюис Ромеро слишком долго оставался на бобах. Похвалы, которые
заслужила работа экспедиции, пока не принесли лично ему никакой пользы.
Ситуацию следовало срочно изменить.
Вот почему он решил спуститься на Заставу. Предлогом послужил не только
визит вежливости, но и необходимость надзора за поставками в лагерь.
Ромеро дал подчиненным понять: он желает лично убедиться в том, что работа
в лагере идет нормально, а также выслушать жалобы и предложения. Но все
это были лишь предлоги. Ромеро вынужден был признаться самому себе, что
Густав прибрал дело к рукам. Лагерь находился в идеальном состоянии, был
чистым, хорошо распланированным, и все участники экспедиции, и гражданские
и военнослужащие, казалось, были вполне удовлетворены условиями жизни и
работы. Ромеро обошел лагерь, наблюдая, как работают вместе люди и
аборигены Заставы. Последних он еще никогда не видел своими глазами; их
размеры изумили Ромеро. Он встревожился, убедившись, что работа лагеря
налажена, а по всем проектам наблюдается заметный прогресс.
Черт возьми, ему не следовало поручать Густаву командование экспедицией
- хотя, если учесть его работу в разведке и нехватку персонала, Густав был
вне конкуренции, а сам Ромеро вряд ли смог бы одновременно руководить
"Ариадной" и экспедицией.
Но самое досадное - работа Ромеро на "Ариадне" в отсутствие Густава
вдруг усложнилась. Официально Густав по-прежнему считался заместителем
командующего станцией, отправленным по особому поручению, и потому Ромеро
не имел права подыскивать ему замену. Вновь эта нехватка персонала! А без
Густава накопилось черт знает сколько дел! И он, Ромеро, своими руками
вручил Густаву премию за первый контакт! Теперь Густав получит продвижение
по службе, его имя войдет в историю, а Ромеро еще двадцать лет будет
прозябать на "Ариадне"! Льюису Ромеро не была чужда зависть.
Чтобы осуществить свой план, Ромеро требовалось поговорить
непосредственно с аборигенами Заставы. Ему было необходимо перехватить
инициативу. Если Густав и сюда сунет нос, никто даже не вспомнит о вкладе
Ромеро в первый контакт. Внутренне кипя, Ромеро ждал, когда будет готов
электронный переводчик. Он постоянно торопил его создателей, хотя делал
вид, что его самого торопят из центра, и никоим образом не выдавал личную
заинтересованность. Сам Ромеро никогда не подгонял техников, но поручал
это другим. Если аборигены Заставы и впрямь гении в биологии, как их
называли, значит, он, Ромеро, - робот.
Но каким образом устроить встречу с лидерами аборигенов? Ромеро
бесконечно долго размышлял над этой проблемой и не придумал ничего
лучшего, как остановить первого аборигена, какой ему попадется, и
произнести формулу многовековой давности: "Отведи меня к вашему вожаку".
Именно так он и поступил, поравнявшись со следующим аборигеном. Черная
коробочка электронного переводчика поразмыслила и перевела его просьбу на
язык 3-1.


К'астилль, успевшая привыкнуть к людям и их странным манерам, все-таки
смутилась, когда человек подошел к ней и попросил отвести к вожаку.
Люди считали, что им почти ничего не известно о социальной структуре
Заставы, но и аборигены планеты почти ничего не понимали в правилах жизни
людей. Обе стороны упорно пытались преодолеть трудности, и Люсиль Колдер
уже успела объяснить систему воинских званий и знаков отличия, пользуясь
при этом плакатом.
Знаки отличия на скафандре этого человека указывали, что равного ему по
званию зензамам еще не доводилось видеть. Вероятно, к нему следовало
обращаться как к самому старшему по званию. К'астилль решила
подстраховаться и воспользоваться приставкой "Д".
Она не сомневалась, что этот человек впервые прибыл в лагерь:
переводчик едва воспринимал его слова. Половинчатые не сразу понимали,
насколько ограниченны возможности созданных ими машин.
Новый человек, носящий высокое звание... Только как следует обдумав эту
информацию, К'астилль перешла к просьбе. Если это и вправду правитель
людей, тогда М'еталлис, нет, Д'еталлис, поскольку отлученная Ельтипа уже
не имеет права носить полное имя, Д'еталлис захочет встретиться с ним.
К'астилль решила оказать собеседнику всяческую помощь.
- Наша правительница, Д'еталлис, почтет за честь встречу с тобой, -
произнесла она на английском языке с австралийским акцентом, несказанно
изумив Ромеро. - Уверена, она будет рада познакомиться с тобой. Позволь
узнать твое имя?
- Ромеро. Капитан Льюис Ромеро.
- Достопочтенный Д'Ромеро, вскоре ты сможешь встретиться с Д'еталлис, -
сообщила К'астилль. - Дом Переговоров сейчас не занят. Если ты согласен
подождать там, я приведу Д'еталлис, и таким образом обе стороны смогут
поговорить в удобных условиях.
- Это было бы неплохо.
- Тогда Д'еталлис сейчас будет здесь. Вы вскоре заметите присутствие
друг друга. - К'астилль кивнула человеку и поспешила на поиски
правительницы.


Сердце Льюиса Ромеро бешено колотилось в груди, пока он смотрел, как
абориген Заставы скрывается в кустах. Он не мог поверить, что все удалось
так просто, - о подобном результате своей просьбы он не смел и мечтать.
Первый этап пройден. Возможно, весь его план в конце концов сработает.


Д'еталлис пришла в восторг, узнав, что вожак людей выразил желание
побеседовать с ней. Зензамы с нетерпением ждали каких-либо решительных
действий со стороны гостей. Субординация, приказы сверху, инерция,
свойственная крупным организациям, задержки из-за расстояний - для
Д'еталлис все эти объяснения казались отговорками, способом затянуть дело.
И вот теперь наконец люди прислали сюда представителя, которого не
интересовали одни уроки языка. Наконец-то здесь появилась важная персона.
Возможно, этот Д'Ромеро не станет ждать приказов сверху, прежде чем
что-нибудь сделать. Лидеру полагается беседовать только с лидером,
открыто, лицом к лицу - так издавна велось у зензамов.
Теперь, возможно, они чего-нибудь достигнут. Д'еталлис поспешила в Дом
Переговоров и обнаружила Д'Ромеро в тесной прозрачной комнате с
человеческим воздухом. Он сидел, зажатый в странной штуке, которую люди
называли креслом.


Увидев приближающегося аборигена, Ромеро поднялся. Не зная о правилах
местного этикета, он слегка поклонился, и абориген ответил ему кивком.
- Д'Ромеро, я - Д'еталлис, правительница этой труппы. Твое присутствие
замечено.
- И твое тоже. - Ромеро уже выучился отвечать на приветствие
аборигенов. - Я пришел задать вопросы и, возможно, предложить сделку.
- Отлично. Мы не отказались бы от некоторых сделанных вами вещей.
- Со своей стороны мы поступили бы точно так же. Есть вещи, которые вы
могли бы изготовить, а мы не отказались бы приобрести их.
- Не понимаю.
- Сейчас объясню. Я положил несколько предметов на стол по твою сторону
стены бокса. - Ромеро указал на стол. Там лежал обрывок материала от
скафандра Лиги, кусок пластика из внутренней обшивки "Венеры", несколько
образцов электронного оборудования Лиги и тому подобные вещи.
Д'еталлис обернулась и рассмотрела предметы.
- Я чувствую их.
- Отлично. А теперь попробую объяснить свой вопрос. Мне говорили, что
ваш народ обладает глубокими познаниями в биологии. Что вы можете
заставить живые организмы расти так, как вам нужно.
- Разумеется.
- Отлично. Идем дальше. Могут ли ваши ученые создать живые организмы,
способные съесть какие-либо или все из этих материалов, жить на них и
быстро размножаться?
Д'еталлис подошла к столу и еще раз оглядела разложенные на нем
предметы. Она попробовала на ощупь материал скафандра и тут же отдернула
руку.
- В этом нет ни малейших сомнений. Нам потребуется всего несколько
недель. Такие организмы-пожиратели мы уже используем для уничтожения
мусора. Нам остается лишь немного изменить их.
- Великолепно!
- Но мы хотим получить кое-что взамен.
- Конечно. - Ромеро напрягся. Если они пожелают то, чего он не в силах
пообещать...
- Тогда позволь кое-что прояснить - прежде, чем мы заключим сделку. Я
осмотрела одну из ваших шлюпок, - Д'еталлис употребила английское слово, -
и видела, из чего они сделаны. Мне говорили, что у вас есть машины гораздо
больше этой - космические корабли, такие огромные, что они не могут
покинуть космос и приземлиться. По-видимому, все вещи, которые ты показал
мне, взяты со шлюпки или корабля. Если запустить должным образом
выращенных пожирателей на корабль, сделанный из этих материалов, он будет
уничтожен за считанные, дни, возможно - за часы.
Ромеро смутился:
- Да, это так.
Д'еталлис дернула хвостом.
- Значит, тебе нужно живое оружие. Ты обратился за помощью к нам
потому, что вы, люди, ничего не смыслите в науках о живых организмах, а у
ваших врагов, знакомых с другими видами вашего оружия, нет зашиты против
таких организмов.
Ромеро покрылся холодным потом, но понял, что, солгав, ничего не
добьется. Эта Д'еталлис живо раскусила все его замыслы.
- Так оно и есть.
Лицо Д'еталлис покрылось морщинками - Ромеро объяснили, что подобная
гримаса выражает удовольствие.
- У меня возникла такая же проблема, половинчатый. Мне нужно ваше
оружие. Я видела его у ваших людей и уверена: наше оружие того же рода
слишком примитивно и почти бесполезно.
От облегчения Ромеро едва не лишился чувств. Кажется, ему повезло. Его
будущее обеспечено! Теперь все, что требуется, - поработать над деталями.
На станции имелся арсенал. Он мог бы осуществлять поставки на планету,
пока не получит биологическое оружие, покажет его начальству - и, как
только мощность этого оружия станет очевидна, Ромеро простят все прошлые
грехи.
- Уверен, мы можем прийти к взаимно благоприятному соглашению, - заявил
он.
Оба лидера, человек и абориген Заставы, зензама и половинчатый,
проговорили еще долго, а затем расстались - и каждый поспешил приступить к
выполнению условий сделки.
Только на следующее утро Люсиль Колдер обнаружила, что вчера оставила
включенными системы аудиозаписи в Хрустальном дворце.



9


Лагерь гардианов. Планета Застава

Войдя на следующее утро в свой кабинет, Густав застал там Люсиль Колдер
- непривычно бледную и напряженную. Он никогда еще не замечал у Люсиль
проявлений страха.
Едва он закрыл дверь, Люсиль поднялась и заговорила без предисловий:
- Джонсон, я очень многим рискую. И возможно, подвергаю опасности тебя.
Случившееся может быть даже расценено как измена - впрочем, не знаю. Но
выбора у меня нет. Ты - единственный человек, которому я могу доверять.
Единственный, который способен хоть что-нибудь сделать, - продолжала она,
протягивая Густаву кассету. - Послушай вот это. Вчера я случайно оставила
включенной систему записи в Хрустальном дворце - и кое-что узнала.
Джонсон Густав не знал, как реагировать на эти слова. Постепенно ему
становилось все труднее общаться с Люсиль. Строго говоря, он приходился ей
непосредственным начальником, надзирателем в ее тюрьме или, прибегая к
менее изысканным выражениям, хозяином. Но помимо этого, он был партнером
Люсиль в потрясающих исследованиях, ее главным помощником в непрестанной
борьбе за оборудование, координатором всех проектов, в которых участвовала
Люсиль. Что бы ни привело сюда Люсиль сегодня, эта проблема никоим образом
не упростила бы их отношения. Вздохнув, Густав спросил:
- В чем дело, Люсиль?
- Война может осложниться - по вине аборигенов Заставы. Джонсон, мы с
тобой никогда не обсуждали войну или политику, но я знаю - оба мы
противники массовых убийств. А такое вполне может случиться, и потому мне
необходимо поговорить с тобой, а тебе - послушать эту проклятую запись!
Бывший офицер разведки гардианов уставился на военнообязанного
иммигранта. Было трудно, почти невозможно так называть Люсиль. Густав еще
раз пристально взглянул ей в лицо - на нем читался неудержимый страх, даже
ужас. Что бы ни случилось, новости были неважными. Густав уже привык
считать Люсиль своим другом - что бы там ни предписывали правила.
- Ладно, я прослушаю ее. Ты не из тех людей, кто стал бы подвергать нас
обоих риску без причины. Я тебе верю.
- Спасибо, Джонсон. Надеюсь, ты не пожалеешь. - Люсиль вытащила из
сумки портативный магнитофон.
Пока она возилась с магнитофоном, перематывая ленту и отыскивая нужное
место, Густав наполнил кофейник и поставил его на стол. Наконец Люсиль
нашла то, что искала, и включила воспроизведение. Густав похолодел, узнав
голос Ромеро. Забыв про кофейник, он уставился на Люсиль, хотел приказать
ей выключить запись, не слушать ее самой, не втягивать его в это дело. Но,
увидев выражение ее лица, Густав понял: этого он не сможет сделать.
Густав сел за стол. Чем дольше он слушал запись, тем сильнее отливала
кровь от его лица. Когда запись закончилась и Люсиль выключила магнитофон,
Густав потряс головой и проговорил шепотом:
- Неудивительно, что он вдруг затеял эту идиотскую инспекционную
поездку. Господи, Ромеро, ты воистину идиот! Безмозглый олух!
- Джонсон, - дрожащим голосом прервала его Люсиль, - это биологическое
оружие будет направлено против моего народа! И если план Ромеро сработает,
значит, я помогу уничтожить его! Я больше не могу продолжать здесь работу,
не могу убеждать себя, что учусь общаться с аборигенами ради всего
человечества, если какой-нибудь кретин вроде Ромеро и инопланетянин-маньяк
замышляют бойню!
Она остановилась, задыхаясь и изо всех сил пытаясь овладеть собой.
Распрямив спину, она взглянула на Густава в упор.
- Лейтенант Густав, скажите мне правду: Ромеро проявил собственную
инициативу или действовал по приказу гардианских политиков? Если за этим
кошмарным планом стоит правительство гардианов, вы должны сказать мне!
Густав ощутил приступ тошноты. Остатки его веры стремительно
улетучивались. Прогнила вся система. Он мог бы дать Люсиль предельно
точный ответ, но уже знал немало слухов, понимал, что происходит, и
интуитивно чувствовал, как должен вести себя человек, чтобы пережить все
беды и встряски. Кроме того, он понимал, каким образом следует
противостоять Ромеро.
Закрыв глаза, он зажал в ладонях лицо.
- Нет, политики тут ни при чем, - приглушенно произнес он. - Пока ни
при чем, но вскоре все изменится. Мы с тобой никогда не говорили о
политике, но полагаю, пришло время рассказать тебе все, что мне известно.
Эти ублюдки потерпели поражение на Новой Финляндии. Вторжение с треском
провалилось. Никто не сумел вернуться. И теперь все осведомители сообщают,
что Лига ведет усиленные розыски гардианов. Теперь они знают, что мы
существуем, и опасаются нас. Это все меняет. В Лиге знают, что мы где-то
есть, знают, что мы погубили много людей, и теперь там прилагают все
усилия, чтобы отыскать нас. Значит, нас в конце концов найдут. Наши лидеры
уже признались в этом себе и теперь пребывают в панике.
Он сделал долгую паузу, а затем продолжал с горечью и гневом:
- А наш до идиотизма храбрый лидер правительства, генерал Жюль Жаке,
который заварил всю эту кашу, навлек на себя еще большие неприятности. Он
пытался совершить удачный ход, но чуть не лишился власти. Теперь ему
придется демонстрировать свою непреклонность, силу и способность вести
оборонительную войну - в которой, кстати, виноват только он, - чтобы не
получить пинок под зад. А те, на кого он хочет произвести впечатление, его
адмиралы, генералы и прочие, - грубые животные. Варвары. Жаке и его свора
приказали перестрелять или бросили в тюрьму всех мало-мальски достойных
членов правительства. Кое-кто из самых лучших был вынужден уйти в
отставку.
- Но что же теперь будет? - перебила Люсиль.
- Вероятно, Ромеро уже на пути к Столице. Он раззвонит о биологическом
оружии всем, кто согласится его слушать, а в нынешнем положении
правительство будет просто обязано прислушаться к его словам. Эта идея
придется по вкусу Жаке. Остановить их невозможно. У них есть электронные
переводчики, есть люди, владеющие 3-1. Ситуация полностью вышла из-под
нашего контроля. Конечно, я мог бы попытаться заверить тебя, что
правительство не падет так низко, но сейчас оно до смерти перепугано и
потому готово на все. - Густав вдруг хватил кулаком по столу. - Недоумки,
идиоты! Мы почти ничего не знаем об аборигенах Заставы, не знаем, кто они,
о чем думают, чего хотят, а правительство вознамерилось преподать им урок,
как надо убивать людей и уничтожать корабли!
Люсиль не сводила с него глаз. И она и Густав понимали, что он только
что перешагнул черту, из-за которой нет возврата. Ему следовало бы
арестовать Люсиль за шпионаж, приговорить ее к заключению, а запись
уничтожить.
- Спасибо тебе за откровенность, Джонсон. И спасибо за то, что у тебя
хватило ума ужаснуться.
- Лучше бы я умел держать себя в руках, - проворчал Густав. - Я не
выспался... Но подожди секунду - разве, с другой стороны, все так
безнадежно? Может быть, аборигены Заставы не сумеют выполнить условия
сделки? Может, они откажутся от нее?
Люсиль крепко задумалась и пожала плечами. На нее внезапно навалилась
усталость.
- Не знаю. Вряд ли кто-нибудь из твоих техников или ученых сможет
ответить на это...
- Даже если бы техники были способны ответить, я не рискнул бы
обращаться к ним. Здесь только преданные гардианы, ни единого колониста -
полагаю, кроме меня.
- Что такое "колонист"?
- Так называют жителей Столицы, которые хотят обрабатывать землю, а не
пытаться завоевать вселенную. Но сейчас это не важно. Вопрос в том, что
техников расспрашивать нельзя.
- Я доверяю К'астилль, - вдруг твердо заявила Люсиль.
- Но почему? Разве она не одна из нигилистов - или как там называется
эта религия Д'еталлис?
- Это не религия и не философия. К тому же К'астилль не принадлежит к
нигилистам. Она - временный житель.
- Как ты сказала?
- Временный житель, - повторила Люсиль. - И я сама этого толком не
понимаю, потому объяснить могу с трудом. Нигилизм исповедует группа, а
группа - это нечто вроде небольшого народа или народности, у которой нет
определенной территории. Я не знаю, существуют ли здесь более крупные
народы.
- Продолжай, - попросил Густав.
- Положим, тебе не нравится твоя группа, ты не согласен с ее идеями, -
объяснила Люсиль. - В таком случае ты можешь выйти на Дорогу и найти
другую группу - это очень просто.
У аборигенов Заставы отличные дороги и надежные системы связи. Тебе уже
известно, что у них есть радио и эквиваленты наших карт и книг. Найдя
группу, с которой ты согласен, ты можешь присоединиться к ней на Дороге.
Если же и новое окружение тебе придется не по душе, ты вправе искать
подходящую группу, пока не найдешь. Аборигены постоянно путешествуют.
Множество их поговорок и выражений, связанных с Дорогой и путешествиями,
показывают, как высоко они ценят возможность перемещаться с места на
место. Для аборигенов нетипично оставаться на одном месте так долго, как
они делают теперь, - это лишь доказывает, насколько важным событием они
считают наше появление. И поскольку с нами общаются нигилисты, это придает
нигилистам особую важность, в их группу вливаются новые члены, которым
любопытно узнать о нас. Зато несколько прежних членов группы, которым
надоело сидеть на одном месте, покинули ее и отправились в путь.
- Но ты хотела объяснить, почему можно доверять К'астилль, - напомнил
Густав.
- Это я и пытаюсь сделать, просто необходимы некоторые пояснения. Знаю,
с моей стороны нелепо читать тебе лекции об обществе Заставы, особенно в
такое время, но ты должен понять. В возрасте, соответствующем нашему
подростковому, абориген Заставы уходит из своей группы и путешествует с
другими. Это нечто вроде нашего обмена студентами. Молодым аборигенам не
обязательно присоединяться к группам, с которыми они путешествуют. Обычно
по завершении путешествия молодежь возвращается в родную группу.
К'астилль рассказывала о своей группе - сейчас она находится к северу
отсюда. По-видимому, К'астилль до сих пор хочет вернуться туда. Ее не
прельщает возможность присоединиться к нигилистам. Не дожидаясь твоего
вопроса, могу пояснить, что нигилисты - аборигены, которые убеждены в
необходимости кончать жизнь самоубийством до впадения в старческий маразм,
до первых признаков дряхлости и тому подобное. По-видимому, здесь среди
стариков распространены психические заболевания. Они не любят говорить об
этом, но отношение к смерти среди них заметно отличается от нашего.
К'астилль совершенно не верит в нигилизм. Когда мы приземлились здесь, она
как раз путешествовала неподалеку и присоединилась к нигилистам из чистого
любопытства. Могу добавить, что она была обеспокоена смертью прежней
правительницы и тем, что власть перешла к Д'еталлис.
- Значит, ты считаешь, что мы могли бы поговорить с К'астилль? Дать ей
прослушать запись и спросить, возможно ли создание биологического оружия?
- Да, но не только. По-моему, мы должны сообщить ей о случившемся. Не
забывай, что Д'еталлис желает обратить оружие людей против аборигенов
Заставы. Следует предупредить об этом другие группы.
- Тогда давай найдем ее. - Густав поднялся.
- Хорошо, - кивнула Люсиль. Внезапно ее внешнее спокойствие вновь
иссякло. Она выглядела испуганной - такой Густав еще никогда не видел ее.
- Джонсон, а если это правда... Что тогда нам делать?
Джонсон Густав задумчиво оглядел кофейник и только тут понял, что забыл
включить его.
- Не знаю, Люсиль. Нам нужно время, чтобы подумать. Но, нравится нам
это или нет, мы уже ввязались в это дело. Так что давай поспешим разыскать
К'астилль.


Они разыскали К'астилль без особого труда. Молодую зензаму привлекали
все изделия людей, особенно сложные конструкции, она постепенно
превращалась в высокоэрудированного специалиста. С каждым днем людям было
все труднее находить место для посадки шлюпок - лагерь рос, и потому
вскоре команда военных строителей стала превращать ближайшую поляну в
посадочную площадку с основанием из армированных бетонных плит. Решив, что
местных жителей заинтересует процесс строительства, Густав и Люсиль
направили джип к посадочной площадке, и действительно - К'астилль
наблюдала там за работой строителей.
К'астилль обрадовалась, увидев Люсиль, и искренне удивилась, заметив
рядом с ней Густава. Со своей стороны, Густав был рад найти К'астилль
вдали от основного лагеря и множества любопытных глаз.
- К'астилль, нам надо поговорить, - начала Люсиль на языке 3-1,
выбираясь из джипа. Она пошатнулась, спрыгивая на землю, - Люсиль до сих
пор не привыкла к неуклюжему скафандру, даже облегченной модели. Кое-кто
из гардианов-инженеров обходился вовсе без скафандра, одним респиратором
или шлемом. Однако Застава пахла хуже, чем можно было предположить. Ее
невероятно густая затхлая вонь пробиралась под любой респиратор и
пропитывала верхнюю одежду. Несмотря на шлюзы и фильтры, воздух Заставы
проникал в столовую, распространяя по ней запах свежей навозной кучи.
К'астилль помахала рукой - жест, усвоенный ею от людей, - и заспешила к
Люсиль.
- Привет, Люсиль и Джонсон, рада вас видеть, - отчетливо выговорила
К'астилль. Она могла по праву гордиться своими познаниями в английском - в
учебе она намного опережала остальных аборигенов. К тому времени Люсиль
убедилась, что овладеть английским аборигенам мешает множество причин - и
сочетания звуков, и языковые конструкции, и формы обращения, и Бог весть
что еще. Люсиль часто гадала, насколько ужасен ее акцент в языке 3-1, хотя
избавиться от него все не находила времени. Но, услышав английский с
австралийским акцентом из уст К'астилль, она испытала странное теплое
чувство, будто вновь оказалась дома.
- К'астилль, - начала Люсиль на родном языке зензамы, - твое
присутствие замечено. Густав и я хотим поговорить. Он знает мало слов
твоего языка, но, разумеется, может говорить с помощью машины-переводчика.
- Она помедлила. - Как же это объяснить? Мы случайно узнали одну вещь и
хотим выяснить, правда это или нет. Пойдем в сторонку.
К'астилль окинула взглядом обоих людей.
- Ничего не понимаю, - произнесла она. - Вам нужно что-то сказать, но
вы не хотите, чтобы это услышали другие?
- Да, - кивнула Люсиль.
- Даже другие люди?
Люсиль переглянулась с Густавом.
- Да, - вновь подтвердила она. - Даже люди.
- Значит, это что-то любопытное, - заметила К'астилль, возбужденно
постукивая по земле хвостом.
Люсиль не смогла сдержать улыбку. Ей следовало вспомнить о любви
К'астилль к тайнам.
- Я буду рада сообщить это тебе, - сказала она.
- Лес очищен от голодных по всей округе, - сказала К'астилль. - Пойдем
к деревьям.
Люсиль заговорила, едва все трое вошли в заросли кустов:
- Мы хотим, чтобы ты послушала запись разговора между вашей
правительницей и одним из людей. Запись была сделана случайно, никто не
стремился к этому, но как только мы услышали ее... - Голос Люсиль дрогнул,
все объяснения вылетели из головы.
- Так уж вышло. Не важно, как это получилось, - заметила К'астилль.
Люсиль пожала плечами. Если К'астилль не возражала, она не собиралась
оправдываться. Люсиль не удивило, как спокойно К'астилль восприняла
сообщение о подслушивании разговора правительницы. Видимо, с точки зрения
аборигенов Заставы это было в порядке вещей.
- Тогда слушай, - объявила Люсиль. Она сунула руку в сумку, нащупала
кнопку магнитофона и нажала ее.
Склонив голову, чтобы лучше слышать, К'астилль застыла. Из сумки
приглушенно доносились голоса человека, зензамы и переводчика.
Наконец запись кончилась. К'астилль фыркнула, переступила с ноги на
ногу и сообщила:
- Я все слышала. Что вы хотите узнать?
Ее голос внезапно стал сухим и чуть гнусавым, все тело словно
затвердело.
- Ваш народ действительно может создать существа, способные пожрать
наши материалы?
К'астилль закивала головой на длинной шее - это движение вышло у нее
нервным и порывистым.
- Да, это мы умеем. Как сказала Д'еталлис, нам легко изменить тех
пожирателей, которые у нас уже есть. Но это не значит, что мы обязаны так
поступить. Ваш народ не знает, как опасно такое оружие. Из-за него могут
погибнуть очень многие.
Люсиль подумала о ядерных бомбах, лазерах, автоматическом оружии.
- То же самое можно сказать, если ваш народ столкнется с нашим оружием.
- Д'еталлис стремится к власти, мечтает увеличить группу, - заметила
К'астилль. - Она опасна, и я не сомневаюсь, что она охотно воспользуется
любым оружием, какое только сможет Добыть, чтобы уничтожить всех своих
противников. Если она получит оружие от Ромеро, она не задумываясь обратит
его против самого Ромеро. Зачем вашему правителю понадобилось совершать
такую глупость?
- Строго говоря, он не самый главный из правителей, не лидер, -
объяснила Люсиль. - Он отправится к тем, кто обладает властью, и получит
от них разрешение обменять наше оружие на биологическое.
- Этого не должно случиться, - твердо произнесла К'астилль.
Люсиль не поняла, употребила ли К'астилль привычное выражение языка 3-1
или намеренно прибегла к двусмысленности, стараясь понять, что думают об
этом люди, прежде чем выдавать свои соображения.
- Густав и я согласны. Но мы не знаем, как предотвратить беду. Ромеро
улетел, должно быть, он уже сообщил о сделке властям, а Д'еталлис
наверняка взялась за работу, готовясь выполнить свою часть условий.
- Да, она не станет ждать, - согласилась зензама. - Значит, надо
предупредить других. Я должна отправиться к своей группе и сообщить им обо
всем. Но вас двоих я не понимаю. Разве Ромеро не из вашей группы?
Люсиль замялась. Как же это объяснить? Времени на то, чтобы объяснять
сложные отношения между Лигой и гардианами, между ВИ и колонистами, просто
не было. Но Люсиль не могла лгать - по крайней мере, лгать К'астилль.
- Мне не хватит слов, чтобы рассказать все подробно и точно. Но
попытаюсь сказать то, что близко к истине: я не принадлежу к группе
Ромеро, к гардианам. Я - временный житель в ней. Я прибыла сюда не по
своей воле, но все равно была рада в конце Дороги встретить ваш народ. Я
помогла гардианам научиться говорить с вами, потому что меня побуждало
любопытство и жажда знаний, но продолжать так дальше я не могу. Ваше
оружие будет использовано против моей группы - получается, что я причиню
вред своему народу. Я должна это предотвратить.
- А я - один из гардианов, - вступил в разговор Густав, переводчик
которого не передавал смесь чувств, сквозящую в его голосе, - но я должен
выйти на новую Дорогу, попытаться остановить гардианов. Группа Люсиль
воюет с моей. Если моя группа нападет на своих противников, пользуясь
страшным новым оружием, это заставит их усилить ответный удар. Какой смысл
разжигать войну? Кроме того, нельзя допустить, чтобы в войне твой народ
помогал убивать моему или мой народ истреблял твой. Стоит начаться вражде
- и люди возненавидят ваш народ, начнут бояться вас. Они могут решить
перебить вас всех, - закончил Густав и смущенно добавил: - Люди на это
способны.
- Я верю вам, люди. Но мне часто кажется, что вы считаете нас не
слишком умными - потому, что мы не умеем делать такие же вещи, как вы, или
потому, что вы живете иначе, чем мы. Я понимаю: вы, люди, заняли все небо,
а мы сильны в астрономии - я знаю, насколько обширно это небо. Но наши
машины - живые существа, которые растут и размножаются. Если у нас есть
две таких машины, у нас могут появиться миллионы.
И еще я знаю, что у Д'еталлис странные представления о нигилизме. Эта
идея была пассивна, а она готова сделать ее активной. Мне не хватит слов
объяснить, почему так случилось, но она стремится убить всех зензамов,
всех аборигенов Заставы. Пока она обладала только оружием и знаниями
зензамов, она не представляла большой опасности. Другие группы могли
противостоять ей. Но, заполучив машины людей, она пойдет дальше по Дороге
убийств. Не думайте, что на своих планетах вы в безопасности. Вы должны
понять и поверить, как бы трудно это ни было: если Д'еталлис станет
правительницей всех зензамов и решит, что смерть злодей послужит на благо
ее идее, она убьет вас.
Оба человека молчали.
- Я верю тебе, К'астилль, - наконец выговорила Люсиль.
- Хорошо. Но что нам теперь делать?
- Я должна прекратить работу здесь, и сегодня же, - заявила Люсиль.
- А вы вдвоем можете обмануть остальных? - спросил Густав. - Сослаться
на плохой перевод, поссориться и тому подобное?
- Нет, - покачала головой К'астилль. - Слишком многие могут сразу же
обнаружить обман. Колдер права. Все мы должны прекратить работу. А я
отправлюсь к своей группе и предупрежу ее.
- Тогда будь осторожна, - посоветовал Густав К'астилль и затем
обратился к Люсиль: - Я смогу прикрывать тебя только несколько дней.
Может, тебе удастся притвориться больной. Но что потом?
Люсиль переступила с ноги на ногу, попыталась почесать нос, но ее
пальцы наткнулись на стекло шлема. Она уже в который раз пожалела, что
разговор состоялся в лесу, а не в более удобном месте. Но единственным
помещением, где могли с удобством расположиться все трое, был Хрустальный
дворец, а там было далеко не безопасно. Она Перешла на английский, а
переводчик Густава держал К'астилль в курсе дела.
- Похоже, у меня есть идея. Если я притворюсь серьезно больной, меня
отправят обратно на "Ариадну"?
Густав пожал плечами:
- Видимо, да. Здесь нет настоящего врача. Но какой в этом смысл?
- Ты же сам сказал, что рано или поздно Лига найдет нас. Но когда?
Сколько нам придется ждать?
Густав развел руками.
- Может бить, еще день, а может, десяток лет. Им придется обыскивать
сотни систем. Но теперь у них есть причина для подобных усилий.
- Я размышляла об этом целое утро. Предположим, мы дадим К'астилль
радиомаяк - устройство, подающее сигналы на частоте, которую не принимают
гардианы, такое, чтобы К'астилль смогла унести его к себе в группу, а мы -
впоследствии обнаружить ее.
- Это очень просто. Но что потом?
- Когда прибудут корабли Лиги, им понадобится знаток языка аборигенов
Заставы, они непременно захотят поговорить. Я могу стать путеводной нитью
Лиги, ее входным билетом.
- Ну и что в этом хорошего? - пожал плечами Густав. - Если не считать
того, что твоя сторона выиграет войну?
- Так мы сможем удержать Лигу от войны с аборигенами Заставы. Если по
войскам Лиги будет нанесен удар мощным биологическим оружием и Лига
выяснит, что оружие появилось с этой планеты, там могут решить уничтожить
аборигенов Заставы, чтобы спастись самим. Если в Лиге решат, что все
аборигены Заставы - союзники гардианов, дело может принять слишком плохой
оборот.
- Пожалуй, да, - подтвердил Густав. - Но что мы можем сделать?
- Если мне удастся связаться с войсками Лиги, как только они прибудут
сюда, я смогла бы свести их с другими группами аборигенов, объяснить, что
не все они поддерживают Д'еталлис. Возможно, таким способом мне удается
предотвратить войну.
- Может быть. Но каким образом? Как ты выберешься отсюда? Ты уже
подумала над этим?
- Можно сказать, что из-за повреждения шлема я наглоталась углекислоты.
Как смертельно больную, меня отправят на "Ариадну". Поправившись, я угоню
шлюпку и сделаю вид, что пытаюсь вырваться за пределы системы. Мы можем
представить дело так, словно я погибла при попытке к бегству. Я приземлюсь
здесь по сигналу маяка К'астилль и буду ждать прибытия войск Лиги, а потом
свяжусь с ними.
- Но как?
- Если шлюпка еще будет исправна, вылечу им навстречу. В противном
случае воспользуюсь передатчиком из шлюпки или радио аборигенов.
- А как насчет выживания? Может, тебе придется провести здесь много
лет, - напомнил Густав. - Ты же не сможешь питаться едой аборигенов. Ты
умрешь от отравления углекислотой, если попытаешься дышать их воздухом.
Тебе придется или жить в шлюпке, или не вылезать из скафандра. А они долго
не протянут.
- Подождите! - вмешалась К'астилль, с трудом выговорив английское слово
и снова переходя на 3-1. - Если я правильно поняла, проблема только с едой
и воздухом - и это совсем не проблема. Мы сможем обеспечить Люсиль
воздухом и едой, пригодными для нее. В этом можете не сомневаться.
- Значит, решено, Джонсон, - заметила Люсиль. - Как думаешь, мне
удастся сбежать со станции? Не забывай, все операторы радаров "Ариадны" -
военнопленные.
- В самом деле, я и забыл об этом. Если они помогут тебе, если мы точно
выберем время, у тебя будет шанс, хотя только Богу известно, не попадут ли
в тебя на самом деле.
- Не возражаю. Надо, чтобы моя смерть выглядела убедительно для
гардианов. Не хочу, чтобы они начали поиски, пытаясь выжать из меня
что-нибудь еще.
- А если ты и вправду погибнешь? Что тогда? Самоубийством войну не
остановишь.
- Знаю, но я...
- Люсиль, послушай! Ты никому не принесла вред преднамеренно. Ты
попалась в ловушку, оказалась пленницей нашей системы, у тебя не было
выхода, а тут подвернулась редкая возможность, не имеющая ничего общего с
войной. Ты учила чужой язык и не виновата в том, как использовались твои
знания. Ты же не рассказала мне, где находятся военные базы или заводы
Лиги...
- Прекрати, Джонсон! Да, я ничего не делала намеренно, но факты
остаются фактами, и теперь я всю жизнь буду помнить, что мой народ обречен
на смерть из-за моего якобы безобидного поступка. Я предала сама себя...
- Не только ты, - вмешалась К'астилль на 3-1. - Я только что отдала
предпочтение чуждым существам перед своим народом, я объединилась с тобой
против правительницы группы, которая приняла меня. А Густав обдуманно
решил предать свою группу. Из нас троих тебе повезло больше всего: ты
совершила предательство случайно, а мы с Густавом знали об этом заранее.
Но так или иначе, мы изменники.
- И все красивые слова, этические нормы, кодексы чести и представления
о том, что хорошо и плохо, ничего не изменят, - добавил Густав. -
К'астилль права: я предполагал, что всем нам придется столкнуться с такой
проблемой. Мне очень жаль. По-моему, наш план мог бы сработать. Ты ведь
понимаешь, на что идешь? Тебя могут убить, выследить где-нибудь на Заставе
и прикончить, лишив воздуха. Но все-таки нам следует попытаться.
- Но что будет с тобой? - спросила Люсиль.
- Не знаю. Возможно, меня схватят и расстреляют. А если повезет, я
по-прежнему останусь здесь, в лагере, или вернусь на "Ариадну".
- Тогда оставайся здесь и выживи. Я сжигаю за собой все мосты. Один из
нас должен наверняка уцелеть.
- Ты поручила мне слишком легкую работу.
- Густав, ты - мой враг. Мы на войне, и я и ты. Но я хочу, чтобы ты
выжил. Я возненавижу себя за предательство в сто раз сильнее, если по моей
вине погибнешь ты.
К'астилль в замешательстве смотрела, как Колдер взяла Густава за руки и
крепко пожала их, прежде чем отпустить. Оба человека обменялись совершенно
особыми взглядами, а затем отвернулись, очевидно чем-то взволнованные.
- Это невозможно, Люсиль. Но Бог свидетель, я... нет, даже выговорить
не могу...
- Я тоже, Джонсон. Нам лучше вернуться, пока нас не хватились.
Они попрощались с К'астилль, договорились о встрече на следующий день и
вернулись к джипу.


Задумавшись, К'астилль еще долго смотрела вслед людям. Прикосновение
этих двоих казалось странным, непривычным, как будто оба они хотели...
К'астилль не могла признаться даже себе, чего они могли хотеть.
Но эти инопланетяне не могли быть монстрами. Кроме того, К'астилль
встревожило не только их необычное поведение. Переводчик лишь
приблизительно передавал ей смысл разговора, который люди вели на
английском, и К'астилль могла примириться с некоторыми неточностями. Но у
нее сложилось впечатление, что они говорили о медицине, но не как о
странной, ужасающей и опасной науке, а как о чем-то заурядном и привычном.
К'астилль вернулась на поляну, где еще работали строители. Каждый раз,
когда она считала, что уже привыкла к людям, стала как следует чувствовать
их, ей доводилось узнавать что-нибудь совершенно новое.
Только в последние несколько недель она пришла к выводу, что все люди
принадлежат к одному виду, а не ко множеству родственных видов, работающих
сообща. Но люди настолько различались между собой по росту, размерам,
цвету кожи и форме, а также сотням мелких черт, что впасть в такое
заблуждение было немудрено. Ни один вид живых существ на планете К'астилль
не обладал таким разнообразием форм. Она считала, что все люди изменились
благодаря мутации общего предка, и разработала на этот счет сложную
социальную теорию о расе, которая выращивает мутантов и посылает их на
рискованные задания, вроде исследования новых планет. Но эта теория ничего
не прояснила, а люди казались гораздо более здоровыми, чем обычно бывают
мутанты. Да, К'астилль предстояло узнать о них еще очень многое и многому
научиться.
Если, конечно, Д'еталлис прежде не уничтожит их.



10


Башня Слоновой Кости. Планета Бэндвид

Только оказавшись за дверью своего кабинета, Рэндолл Меткаф чувствовал
себя в полной безопасности. Его поселили в полностью автоматизированном
отеле, где Меткаф ничего не мог поделать с повышенной активностью
роботов-служащих, но в своем кабинете, окруженный четырьмя стенами, он
имел право делать что хотел и пользоваться любым оборудованием. Здесь не
было техники сложнее ручки и прибора сложнее электрической лампы. Здесь
Меткаф мог остаться наедине со своими бумагами, мог целыми днями ради
развлечения дубасить кулаком по столу, швыряться просмотренными отчетами о
результатах расследования. Он мог терпеливо обдумывать какую-нибудь
хитрость, тактическую уловку, которая пригодится в будущей войне, если,
конечно, у Лиги найдется противник.
Сегодня, как обычно, в отчетах он не обнаружил ничего нового.
Заключенных допрашивали слишком долго, из них выжали все возможные
сведения. Но приказ оставался приказом, а Меткафу было поручено лично
просматривать протоколы допросов. Кроме того, такая работа помогала
скоротать время.
Озверев от скуки, Рэндолл только возрадовался, когда в дверь его
кабинета постучал Джордж. Охотно бросив работу, Меткаф покинул кабинет
вместе с товарищем. Джорджу поручили столь же захватывающую и затягивающую
работу, как и Меткафу, предоставив возможность день за днем читать одни и
те же отчеты и топтаться на одном месте. В разведке Лиги явно
придерживались мнения о наибольшей эффективности длительных допросов.
Они вышли из здания вдвоем. Наступал тихий вечер, освежающий ветер дул
со стороны проспекта. Поскольку Меткаф на время отказался от посещений
бара на углу, друзья запаслись снедью у робота-продавца в углу вестибюля и
решили перекусить в парке.
Башня Слоновой Кости, крупнейший город Бэндвида, напоминал лес из
высоких строений, окруженных обширными парками. Башни и небоскребы всех
мыслимых архитектурных стилей привлекали взгляд. Город казался более
старым, чем был на самом деле; роботы вели строительство без волокиты.
Здесь стеклянные дома-коробки в стиле двадцатого века соседствовали с
изысканными башнями эпохи барокко и средневековыми соборами, пагодами
чудовищных размеров, многочисленными копиями Эйфелевой башни, памятником
Вашингтону и похожими на утесы небоскребами - последним криком земной
архитектуры. Взгляду в этом городе всегда находилась работа.
Более скромные по размерам, но столь же причудливые по виду здания
окаймляли широкие бульвары. Парки были засажены деревьями, травой и
цветами, привезенными с Земли; самые настоящие утки крякали и плескались в
декоративных бассейнах и искусственных озерах. Меткафу нравилось сидеть на
пологом холме в парке Единства, близ здания штаб-квартиры Лиги. Он был
вынужден признать, что Бэндвид - не самая бедная из планет.
Вечер был великолепен, солнце еще окрашивало небо в алые тона, ветерок
приносил волнующий соленый запах со стороны Несского моря, на лиловом
бархате неба на востоке уже появлялись звезды. Растянувшись на траве,
оглядывая парк и окрестные строения, пожевывая кошерный хотдог, которым
гордился бы даже Нью-Йорк, и попивая еще холодное пиво, Меткаф в очередной
раз убеждался, что жизнь прекрасна.
Именно в такой вечер когда-то давно, еще на родине, он решил, что небо
и звезды созданы для него. Запрокинув голову, Меткаф посмотрел в небо, и
по его телу пробежал знакомый трепет.
- Только взгляни на эти звезды, Джордж, - почти прошептал он голосом, в
котором не слышалось привычной насмешливости. - Они чертовски далеко - но
люди достигли их! Мы преодолели эти расстояния! Знаешь, при мысли об этом
меня переполняет гордость. Гордость - и ощущение своего ничтожества.
- Я понимаю, что ты имеешь в виду.
- Через десяток лет после изобретения двигателя С2 к Ригелю был запущен
корабль, и оттуда подали сигнал - на случай, если корабль не вернется.
Этот сигнал достиг Земли лишь в следующем веке! Господи, как я горжусь
человечеством! Мы уже не просто разумные животные, не решающиеся узнать,
что ждет нас за поворотом улицы. Мы летаем среди звезд!
Долгое время оба молчали. Небо постепенно темнело, звезды появлялись на
нем во всей красе. Темный фон рассекла вспышка метеора. По всему городу
зажигались фонари - неяркие, не затмевающие великолепие звезд, но
продуманно окружающие здания и создающие причудливую игру света и тени.
- Здесь звезды совсем другие, - заметил Джордж.
- Это мы уже знаем, - с мягкой иронией отозвался Меткаф. Никто из
гардианов не узнавал ночное небо планет Лиги - это давало возможность
предположить, что планета гардианов находится довольно далеко.
- Знаешь, я вспомнил Аннаполис, - проговорил Рэндолл. - Я поступил в
военную академию космофлота, как только достиг нужного возраста. Помню,
как однажды вечером я получил известие, что принят, вместе с несколькими
моими приятелями. Мы бросились к берегу и долго бродили, показывая
пальцами на звезды. Мы кричали друг другу: "Видишь вон ту звезду слева от
Большой Медведицы? Я полечу туда!"
- Большая Медведица? Что это?
- Одно из созвездий, которое видно с Земли.
- Это я понял. Я забыл, что такое созвездие.
- Да ты шутишь! Это несколько звезд, соединенных воображаемыми линиями
и представляющих какую-нибудь фигуру.
- А, вспомнил! Мак объяснял мне, что это такое, и как-то разведчики на
допросе упоминали про созвездия.
- Постой, выходит, вы не знаете даже, что такое созвездия? - изумился
Меткаф. Свои созвездия с причудливыми названиями были у всех народов. Как
мог человек с нормальным воображением удержаться от искушения искать
фигуры среди россыпи звезд и давать им названия?
- Нет, мы слышали о них, просто не знали, как это называется. Все
созвездия были для нас "небесными узорами". Настоящих названий не знал
никто, но все дети называли их по-своему.
Меткаф хмыкнул. Объяснение Джорджа имело смысл - если учесть образ
мышления гардианов. Не желая, чтобы народ знал астронавигацию, не следует
учить его астрономии. А чтобы отбить у людей желание учиться астрономии,
не следует побуждать их искать в небе созвездия. Но дети все равно строили
фигуры из звезд. Кто мог запретить им смотреть в небо?
- В сущности, все это не важно, - проговорил Меткаф. - Звезды - всегда
звезды, они прекрасны.
Оба вновь помолчали. В небе вспыхнул метеор, описал пологую дугу,
тянущуюся с востока на запад, и исчез.
- Интересно, как появилась сказка о Потерянной Звезде? - наконец
спросил Джордж. - Может, ее придумал кто-нибудь, увидев комету, метеор или
одну из внешних планет?
Меткаф рывком сел, внезапно наполнившись уверенностью, что Джордж
собирается сказать нечто очень важное.
- О чем ты, Джордж? Что за Потерянная Звезда?
- Просто старая сказка, которую знают в любой детской казарме.
Давным-давно одна звезда была больше и ярче всех остальных. Однажды ночью
ей надоело торчать в одной и той же части неба, видеть вокруг одни и те же
звезды, и потому она сорвалась с места и полетела. Она плыла по небу,
гордясь собой, а потом пропала, потому что не послушалась небесного
правителя и летела не туда, куда ей было положено. Она скрылась в северном
сиянии, и больше ее никто не видел. У этой сказки есть своя мораль: не
отделяйся от остальных, не подвергай сомнению приказы властей - или тоже
погибнешь.
- Сказочка в самый раз для детей, - фыркнул Меткаф.
- Детям она нравилась, - продолжал Джордж, - я слышал бесчисленное
множество ее вариантов, и мне всегда казалось, что в основе этой сказки
лежит какой-то реальный факт. Кто-то видел в небе комету или большой
метеор, видел, как это светящееся тело пронеслось по небу и исчезло среди
северного сияния.
Рэндолл нахмурился.
- Постой... Северное сияние? Ты же говорил, что на Столице все
население сосредоточено в южном полушарии, а северное до сих пор не
освоено.
- Правильно, а в чем дело?
- Но ты только что упомянул о северном сиянии. Это значит, что сияние
исходит от экваториального неба, но такого просто не бывает!
- Почему же?
- Северное и южное сияние неразрывно связано с магнитными полюсами
планет. Заряженные частицы притягиваются из внешнего космоса магнитными
силами планеты и устремляются к ее полюсам. Попадая в атмосферу,
заряженные частицы сталкиваются с молекулами воздуха, образуя вспышки, это
и есть сияние. Если таких частиц настолько много, что сияние над экватором
видно с южной части планеты, вся планета должна светиться в темноте.
Радиация там способна убить все живое.
- Я, конечно, мог бы заявить, что ты просветил меня, но лучше
ограничусь молчанием.
- Прости. Поверь мне, выражение "экваториальное сияние" лишено смысла.
- Что бы ты ни говорил, а в ясные ночи у себя на родине я сотни раз
видел оранжевое сияние на севере, над горизонтом.
- И его яркость всегда была одинаковой?
- В основном - да. Разумеется, иногда его скрывали облака, но чаще
всего сияние казалось неизменным.
- Гм... тогда это не сияние. Оно не бывает постоянным, оно появляется и
исчезает, меняет цвета, его сполохи видны несколько дней или часов, а
потом они гаснут.
- Отлично! Теперь я сразу узнаю сияние, если увижу его. Но почему это
тебя так взволновало?
- Потому, что в твоем рассказе есть нечто странное. Это значит, что
небеса Столицы чем-то отличаются от привычных нам. И из этого следует, что
сама Столица - планета с особыми, возможно, даже уникальными
характеристиками или же уникальна вся ее система.
- Возможно, это поможет нам отыскать Столицу.
- Ты прав. Но позволь задать тебе глупый вопрос, - продолжал Меткаф. -
Откуда ты мог знать, где находится север, а где - юг? Разве нельзя было
поменять стрелки компаса по приказу этого... как его... великого идола или
визиря...
- Ты, конечно, намекаешь на достопочтенного лидера Объединенного
Совета, да продлятся его дни, и так далее и тому подобное. Ты имел в виду
его?
- Да, прости. Ладно, не важно, каков его титул. Разве не мог он или его
предшественник сотню лет назад решить одурачить всех вас и заявить, что юг
- это север, так чтобы запутать дело, если кто-нибудь из вас решит помочь
нам, ордам варваров, найти ваш дом?
- Видите ли, мистер Варвар, правители вполне могли это сделать, но не
стали. Мне приходилось иметь дело со множеством приборов, и могу заверить
тебя: на Столице пользуются стандартным компасом и стандартом вращения
северного полюса планеты.
Существует два способа определения северного полюса планеты. Северным
считается либо то полушарие, где вращение планеты происходит против
часовой стрелки, если смотреть на нее с точки, расположенной над осью
вращения, либо то полушарие, в котором находится магнитный северный полюс.
Обычно пользовались стандартом вращения - в сущности, все планеты
вращаются, но у некоторых из них встречаются обратные магнитные полюса.
- Кроме того, с наступлением холодов птицы улетают на север, к
экватору, - добавил Джордж. - Так что тут тебе не сбить меня с толку.
- Глубоко раскаиваюсь в своих словах. Да, птиц не одурачил бы даже
приказ великого идола. Итак, давай рассудим: мы имеем сияние в небе над
экваториальным горизонтом и легенду о Потерянной Звезде, которая исчезла
над северным горизонтом, и больше ее никто не видел.
- Учти, в некоторых вариантах сказки говорится, что Потерянная Звезда
вернется с севера, когда усвоит урок. Но это только фольклор, Рэндолл,
ничего более.
- Ты же сам говорил, что в основе сказки лежит реальный факт, и я
согласен с тобой: кто-нибудь видел светящееся тело, движущееся по небу, да
еще смог отличить звезду от планеты, кометы или метеора. Так или иначе,
должен признаться, твое замечание не лишено смысла. Оно подало мне идею...
впрочем, я не специалист. - Рэндолл вскочил. - Идем, - позвал он.
- Куда? - удивился Джордж.
- Искать астронома, разумеется. Того, кто знает, где искать потерянные
звезды.


Джордж проводил Рэндолла в свой кабинет. По сравнению с полупустым
помещением, соответствующим вкусу Меткафа, рабочее место Джорджа
представляло собой бедлам и хаос. Джордж обожал механизмы и предпочел
набить ими свой кабинет до отказа. Здесь были кресла с автоматической
регулировкой высоты и наклона, автоматически включающиеся лампы,
механическая клешня была готова отыскать на полке любую книгу и подать ее
Джорджу, клавиатуры и терминалы соединялись с полудюжиной мониторов.
Повсюду были в беспорядке расставлены немытые кофейные чашки, тарелки с
крошками сандвичей и клочками бумаги. Меткаф уже не раз думал, что Джорджу
стоило бы завести себе еще одну игрушку: робота-уборщика. Но Джордж
пребывал в твердом убеждении, что в чисто убранном кабинете нельзя ничего
найти.
Пока Рэндолл убирал с кресла кипу журналов и усаживался, Джордж открыл
личную директорию и вызвал список астрономов планеты, находящихся в Башне
Слоновой Кости и способных дать консультацию по военным проблемам.
Распечатав список, друзья углубились в его изучение.
Первым в списке значилось имя доктора Рауля Мореля. Позвонив ему,
Рэндолл был немало удивлен охотным согласием Мореля помочь им, но тут же
понял: ученый тоже включен в поиски Столицы. Рэндолл упрекнул себя в
тупости, вспомнив, что искушение найти Столицу достаточно велико, чтобы
привлечь практически любого.


Морель размышлял, что этот Меткаф, должно быть, даже не понимает, что
на другой планете, кроме Бэндвида и Земли, вряд ли ему посчастливилось бы
отыскать астронома. Почему эта мысль угнетала Мореля?
На планетах вообще почти не осталось астрономов. Выход в дальний космос
нанес по астрономии удар с неожиданной стороны. Вся наука распалась на
множество специализированных отраслей. Традиции старой науки предполагали,
что совершенно пассивный наблюдатель, отрезанный от объекта изучения
десятками, тысячами или миллионами световых лет, вынужден выуживать каждую
толику информации из считанных снимков, которые позволяла сделать его
аппаратура.
Но теперь ситуация резко изменилась. Люди, которых интересовали
процессы образования планет или их атмосфер, уже не были в строгом смысле
слова астрономами - они отправлялись к формирующейся планетарной системе
или планете и вели там исследования. Специалисты по звездам, исследующие
какую-нибудь из них, грузили свое оборудование на корабли и отправлялись к
интересующему объекту. Ученые рассеялись по всему космосу, а связь до сих
пор оставалась ненадежной. Зачастую результаты исследований публиковались
спустя долгие годы после завершения работы. Многие результаты оказывались
навсегда утерянными вместе с экспериментаторами. Астрономы были не слишком
умелыми пилотами и обладали опасной склонностью "подлетать поближе" к
опасным объектам - например, к звездам.
Работники научного центра на Бэндвиде ничем не могли помочь гибнущим
исследователям, но могли коррелировать результаты, а бесчисленные
компьютеры позволяли решать задачи, где число переменных само являлось
переменной величиной.
Астрономы-исследователи свысока поглядывали на своих коллег,
обосновавшихся на планетах, на астрономов-теоретиков, считая их не более
чем программистами или библиотекарями. Но рано или поздно все данные
поступали в планетарные научные центры.
Доктору Раулю Морелю нравилось представлять себя пауком, сидящим в
середине паутины, все нити которой тянутся к центру. Бэндвид и Земля - вот
две планеты, куда стекались данные, и пусть компьютеры на Земле были более
мощными, попробуй доберись до них! Слишком уж они загружены, слишком
заняты. А на Бэндвиде работать было удобно, к тому же здесь то и дело
возникали любопытные проблемы.
Внешне Морель вовсе не выглядел пауком, а напоминал скорее
притаившегося богомола - высокий, худой, со стоящей дыбом копной седых
волос, которые доктор то и дело отводил со лба, от больших умных глаз. У
него были длинные ноги и руки, заканчивающиеся маленькими, почти хрупкими
на вид кистями. Он постоянно сохранял абсолютное спокойствие, словно
пытаясь сосредоточиться на проблеме, которая ускользала, стоило ему
отвлечься. Доктор предпочитал поношенную, но удобную одежду - сегодня он
выбрал старую рабочую рубашку и любимые брюки цвета хаки, а ноги сунул в
пару разношенных шлепанцев.
Открыв дверь, доктор лицом к лицу столкнулся с двумя смущенными
мужчинами и почувствовал, что ему предстоит участвовать в чрезвычайно
интересном деле. Ему уже приходилось отвечать на вопросы людей, которым
был поручен поиск Столицы, но еще ни разу это не происходило в столь
поздний час, никогда к нему не являлись посетители столь неофициального
вида. Сгорая от любопытства, доктор впустил гостей.
Выслушав краткое объяснение цели визита, Морель заказал кухонному
роботу кофе, попросил принести его в кабинет и усадил гостей, настроившись
на долгий разговор.
- Должно быть, доктор Морель, - начал командир Меткаф, - вам известно,
сколько усилий тратится сейчас на поиски планеты Столица, на которой
обосновались гардианы.
- Вообще-то я не слежу за подобными событиями, но слышал об этом.
Продолжайте.
- Джордж родом со Столицы, но он работает на нас. Сегодня вечером мы
беседовали, и его слова заставили меня задуматься, не ищем ли мы не там,
где надо. На допросах военнопленным показывают звездные карты,
расспрашивают о спектральных типах и тому подобное, но все это ни к чему
не приводит. Допрашиваемым ничего не известно о звездах своей системы.
Итак, мы беседовали с Джорджем, он начал описывать ночное небо Столицы,
каким его видят тамошние жители. Вот мне и пришло в голову пойти обратным
путем. Надо выяснить, как выглядит их небо, а затем разобраться, каким при
этом должно быть реальное расположение звезд - точно так же, как в
древности люди, наблюдая за восходом Солнца, обнаружили, что Земля
движется по орбите. Я хочу оперировать фактами, а не бродить вслепую,
показывая пленным непонятные им звездные карты.
- Это небо должно быть весьма необычным, - с сомнением заметил Морель.
- Оно должно отличаться почти уникальными признаками, чтобы ваша идея
сработала, например, низким облачным слоем. Мне кажется, если бы такие
признаки существовали, пленные давно рассказали бы о них.
- Знаю, - подтвердил Меткаф, - но для людей, которые привыкли видеть
одно и то же небо, эти признаки не кажутся уникальными. Расскажи ему,
Джордж.
Выслушав рассказ Джорджа, перебиваемый многочисленными пояснениями
Меткафа, Морель задал им обоим несколько вопросов относительно странного
вида ночного неба Столицы.
- Гм... теперь я понял вашу мысль, - наконец произнес Морель. - И если
нам эти признаки кажутся необычными, возможно, они направят нас по верному
пути. Но, должен признаться, самым странным мне кажется, что ни один из
этих признаков не всплыл в ходе расследования.
- Может быть, власти оказались хитрее всех, направив меня на эту
чертову планету, - заметил Меткаф. - Я всего лишь пилот, человек, который
зарабатывает себе на хлеб - и остается в живых, глядя в небо и определяя,
где он находится. Офицеры разведки пытаются идти по обратному следу,
расспрашивая пленников о длительности полета и числе переходов в режим С2
между Столицей и Новой Финляндией. И это ни к чему не приводит. По-моему,
если мы попытаемся разобраться с экваториальным сиянием и исчезающими
звездами, выясним, какой объект, движущийся по небу, мог создать такое
впечатление, мы сможем перерыть компьютерные банки данных и найти систему
с соответствующими признаками.
- Да, понимаю. Таким способом вполне можно чего-нибудь достичь. Прошу
вас, выпейте еще кофе, а мне надо поработать. - И доктор Морель погрузился
в размышления.


Пятнадцать минут спустя Джордж Приго совершенно перестал понимать
происходящее. Морель оказался чудаковатым типом, если не сказать большего,
и Джордж постепенно терял уверенность в том, что они обратились к нужному
человеку. Прежде всего Морель замолчал и застыл в кресле. Когда он
сообщил, что собирается проработать вопрос, Джордж ожидал, что он
направится к компьютеру, сделает запрос или, по крайней мере, стащит с
полки здоровенный талмуд и что-то забормочет себе под нос, листая
страницы. Но Морель просто откинулся на спинку кресла, поставил локти на
подлокотники, положил подбородок на переплетенные пальцы и, нелепо задрав
голову, уставился в потолок. Только то, что астроном дышал и моргал,
давало право назвать его живым существом. Но затем он закрыл глаза, и его
дыхание стало неслышным. Джордж уже начал опасаться, что беднягу Мореля
внезапно хватил удар.
- Имелись ли у жителей Столицы официальные звездные карты? - спросил
Морель, прервав долгое молчание так неожиданно, что Джордж и Меткаф
подскочили. - Кто-нибудь вел постоянные исследования звезд?
- Нет, нет, - немного растерянно отозвался Джордж. - Это не
позволялось. Поначалу нам даже не разрешали придумывать сказки о небе.
Правительство гардианов утверждало, что народные легенды и поверья - чушь,
что они вводят людей в заблуждение и попусту отнимают время, и потому их
объявили вне закона.
- Никогда еще не слышал о более бессмысленном законе, - проворчал
Морель. - Ваши лидеры либо слишком всерьез воспринимали подобные вещи,
либо ничего не знали о человеческой психологии.
- Возможно, вы правы, сэр, - неловко отозвался Джордж. Подшучивания
Рэндолла он сносил без обиды, но испытывал раздражение, слыша, как
издевается над гардианами незнакомец. Личный опыт самого Джорджа
подсказывал ему, что гардианы зачастую поступают неразумно и дурно, но он
по-прежнему не мог считать их всех негодяями и кретинами.
- Вы имеете хотя бы приблизительное представление о средней
продолжительности жизни людей на вашей планете? - спросил Морель.
"Должно быть, этот Морель научился задавать нелепые вопросы там же, где
и Меткаф", - подумал Джордж.
- Весьма смутное, сэр. Люди на Столице живут не более семидесяти -
семидесяти пяти земных лет. Когда кто-нибудь достигает
восьмидесятипятилетнего или девяностолетнего возраста, это становится
сенсацией.
- Ясно... Учитывая детскую забывчивость, можно принять восемьдесят лет
за базовый верхний предел выживания знаний об определенном участке неба.
Вы понимаете, к чему я веду?
- Нет, сэр, - отозвался Джордж.
- Похоже, я уловил вашу мысль, доктор, - вмешался Рэндолл. - Звезды не
могут просто появляться и исчезать. Они вечны. Должно быть, при некоем
циклическом движении неба Столицы Потерянная Звезда исчезает из виду -
если предположить, что эта легенда основана на реальном факте. Но
поскольку никто из живых людей не помнит, чтобы он видел Потерянную
Звезду, продолжительность жизни дает вам нижний предел продолжительности
этого цикла.
- Вот именно. Эти восемьдесят лет дают нам нижний предел для цикла, о
котором мы говорим.
- А, понял! - воскликнул Джордж. Он был достаточно умен, чтобы понять
цикличность движения небесных светил, и как только он вспомнил об этом
явлении, ему стало ясно: звезды не исчезают. Просто он никогда не
задумывался об этом. Подчиняясь установкам правительства гардианов, он
никогда не верил, что светящиеся точки в небе - мощные солнца.
- Так что это за цикл? - спросил Меткаф.
- По-моему, ответ очевиден.
- Можете назвать меня кретином, доктор, - великодушно сказал Меткаф, -
но объясните, что к чему.
- Есть предположение, что солнце Столицы - одно из пары.
- Я знаю, что такое двойное солнце: две звезды, движущиеся по орбите
одна вокруг другой, - проговорил Джордж, - но никто на нашей планете
никогда не видел второго солнца или хотя бы особенно яркой звезды.
- Разумеется. Но что вы скажете о сиянии, исходящем с севера и видном с
экватора?
- Значит, это был свет второго солнца?
- Очевидно, да. Вам это что-нибудь говорит, командир Меткаф?
- Еще бы! - Меткаф кивнул и задумчиво продолжил: - Северный полюс
Столицы должен быть точно обращен к другой звезде - только в этом случае
вторую звезду нельзя увидеть с южного полушария Столицы.
- Вы совершенно правы. И все это говорит о весьма необычном строении
звездной системы Столицы, - согласился Морель. - Но другого объяснения
описанному вами явлению я не вижу.
- Сэр, позвольте спросить, - начал Джордж, - о какого рода необычном
строении вы говорите?
- Сейчас попробуем собрать воедино все, что нам известно. Солнце
Столицы... как вы называете его?
- Нова-Сол.
- В Лиге можно насчитать десяток звезд с подобным названием, - буркнул
Морель. - Люди не отличаются оригинальностью... Итак, Нова-Сол находится в
двойных взаимоотношениях с другой звездой - обе они движутся по орбите
вокруг друг друга или, точнее, вокруг пустого участка космоса на полпути
между ними, где гравитационное притяжение двух звезд полностью
уравновешено. Эта центральная точка равновесия называется центром тяжести
системы. Две звезды обращаются вокруг этой точки с периодом не менее
восьмидесяти лет. Пока вам все понятно?
- Да. Но я не понимаю, как вторая звезда может оставаться невидимой на
протяжении всего цикла.
- Подождите, доктор, - вмешался Меткаф. - По-моему, я понял: орбита
Столицы - не планета, а сама орбита совмещена с орбитой второй звезды.
Сейчас эта орбита обращена ко второму солнцу.
- Вот именно! - довольно усмехнулся Морель.
- Постойте, повторите еще раз, - попросил Джордж.
Морель вздохнул с обреченностью человека, которому за свою жизнь
довелось поведать слишком много медленно соображающим студентам.
- Сейчас попробую объяснить. - Он вдруг поднялся, вышел в соседнюю
комнату и вернулся с большим листом плотной бумаги, ножницами и маркером.
Морель бесцеремонно смахнул с большого круглого стола все лишнее, и Джордж
с Меткафом успели подхватить кофейные чашки в последнюю минуту.
Морель разложил бумагу на столе и быстро изобразил на ней схему.
- Теперь смотрите, - начал он. - Обычно все тела в Солнечной системе
движутся в одной и той же плоскости. Я нарисовал здесь основные элементы
Солнечной системы Земли. Если вы хотите изобразить орбиты всех планет,
кроме Плутона, можно воспользоваться листом бумаги, как это сделал я. Если
не считать отклонения в пару градусов, все орбиты находятся в одной
плоскости. Плутон - исключение, которое помогает объяснить правило. Орбита
Плутона отклонена на... - сколько там? - на семнадцать градусов от
плоскости остальных орбит. Если бы понадобилось точно изобразить орбиту
Плутона, я взял бы проволоку и проткнул ею бумагу - так, чтобы половина
проволочного кольца находилась поверх бумаги, то есть ровной плоскости, а
половина - под ней, а потом отклонил эту орбиту, проволочное кольцо, под
углом семнадцать градусов от бумаги, представляющей плоскость Солнечной
системы. Это дало вам хоть какое-нибудь представление о плоскости орбит?
- Пожалуй, да, - кивнул Джордж. Он уже начинал все понимать и
досадовать на школьных учителей, которые этого не объясняли. Джордж,
поклонник техники, машин и механизмов, впервые познакомился с самой
огромной заводной игрушкой в мире, узнал сложный и упорядоченный танец
небесных тел.
- Замечательно, - заключил Морель. Он явно перенесся в учебную
аудиторию, и все его слова и жесты стали более отчетливыми, словно он
читал лекцию перед целым курсом слегка озадаченных студентов. Его голос
окреп, произношение стало четче, жесты вдруг приобрели размах и
выразительность. - А теперь, поскольку наш лист бумаги достаточно велик, я
могу изобразить здесь совершенно иную солнечную систему - со звездой,
планетами, спутниками и так далее. Заметим, что все это находится на одном
ровном листе бумаги, все движется в одной плоскости. А теперь нарисуем
орбиты планет второго солнца - хотя бы еще одну.
Он провел маркером от одного из двух солнц большой круг, который прошел
сквозь оба солнца - так, что две звезды оказались разделены диаметром
круга, расстоянием в сто восемьдесят градусов друг от друга.
В центре этого большого круга доктор поставил точку.
- Эта точка - центр тяжести, в буквальном смысле - точка равновесия
системы, где притяжение одной звезды абсолютно равно притяжению другой, и
эти притяжения взаимно нейтрализуются. Это центр гравитации, точка
равновесия всей системы. Теперь представьте себе, что два солнца движутся
по орбите вокруг этого центра тяжести, а планеты вращаются вокруг своих
солнц - все это вращение происходит в одной плоскости.
- Понятно, - кивнул Джордж, чувствуя, что Морель ждет именно такой
реакции.
- Вот и хорошо. Такой вид имеет большинство систем двойных звезд, и это
вполне понятно. Но теперь мы подходим вплотную к уникальным
характеристикам вашей системы Нова-Сол.
Морель снова взял маркер и пометил одну солнечную систему буквой альфа,
а другую - бета, затем взял ножницы и вырезал орбиту внешней планеты
каждой системы. У него получилось два бумажных круга, каждый с солнцем,
отмеченным точкой в центре, и планетарными орбитами вокруг солнца. Он взял
систему Бета в левую руку, а систему Альфа - в правую.
- А теперь перейдем от двух измерений к трем.
Морель сориентировал систему Альфа перпендикулярно полу и повертел в
руке систему Бета.
- Как видите, я могу повернуть солнечную систему Бета под любым углом к
плоскости солнечной системы Альфа, но это вращение никак не повлияет на
плоскость, в которой две звезды вращаются вокруг друг друга. Теперь
повернем систему Бета под девяносто градусов к системе Альфа, потом под
сорок пять, параллельно и под сто тридцать пять. Как бы я ни повернул ее,
вы по-прежнему можете представить себе круг - общую орбиту, объединяющую
эти два солнца. Они будут двигаться относительно друг друга в любом
случае, какими бы ни стали плоскости планетарных орбит.
Джордж вновь кивнул:
- И это понятно.
- Отлично! - просиял Морель. - Обычно все тела системы находятся в
одной плоскости, но из любого правила есть исключения. Причина их -
какой-нибудь толчок, изменение момента сил при близком прохождении звезды,
даже захват, который заставляет две не связанные между собой звезды
перейти на общую орбиту. Что-то подобное произошло и в нашем случае. А
теперь перейдем к последнему этапу... - Морель на минуту остановился и
уставился в стену. - Как же это объяснить? - пробормотал он себе под нос.
- А, знаю!
Швырнув системы Альфа и Бета на стол, он широкими шагами вышел из
кабинета и вскоре вернулся с острым резаком и парой чертежных кнопок.
Схватив круг системы Альфа, он воткнул кнопку в его центр, в точку,
обозначающую солнце, а затем склонился над столом.
- Круглую крышку стола примем за плоскость орбиты двух солнц, - объявил
он, положив систему Альфа на стол вплотную к краю и воткнув в стол кнопку.
Крышка стола вращалась, и Морель повернул ее на ножке так, что система
Альфа оказалась на противоположной от него стороне стола. Воткнув вторую
кнопку в солнце системы Бета, он прикрепил бумажный круг к ободу стола -
так, что орбитальная плоскость системы Бета оказалась перпендикулярна
орбите звезды, прикрепленной к крышке. После этого Морель раскрутил стол.
Два бумажных круга, отделенные друг от друга диаметром стола, один -
лежащий на поверхности стола, а второй - перпендикулярный ей, начали
раскручиваться. Коснувшись каждого из кругов, Морель привел их в движение
на остриях кнопок.
- Но такая модель не совсем точна, - заметил он. - Есть еще одна
деталь: я могу показать вам только случай, когда система Альфа обращена к
Бета. При таких условиях только с одного полушария планеты этой системы
будет видна Бета. Наблюдатель, находящийся в этом полушарии, увидит вот
эту яркую звезду - более яркую, чем остальные, возможно, такую, что ее
будет видно днем. Этот наблюдатель увидит, как звезда движется по небу год
за годом, пока не достигнет горизонта и не скроется из виду.
- Знакомые слова? - спросил Рэндолл у Джорджа, улыбаясь во весь рот.
- Для наблюдателя из другого полушария Бета будет скрыта из виду
десятилетиями, но не навсегда. - Морель остановил вращение стола,
отодвинул систему Альфа от края, повернул стол на четверть оборота вперед
и резаком процарапал на полированном дереве полосу, идущую от края стола к
центру. Он вырезал в дереве сквозную бороздку в два миллиметра шириной и
сантиметров десять длиной и вставил в эту бороздку систему Альфа. - Теперь
Альфа обращена ребром к системе Бета. В таком положении система Бета видна
с обоих полушарий. Наблюдатели в одном полушарии будут видеть, как она
медленно, год за годом сползает к горизонту, а в другом - как она
поднимается.
Морель оглядел испорченный стол и улыбнулся.
- И в результате, джентльмены, мы имеем первую грубую модель,
механическую схему звездной системы Столицы. Две звезды, представленные
кнопками, вращаются относительно друг друга по общей орбите, окружность
которой - край моего стола. Планеты движутся по орбитам вокруг звезд, то
есть кнопок, а плоскости вращения представлены двумя бумажными кругами.
Одна орбитальная плоскость совпадает с плоскостью общей орбиты звезд,
другая перпендикулярна ей. Обе системы жестко прикреплены к столу и
движутся вместе с ним...
- Постойте, - перебил Джордж, не сводя глаз с модели, - если я
правильно понял, это в реальности означает, что северное полушарие Столицы
в настоящее время обращено ко второй звезде? И что оттуда видна вторая
звезда? А южное, населенное полушарие повернуто от нее - и потому эту
звезду мы никогда не видим?
- А ваше северное сияние - рассвет, затянувшийся на десятилетия, -
подсказал Меткаф. - Второе солнце еще не вышло из-за горизонта. - Он вновь
раскрутил стол и поднялся. - Подумать только, Джордж, ты всю жизнь прожил
в системе двойной звезды и не подозревал об этом! И этим ты обязан
гардианам. Они неплохо потрудились, чтобы ввести людей в заблуждение. Вам
никогда не рассказывали о системе, и потому вы не могли сообщить о ней
нам, а значит, Лига никогда не нашла бы гардианов. Ведь мы искали только
системы с одной звездой, считая, что вы живете именно в такой. - Рэндолл
восхищенно покачал головой и обернулся к хозяину дома. - Доктор Морель,
огромное вам спасибо. Вы только что решили труднейшую задачу.
Морель с улыбкой встал.
- Я получил истинное удовольствие. Но позвольте спросить, что вы хотите
предпринять дальше?
- Полагаю, начать поиск по всем каталогам, - пожал плечами Рэндолл. -
Мы будем искать все системы двойных звезд, в которых одна из звезд
обладает достаточной массой и температурой для поддержания жизни.
Морель улыбнулся:
- Предоставьте эту работу мне. При всем уважении к вам я уверен, что
подхожу для столь сложного поиска лучше, чем неспециалист. Пожалуйста,
доверьте мне это дело! Я буду только рад ему - кстати, я осведомлен, что
это дело считается сверхсекретным. У меня есть допуск к подобным
материалам. Я начну немедленно.
- Доктор, здесь необходима срочность, но не настолько, - возразил
Меткаф. - Дело может подождать до утра.
Морель улыбнулся:
- Вы забываете, командир, - астрономы всегда работают по ночам.



11


ОСГ "Ариадна". Орбита планеты Застава

- Слушай, док, мне вдруг стало гораздо лучше. - Люсиль сбросила с койки
одеяло, вскочила и стремительным движением извлекла откуда-то пистолет.
Доктор Энгус Уиллоуби неожиданно обнаружил, что тонкий ствол лазерного
пистолета упирается ему в нос. Инстинктивно он попытался отшатнуться, но
Люсиль слегка повела пистолетом, и доктор остался на прежнем месте.
Лазарет "Ариадны" оставлял желать лучшего - как и его врач. Уиллоуби
был исполнен благих намерений, выполнял свой долг так, как от него и
ждали, но ждать слишком многого было просто неуместно. Этот коротконогий и
рыхлый мужчина среднего возраста с бледным лицом держался дружелюбно, но
не славился профессиональным умением. Впрочем, храбростью он тоже не
отличался. Оказавшись в сложной ситуации, он был готов скорее зарыдать,
чем взорваться.
Все эти качества врача были известны Люсиль. Бегство с Заставы удалось
без труда; симулировать болезнь было тоже очень просто - особенно при
поддержке Густава. Попав в лазарет, Люсиль убедилась, что припугнуть
Уиллоуби можно запросто. Но будь он более решительным человеком, ее задача
осложнилась бы непомерно.
У Люсиль и без того хватало проблем, и требовалось решать их по одной.
- Не трусь, док. - Она извлекла пневмошприц из кармана врача. - Ты
получишь двойную дозу своего снадобья, а я отправлюсь по своим делам.
Закатай рукав.
- Но я...
- Выполняй, иначе придется прочистить тебе нос.
Уиллоуби закатал рукав рубашки без дальнейших возражений, Люсиль
приставила к его локтевому сгибу пневмошприц, и сильнодействующий наркотик
мгновенно вошел в кровь.
Уиллоуби рухнул на пол быстрее, чем ожидала Люсиль - возможно, его
свалил обморок.
Пока все шло успешно. Люсиль еще постояла в крохотной каюте, но не
услышала ни звука. Солдаты, которые принесли сюда носилки, уже вернулись к
привычным обязанностям. С Заставы то и дело привозили пострадавших с
порезами, ожогами и отравлениями углекислотой, так что к этому все
привыкли. От солдат требовалось только вытащить больного из шлюпки,
отнести на носилках к доку и вернуться к работе.
Заперев дверь, Люсиль стащила комбинезон ВИ, под которым у нее был
надет гардианский мундир. Она сунула лазерный пистолет за пояс и еще раз
проверила самочувствие доктора Уиллоуби. Он свернулся в углу и тихо
похрапывал, надолго выведенный из игры.
Пора было приступать к задачам посложнее. В лазарете имелся стандартный
терминал, подключенный к компьютерным системам "Ариадны". ВИ уже некоторое
время работали с компьютерами станции и освоились с ними. Люсиль включила
терминал, вызвала калькулятор и попыталась извлечь квадратный корень из
-43, а затем набрала восьмизначный эквивалент телефонного номера родителей
на Земле. Помедлив, она ввела команду "задействовать "Гремлоид".
После краткой паузы компьютер отозвался: "Назови себя".
- Сидни Салли.
"Прозвище?"
- Нед Фаин.
"Докажи это. Где родился твой отец?"
- В Ливерпуле, Поммиленд.
"Ты получаешь доступ, Сэл. Чего надо?"
Вся система "Гремлоид" была такой - компьютер выдавал жаргонные
выражения и ждал от пользователя подобных ответов и принятых на станции
шуточек. "Гремлоид" располагался в самой глубине системы, и только после
нескольких запросов компьютер сознавался, что он существует.
Но несмотря на свою скрытность, "Гремлоид" был способен на многое.
Люсиль ввела команду:
- Поиск; Пуританка Сью.
"Она на линии".
Отлично. Пуританка Сью - более известная под именем Синтии Ву -
находилась где-то за терминалом, продолжая работу. Теперь требовалось с
помощью "Гремлоида" отправить ей сообщение. До сих пор никто на "Ариадне"
не знал, что Люсиль доставили в лазарет. Люсиль собиралась как можно
быстрее поставить в известность Синтию.
- "Гремлоид", вызов Пуританке Сью.
"Она пока занята, не трепыхайся и подожди".
После краткой паузы на экране появилась новая строка.
"Пуританка Сью спрашивает: кто ее вызвал и зачем?"
"Гремлоид" прервал работу терминала Синтии, сообщил ей, что кто-то
вызывает ее по внутренней сети, и отослал обратно ответ.
У Люсиль не было времени обдумывать фразы на жаргонном языке сети
"Гремлоида". Ей требовалось передать информацию как можно точнее.
"Син, это Люсиль. Некогда объяснять зачем, но я прилетела, чтобы угнать
корабль и посадить его на Заставу. Оказавшись там, я установлю маяк,
который будет подавать сигналы на частоте, равной дате твоего рождения в
формате "месяц-день-год" по земному календарю, деленной на три. На вопросы
нет времени. Я в лазарете. Где находится ближайшая готовая к полету
шлюпка? Можешь ли ты отвлечь часовых?"
Пауза тянулась бесконечно. Возможно, Синтия обдумывала ответ, или же
гардиан отвлек ее, или Син старательно просматривала файлы, выясняя, где
находится шлюпка. Люсиль не знала, что делает Синтия, и не хотела знать,
она молилась только об одном - чтобы Син не мешкала.


Синтия Ву ощутила непривычную тяжесть в желудке. Так всегда происходило
с ней при вызовах "Гремлоида" - казалось, она беседует с призраком,
голосом, отделенным от тела, но на этот раз дело было не только в голосе.
Синтия была уверена: Люсиль находится на расстоянии тысячи километров
отсюда, на поверхности планеты. Синтия находилась на своем обычном посту,
у пульта управления радаром, наблюдая за взлетами и посадками кораблей.
Она работала в одиночку, особенно по ночам, когда сюда никто не заходил.
Сейчас в помещении сидели только Синтия и ее надзиратель, рядовой Уэнделл.
Бросив в сторону гардиана беглый взгляд, Синтия вновь уставилась на
экран. Какого черта делает здесь Люсиль? Но времени для вопросов не
оставалось. С помощью "Гремлоида" Синтия вызвала директорию под названием
"Саботаж и наблюдение". Файлы СН хранились в строжайшем секрете в
подпольной компьютерной сети, созданной ВИ. Имена, процедуры вызова,
пароли постоянно менялись - таким образом ВИ поддерживали безопасность
своего творения. Скрывать его стало гораздо легче с тех пор, как Густав
высадился на Заставу. Ромеро было явно не по душе проводить бесконечные
проверки систем. ВИ дружно благодарили судьбу за такой подарок.
Люсиль отсутствовала на станции слишком долго, чтобы знать новые шифры
и пароли. Синтия хмурилась, оглядываясь в экран: дальше, дальше, а вот
кое-что любопытное: шлюпка, готовая к полету, на третьем причале. Синтия
ввела ответ, молясь, чтобы ее охранник не отрывался от книжонки с
комиксами еще минут пять.
"Шлюпка класса "Герой" находится в доке шесть, третий причал - она
заправлена и готова к полету. С помощью компьютера я предупрежу по всей
станции об утечке топлива и опасности взрыва в том отсеке через десять
минут. Не теряй времени. Удачи тебе".


Люсиль вздохнула с облегчением: вот почему она обратилась именно к
Синтии. Та умела действовать быстро, не задавая вопросов, была готова к
любым ситуациям, когда бы они ни случались. Здравый смысл и
рассудительность Синтии были возведены в высшую степень.
"Да благословит тебя Бог, Синтия. Когда-нибудь я все тебе объясню", -
отозвалась Люсиль.
"Знаю. А теперь поспеши".
Люсиль выключила терминал и скользнула в коридор. На "Ариадне"
наступала ночь. Свет в коридорах был приглушен, постоянный шум техники
утих. Вокруг царили мрак и темнота. Люсиль торопливо шагала по коридорам,
держась у самых стен и ныряя в тень при любом шорохе, постепенно
продвигаясь к докам в секции нулевого притяжения.
Значит, шлюпка класса "Герой" на третьем причале... А часовые должны
сбежать оттуда через семь минут. Остается лишь две проблемы: как управлять
шлюпкой гардианов - Люсиль видела ее пульт управления, но никогда им не
пользовалась - и как совершить посадку там, где ее найдет К'астилль. И еще
одно: как убедить гардианов в своей гибели, заставить их отказаться от
поисков. Сделать это было можно, но с трудом и подвергаясь риску. Угон
шлюпки "Герой" должен ей помочь. Пилоты-гардианы прозвали эти суда
"Неронами" за частые случаи возгорания. Несомненно, именно поэтому Синтия
и выбрала такую шлюпку для Люсиль.
Коридор выходил прямо к лифтам. Кабина была свободна. Выждав момент,
Люсиль перебежала к кабине и нажала кнопку, направляя лифт в секцию
нулевого притяжения. Дверцы тут же закрылись, и кабина двинулась вверх.
Лифт поднялся до нужной секции и остановился, распахнув двери. Здесь
свет тоже был приглушенным, и Люсиль учуяла холодный, металлический запах
в воздухе, словно запах вакуума, сдерживаемого шлюзами. Что за нелепая
мысль! Должно быть, сегодня полный вакуум образовался в ее голове. У нее
осталось всего три минуты, чтобы пробраться к третьему причалу, прежде чем
всех часовых перепугает ложное предупреждение Син о взрыве. Нет времени
прятаться за углами коридоров - тем более в гардианском мундире. Надо лишь
довериться тусклому освещению и надеяться, что она не натолкнется на
гардиана, который узнает ее в лицо.
Люсиль поплыла по коридорам, перехватывая поручни. Она уже несколько
месяцев не была в помещении с нулевой гравитацией, но сейчас полузабытые
навыки вернулись к ней. Способность двигаться в невесомости напоминала
умение ездить на велосипеде - впрочем, Люсиль никогда не доводилось
кататься на нем.
Первый причал, второй, третий - вот здесь, внутри.
Люсиль повисла в воздухе у служебного входа на причал. Третий причал.
Именно сюда согнали ВИ - нет, тогда они еще считали себя курсантами
разведслужбы, - когда захваченная "Венера" доставила их на станцию.
Значит, она уйдет оттуда, откуда появилась. Но пока пробраться на
причал не представлялось возможным. В люке имелся маленький иллюминатор, и
Люсиль осторожно заглянула в него.
Внутренность причала скрывалась в темноте. В углу светилась
единственная лампа, а под ней двое часовых играли в джин-рами, вынужденные
быть особенно осторожными с картами в невесомости. Отлично - их глаза
привыкли к свету, а не к темноте. Люсиль осмотрелась, насколько ей
позволял тусклый свет. Когда сюда доставили пассажиров "Венеры",
просторный причал был совершенно пуст. Сейчас в помещении громоздились
ящики, коробки и сосуды, привязанные к полу и стенам и занимающие почти
каждый дюйм пространства причала. Это был настоящий лабиринт укромных
уголков.
Люк оказался закрыт, но не задраен. Медленно, с преувеличенной
осторожностью Люсиль открыла его. Поворачиваясь в петлях, он слегка
скрипнул. Люсиль приоткрыла его лишь настолько, чтобы проскользнуть
внутрь. Держась за ближайший поручень, она закрыла за собой люк, бесшумно
проплыла вперед и спряталась за подходящий по размерам штабель ящиков.
Теперь следовало подождать, когда в игру вступит Синтия.


А в этот момент Синтия обливалась холодным потом, всеми силами стараясь
поддержать беспечную беседу с рядовым Уэнделлом, которому вдруг наскучили
комиксы. Рядовой был довольно симпатичным парнем, и Синтия ему явно
нравилась. Синтия едва успела погасить экран, когда он подошел поболтать с
ней о фильме, который смотрел вчера вечером - нудной гардианской комедии,
где плоские шутки были несовместимы с цензурой. Уэнделлу фильм понравился,
и это доказывало, что вкусы тоже не всегда подчиняются цензуре.
Синтия попыталась вежливо закончить разговор, заставить рядового
вернуться к чтению.
- Послушай, - мягко перебила она, - мне нельзя отрываться от экранов,
иначе меня пристрелят, если по моей вине столкнутся корабли.
- Да? А я думал, сегодня тебе почти нечего делать.
- Так и есть, но лучше не рисковать. А отвлекаясь на разговоры, я не
успеваю следить за экранами. Мне необходимо некоторое время поработать
повнимательнее, пока я не приду к убеждению, что вокруг станции все в
порядке. Сейчас мне нельзя отвлекаться.
- Понятно. Может, принести тебе чашку кофе? Говорят, он помогает
сосредоточиться.
"Да, да, только уйди отсюда, болван! Делай что хочешь, но оставь меня в
покое!" - лихорадочно думала Синтия, но вслух ответила нерешительно:
- А тебя не накажут за это? Тебе ведь запрещено оставлять меня без
присмотра.
- Слушай, ты пробыла здесь почти год и за это время не совершила
никаких нарушений. Я только сбегаю на камбуз и сейчас же вернусь, не
пройдет и пяти минут.
- Хорошо... а может, вместо кофе принесешь чаю?
Уэнделл расплылся в улыбке, обнажив полный комплект зубов.
- Конечно. Я скоро вернусь.
Прежде чем он успел закрыть дверь, Синтия вызвала "Гремлоид". Какого
черта Люсиль понадобилось на станции? Откуда она здесь взялась? Чего ради
ей вздумалось угонять шлюпку? Некогда, некогда искать ответы. Синтия
торопливо приказала "Гремлоиду" передать на главный компьютер сигнал
тревоги от систем наблюдения станции.
Должно быть, Люсиль уже где-то возле третьей пристани или даже успела
проникнуть туда - лазарет находится неподалеку от лифтов, а в невесомости
Люсиль умеет передвигаться довольно быстро. Но Синтия не осмелилась подать
сигнал тревоги в отсутствие Уэнделла - это выглядело слишком
подозрительно. "Гремлоиду" предстояло оповестить станцию о тревоге через
десять минут. Уэнделлу как раз хватит времени, чтобы ополоснуть чайник,
заварить чай, наполнить чашку и принести ей.
Люсиль знала, как медленно тянется время, когда чего-нибудь ждешь, но в
этом случае ожидание оказалось особенно мучительным. В темноте она не
могла проверить наручные часы, но не сомневалась: прошло больше десяти
минут. Ей оставалось только ждать в тесноте и мысленно повторять бросок к
шестому доку. Насколько она помнила, док находился на противоположной
стороне причала.


- Вот и чай, - объявил Уэнделл громко и радостно, входя в комнату.
Синтия от неожиданности подпрыгнула.
- Ох, как ты напугал меня! - произнесла она, пытаясь овладеть собой.
Взяв чашку, она улыбнулась солдату: - Спасибо.
- Не стоит. Ну, как там дела?
- Все тихо. Насколько я вижу, ни один корабль не меняет орбиту.
- Вот и хорошо. Значит, теперь мы сможем немного поболтать.
Меньше всего Синтия сейчас была расположена к болтовне, но это могло
послужить ей прикрытием, когда через пару минут разразится тревога.
- Пожалуй, да, - с улыбкой отозвалась она, соображая и пытаясь найти
тему, которую было бы удобно обсудить с гардианом, когда вдруг комнату
огласили пронзительные сигналы.
- Черт! - выругался Уэнделл, бросаясь к пульту систем безопасности,
откуда подавался сигнал.
- В чем дело? - спросила Синтия. Либо Люсиль поймали, либо "Гремлоид"
застукали в момент подключения к главной системе.
- Подожди секунду... я плохо в этом разбираюсь. А, ничего страшного -
тревога, но не в нашей секции. Утечка топлива. Такое часто бывает. Сейчас
ремонтники все исправят.
- Понятно...
- Знаешь, что мне понравилось больше всего во вчерашнем фильме? -
таинственно сообщил Уэнделл.
- Расскажи.
Сигнал тревоги не обеспокоил Уэнделла, но два часовых на третьем
причале пришли в страшное волнение. Для них сигнал был не просто
назойливыми пронзительными звуками. Бухающий голос произнес на весь
причал:
- Эвакуируйтесь и запечатайте отсек. Обнаружена утечка взрывоопасного
топлива. Всему персоналу срочно покинуть отсек, - грозный голос повторял
предупреждение, выла сирена. Оба часовых бросились к служебному люку.
Люсиль проследила, как оба они поспешно выбираются с причала, задраив
за собой люк. Не теряя времени, она выскочила из своего убежища и
бросилась к шестому доку. Пока все шло хорошо...
Внезапно служебный люк с грохотом распахнулся. Люсиль схватилась за
поручень и спустилась вниз, под прикрытие герметичного сосуда. На причале
вспыхнул свет, ослепив ее.
- Эй ты, мы тебя видели! Ты, должно быть, забыл, что в люке есть
иллюминатор. Выходи немедленно.
- Сержант Мосгроув, это настоящее предупреждение об утечке. Оно еще
повторяется. Давайте сматываться отсюда.
- Заткнись, Сэмми! Тот, кто включил сигнал, хотел, чтобы мы покинули
пост. Ты надеялся угнать корабль? Что же, попробуй, вшивый ВИ! Так я и
знал - вам, ублюдкам, нельзя доверять ни на грош!
- Откуда вы знаете, что это ВИ?
- Кому же еще мог понадобиться корабль? - проворчал Мосгроув. - Выходи,
или мы вытащим тебя отсюда.
Сердце Люсиль колотилось так отчаянно, что грозило сломать ей ребра.
Она нашарила пистолет и подтянулась на веревках, свисавших с ближайшего
штабеля, стараясь разглядеть гардианов. Бухающий голос упорно повторял
предупреждение. Вскоре явятся другие гардианы - проверить, живы ли их
товарищи. У нее нет времени на перестрелку. Если бы только удалось
пробраться в док... Люк, ведущий в него, открывается просто. Вон он, в
десяти метрах от нее, виден со всех сторон...
Заметив одного из гардианов, Люсиль выстрелила, не успев задуматься.
Гардиан, совсем еще мальчик лет девятнадцати, вскрикнул, когда лазерный
луч отсек ему руку.
Мосгроув, угрюмый мужчина неопределенного возраста, шагнул вперед, и
Люсиль ощутила дикую боль в левой руке вместе с запахом паленого мяса.
Мосгроув выстрелил и ранил ее. Ответный выстрел Люсиль пришелся ему прямо
в лицо, и ее враг превратился в труп прежде, чем успел пригнуться.
Подавляя тошноту, Люсиль забрала у гардианов оружие - оно могло
понадобиться ей в любом случае.
Спустя девяносто секунд она уже была в шестом доке и сидела, притянутая
ремнями к креслу пилота в шлюпке класса "Герой".
Вспоминая о двух гардианах - мертвом и искалеченном, Люсиль
почувствовала себя совсем не героем, но тут же отбросила эту мысль,
взглянула на пульт и постаралась вспомнить, как гардианы управляют своими
шлюпками.


Система связи помещения, где находился пульт управления радаров, была
соединена с пультом контроля запусков и посадок. Радары, которыми
управляла Синтия, были направлены на космос в районе "Ариадны". Пульт
контроля запусков должен был связаться с Синтией, прося подтвердить
осуществление запуска без разрешения. Синтия болтала с бесконечно тупым
Уэнделлом, ожидая вызова. Вскоре на пульте загорелся индикатор.
- Подожди минутку, Уэнделл. - Она включила связь. - Пульт управления
радаров слушает, - произнесла она, надеясь, что ее голос не дрогнул.
- Син, говорит Шиллер с пульта контроля запусков. Нам сообщили, что
открылся док, в котором помещалась шлюпка. Это ошибка или шлюпка
действительно запущена?
- Гм... постой, я должна провести сканирование. Но мы же только
получили сигнал утечки топлива из этого дока!
- Да, мы тоже слышали его. Похоже, в том отсеке какое-то повреждение
сигнальной системы.
- Может, пилот шлюпки совершил запуск на случай возможного взрыва?
- Да, мы думали об этом. Ты видишь ее?
- Останься пока на связи, Сэм. Ты же знаешь, так быстро поиск не
делается.
До этого момента Сэм Шиллер ни о чем не беспокоился. Небольшие
неполадки были обычным явлением на станции. Но на этот раз случилось
что-то непонятное. Замолчав, он услышал, как Синтия начала фальшиво
насвистывать.
Синтия никогда не свистела - это было не в ее характере. И мелодия
показалась Сэму странной - простенькой, из тех, что привязываются надолго.
Синтия считалась знатоком классической и атональной музыки. Но мелодия
была знакомой - какая-то давняя популярная песенка, привезенная кем-то на
учебную базу разведслужбы и с тех пор приевшаяся веем до тошноты. Такие
песенки накрепко врезаются в память... Но почему-то она стала особенно
популярной среди курсантов. В чем же дело? Шиллер припомнил, как ВИ
напевали ее, поддразнивая...
Ну конечно! Песня называлась "Люсиль в алмазном небе". Еще на "Венере"
ее пели, чтобы подшутить над Колдер.
Но Ву не любила шутить. Когда-то Шиллер считался острословом, но здесь,
в логове врага, его юмор куда-то улетучился, сменившись параноидальным
воображением.
- Постой, Синтия, тебя слишком плохо слышно. Переключись на наушники, и
я сделаю то же самое.
- Подожди... - Шиллер услышал щелчок. - Да, я переключилась.
Шиллер приставил ко рту крохотный микрофон.
- Теперь, если я буду говорить негромко, с этой стороны нам никто не
помешает. Ты хотела что-то сообщить?
- Вот именно.
Значит, над душой у нее стоит какой-то гардиан. По крайней мере,
охранник Шиллера находился в другом конце комнаты.
- Все ясно. Что-то случилось, а из-за наших нянек ты не можешь об этом
сказать. Он слышит твой голос, но не мой.
- Ты прав, - подтвердила Синтия непривычно фальшивым тоном.
- Так кто улетел на той шлюпке?
- Тебе придется поверить информации, которую я передам чуть погодя,
Сэм. Если мы справимся и не упустим время, все будет в порядке.
- Понятно: в шлюпке Колдер, и ты хочешь, чтобы я прикрыл ее. Но что,
черт возьми, происходит?
- Не стоит об этом, Сэм. Подожди. - Последовала долгая пауза. - Судя по
показаниям радара, шлюпка совсем рядом. Возможно, нам понадобится
связаться со службой поиска и спасения.
Сэм Шиллер всегда страдал от своей медлительности и был только рад
слышать, как быстро Синтия нашла выход. Служба поиска и спасения вопреки
пышному названию представляла собой один-единственный дряхлый грузовой
корабль и двух пилотов-гардианов, которых было трудно застать
бодрствующими. Чем дольше потребуется будить их, тем больше времени
пройдет, прежде чем кто-нибудь поймет, что совершен побег, и поднимет по
тревоге команду истребителей. А благодаря Синтии в записях не будет ни
единого намека на то, что бегству способствовали ВИ.
Если, конечно, кто-нибудь из гардианов не подключился к связи - в этом
случае их обоих расстреляют. Шиллер набрал код вызова службы поиска и
спасения и тихо выругался. Вот здесь ему как раз требовалось действовать
помедленнее.


По крайней мере, раны, оставленные лазерным оружием, не кровоточили,
хотя дьявольски болели. Рана выглядела не так уж плохо - алая полоса
тянулась по мизинцу и запястью Люсиль. Впрочем, кожа вокруг нее уже начала
вспухать.
Времени принимать обезболивающее или перевязывать рану не оставалось.
Надо было как можно скорее оказаться вне досягаемости радаров. Уже второй
раз Люсиль летела на корабле гардианов, не зная его названия - если,
конечно, шлюпкам класса "Герой" вообще давали названия. Возможно, их
заменяли номера.
Люсиль покинула "Ариадну", на полную мощность запустив маневренные
двигатели, теперь же она развернула корабль и приготовилась к обратному
запуску. Надо только оказаться подальше от станции, а потом у нее найдется
время заняться раной.
Перебрав несколько кнопок, она отключила инерциальный треккер и ввела
координаты. Понадобилось несколько часов, чтобы вместе с К'астилль
определить, куда должна приземлиться шлюпка. Аборигенам Заставы были
непривычны координатные системы людей, но дело обернулось бы гораздо хуже,
если бы Люсиль пришлось разбираться с картами зензамов. К'астилль ждала ее
в нескольких сотнях километрах к северу от лагеря гардианов.
Люсиль понимала: приземлившись в другом месте, она может не
рассчитывать остаться в живых.
Если бы ей повезло, место ее приземления оказалось бы на дальней
стороне планеты по сравнению с нынешним положением шлюпки, а сама планета
скрыла от станции ее маневры. Но на" этот раз удача отвернулась от нее.
Люсиль замысловато выругалась, когда навигационный компьютер сообщил, что
место приземления находится в данный момент почти под шлюпкой. Гардианам
будет прекрасно видно шлюпку на протяжении всего полета. Досадно.
Но в общем, время чертовски подходило для осуществления задуманного
плана. С минимальными затратами энергии она приземлится на расстоянии ста
восьмидесяти градусов от того места, где находится сейчас. Люсиль
проверила карту компьютера инерциального наведения. Противоположную
сторону планеты занимал океан. Две минуты спустя двигатели безымянной
шлюпки взревели в обратном запуске.


Двадцать минут... Синтия Ву чувствовала, как пот струится изо всех пор
ее тела. Двадцать вшивых минут - вот все, что они с Сэмом сумели выиграть
для Люсиль. Теперь предстоял настоящий ад. На третьем причале обнаружили
двух гардианов - один был мертв, другой - серьезно ранен. Отряд пилотов на
станции "Нике" был поднят по тревоге четыре минуты назад, а спустя еще две
минуты истребители взлетели. Они ориентировались по показаниям радара с
"Ариадны", и Синтия ничем не могла помешать им. Теперь ее радары были
переведены на дистанционное управление, и их показания сверялись с
показаниями радаров в истребителях. Все, что оставалось делать Синтии -
смотреть на экраны радаров и молиться, чтобы Люсиль исчезла из виду. И как
можно скорее. Если она войдет в атмосферу и исчезнет за телом планеты,
возможно, она спасется.
Люсиль не отрывалась от своих экранов. Первым скользнул за планету,
подмигнул и исчез маяк "Ариадны", затем - маяк "Нике". Отлично, сигнал
потерян. Шлюпка ушла за пределы видимости радаров. Слава Богу! Если она
больше не видит станции, то и они не видят ее.
Но прежде, чем войти в атмосферу, требовалось предпринять еще одну меру
безопасности. На шлюпке имелись четыре небольших торпеды. Едва скрывшись
от радара "Нике", Люсиль просто сбросила две из них, открыв люки, и
торпеды неспешно поплыли в сторону от шлюпки. Люсиль подавила искушение
выпустить все четыре торпеды, помня, что ей может понадобиться оружие,
если она каким-нибудь чудом уцелеет. Пройдя границу атмосферы, торпеды
сгорят, а может, даже взорвутся. На экранах радаров на станциях гардианов
появятся мелкие обломки. Возможно, этого хватит, чтобы сбить их со следа.
А может, и не хватит. Люсиль вновь сосредоточилась на управлении
шлюпкой, а чертово суденышко наконец вошло в атмосферу. Люсиль не
располагала камерами наружного обзора, но могла представить себе, как
торпеды замедляют скорость, раскаляясь от трения о воздух. Она вообразила
себе хвост сверхгорячего воздуха, тянущийся за шлюпкой. Воздух
ионизировался, и ионный шлейф раскалялся в Темноте, пока Люсиль скользила
к ночной стороне планеты. Если ей не повезет, какой-нибудь корабль или
станция над головой заметит это свечение и припишет его входу шлюпки в
атмосферу. Но без хорошего радара и тщательного наблюдения, доступных
только "Ариадне" и "Нике", гардианы не разыщут ее, особенно если
взорвавшиеся торпеды собьют их со следа, а Люсиль вовремя сманеврирует в
атмосфере, на что она сильно надеялась.
Люсиль решила опробовать старую идею, которая зародилась еще в самом
начале космических полетов, а может, и раньше, и носила веселое название
"блинчиков". Вместо того чтобы просто снижаться в атмосфере, она могла
использовать скоростную энергию шлюпки и несколько раз менять высоту в
верхних слоях атмосферы. Возможно, при этом пострадает обшивка, но шлюпку
Люсиль не предполагала использовать вторично.
Она вновь подняла нос конической шлюпки и начала набирать высоту, пока
не достигла границ атмосферы. В вакууме ее шлюпка стала баллистическим
судном, скорость ее была еще очень высока и составляла тысячи километров в
час, но шлюпка не вышла на орбиту. Вскоре она снова начала падать, к тому
времени пролетев уже половину планеты от места первого входа в атмосферу.
Спускаясь, шлюпка двигалась как огромное крыло искаженной формы. Спустя
некоторое время она еще раз вынырнула за границу воздуха, но уже не так
высоко.
Люсиль проверила экран наведения. Орбиты "Нике" и "Ариадны" уже успели
увести обе станции из виду. Вероятно, выпущенных Люсиль торпед и
замысловатого входа в атмосферу хватило, чтобы истребители отказались от
намерения продолжать поиски.
Теперь выбранное для посадки место оказалось в пределах досягаемости
при пологом спуске. Шлюпка начала падать к планете в очередной, последний
раз. Все, что оставалось Люсиль, - спуститься и дождаться, когда К'астилль
разыщет ее. Она надеялась, что аборигены подоспеют вовремя. Люсиль
требовалась передышка.


Истребители не следили за ее вторым и третьим входом в атмосферу,
удовлетворившись первым. Компьютеры засекли взрыв в верхних слоях
атмосферы и обнаружили несколько обломков, разлетающихся в открытый
космос. Даже если бы беглянка уцелела во время взрыва, на Заставе она
протянула бы недолго. Гардианы сочли ВИ Колдер погибшей при попытке к
бегству.
Но даже после того, как Синтия Ву обследовала частоты маяка и услышала
устойчивый сигнал с севера, от лагеря гардианов, она еще опасалась, что
гардианы оказались правы. Даже если Люсиль достигла поверхности планеты
живой, Застава - не то место, где людям удается надолго остаться в живых.



12


КЕВ "Беспощадный". Орбита планеты Британника

Командир Королевского флота Британники Джослин-Мари Купер-Ларсон стояла
рядом с дядей в шеренге встречающих и исподтишка с улыбкой поглядывала на
него, пожимая руки проходящим мимо гостям.
Милый дядюшка Джордж! Джослин просто не могла не любить старика. Для
нее не было секретом, что дядя питает чрезмерную привязанность к спиртному
- вероятно, правду говорили, что тридцать лет назад Джорджа перевели на
Британнику только для того, чтобы держать его подальше от лондонского
общества и политиков. Но это было не важно. Чудесный дядя Джордж - или
капитан Джордж Уилфред Томас, когда был облачен в мундир, - казался
Джослин самым любезным, внимательным и приветливым человеком.
Если правду говорят, что джентльмен умеет вести себя достойно в любых
обстоятельствах, то сэр Джордж был истиннейшим джентльменом. Его приказам
подчинялся "Беспощадный" - один из авианосцев, против которых выступал муж
Джослин, Мак.
Сэр Джордж был резервным командующим "Беспощадного", или попросту
"Беса", он поддерживал корабль в полной боевой готовности в течение
последних десяти земных лет. Все это время ему было некогда скучать, но
Джордж любил пошутить, что его задействовали вместе с кораблем.
Кроме того, дядя Джордж не воспринял как оскорбление слова Мака и не
обиделся на Джослин, хотя, поступи он иначе, Джослин не смогла бы винить
его. Вместо этого дядя галантно предложил Джослин занять место хозяйки на
его сегодняшнем приеме. Высшие офицеры половины государств - членов Лиги
собрались отпраздновать ввод в строй "Беса". Помимо всего прочего, дядя
Джордж радовался возможности удивить своих гостей выбором хозяйки вечера.
Сам сэр Джордж выглядел великолепно в своем парадном мундире
элегантного покроя, с рядами нашивок на груди, пестреющих на черном
кителе, подтянутый, начищенный и идеальный. Он улыбался и шутил с каждым
гостем по мере того, как они прибывали, производя впечатление бодрого и
радушного хозяина. Его стройная, высокая фигура естественным образом
привлекала внимание. На блестящей лысине Джорджа не осталось ни единого
волоска, его белоснежные брови непрерывно шевелились в такт разговору.
Единственными морщинами на его лице были тонкие лучики в углах рта и глаз.
Несмотря на приверженность к зеленому змию, кожа на лице Джорджа
оставалась свежей, розоватой и здоровой - без малейшего признака пятен или
темных кругов под глазами, а рукопожатие его было по-молодому решительным
и крепким.
Праздничный вечер продолжался. Ангар, украшенный лентами и флагами, с
раскатанными по полу толстыми ковровыми дорожками, дощатой танцплощадкой
поверх стальных листов и военным оркестром, исполняющим старые, но не
забытые мелодии, казался по меньшей мере бальным залом - в сущности, и был
им.
Сегодня вечером Джослин выглядела прелестно, знала об этом и не видела
причин для огорчения. В королевском флоте Британники не предусматривалась
парадная форма для женщин-офицеров, вместо этого для торжеств им
предлагалось "выбрать платье, по цвету, покрою и стилю соответствующее
случаю". Это было одно из немногих правил, которым Джослин охотно
подчинялась. Отказавшись от привычной тугой косы, она оставила волосы
распущенными, падающими длинными густыми золотистыми волнами на спину. Она
выбрала длинное и пышное, спадающее мягкими складками вечернее платье с
открытыми плечами, сшитое из блестящей черной ткани, на которой от
движения вспыхивали искры.
Высокой и стройной Джослин это платье удивительно шло, придавая особую
грацию каждому ее жесту. Она дополнила свой туалет единственной ниткой
жемчуга на шее и жемчужными сережками-капельками. Синие глаза и персиковая
кожа довершали впечатление обаятельной и прелестной дамы из высшего
общества. Джослин и вправду принадлежала к этому обществу, но, кроме того,
была искусным пилотом - вероятно, самым опытным ветераном боев на борту
"Беспощадного". Она внесла свой вклад в борьбу с гардианами, но трудно
было поверить этому, видя, как она приветствует гостей
очаровательно-робкой юной улыбкой.
Джослин не могла нарадоваться тому, что дядя Джордж предложил ей
исполнить роль хозяйки вечера. Она не знала и не хотела знать, не кроется
ли за этим какой-нибудь изощренный политический ход или же дядя просто
счел это забавным. У самой Джослин были причины иметь зуб на нескольких
людей, но она уже давно пришла к выводу, что эти люди недостойны таких
усилий. Первыми в списке недругов Джослин значились офицеры кадрового
отдела, которые, впрочем, только выполняли приказания верховного
командования Британники, если верить их оправданиям. Приветствуя улыбкой
адмирала Сэмюэла Уитмора из верховного командования, Джослин думала, что,
должно быть, у этого кретина сохранилась капля чувства юмора, если он
назначил ее, Джослин, на корабль, названный ее мужем "смертельной
ловушкой".
Впрочем, назначение вызывало у нее лишь легкое недовольство.
Разумеется, Джослин отчаянно скучала по Маку и злилась на Уитмора и всех
прочих шишек королевского флота Британники, благодаря приказу которых ее
сорвали с привычного места - с базы разведслужбы. Но Джослин служила на
флоте, происходила из семьи военных и не надеялась, что в военное время ей
удастся остаться с мужем. Такова уж была судьба всех военных. Будь Мак
штатским, вероятно, сейчас им так или иначе грозила бы разлука.
Кроме того, Джослин утешало сознание того, что Мак находится в
безопасности. Слишком уж долго, все кошмарные месяцы войны в системе Новой
Финляндии, она провела в одиночестве на "Джослин-Мари", изводясь от
ожидания, не зная, погиб Мак или еще жив, помня только о том, что ему
постоянно грозит опасность.
По крайней мере, теперь Джослин твердо знала, что Мак жив. Они могли
переписываться и обмениваться записями. Этого могло бы хватить, если бы
Джослин не любила мужа так крепко.
И все-таки оказаться дома было приятно - пусть даже на орбите родной
планеты. Получив увольнительную, Джослин могла сесть в капсулу,
приземляющуюся в Кингстауне, и через двенадцать часов оказаться дома, с
мамой и отцом. Впервые за долгое время она вновь чувствовала себя в полной
мере англичанкой. Она много путешествовала, повидала разные планеты и
жизнь разных народов, но дома было все-таки лучше: здесь ее окружала
жизнь, к которой Джослин привык та с детства. После стольких скитаний ей
было приятно находиться в обществе людей, которые понимают, как важно
ополоснуть чайник, прежде чем заваривать чай, которые знают толк в
подставках для цветов, тщательно ухоженных садах и питательных бисквитах,
которые считают левостороннее движение обычным делом и ценят прелестные
старинные обычаи, пережившие века.
А еще здесь была работа - средство, которое всегда помогало Джослин.
Дел на борту "Беспощадного" находилось великое множество. Корабль
представлял собой огромный цилиндр триста метров длиной и сто пять метров
в диаметре. На корме помешались пятнадцать мощных реактивных двигателей, а
по всей обшивке располагалось много датчиков, антенн, камер, люков и
иллюминаторов. Носовая часть корабля представляла собой плоский диск с
большим круглым отверстием в середине - портом запуска и посадки. Даже во
время вращения и при запуске двигателей корабля здесь можно было запускать
истребители и другие, более мелкие суда, а система лифтов выводила их за
границы палубы "Беспощадного". Через каждые девяносто градусов по
окружности носовой части корабля помещались пусковые шахты для
истребителей - "Вомбатов" и "Супервомбатов". Туннели тянулись от пусковых
шахт до половины длины корабля. Обычно в пусковых шахтах поддерживался
вакуум, но первая и вторая шахты срабатывали одновременно и были
загерметизированы. Внутри шахт помещались огромные электрокатапульты -
линейные ускорители, которые могли принять истребитель и выпустить его
далеко от "Беса", не создавая необходимости даже запускать двигатели.
Шахты также можно было использовать, чтобы медленнее перемещать корабли
между центральной пусковой шахтой, портами посадки и палубами-ангарами.
На корабле было четыре таких палубы, по одной для каждой пусковой
шахты. Они занимали всю центральную часть "Беса". Поскольку первая шахта
бездействовала, первый ангар был отведен для торжества. Корабль находился
во вращении, и в ангаре поддерживалось притяжение, составляющее три
четверти земного. Высокий и просторный ангар занимал около девяноста
градусов по окружности корабля. Было непривычно видеть изысканно одетых
дам и джентльменов, непринужденно расхаживающих или сидящих за столами в
помещении, пол которого изгибался почти по вертикали.
По другую сторону стальной палубы, под танцплощадкой, помещалась
наружная обшивка корабля. Здесь же были огромные ворота, достаточно
большие, чтобы пропустить "Супервомбат", и Джослин не раз представлялось,
как какой-нибудь изощренный шутник открывает ворота под танцплощадкой и
все эти напыщенные старые типы вываливаются прямо в космос... Но даже
самые отвратительные из гостей не заслуживали такой участи. Однако если в
ангаре поддерживался вакуум, а корабль вращался, истребители могли бы
просто падать в ворота, при этом удаляясь от корабля со скоростью, равной
скорости его вращения. Если корабль не вращался, истребителям приходилось
пользоваться своими маневренными двигателями, чтобы удалиться от корабля.
"Бес" был законсервирован тридцать лет назад, оставлен на удаленной
парковочной орбите Британники и забыт - до тех пор, пока курьерская
торпеда не принесла от финнов весть о гардианах. После этого началось
лихорадочное перевооружение - и не только на Британнике, но и по всему
Британскому содружеству и Лиге. "Бес" принадлежал Британнике, и именно
правительство планеты приняло решение слегка почистить корабль от пыли и
подготовить его к бою.
Осуществить эту задачу было нелегко. Тридцать лет - очень большой срок
для кораблестроения. Слова "моральное устарение" и "износ" не полностью
описывали ситуацию. Гораздо точнее было бы назвать "Беса" ископаемым.
Корабль пришлось практически строить заново, но прежде выпотрошить,
оставив одну обшивку. Компьютеры никуда не годились, приборы связи были
безнадежны. Лазерные орудия и торпеды пришлось заменить более современными
видами оружия. И разумеется, энергетическая установка претерпела
радикальные изменения. Современный реактивный генератор был вполовину
меньше, гораздо надежнее и давал вдвое больше энергии, чем его дряхлый
монстр-предшественник на борту "Беса". А двигатели! Боже милостивый, судя
по тому, что слышала Джослин, решение проблемы с двигателями должно было
войти в историю инженерной науки. Современные двигатели подходили по
размеру и обладали вдвое большей мощностью, но, к сожалению, использовать
их было невозможно - обшивка "Беспощадного" и его внутренние перегородки
не вынесли бы перегрузки. Однако на старые двигатели полагаться было
нельзя. Они уже отслужили свое и сейчас были в буквальном смысле кошмаром
ремонтников. Единственные люди, которые умели обслуживать их, вышли в
отставку еще десять лет назад. А среди современных двигателей не нашлось
ни единой модели, создающей перегрузку, которую вынес бы ветхий корабль.
Но каким-то образом все проблемы были улажены. Джослин они почти не
касались. Ее заботам были вверены истребители на борту "Беспощадного", с
которыми тоже хватало хлопот. Джослин выполнила свою задачу, внесла
весомый вклад в дело восстановления авианосца. Она обладала опытом в
реальных боевых действиях истребителей - большим опытом, чем кто-либо из
офицеров флота Британники. Время от времени ее посещала мысль, что
кадровый отдел просто выполнил свою работу и отправил ее, Джослин, туда,
где она принесла бы наибольшую пользу. Ей пришлось практически силой
доводить эскадрилью истребителей "Беса" до нужной формы.
Наконец прибыли последние из гостей, вскоре должен был начаться ужин.
Корабельные повара из кожи вон лезли, желая опровергнуть старое убеждение,
будто англичане ничего не смыслят в кулинарии. Закуски, супы, лаймовый
шербет, жаркое, десерт, кофе - все приготовленное вызвало взрыв восторга.
Джослин сидела во главе стола, справа от Джорджа. По другую сторону от
нее поместился хлыщеватый молодой офицер, капитан королевского флота
Британники Торп-Перон. Для капитанского звания он казался слишком юным,
был довольно приземистым и полным, со светлыми, почти белыми волосами и
карими глазами.
Торп-Перона занимало все, что имело отношение к "Беспощадному". Что
думают пилоты о своих истребителях? Как прошло переоснащение? Готовы ли
механики? Сколько проводилось учений в скафандрах?
Джослин терпеть не могла говорить о делах во время застолий, но,
повинуясь долгу хозяйки, охотно отвечала на вопросы соседа. Она не сразу
заметила, как адмирал Уитмор подошел к дяде Джорджу и что-то прошептал ему
на ухо, но поняла, что слова Уитмора заметно встревожили дядю.
После того как Уитмор ушел на свое место, Джослин испытала шок, увидев,
как дядя Джордж подозвал официанта и приказал принести графин портвейна -
задолго до того, как гости допили кофе. Быстро оглядев сидящих за столом,
Джослин поняла: неожиданный поступок дяди заметила не только она.
Нет, так не пойдет, решила она. Лучше будет увести дядю от стола и
немедленно отчитать его, лишь бы не видеть его навеселе в самом начале
вечера.
- Капитан Томас! - негромко произнесла она, вставая. - Я только что
вспомнила: возникли некоторые проблемы с выбором танцевальной музыки. Не
могли бы вы пройти со мной и побеседовать с музыкантами?
Предлог был не особенно удачным, но больше Джослин ничего не приходило
в голову, к тому же ложь была лучше созерцания нетрезвого дяди через пару
часов.
- Прошу прощения? - отозвался Джордж, не донеся до рта бокал. - Да, да,
конечно. - С бокалом в руке он поднялся и последовал за Джослин от стола.
Но где они смогут поговорить наедине? Конечно, не в кухне и не в
коридорах, где слишком много народу. Возможно, во втором ангаре. Ангары
отделялись друг от друга переборками. Джослин прошла к одному из служебных
шлюзов. Различие в давлении по обе стороны переборки было незначительным,
потому цикл выравнивания давления так и не начался, но Джослин
позаботилась плотно закрыть за собой обе двери. Беспечные пилоты долго не
живут.
Второй ангар был близнецом превращенного в бальный зал, но если в
последнем слышались возбужденные голоса и музыка, то в первом было мрачно
и гулко отдавалось эхо. Ангар был переполнен: истребители, обычно
находившиеся в первом ангаре, на время вечера переместили сюда.
- Ну, в чем дело? - спросил Джордж, оглядываясь по сторонам. - Что это
за выдумки с музыкой?
- Дядя Джордж, ради Бога, прекрати! - крикнула Джослин, выхватила у
него бокал и швырнула об пол. По полу разлетелись осколки. - Ты же хозяин
вечера, и я не позволю, чтобы ты напивался в стельку еще до начала танцев!
Разве хозяину пристало пить вино, когда гости еще не покончили с кофе?
Подумай, какой грубостью показалась им твоя выходка! Подобные манеры у
капитана корабля - это...
- Боюсь, я больше не капитан, дорогая, - мягко прервал ее Джордж. -
Впрочем, ты совершенно права, запретив мне напиваться так рано. Это никуда
не годится.
Джослин похолодела.
- Что значит - ты уже не капитан?
- Полагаю, официально кораблем командую пока я. Но старина Сэм Уитмор
только что предупредил меня, что с моей стороны было бы любезно
провозгласить тост за моего преемника - не правда ли, удачный способ
сообщать товарищам дурные вести?
- О Господи... - пробормотала Джослин, моментально позабыв про
раздражение. - Дядя Джордж, мне так жаль! Должно быть, капитаном назначили
этого колобка Торп-Перона? Мне следовало догадаться, почему он так упорно
расспрашивает меня! - Вскинув руки, она крепко обняла дядю. - Будь
прокляты эти ублюдки! Ведь это несправедливо!
- Тише, тише, детка. Командирам не пристало обниматься с капитанами ни
при каких обстоятельствах. - Джослин улыбнулась, а дядя Джордж потрепал ее
по плечу. - Ну, успокойся. Должен признаться, меня эта новость не удивила.
Почти целый год я ждал, когда меня отправят в отставку. Старику "Бесу"
нужен молодой, инициативный капитан - такой, как этот Торп-Перон, а не
дряхлый алкоголик вроде меня. Ну, ну, не надо возражать! И позволь
напомнить тебе, что этот твой колобок - отличный офицер. Ну перестань же,
Джослин...
Голос Джорджа прервался, и он отступил от Джослин в тень ангара.
- Черт бы побрал такую жизнь! - крикнул он в тишине. - Всю жизнь я был
всего-навсего сторожем, придерживал место для других, грел это место - до
тех пор, пока оно не понадобится кому-нибудь! Меня выслали из Англии за
пьянство - они думали, что заслать человека в медвежий угол значит вернуть
его на путь трезвости! Я решил смириться, осел здесь навсегда, согласился
на эмиграцию. Я видел, как Британника превращается в пристойное место. Я
сам помогал ей в этом, исправно нес службу, долгие годы трудился на том
посту, который мне доверяли, считая, что там я не принесу вреда. Эта
развалина была моим первым кораблем. Я заботился о нем десять долгих,
одиноких лет и не жаловался, получая считанные гроши капитана резервного
судна.
Но я добросовестно выполнял свою работу. Сам проверил каждый дюйм этой
посудины, узнал, какие детали уже готовы рассыпаться от старости, а какие
еще могут послужить, выяснял, что понадобится в скором времени, и
постоянно обновлял эту информацию. Когда год назад меня спросили, что
потребуется, чтобы подготовить корабль к боевым действиям, у меня были
готовые ответы - прямо под рукой, во всех подробностях. Мой экипаж - все
восемь человек - удивлялись, почему я так хлопочу над кораблем, который
уже никому не пригодится, но, черт побери, он был готов к бою на год
раньше, чем предполагалось - только потому, что я позаботился об этом
заранее!
А теперь корабль отняли у меня и отдали какому-то мальчишке-сопляку,
который благодаря блату в командовании как по ровной дорожке докатится до
адмирала!
Голос Джорджа был переполнен горечью и гневом.
- Дядя Джордж, - повторяла Джослин, - мне жаль... Мне так жаль...
- И теперь все повторится заново, - продолжал Джордж. - Меня назначат
туда, где, как им кажется, я не принесу вреда. И все будут следить за мной
и ждать, когда я вконец сопьюсь...
- Капитану срочно пройти на мостик, - прогрохотал в ангаре голос. -
Боевая готовность! Всем занять свои места. Корабль подвергся атаке. Это не
розыгрыш. Капитану срочно пройти на мостик.
Джордж застыл, вскинув голову к динамику.
- Атака? Но какого дьявола...
Первое столкновение они скорее услышали, чем ощутили, - гулкий рокот и
качку, сбившую их с ног. Свет погас.
В кромешной темноте Джослин поднялась на ноги. Она уже собиралась
позвать дядю, спросить, все ли с ним в порядке, но тут услышала еще один
звук.
Это шипение опасается услышать каждый, кто оказался на борту
космического корабля. Через переборку первого ангара доносился леденящий
свист воздуха, вырывающегося в космос. Вопли, плач, вой сирен - все эти
звуки постепенно затихали, сменяясь еще более страшным молчанием по мере
того, как воздух, проводник звука, исчезал в космосе.
- Боже мой! - воскликнул Джордж. - Боже мой, удар пришелся по первому
ангару! - В его голосе сквозил шок, ощутимый даже в абсолютной темноте. -
Все, кто был там, погибли!
Джослин едва успела подняться и тут же вновь опустилась на четвереньки.
Не было никакого смысла падать еще раз, ударяться о что попало в темноте,
ждать очередного удара. В мрачном красноватом свете вспыхивающей аварийной
лампы Джослин увидела, что Джордж решительно направился через ангар к
шлюзу с кормовой стороны - ближайшему пути на мостик. Теперь, получив
возможность осмотреться, она осторожно встала, придерживаясь за стену, и
сбросила туфли на шпильках - Джослин не собиралась ковылять на них в
корабле, подвергшемся атаке.
В этот момент раздался оглушительный грохот, словно взорвался боем
самый громадный из колоколов, и палуба задрожала. Джослин вновь упала, но
тут же поднялась. Что-то - по-видимому, так и не взорвавшаяся ракета -
ударилось об обшивку корабля. Послышался еще один невыносимый треск, а за
ним - густой, низкий рокот воздуха, выходящего в космос. Звук доносился
откуда-то из глубин корабля.
Вновь завыли сирены, и пилоты начали вбегать в ангар со стороны
кормового шлюза. Ангар наполнили крики и лихорадочная деятельность, пока
механики и пилоты готовились к бою. Джослин с радостью увидела, что работа
осуществлялась быстро и точно. Именно она добилась, чтобы пилотов и
механиков разместили поблизости от ангаров - так экономилось время, а
сейчас им была дорога каждая секунда.
Истребитель Джослин, "Супервомбат", находился на противоположной
стороне ангара. Босиком, в безнадежно испорченном вечернем платье, с
развевающимися волосами, Джослин начала пробираться сквозь бурлящую толпу.


Капитан Джордж Уилфред Томас добрался до ближайшего аппарата внутренней
связи и вызвал мостик, услышав в ответ тишину. Мостик не отвечал. Джордж
набрал код боевого информационного центра, и вновь ничего не услышал.
Неужели нарушилась внутренняя связь? Он набрал код пульта контроля
повреждений. Его оператор мог быть где угодно, но внутренний компьютер
вызывал его повсюду. В динамике пискнуло, и послышался ответ:
- Командир Хиггинс, кормовой пульт контроля повреждений, на связи. -
Голос был на удивление спокойным, с непривычным, вибрирующим акцентом. -
Что вы хотели?
Слава Богу! Служба Хиггинса была создана для таких неожиданных
ситуаций, как эта.
- Говорит капитан Томас. Я нахожусь во втором ангаре. В первом ангаре
пробоина. Я не могу подняться на мостик, не могу попасть в центр боевой
информации. Можно ли пройти на мостик другим путем?
- Капитан, как я рад, что вы живы! Я думал, вы в первом ангаре... Сэр,
донесения из информационного центра и с мостика прекратили поступать ко
мне сразу после первого удара. Предположительно, они вышли из строя. Нам
нанесли две пробоины, еще несколько ударов пришлись вскользь. Взрывов,
видимо, не было. Мне трудно утверждать, но боюсь, на корабле не осталось
коридоров, находящихся под давлением, по которым вы могли бы попасть на
мостик. Я отправлю команду в скафандрах обследовать коридоры.
- Отлично. У нас сохранилась наружная связь?
- На данный момент мне ничего не известно об этом, капитан. Внешние
сообщения обычно проходят через мостик. Вскоре мы получим копии,
пропущенные через вспомогательную станцию - она в порядке, просто еще не
задействована.
- Очень хорошо. Командир Хиггинс, у меня нет тактической информации. Я
попал в ловушку на первой палубе, хотя должен руководить боем. Убедитесь,
что операторы вспомогательного пульта не могут попасть на свои посты или
мертвы, и отправьте туда замену. Через некоторое время я снова свяжусь с
вами, командир.
- Да, сэр.
Джордж обернулся, оглядывая бурлящий деятельностью ангар. Экипажи
истребителей работали слаженно и споро, не требуя указаний. Но где должен
находиться он сам? У пульта второго ангара, решил Джордж. Для этого
требовалось перейти палубу, и Джордж направился вперед быстрыми шагами,
стараясь не преграждать дорогу экипажам, готовящим к бою "Вомбатов".
На пультах управления всех четырех ангаров было установлено
круглосуточное дежурство, операторы помещались за запечатанными шлюзами.
Таким образом, теоретически, запуск мог быть осуществлен в любой момент.
Капитан Томас искренне надеялся, что теория подтвердится практикой. Он
открыл внешний люк одного из шлюзов, подождал, пока выровняется давление,
и поспешил вверх по трапу. Пульт управления ангаром помешался у самого
верха кормовой переборки, из его огромных кварцевых иллюминаторов был
виден весь отсек - так, чтобы оператор знал, что там творится.
- Капитан здесь! - объявил рядовой.
- Да, вы правы. Старший по пульту, доложите обстановку, - приказал
Джордж.
- Сэр, передняя пусковая шахта выведена из строя. Мы готовимся к
радиальному запуску. Мы готовы выпустить "Вомбаты" через люки в обшивке,
как только в ангаре восстановится вакуум. Запуск состоится через три
минуты.
- Отлично. А что слышно о других палубах и центральном пульте запуска?
- Сэр, центральный не отвечает. Четвертый готовится к радиальному или
переднему запуску. Еще на трех палубах нет истребителей, там остались одни
операторы пульта. Истребители, которые обычно помещались в третьем ангаре,
переведены в четвертый - так, как было с первым. В первом ангаре уцелели
только операторы пульта. В тот момент, когда была пробита обшивка, они
находились за запертым шлюзом.
- Ладно... Да поможет нам Бог.
Очевидно, почти весь флот Британники был обезглавлен одним ударом: на
торжестве присутствовали все капитаны, большинство старших офицеров, все
чиновные гости. Еще четыре минуты назад они танцевали, а сейчас были
мертвы. Флот подвергся атаке и остался под командованием младших офицеров.
Джорджу подумалось, что, возможно, он остался самым старшим офицером на
всем флоте. Но размышлять об этом было некогда.
- Вы проверили связь с истребителями?
- Да, сэр.
- Лейтенант, передайте в четвертый ангар приказ готовиться к
радиальному запуску. "Бес" получил слишком много повреждений, чтобы
полагаться на целость пусковых шахт, какой бы ни была информация. Мостик
не отвечает, возможно, он уничтожен. Я буду командовать кораблем отсюда.
Передайте часть своих функций операторам третьего ангара, а пульт очистите
для управления боем. Вызовите центр контроля повреждений, сообщите, что я
здесь и что жду отчета, как только вспомогательная связь будет готова.
- Да, сэр.
Джордж отступил, позволив лейтенанту и ее подчиненным приступить к
работе. Руководить было ни к чему, как и работой других команд на корабле.
Экипажу требовалось только время, чтобы прийти в себя и добраться до своих
постов. Джордж оглядел ангар. Джослин, то есть командир Ларсон,
заслуживала своего звания. Ее подчиненные опомнились и принялись
действовать быстрее, чем кто-либо другой.
С момента первого удара прошло шесть минут.


Выругав себя, Джослин решила, что из вечернего платья получился
никудышный мундир. Эта чертова тряпка была такой узкой в бедрах, что
Джослин не могла подняться по трапу. Наконец она послала платье ко всем
чертям, нагнулась и разорвала его от подола до пояса. Не страшно, если
механики увидят ее ноги - главное, так она сможет двигаться свободнее.
Джослин вытащила из ящика возле своего истребителя сетку для волос,
припасенную специально для таких случаев. Свернув волосы небрежным узлом,
она натянула поверх них сетку; "В следующий раз в бой наверняка придется
идти с бигуди на голове", - подумала она и удивилась, откуда взялась у нее
эта мысль.
Забравшись в кабину через люк, она начала задраивать его, жалея, что у
нее не хватило времени переодеться в скафандр. Но теперь оставалось только
пожелать, чтобы герметичность кабины не нарушилась.
Кислород, реактивное топливо, лазерные заряды, ракеты, маневренные
двигатели, основные двигатели, связь, боевой компьютер, компьютер
командования боем, тактический компьютер и вспомогательная связь - все
было в норме. Джослин успела проверить все системы не по одному разу,
прежде чем громкий лязг дал ей понять, что крюки подцепили ее
"Супервомбат". Джослин подняла голову к верхнему иллюминатору. Пара
огромных клешней с потолка точно обхватила истребитель. Она показала
механикам ангара большой палец и почувствовала легкий толчок -
"Супервомбат" оторвался от палубы. Джослин убрала шасси, а клешни понесли
ее истребитель к воротам ангара.
За это время Джослин успела избавиться от сережек, схватила наушники,
водрузила их на голову, настроила микрофон и включила передатчик.
- Говорит "Альберт-лидер". Кабина задраена, истребитель готов к
запуску. Отряд "Альберт", начинаем перекличку по номерам.
- "Альберт-1", кабина задраена девяносто секунд назад. Готов к запуску.
- "Альберт-2" начал запуск.
- Говорит оператор запуска. Пилота "Альберта-3" нет на месте.
Джослин чертыхнулась, вспомнив, что Мокли сидел за ужином через стол от
нее.
- Оператор, он погиб. Оставьте его корабль в резерве.
- Слушаюсь, "Альберт-лидер".
- "Альберт-4" начал запуск.
- "Альберт-5". Вижу желтый индикатор - лазер неисправен, а в остальном
готов к запуску.
- Это "Альберт-лидер". Пятый, вы нужны нам.
- Согласен, Джослин, но я бы не стала полагаться на свои лазеры.
Возможно, сработают аварийные, но что дальше?
- "Альберт-6" начал запуск.
- "Альберт-лидер" вызывает оператора запуска второго ангара.
"Альберт-3" лишился пилота, а в остальном отряд готов к радиальному
запуску.
- Говорит оператор запуска. У нас все в порядке. Вам предстоит
ускоренный радиальный запуск. Все истребители подведены к воротам и
готовы. Радиальный запуск осуществится при вращении. Оператор запуска
вызывает весь персонал ангара. Начинаем откачивать воздух с аварийной
скоростью через одну минуту. Всему персоналу выйти за шлюзы или оставаться
в скафандрах, держаться за поручни. Вакуум в ангаре восстановится через
сорок пять секунд.
В наушниках Джослин прорезался новый голос:
- Капитан Томас вызывает "Альберт-лидер" и отряд "Альберт". Командир
Ларсон, будете докладывать о происходящем лично мне. У нас нет информации
об атаке. Вся связь и наружные приборы выведены из строя. Мы глухи, немы и
слепы. Наружная связь бездействует. Ваш отряд будет запущен первым. Я
хочу, чтобы вы создали оборонную цепь вокруг истребителя "Альберт-лидер".
Командир Ларсон, пока отряд будет защищать вас, выясните, что за
чертовщина происходит. Делайте все возможное, чтобы заметить все корабли
противника. У нас нет других способов обнаружить их - никаких. Вам
придется полагаться только на собственное оборудование и на сообщения с
кораблей, которые находятся в лучшем состоянии, чем "Бес". Вы будете моими
глазами и ушами, и это так же важно, как уничтожить противника. Неплохо,
если вы заставите противника перейти к обороне, но, чтобы вести бой, нам
нужны данные.
- Слушаюсь, сэр.
- Оператор запуска, можете начинать с отрядом "Альберт", - приказал
Джордж.
- Говорит оператор запуска второго ангара. Старшие по секциям доложили,
что весь персонал защищен на случай вакуума и изменения давления. Десять
секунд до начала откачки воздуха. Пять секунд... пуск! Все воздушные
клапаны открыты.
Послышался рев, смешанный со свистом, и "Супервомбат" Джослин слегка
закачался в зажимах, пока весь воздух выходил из ангара через полсотни
клапанов. Поднялся вихрь пыли и клочков бумаги, и Джослин увидела, как
фигура в скафандре вцепилась в стойку, борясь с ветром, норовившим сбить
ее с ног.
Подобно "Беспощадному", "Вомбаты" в основном имели цилиндрическую
форму. Пилот сидел на носу, окруженный прочными кварцевыми иллюминаторами,
обращенными вверх, вниз, в обе стороны и вперед. Камеры и мониторы
передавали вид с кормы и могли показывать с большим увеличением
подробности в любом направлении. Три реактивных двигателя на корме
обеспечивали высокую скорость, а химические двигатели поменьше по
окружности истребителя использовались для маневрирования и корректировки
курса. "Супервомбат" Джослин считался одной из модификаций основной
конструкции - он был более вытянутым по оси, имел лучшее оборудование
связи и наблюдения, более вместительные топливные резервуары и четвертый
реактивный двигатель, чтобы компенсировать большую массу.
- Говорит старший по ангару. В ангаре вакуум. Открыть ворота 21.
Радиальный запуск отряда "Альберт" - через десять секунд.
Джослин сделала последнюю бессмысленную проверку основных систем, зная,
что отменять запуск все равно уже поздно.
С момента атаки прошло девять минут.
Крючья потащили истребитель вперед, пока он не завис над двойными
огромными воротами ангара, каждая створка которых составляла двадцать
метров в длину и десять в ширину. Подвешенные на петлях и открывающиеся по
центральной линии, они распахнулись в черный космос. Остатки воздуха
улетучились через ворота, на мгновение заслонив великолепный вид.
Звезды плыли мимо ворот, пока "Беспощадный" поворачивался вокруг оси.
Чудесный далекий бело-голубой мячик Британники на мгновение проплыл перед
глазами, а затем исчез.
Внезапно Джослин ощутила, что она снижается в самом огромном лифте в
истории. Крючья разжались, и истребитель упал сквозь ворота ангара,
внезапно став невесомым, вырвался из мрачной утробы корабля в солнечное
сияние, разгоняющее темноту.
Пока истребитель удалялся от корабля, Джослин сквозь иллюминатор
наблюдала за запуском остальных истребителей. Авианосец совершал полный
оборот за сорок пять секунд, и, чтобы отряд собрался вместе, требовалось
только выпускать по одному "Вомбату" каждые сорок пять секунд. Запуск
прошел удачно, и вскоре истребители "Альберта" выстроились в линию.
- Отряду "Альберт" построиться вокруг лидера, - скомандовала Джослин. -
Построение "еж", дистанция от лидера - два километра.
Истребители четко расположились в позициях, не тратя лишних движений
или топлива. Джослин гордилась своими ребятами.
- "Альберт-лидер" вызывает "Беспощадный". Все истребители успешно
прошли запуск, построение закончено.
Пришло время оглядеться. Джослин включила тактический радар. Смотреть в
иллюминаторы было бесполезно: невооруженный глаз - слабый инструмент.
Сейчас помощь ему могли оказать радар и радио.
Где бы ни находился противник, он достаточно хорошо знал расположение
"Беса", чтобы нанести ему не меньше двух прямых попаданий. Потому особенно
тщательно маскироваться от противника было бессмысленно. Джослин перевела
радар на максимальную дальность. На голографическом экране немедленно
стали проступать изображения истребителей отряда "Альберт" и справа выше -
"Беса". Появилось множество других точек - помеченных красным, как
неизвестные объекты, и поток еще более мелких, быстро движущихся тел.
Компьютер связи заработал, пытаясь опознать объекты. По мере того как
действовала программа распознавания сигналов, несколько точек на экране из
красных стали зелеными, изображая дружественные суда. Сбоку на экране
начали появляться названия судов. Самые мелкие точки остались красными, но
их было слишком много.
- Говорит оператор запуска "Беспощадного". Отряд Б, "Бертрам", совершил
вылет из четвертого ангара. Готов к запуску отряд В, "Вебер".
Маленькие точки упрямо оставались красными. Система распознавания не
давала никаких ответов. Точки не совершали маневров, хотя некоторые из них
находились чертовски близко, на курсах, угрожающих столкновениями.
- Противник на экране, - объявила Джослин. - Высота 121 градус, азимут
291. Прямо по курсу четыре противника.
- Говорит "Беспощадный", - послышался в наушниках голос Джорджа. -
Отряд "Бертрам", идите на перехват.
- Отряд "Бертрам" двинулся на перехват, сэр.
Джослин забыла про противника. "Бертрам" справится с ними, в крайнем
случае ее ребята не подпустят врага близко к ней. Томасу требовалась
информация. Она вновь проверила экран радара.
Неподалеку находился тяжелый крейсер "Лорд Маунтбаттен". Возможно,
следовало запросить информацию у него.
- Лидер отряда истребителей "Альберт" корабля "Беспощадный" вызывает
"Лорд Маунтбаттен". Отвечайте.
- Говорит "Маунтбаттен". В чем дело, "Альберт"?
- На "Беспощадном" вышла из строя наружная связь и боевой центр. Я
действую от имени капитана Томаса. Доложите о тактической ситуации.
- Постойте... Слава Богу, что вы здесь, "Альберт". Мы уж думали, что
потеряли "Беса". Подождите, я соединю вас с информационным боевым центром
корабля. - После паузы послышался новый голос: - Информационный центр
"Маунтбаттена" вызывает "Альберта". Вы готовы передать сведения командиру
"Беспощадного"?
- Вы слышите меня, капитан Томас? - спросила Джослин.
- Да, спасибо, "Альберт-лидер". Соедините меня с "Маунтбаттеном".
- "Беспощадный" на связи и ждет доклада, - сообщила Джослин. -
Говорите, "Маунтбаттен".
- Хорошо, - отозвался голос. - Одиннадцать минут назад радары внезапно
зафиксировали множественные объекты. Они появляются до сих пор, но самый
значительный ущерб был нанесен в первые моменты. Сейчас нам удалось сбить
большинство из них. Компьютеры сообщают о не менее двух тысяч небольших
объектов. Противник не маневрирует, он очень мал и двигается быстро. Он
двинулся прямо на флот и вывел из строя множество кораблей и станций.
Планета тоже подверглась нападению. На всех кораблях имеются повреждения.
Мы проследили за противником и обнаружили, что он не предпринимает никаких
маневров. Нам не удалось перехватить радиосообщения противника.
Джослин покачала головой. Офицер "Маунтбаттена" не предлагал никакого
объяснения, да оно и не требовалось. Камни. Эти точки-"противники" были
просто запущенными кем-то камнями. Все они достигли цели и нанесли
поражение флоту. Пока Джослин смотрела на экран, изображение на нем
изменилось, по периметру появились новые объекты. Сигналы радарной системы
еще передвигались, охватывая все больший участок, и, чтобы вернуться, им
требовалось все больше времени. Уайт, крупная луна Британники, была
помечена красным, пока радар не разобрался, что это такое, и сменил ее
цвет на серый тон природного тела. Вскоре радар достиг пределов дальности.
"Маунтбаттен" продолжил работу радаров "Беса", пока старый авианосец
восстанавливал повреждения.
Ближайший космос был переполнен камнями. Джослин даже не приходило в
голову, что "Бес" стал жертвой случайного метеоритного дождя. Несомненно,
это была направленная атака. Гардианы оставались вне досягаемости.


Джордж уже пришел к подобному выводу. Но с "Маунтбаттена" сообщили, что
в окрестностях не выявлено ни одного корабля противника - пока не
выявлено.
- Сэр, все отряды истребителей рассредоточились и заняли свои позиции,
- сообщил оператор запуска.
- Отлично, лейтенант, - отозвался Джордж, повернулся и произнес в
микрофон внутренней связи: - Командир Хиггинс, вы слышите меня?
- Да, сэр. Вспомогательная связь уже задействована, доступ к системам
связи мостика открыт, вскоре оттуда начнут поступать тактические данные и
информация по сообщениям. Информационный боевой центр еще бездействует, но
мне сообщили, что он будет готов к выполнению своих функций через пять
минут. Из лазарета сообщают о многочисленных повреждениях и смертельных
случаях. Механизмы и орудия в порядке. Ремонтная бригада прокладывает
кабели к секциям, где вышли из строя системы связи; Аварийная команда
добралась до мостика и сообщила, что он практически уничтожен.
- Спасибо, командир. Скажите, есть ли возможность мне добраться до
пульта вспомогательной связи?
- Пока нет, сэр. Коридоры преграждают обломки, в них образовался
вакуум. Я сообщу вам, как только мы расчистим проход.
- Я немедленно переодеваюсь в скафандр, командир, и как только коридоры
будут расчищены, я хочу знать об этом.
- Да, сэр.
Джордж переключился на общую связь.
- Говорит капитан. По-видимому, пока мне не удастся выбраться отсюда. Я
нахожусь у пульта запуска во втором ангаре и буду вести командование
кораблем отсюда. Рано или поздно нам понадобится принять на борт
истребители, и мы не можем рассчитывать на носовую посадочную зону. Центру
контроля будет легче ускорить работу в невесомости. Прекратить вращение с
боевой скоростью. Приготовиться к маневрированию.
- Слушаюсь, сэр.
Динамик над головами заговорил спустя минуту:
- Внимание всему экипажу. Приготовиться к остановке вращения через
тридцать секунд. Кораблю понадобится примерно минута, чтобы перестать
вращаться. Закрепите все инструменты и держитесь.
Все, кто находился в центре запуска, схватились за поручни или
прицепились ремнями к креслам перед пультом.
- Остановка вращения начинается через десять секунд.
- Держитесь крепче, ребята! - подбодрил своих подчиненных главный
оператор запуска. - Сейчас всем нам придется несладко.
- Остановка вращения началась.
Низкий рев пронесся по палубе, и все вокруг перекосилось, как только по
всей окружности огромного корабля сработали двигатели, останавливающие
вращение. Бимсы застонали и затрещали от перегрузки, чья-то папка
закувыркалась по комнате и угодила в грудь Джорджу. Выругавшись, он
отшвырнул ее, и папка поплыла по отсеку. По мере остановки сила притяжения
снижалась, все вещи теряли вес. Джордж ощутил тошноту и пожалел, что
сейчас ему нечем взбодриться. Невесомость беспокоила его не больше, чем
полная гравитация, но переход от невесомости ко вращению и обратно никогда
не радовал его.
- Остановка вращения завершена. Приготовиться к маневрированию.
Прошло пятнадцать минут с начала атаки.
- Готово, - произнес Джордж, не обращаясь ни к кому в отдельности. -
Когда-нибудь какой-нибудь умник в захолустной лаборатории в глухом углу
найдет новый способ поддержания искусственной гравитации и избавит всех
нас от необходимости торчать на вертящихся кораблях... Соедините меня с
"Маунтбаттеном". И найдите скафандр.
- "Маунтбаттен" слушает, - отозвался новый голос - более молодой и
нервный, чем голос офицера связи, отвечавшего прежде. Джордж узнал голос -
он принадлежал Пемброку. Пятнадцать минут назад он был третьим помощником
командира "Маунтбаттена", но теперь его положение резко изменилось.
- Это вы, лейтенант Пемброк? - спросил Джордж. Рядовой подплыл к нему,
таща скафандр. Джордж жестом попросил рядового помочь ему облачиться,
продолжая переговоры с "Маунтбаттеном".
- Да, сэр. Командование кораблем временно поручено мне. Капитан Сандзи
и командир Гриффит находятся на борту "Беса".
- Все верно, совсем забыл об этом, - добродушно ответил Джордж. - Ну,
раз вам поручили командование кораблем, принимайтесь за дело. В нашем
распоряжении нет радара, потому мы будем всецело полагаться на ваши слова.
Но сначала послушайте меня, - отеческим голосом добавил Джордж. - Боюсь,
нам были нанесены значительные повреждения и никто из старших офицеров не
в состоянии вернуться к своим кораблям. Пока я - единственный
представитель командования, который уже ждал отставки, но теперь вынужден
немного поиграть в адмирала. Вы понимаете?
После паузы Пемброк ответил:
- Да, сэр. Вы взяли на себя командование флотом. Отлично, сэр.
Несомненно, юноша мог догадаться, что остальные офицеры мертвы, но
столь мягкий способ сообщения новости избавил его от паники. Больше помочь
ему было нечем. Джордж сунул ноги и руки в скафандр и наглухо застегнул
его.
- Вот и хорошо, что вы все поняли. Возьмемся за дело. Послушайте мои
предположения, Пемброк. "Противником", атаковавшим нас, были камни,
пущенные из катапульты, линейного акселератора, с некоторого расстояния.
Возможно, с орбиты Александры. Камни были выбраны небольшого размера,
движущиеся настолько быстро, что радары засекли их уже на подходах к нам.
И эти камни были выпущены вслепую, задолго до того, как "Бес" оказался в
том месте, где находится сейчас. В общем, нас поразил ненаправленный удар.
- Но если так, сэр, значит, камни были выпущены несколько недель назад.
- Вот именно. Но если бы их выпустили с более близкого расстояния, мы
заметили бы эту катапульту. Линейные акселераторы - чертовски большие
штуки, они дают четкое изображение на экране, а кроме того, являются
настолько сильными источниками энергии, что не выявить их невозможно.
Теперь, когда нам уже нанесен ущерб, мы пользуемся оружием и
истребителями, чтобы перехватить камни. Это означает, что у нас останется
меньше боеприпасов для кораблей гардианов, когда те появятся. Я хочу,
чтобы вы передали приказ стрелять только по тем камням, которые находятся
прямо по курсу. Они не могут маневрировать, а мы не в состоянии терять
силы, преследуя камни, пролетающие мимо. К счастью для нас, камни были
запущены вслепую, хотя они нанесли значительные повреждения "Бесу". Каковы
повреждения других кораблей?
- Сэр, в настоящий момент наш корабль не предназначен для флагманских
операций, но нам известно, что большинство кораблей имели по крайней мере
одно попадание. Камни попали и в более мелкие суда, и, разумеется,
повреждения на них были более серьезными. "Готспур" разлетелся на куски.
"Отелло" уже направился спасать уцелевший экипаж, но надежды на это мало.
Если не считать случая с "Готспуром", вероятно, больше всех не повезло
"Беспощадному".
- Так и есть. Но надеюсь, Хиггинс приведет его в порядок. И это
вызывает еще один вопрос - что делать дальше. Мы способны выявить суда
средних размеров на расстоянии по крайней мере тридцати миллионов
километров - это означает, что наши противники находятся еще дальше. У нас
есть немного времени - по меньшей мере несколько часов, а может, и сутки.
Уверен, у противника возникнут проблемы со своевременным прибытием. Ему
придется подстраиваться под удар камней, которые, как вы сказали, были
выпущены несколько недель назад, и при этом вывести весь флот из режима С2
в нужный момент и в нужном месте. Им придется подойти как можно ближе к
солнцу - значит, на расстояние ста пятидесяти миллионов километров от нас.
Все это означает, что враг уже здесь - где-то между ста пятьюдесятью и
тридцатью миллионами километров от нас к солнцу, но мы еще не обнаружили
его, потому что не знали, где искать. Попытайтесь понять мою логическую
цепочку, и вы убедитесь в моей правоте. Они метнули камни, чтобы ослабить
наше сопротивление, поднять среди нас переполох, заставить растратить
боеприпасы и топливо. Лучше всего сделать это так, чтобы не лишить атаку
элемента неожиданности. Вам уже известно, как гардианы любят сюрпризы.
Значит, камни подоспели как раз вовремя - в тот момент, когда флот
гардианов можно увидеть с Британники. Но пока мы не видим никакого
признака его приближения, - вероятно, гардианы переоценили дальность
действия наших радаров. Но мы сумеем заметить их на расстоянии тридцати
миллионов километров. Они уже совсем рядом и спешат к нам.
- Но почему же мы их не видим?
- Потому, что с такого расстояния они кажутся всего лишь крошками
металла. Любой радар, достаточно мощный, чтобы вести наблюдения в любом
направлении космоса до дальности прибытия в режиме С2, будет создавать
помехи связи в этой системе. Гардианы намеренно не пользуются радиосвязью
и не маневрируют. Как только они запустят реактивные двигатели, мы заметим
их. Откровенно говоря, это метание камней мне кажется рискованным
занятием. Мы могли бы заметить его, какой-нибудь корабль мог оказаться как
раз неподалеку от потока камней, направляющихся к Британнике. Но этого не
произошло. Эти камни дали нам предупреждение и отсрочку на пару часов, но
вместе с тем нанесли повреждения нескольким кораблям. Смелый план,
достойный лишних усилий - а может, и нет. Как по-вашему, все эти
рассуждения имеют смысл, или же я, как пьянчуга, не ведаю, о чем болтаю?
- В этих рассуждениях убедительности хватило, чтобы перепугать меня до
смерти, сэр.
"Отлично, я так и знал! - мысленно добавил Джордж. - Но если в нас
попадет еще один камень, лучше, если кто-нибудь еще на флоте будет
понимать положение".
- Тогда вот что вам предстоит сделать. Оставьте здесь десять скоростных
фрегатов, а затем уведите весь флот с орбитальной плоскости Британники.
Уходите отсюда на полной скорости - на север, подальше к солнцу.
Рассредоточьтесь в сферическом порядке достаточно широко - так, чтобы
дистанция между кораблями была не менее пятисот метров. Гардианы будут
искать наш флот на орбите Британники, но мы не доставим им такого
удовольствия. Если понадобится, пользуйтесь лазерной связью, избегайте
радиосвязи как можно дольше, а если другого выхода не останется,
переходите на частоты, которые радиошумы солнца будут заглушать в длинном
диапазоне. Словом, прячьтесь. Мы же воспользуемся приборами наблюдения, и
надеюсь, детекторы "Беса" вскоре будут в норме. Как только мы обнаружим
приближающийся флот, я передам вам их курс. Вам потребуется сманеврировать
так, чтобы отойти под прикрытие солнца. Разумеется, при этом спрятаться
полностью невозможно, но и у противника возникнут проблемы. "Беспощадный"
со своими истребителями и фрегаты встретят вражеский флот.
- Но сэр...
- Никаких "но", лейтенант. Гардианы задумали уничтожить лучший флот
Британской империи. Двадцать минут назад началась вторая битва при
Перл-Харборе. Это налет, а не попытка захватить планету. Они даже не
осмелятся подойти к Британнике. Новая Финляндия имела гораздо более слабую
оборону, а проглотить ее не удалось. Нет, они хотят просто уничтожить все
наши корабли, пока мы не начали за ними охоту. Моя задача - защитить наш
флот. Поэтому я приказываю вам немедленно уходить. Если они попробуют
напасть на планету - а я ручаюсь, что этого они не сделают, - вы зайдете к
ним с тыла. Но сейчас надо увести подальше от них мишени. Выполняйте
приказ.
- Слушаюсь, сэр. "Маунтбаттен" закончил прием.
Еще минуту Джордж пристально смотрел на микрофон. Наступал тот
неприятный момент, которого опасаются все командиры. Его приказы были
исполнены, действия продолжались, все, что требовалось сделать, было
сделано - а ему, средоточию этих действий, командующему, оставалось только
ждать. Более молодой офицер мог бы встревожиться, поднять панику среди
своих людей, начать нелепые придирки, приказывать то, что уже давно
сделано, но если Джордж и успел чему-нибудь научиться за время своей
долгой и не слишком блистательной карьеры, так это терпению.
Корабль Джорджа чуть не разнесло на куски, его старшие офицеры погибли,
флот неизвестной мощности приближался, предстоял несомненно неравный бой.
Однако Джордж чувствовал себя более живым и уверенным, чем в
двадцатилетнем возрасте. Не выпуская микрофон, он взял наушники и надел
их. Включив передатчик, он надолго задумался, сидя перед пультом, а затем
вновь заговорил в микрофон еле слышным голосом:
- Командир Ларсон, вы еще на связи?
- Да, сэр.
- Тогда отключите связь с остальным отрядом. Я хочу поговорить с вами
лично.
- С моей стороны нам никто не помешает, сэр.
- И с моей тоже.
Разумеется, разговор могло услышать полдюжины связистов, шла запись на
пленку для будущего использования, но все это было не важно. Никто вокруг
ничего не слышал, техники и историки не вмешивались, и в этот момент
разговор казался частным.
- Джослин, детка, мы оба должны были погибнуть вместе с остальными, -
почти прошептал Джордж.
- Знаю, дядя. Но мы живы, называй это как хочешь - удачей или
невезением.
- Все, что мне известно, - я остался жив только благодаря тому, что ты
вывела меня из зала и отругала за пьянство.
- Дядя Джордж...
- Нет, это правда, и ты сама это понимаешь. Всего полчаса назад меня
списали со счетов как ненужную тряпку, а теперь мне пришлось взять на себя
огромную ответственность. И я не знаю, сумею ли с ней справиться. Ты
слышала разговор, знаешь, что я предпочел увести флот от боя. Скажи,
правильно ли я поступил или совсем спятил? Мне важно знать твое мнение.
- Сэр, я убеждена, что вы абсолютно правы в своей оценке ситуации. Я
уверена, что вы тщательно обдумали свое решение. По-моему, в данном
положении было бы невозможно найти лучший выход.
- Что-то твое настроение за последние тридцать минут заметно
изменилось.
- И твое тоже, дядя Джордж. Я и не думала, что ты на такое способен.
- Признаюсь тебе по секрету, дорогая, я тоже не подозревал в себе таких
способностей, пока в нас не ударил камень. А может, я просто старый чудак
и сейчас пыжусь, пытаясь что-то изобразить. Время покажет. А теперь я
направляюсь в центр контроля повреждений и попробую узнать, в каком
состоянии корабль. Передавай нам всю информацию с радара и все, что ты
получишь с детекторов на фрегатах.
- Удачи тебе, дядя.
- И вам тоже, командир. Конец связи.
Улыбаясь себе, Джослин задумалась. Дядя действительно оказался чудесным
человеком. Но сейчас главной ее задачей было следить за радаром.
"Беспощадный" окружало восемь отрядов "Вомбатов" - "Альберт" с носа,
"Бертрам" с кормы, "Вебер" и "Дагмар" с обеих бортов, "Элтон" сверху,
"Франсуорт" снизу, а "Гордон" и "Харольд" остались в качестве резервных.
Отряды четко держали строй, действовали умело и быстро. Но, судя по словам
дяди Джорджа, вряд ли какое-то время им найдется занятие - если не считать
сбивания камней. Джослин углубилась в мысли. Даже учитывая невысокую
дальность радаров и предполагая, что, будучи обнаруженным, вражеский флот
станет двигаться и маневрировать быстрее, чем любые другие корабли, у
флота Британники оставалось в запасе несколько часов. А ее истребители
только что доказали, что в условиях реального боя могут совершить запуск
меньше чем за пятнадцать минут.
Джослин решила позаботиться о том, чтобы пилоты успели отдохнуть до
того времени, как появятся гардианы.
- "Альберт-лидер" вызывает старшего по второму ангару. Лу, пожалуй,
половина моих ребят могла бы вернуться на борт. Ребята на ногах с восьми
часов.
- Верно, "Альберт-лидер". Подожди минутку... согласно моим данным, у
отрядов Э, Ф, Г и Х только что кончилась вахта, когда началась эта
заварушка. Пусть возвращаются к кораблю и отдохнут, а остальные продолжат
патрулирование "мрачных глубин космоса".
- Ты читаешь слишком много дешевых романов, Лу, но звучит неплохо.
Готовьтесь к радиальной посадке.
- Я поставлю для вас свечу на окно.
Посадка произошла быстро и без осложнений, все истребители, только что
закончившие вахту, приземлились на борт корабля за двадцать минут. Джослин
гордилась своими ребятами - все-таки они были отличными пилотами.
Отряды А, Б, В и Д остались отстреливать камни, а Джослин искала
мишени. Ее радар был значительно более точным, чем стандартное
оборудование "Вомбатов". Она обращала внимание лишь на камни, летящие
прямо в сторону корабля; если бы истребители взялись сбивать все камни,
через два часа у них иссякли бы энергия и боеприпасы. Но девяносто пять
процентов камней пролетали мимо.
Все это не помешало Джослин по достоинству оценить ход противника:
запуск камней вынудил флот Британники долгое время оставаться настороже,
постепенно накапливая усталость. Борьба с каменным дождем приводила к
потере боеприпасов и причинила ущерб кораблям.
И тем более мудрым было решение увести флот. Джослин следила, как
"Маунтбаттен", "Черчилль", "Принцесса Уэльская", "Решительный", "Уорспайт"
и другие суда, поменьше, сошли с орбиты Британники и покинули орбитальную
плоскость. На своем месте остались лишь обломки "Готспура". Джослин
надеялась, что смерть мгновенно настигла его экипаж.
Десять скоростных фрегатов - кораблей того же класса, что и старушка
"Джослин-Мари", - не покинули свой пост, держась поблизости от "Беса".
Этот отряд казался слишком малочисленным для встречи с врагом. Подумав об
этом, Джослин улыбнулась так, что на ее щеках появились ямочки. Мак
непременно напомнил бы, что "Джослин-Мари" почти в одиночку атаковала
"Левиафан". А теперь шансов на победу было в десять раз больше.


Вестовой с трудом пробился сквозь полуобрушившиеся коридоры от
аварийного мостика ко второму ангару. Джордж последовал за ним извилистым
путем, через импровизированные шлюзы, замусоренные коридоры и обгоревшие
отсеки. Его глазам представилось мрачное зрелище. Джордж был потрясен,
увидев плавающие в коридорах трупы. Их юные, искаженные болью и
безжизненные лица вглядывались в него из вакуума. Термин "смертельные
случаи" был слишком уклончивым, сухим обозначением всего этого ужаса,
приемлемым названием кошмарных кусков мяса, которые некогда были людьми,
не успевшими вкусить жизнь во всей полноте. Джордж еще никогда не видел
трупы погибших в бою. Впервые он вскипел гневом на гардианов и познал
первый урок ненависти. Зачем им это понадобилось?
Война в космосе, битвы между космическими кораблями до сих пор
оставались лишь теоретической возможностью - до появления гардианов.
Джордж считал космические войны игрой, чем-то вроде шахмат, где аккуратно
помеченные фигурки кораблей передвигаются по экрану. Но трупы, плавающие
по коридорам "Беспощадного", свидетельствовали о реальной сущности войны,
о подлинной смерти. Происходящее отличалось чрезмерным реализмом. Мрачный
пожилой офицер с трудом поспевал за своим молодым провожатым.
Аварийный пульт пребывал в идеальном состоянии, порядок и чистота здесь
казались неестественными. Там и сям перед открытыми панелями доступа
работали техники, приглушенно переговариваясь, соединяя провода, считывая
показания, перебирая клавиши. Резервная команда мостика наконец пробралась
по коридорам и заняла свои посты, задействовала аварийные системы, привела
дела в порядок и постепенно возвращала корабль к жизни. При этом операторы
действовали с флегматичностью истинных британцев перед лицом опасности.
Внезапно осветился главный экран, на мгновение показав беспорядочную
мешанину, которая тут же исчезла, сменившись точным представлением
тактической ситуации. Аккуратно помеченные фигурки передвигались по
экрану. Джордж уселся в капитанское кресло, но опомнился и пересел в
кресло помощника. Кресло капитана должно было остаться свободным - в знак
памяти всех офицеров, погибших в первые тридцать секунд атаки. Джордж
ощутил странное беспокойство и неуверенность. Вся эта размеренная,
спокойная, деловитая деятельность, это воплощение невозмутимости казалось
ему каким-то уродством, не слишком убедительным прикрытием ужасов войны.
Трупы в коридорах... Он потряс головой и начал разбор ситуации.
Радар "Беса" и пассивные детекторы вновь заработали. Были исправны по
крайней мере два из четырех лазерных орудий. Уцелела половина пусковых
установок для торпед, и "рыбы" тоже оставалось достаточно - хотя это
давнее жаргонное выражение не очень-то подходило к торпедам, которым
никогда не приходилось попадать в воду. В общем, "Бес" подавал все
признаки жизни и еще мог вести борьбу.
С двигателями дело обстояло сложнее. Все они были в порядке и
предположительно готовы к действию, но только половина из них была
обследована, проверена и одобрена старшим механиком.
- Рулевой, застопорить все главные реактивные двигатели. Подготовиться
к маневрированию при использовании двигателей нечетных номеров. Если
какой-нибудь из них не сработает, отменить включение и перейти на четные
номера. Плохие новости лучше узнавать раньше, чем позже.
- Слушаюсь, сэр.
- Проложите курс прямо от солнца, как можно ближе к орбитальной
плоскости. Ускорение один "g". Радист, передайте этот курс и ускорение
сопровождающим судам и прикажите им держаться на безопасной дистанции для
запуска двигателей. Свяжитесь с командиром группы фрегатов. Пусть один
фрегат останется на прежней орбите и поддерживает связь с "Беспощадным" по
лазерному каналу.
- Да, сэр.
- Оператор приборов поиска, подключитесь к системам связи оставшегося
фрегата и всех орбитальных станций. Передайте им приказ использовать
активный радар с мощной и частой пульсацией при максимальной дальности и
охвате. Передайте всем частоту пульсации. Воспользуйтесь нашим активным
радаром, пока не начался маневр, а затем отключите его и продолжайте вести
пассивное наблюдение. Принимайте всю информацию с радара оставленного на
орбите фрегата. Включите оптические системы и проведите поиск вспышек
реактивных двигателей. Рулевой, выходите на курс и приготовьтесь
осуществить маневр через четыре минуты.
- Отсчет начался. Четыре минуты до отключения главных двигателей.


- "Альберт-5" вызывает "Альберт-лидера".
Нажав кнопку, Джослин отозвалась:
- "Альберт-лидер" слушает. Что у тебя, Мадлен?
- Командир, может, я совсем тупая, но я ничего не понимаю. Зачем
гардианам понадобилось швырять в нас камнями - предупреждая, что они скоро
появятся?
Джослин вздохнула.
- Начнем с того, что перелет к звездной системе требует времени - а из
режима С2 нельзя выходить слишком близко к звезде или в другом месте, где
гравитационное поле слишком мощное, и потому приходится выходить в
нормальный космос на расстоянии миллиона километров от курса. Иначе можно
оказаться прямо на звезде или же понадобится двигаться со скоростью, в
сотни раз превышающей возможную. Потому гардианы должны войти в систему
Британники на расстоянии ста пятидесяти миллионов километров от самого
Эпсилона Эриданы. Их еще нет здесь, но они направляются к нам.
- А весь этот каменный дождь - только диверсия, попытка заранее
запугать нас?
- Верно. Должно быть, они запустили камни с таким расчетом, чтобы удар
пришелся на то время, когда мы заметим их. Но даже после их обнаружения
пройдет несколько дней, прежде чем оба флота сблизятся настолько, чтобы
начать стрельбу.
Мадлен Мадсен вздохнула, подумала и вновь заговорила.
- Мне кажется, - робко произнесла она, - война должна быть гораздо
проще, если для того, чтобы вступить в нее, не требуется долгих перелетов.
- Ты снова ошиблась, Мадди, - вмешался еще один голос. - Все это -
только классическая версия проблемы времени, с которой всегда сталкивались
мобильные силы.
- Арти, но разве в этом дело? Кто-то непременно должен был перечитать
конспекты по космической стратегии.
- Полегче, Мадди, кое-кто из нас знает их назубок.
Джослин перестала прислушиваться к этой добродушной перепалке. Она была
необходима - чтобы сбросить напряжение, избавить пилотов от скуки и
страха.
Еще один камень приближался прямо к "Бесу". Выстрелив из главного
лазера, Джослин превратила его в пыль и пожалела о том, что битва
откладывается на неопределенный срок.



13


КЕВ "Беспощадный". Орбита удаления от планеты Британника

На "Беспощадном" застопорили двигатели нечетных номеров. Ожидание
затягивалось. Джордж попросил приготовить чай и уставился на экран. "Бес"
вышел на стабильную солнечную орбиту на высоте семисот тысяч километров от
Британники. Фрегаты, вспомогательные суда фрегатов и "Вомбаты" рыскали
вокруг "Беса".
Остальной флот терялся в солнечном сиянии, едва различимый даже с
такого расстояния - не более нескольких миллионов километров.
Джордж вспомнил еще об одном деле, о котором до сих пор не находил
времени подумать.
- Соедините меня по секретному каналу с "Маунтбаттеном", - приказал он.
Для этого потребовалось некоторое время, но наконец лазерный луч коснулся
"Маунтбаттена", и оттуда пришел ответ:
- Пемброк слушает. Жду ваших сообщений.
Корабли находились на значительном расстоянии, и диалог в реальном
времени между ними был невозможен. Лазерному лучу понадобилось около
десяти секунд, чтобы донести слова Пемброка до "Беса", и столько же
времени ушло на доставку ответа.
- Говорит Томас. До вас было трудно добраться - значит, вы заняли
удачную позицию. Оставьте этот канал для приема информации наших систем
поиска. Мне необходим небольшой, но быстрый фрегат из флота. Ему придется
в обратном порядке пройти по курсу выпущенных камней, обнаружить, откуда
они были запущены, попытаться найти и уничтожить акселератор. Для нас
важно сейчас вывести его из строя. Первоочередная задача фрегата -
обнаружение оружия противника, но лучше пусть откажутся от попытки
уничтожить его, если она будет сопряжена со слишком большим риском. Может
быть, после первого удара акселератор вышел на новую позицию, но
обнаружить его вполне возможно. Как только мы найдем акселератор, мы
уничтожим его, когда пожелаем. И наконец, последнее: если "Беспощадный"
или я погибнем, командование флотом придется взять на себя вам. Я
настоятельно советую вам начать обдумывать тактику в случае такого исхода.
Конец связи.
Прошло четыре часа после первой атаки. Вражеский флот уже давно
следовало бы обнаружить. Гардианы либо не рассчитали время, либо
переоценили способность флота Британники к обнаружению кораблей
противника. По крайней мере, флот избавился от дождя каменных глыб. С
фрегатов и станций еще сообщали о появлении камней, но пилоты уже
приноровились сбивать их, не подпуская к цели. Больше часа ни один из
камней не пролетал близко от кораблей.
- Капитан, радаром был зафиксирован неопознанный объект, - спокойно
объявил офицер, управляющий пультом поиска.
Мгновенно приглушенный ропот голосов в помещении стих.
- Радист, передавайте все, что будет происходить в этом отсеке, на
"Маунтбаттен" по скрытому лазерному каналу - вместе со всей информацией с
пульта поиска. Оператор систем поиска, докладывайте подробно.
- Последний импульс вернулся с очень слабым сигналом, который вскоре
повторился уже сильнее. Координаты - минус ноль градусов девять минут
земной координатной широты и сто семьдесят три градуса четыре минуты
земной координатной долготы. Отправлен запрос пассивным наблюдательным
системам на борту "Маунтбаттена" и других кораблей, им предложено провести
поиск в точке с указанными координатами и отправить информацию на
"Беспощадный" для обеспечения параллакса. Вернулись третий и четвертый
импульсы. Цель быстро приближается к Британнике. Насколько можно судить по
нескольким импульсам, скорость объекта чрезвычайно высока, но пока
неопределима.
- А данные оптических и спектральных систем? - спросил Томас.
- Поскольку оптических данных нет, мы не можем предоставить и
спектральных показаний, сэр.
- Значит, они еще не запустили двигатели. Вскоре покажется реактивный
хвост, это уж наверняка. Радист, передайте на "Маунтбаттен" приказ начать
маневры при малых мощностях. Пусть уводят флот под прикрытие солнца.
Рулевой, разверните корабль носом к цели - в ширину он гораздо меньше, чем
в длину. Подставим противнику наименьшее поперечное сечение. Радист,
воспользуйтесь скрытым лазерным каналом и повторите приказ всем судам
прекратить радиосвязь - всю, кроме лазерной. И пусть держат лазерный луч
минимальным. Теоретически лазерную связь нельзя обнаружить, но не стоит
слишком широко полагаться на теорию. Центр наблюдения... лейтенант
Мак-Край, если не ошибаюсь? У вас есть что-нибудь новое?
- Жду данных с "Маунтбаттена", сэр. Значительных изменений в движении
объекта не произошло. Дистанция уменьшается, вскоре у нас будет достаточно
данных для допплеровских вычислений, но пока еще слишком рано.
- Сэр! - вмешался радист. - Получен лазерный сигнал с "Маунтбаттена".
Они осуществили маневр и докладывают о небольших коррекциях курса. Они уже
почти вышли на позицию.
При этих словах Джордж позволил себе еле заметно улыбнуться. Он
оказался предусмотрительным, отправив подальше основной флот. Помедлив, он
вновь вызвал на экран отображение стратегической ситуации. Если не
вдаваться в подробности, весь флот выстроился в линию: "Маунтбаттен" и
остальные корабли на расстоянии миллиона километров в сторону солнца от
орбиты Британники, затем сама Британника, а еще дальше, справа от планеты,
- "Бес" и его эскорт. Если взглянуть еще дальше вправо, на неизвестном
расстоянии находился пока не опознанный объект, предположительно - флот
гардианов. Отсюда он и должен был появиться, выбрав кратчайшее расстояние
от точки прибытия в систему до планеты. Так и произошло. Джордж опять не
прогадал.
- Сэр! - позвал его Мак-Край. - Поступил запрос с "Маунтбаттена" - они
просят, чтобы мощные радарные установки с орбиты Британники переключили
импульсы со сферического режима поиска на узкий луч с центром в
неопознанном объекте.
- Откажите им. Так мы узнаем лишь некоторые подробности, в которых пока
не нуждаемся, и дадим им понять, что мы их заметили. Продолжайте поиск в
сферическом режиме. Придется пока удовлетвориться прежними данными.
- Слушаюсь, сэр. Мы получили данные по параллаксу с "Маунтбаттена".
Приблизительная дальность с учетом уточнения - тридцать миллионов
километров. Определение скорости затруднено - объект движется прямо на
нас.
- На это они и рассчитывали - что дальность действия наших радаров
ограничена тридцатью миллионами километров. По-видимому, они точно
осведомлены о нашем оборудовании. - Джордж набрал по внутренней связи код
офицерского камбуза. - Говорит капитан. Пришлите сюда стюарда с кофе и
бутербродами. Нам придется еще немного подождать, и голодать нет смысла.


Со всего корабля стали поступать сообщения. Как и предполагалось, в
первом ангаре не уцелело ни одного человека. Там было обнаружено 157
трупов, а из лазарета сообщили еще о ста смертельных случаях и двухстах
несмертельных. Несколько носовых отсеков были еще отрезаны от коридоров
корабля вакуумом, и там наверняка было еще больше убитых и раненых. Из
экипажа корабля в тысячу сто человек около семисот пятидесяти были в
порядке и находились на боевых постах.
Ремонтные бригады не прекращали работу. Обходные цепи, аварийные
системы, заново смонтированные устройства были подключены и пребывали в
действии. Обломки убрали и либо выбросили за борт, либо сложили в третьем
ангаре для дальнейшей починки или использования. В коридорах устранили
пробоины и восстановили давление. Большая часть вооружения корабля тоже
была готова. "Бес" мог летать и сражаться, и Джордж был удовлетворен этим.
По его представлениям, остальной флот Британники сейчас подвергался более
страшной опасности, чем "Бес", ибо нет большей опасности для флота, чем
лишиться сразу всех опытных командиров. Такую опасность не устранила бы ни
одна ремонтная бригада. Понадобились бы годы, возможно, жизнь целого
поколения, чтобы избавиться от последствий катастрофы. Слава Богу,
премьер-министр и его кабинет отклонили приглашение на торжество.
Теперь премьер-министру, правительству да и всей планете оставалось
лишь томиться в неизвестности. Радиосвязь с планетой прервалась в самом
начале атаки. По-видимому, у гардианов имелась чертовски осведомленная
разведка, и это подразумевало, что вся информация, передаваемая на
планету, так или иначе попадала в руки противников - либо через
электронные подслушивающие устройства, либо благодаря помощи старомодных
шпионов. Гражданское население, привыкшее к мирной жизни, да еще на
столичной планете, изобилующей сплетнями, было просто находкой для
шпионов. И потому флот не осмеливался отправить сообщения о предстоящей
битве.
Вероятно, на планете царил больший испуг, чем здесь, в космосе. По
крайней мере, экипажи кораблей знали, что им предстоит.


Тридцать миллионов километров - незначительная цифра. Не поддающаяся
воображению в повседневной жизни, но в масштабе межсистемных перелетов -
ничто. Расстояние, пролететь которое можно быстрее, чем успеешь выговорить
"тридцать миллионов километров".
Центр наблюдения определил скорость флота гардианов - двести
восемьдесят два километра в секунду, или чуть больше миллиона километров в
час. Резвый аллюр, и все-таки гардианам понадобится тридцать часов, чтобы
достичь Британники, если при этом они не сбросят ускорение.


Отряд истребителей "Альберт" закончил патрулирование. Посадка отряда
была не менее торопливой, чем вылет, и это вполне устраивало Джослин. Она
мечтала, чтобы рабочие ангара поспешили разместить истребители, запечатать
ворота ангара и восстановить давление. Джослин не терпелось перекусить и
выспаться, пока не поднялась очередная тревога и ей не пришлось вновь
бежать к своему "Супервомбату".
К ее крайнему удивлению, никаких задержек не произошло, и ангар был
запечатан в рекордно короткий срок. Джослин открыла кабину, выбралась из
корабля и уже схватилась за поручни трапа, когда заметила окружающее ее
ошеломленное молчание.
Только тут она вспомнила, на что сейчас похожа. Ее длинные волосы цвета
меда сбились в спутанный клубок в сетке, она была босиком, погубленное
вечернее Платье, разорванное при неудачной попытке забраться в кабину
истребителя, почти не скрывало ее тело. Несомненно, аккуратный и искусный
макияж расплылся от пота, размазался и превратил лицо в кошмарную маску.
Джослин густо покраснела, но тут же рассмеялась над собой и направилась
дальше.
- Знаете, ребята, таращиться вот так попросту невежливо, - громко
произнесла она рабочим ангара и заспешила в столовую. Времени ей
оставалось только перекусить и вздремнуть.
Но не успела Джослин сжевать бутерброд и выпить чашку кофе, как динамик
в столовой заквакал, срочно вызывая ее в помещение аварийного мостика.
Джослин выругалась и бросилась к себе в каюту. Ей понадобилась всего пара
минут, чтобы переодеться в летный комбинезон: аварийный пульт управления
кораблем был неподходящим местом для дамы в остатках вечернего платья. С
вожделением взглянув на койку, Джослин уже подумала о десятиминутной
задержке, но сочла ее невозможной.
- О долг! - произнесла она, обращаясь к пустой каюте и закалывая волосы
на затылке. - Твое имя - недосыпание...
Подумав, она решила все-таки смыть остатки макияжа, но задержаться,
чтобы принять душ, так и не осмелилась. Вытерев лицо, она направилась по
коридору к помещению аварийного пульта.


- А, командир! Добро пожаловать на мостик вне мостика, -
поприветствовал ее Джордж. - У нас возникли некоторые сложности, но все
уже позади. Я хочу, чтобы вы ознакомились с тактической обстановкой и
сказали, как, по-вашему, намереваются поступить гардианы.
- Еще раз здравствуйте, капитан, - отозвалась Джослин. - Сейчас
посмотрим... - После долгого изучения схемы на экране она нахмурилась. -
Полагаю, их обнаружил активный радар с орбиты Британники. Значит, мы не
выдали себя. Гардианы еще не посылали импульсы, разыскивая нас, верно?
- Да, вы правы.
- Значит, они нас еще не засекли. Даже с такого расстояния. Но они
заметили импульсы, посланные с орбитальных станций Британники.
Предположительно радары Британники некоторое время следили за ними, но
сигналы были сильны лишь настолько, чтобы выявить приближающиеся объекты.
Они знают, что вскоре мы их обнаружим, но не уверены, что мы их до сих пор
не заметили.
- Верно, - подтвердил Джордж.
- Вот как? Поздравляю, если вы настолько уверены в этом. От этих игр
типа "они знают, что мы знаем, что они знают..." у меня всегда голова идет
кругом. Но так или иначе, положение требуется обдумать. Они будут
вынуждены предположить, что после атаки камней мы совершили маневр. Они
знают, что мы попытаемся спрятаться, и потому будут искать нас...
Джослин задумалась, не сводя глаз с экрана радара.
- Командир службы наблюдения, если бы у вас было самое лучшее
оборудование - оптическое, инфракрасное и так далее - и вы не пользовались
бы активным радаром, на каком расстоянии вы смогли бы заметить "Беса",
который решился бы удрать?
Только когда "командир" службы наблюдения повернулся в кресле и
усмехнулся ей, Джослин впервые увидела, что это совсем юный лейтенант.
Видимо, настоящий командир был мертв, ранен или попал в ловушку в
каком-нибудь из отрезанных отсеков. Сейчас же перед пультом систем
наблюдения сидел еще не обстрелянный добродушный на вид парень с яблочным
румянцем на щеках, черноволосый, кареглазый, с редкими зубами - слишком
молодой, чтобы понять, какая ставка сделана в игре.
- Видите ли, мэм, если вы имеете в виду ситуацию, подобную нынешней...
"Беспощадный" повернут к объекту носом, наименьшим сечением, и это во
многом помогает. К тому же солнце светит противнику в глаза и создает
фоновые шумы. Кроме того, имеется обратное отражение лучей с Британники,
которое мы можем принять, но не в состоянии расшифровать. И потом,
сигналы, которые я получаю, очевидно, исходят от множества небольших
кораблей, у которых скорее всего нет на борту мощных приборов для
наблюдения. Я бы назвал десять миллионов километров в качестве верхнего
предела. Но почему бы им не использовать активный радар - ведь они засекли
наш импульс, - и они бы узнали, что мы знаем, где они находятся, и
тогда...
- Избавьте меня от догадок, кто и о чем знает, - перебила Джослин. -
Даже если бы импульсы радара в их сторону продолжались, мы не смогли бы
поймать ответные сигналы, потому что до сих пор они были слишком слабыми.
Они не знают точно, когда мы обнаружим их, потому не могут быть уверены,
что мы уже их обнаружили. Возможно, нам удастся обвести их вокруг пальца.
У вас хватит данных, чтобы построить проекцию курса и следить за ними
оптическим способом?
- Да, мэм. Разумеется, нельзя по-настоящему увидеть корабли, пока они
не начнут маневрировать, но отсутствие реактивных вспышек подскажет нам,
что они не меняют курс. Такой метод позволит следить за ними.
Джослин ненадолго задумалась.
- У Британники еще появляются камни, верно? Предположим, мы переведем
все наши радары в режим узких лучей и направим туда, откуда прилетают
камни. Где-то в этом районе находится наш фрегат, которому было приказано
обнаружить линейный акселератор. Мне кажется маловероятным, чтобы гардианы
смогли проследить запуск фрегата. И здесь мы вновь приходим к рассуждениям
"мы знаем, что они не знают", но они не смогут узнать, что этот фрегат
послан нами. Они могут подумать, что мы сочли один из грузовых кораблей их
штурмовиком. Гардианы поймают отражение луча радара от этого корабля,
увидят, в каком районе мы ведем поиски. Мы можем действовать так, словно
только что заметили фрегат, не зная, что он наш, и начать интенсивное
наблюдение за ним. Они подумают, что мы ждем их с той же стороны, откуда
появились камни.
- И это заставит их думать, что сам флот мы еще не заметили. Таким
образом мы спровоцируем их не использовать радар, так что они нас не
найдут, - со смехом договорил лейтенант, выказывая явное чувство юмора. -
И как только они начнут тормозить - а им придется тормозить рано или
поздно, - я немедленно увижу реактивные хвосты. Это должно подействовать.
Джордж улыбнулся.
- Отправьте приказания на пульты управления радаров станций вокруг
Британники. Но ничего не объясняйте - просто распорядитесь изменить
направление и режим работы радаров. Даже если нас кто-нибудь подслушает,
это лишь вконец запутает гардианов.
- А я и сам уже вконец запутался, - еле слышно пробормотал радист,
устанавливая связь.


Часы тянулись изнуряюще медленно, ситуация почти не менялась. Флот
гардианов постепенно приближался - или, по крайней мере, компьютерная
проекция курса свидетельствовала, что враг по-прежнему движется прямо на
"Беса". Лейтенант Мак-Край нервничал все сильнее. Он знал, что гардианы
должны находиться там, где показывает их положение компьютер, знал, что
приборы засекут вспышку реактивных двигателей в момент начала маневров, но
втайне не верил этому.
Командир Ларсон осталась на мостике, обсуждая планы с капитаном Томасом
и поглядывая на тактическую схему. Согласно показаниям компьютера,
гардианы приближались с прежней скоростью. До них оставалось двадцать
миллионов километров. Восемнадцать. Пятнадцать. Десять. Изменение цифр ни
на кого не производило впечатления.
Мак-Край изнывал от скуки, усталости, беспокойства, нетерпения,
возбуждения и испуга - от всех эмоций сразу. Втайне он уже не раз пожелал
гардианам провалиться. Они должны были начать тормозить, иначе могли не
остановиться вовремя. Возможно, их корабли неисправны или же расчеты были
ошибочными...
Ему понадобилось целых десять секунд, чтобы осознать только что
увиденное на экранах.
- Сэр, мэм! Реактивные вспышки! Они начали торможение!
- Так я и думала! Теперь вам не понадобится активный радар, лейтенант,
- заметила командир Ларсон. - Докладывайте подробности по мере их
выяснения.
- Слушаюсь, мэм. Я насчитал не менее пятидесяти вспышек. Пятьдесят
кораблей различного размера. Через несколько минут я смогу сообщить вам их
массы и ускорение. Судя по вспышкам, расстояние до них приблизительно семь
миллионов километров.
Джослин прошла к пульту систем наблюдения, склонилась над плечом
Мак-Края и всмотрелась в прибывающие на экран данные. Флот гардианов шел
точно по проложенному курсу - компьютер не ошибся в расчетах. И гардианы
ни разу не воспользовались радарами: трюк с фрегатом сработал!
- Капитан, - позвала командир Ларсон, - судя по используемой ими
мощности, вспышки их собственных двигателей создают помехи для приборов
наблюдения. Нам повезло - это поможет нам остаться невидимыми еще
некоторое время.
- Я тоже очень на это надеюсь. Лейтенант Мак-Край, выскажите мнение на
основе своего богатого опыта: могут ли они что-нибудь разглядеть сквозь
плазму выхлопов?
- Сэр, пока они сбрасывают ускорение, они не смогут обнаружить нас -
каким бы ни было расстояние, - отозвался Мак-Край. - Их реактивные выхлопы
создадут шумы и для радаров, и для приборов визуального наблюдения -
вплоть до инфракрасных.
- Забавно... Значит, у нас может хватить времени на организацию
почетной встречи гостей. Радист, соедините меня с "Маунтбаттеном". Если
план не подействует, они будут предоставлены самим себе. Командир
эскадрильи, отзывайте обратно все истребители. Примите их на борт для
перезаправки и осмотра. Подготовьте корабль к маневру и установите
лазерную связь с командирами фрегатов. Командир Ларсон, что, по-вашему,
станут делать наши гости дальше? Можем ли мы извлечь какой-нибудь урок из
их нападения на Новую Финляндию? - осведомился Джордж.
- Никакого, сэр. Прежде они ничего подобного не предпринимали.
- Тогда я буду рад услышать ваши соображения.
- Видите ли, сэр, - осторожно начала Джослин, - будь я на месте
адмирала гардианов, я направила бы флот прямо к Британнике и
воспользовалась для маневра ее гравитацией, а также провела поиск,
находясь на орбите планеты. Я попробовала бы уничтожить радары противника.
Возможно, я даже предприняла бы очень краткую, символическую атаку на
планету - чтобы вызвать противника на ответные действия. Это единственный
недостаток в вашем тактическом плане - флот покинул планету в самый
неподходящий момент, а она должна обороняться. Но, по крайней мере,
"Маунтбаттен" и остальной флот заняли выгодную позицию. Он может быстро
преградить противнику путь. Гардианы знают, что флот должен отреагировать
на их появление, и, вероятно, у них есть множество запасных планов,
построенных в зависимости от предполагаемых действий нашего флота, хотя
что это за планы, не могу сказать. Но есть одна вещь, которую бы не
отказалась узнать: как, черт возьми, они собрались сматываться отсюда? Им
понадобится затормозить, чтобы вступить в бой с нами, но тогда им придется
мгновенно набрать ускорение, чтобы покинуть систему и оторваться от
преследования. На это уйдет уйма топлива.
- Гм... верно. Очень хорошо. - Джордж нахмурился. - Мак-Край, у вас
есть что-нибудь еще?
- Совсем немного, сэр. По мере приближения противника мне удается
уточнять детали его движения. Поскольку теперь мы знаем дальность объекта
и температуру реактивных выхлопов, эти цифры позволяют нам вычислить
мощность двигателей. Мы только что перешли на оптическое наблюдение. Это
дает возможность определить изменения скорости, и допплеровская формула
подтверждает цифры. Они замедляют ход при одном "g". Подставляя один "g" в
выражение для температуры двигателей, получаем мощность двигателей, и это
помогает нам узнать то, что нам действительно необходимо, - массу
кораблей.
- Вы совершенно правы, но масса кораблей - лишь одна из множества
вещей, которые я хотел бы узнать. Ну, так что же?
- Прошу прощения, сэр. Сейчас я могу насчитать пятьдесят пять отдельных
объектов. Пятьдесят имеют одинаковую массу, примерно вдвое превосходящую
массу наших фрегатов. Очень приближенно можно утверждать, что экипаж таких
кораблей составляет двадцать - тридцать человек, возможно, на них имеется
тяжелое вооружение.
- А еще пять кораблей?
- С ними гораздо труднее. Температура выхлопов у них у всех
различается, она гораздо выше; это означает, что двигатели действуют почти
на полной мощности. Похоже, в этом случае двигатели малой мощности
используются на крупных кораблях - и показания спектроскопических сканеров
свидетельствуют о загрязненности выхлопов, словно эти двигатели стары,
изношены, а дюзы успели сплавиться от реактивного пламени. Масса этих пяти
кораблей в десять раз превышает массу остальных.
Джослин вскинула голову:
- Дайте-ка мне взглянуть на эти цифры, лейтенант.


Джордж предоставил молодым помощникам обсуждать технические моменты, а
сам задумался о собственных действиях. Он намеревался пустить "Беса" прямо
по курсу гардианов, скрытых блеском солнца и шумовыми эффектами торможения
вражеского флота. План был рискованным. Он не мог не вспоминать о системах
наблюдения, способных видеть сквозь реактивные вспышки, - в Лиге такие
приборы пытались разработать еще много лет назад. Кроме того, подобный
маневр был использован против гардианов в системе Новой Финляндии. Но
гардианы могли извлечь из прошлого хороший урок. Они могли на краткое
время застопорить двигатели - только чтобы провести поиск, причем в самый
неожиданный момент. Кроме того, имелся риск, что "Бес" попадет прямо в
пламя приближающегося корабля, но при надежном рулевом эта опасность
уменьшалась. Джордж пожал плечами. Командирам боевых кораблей платят вовсе
не за сверхосторожность.
Реальную же опасность представляло то, что гардианы твердо знали: они
приближаются невидимыми и потому готовы ко внезапной атаке. Наверное, они
ждут этой атаки с минуты на минуту, и это соображение нельзя сбрасывать со
счетов. Они не знают, где, когда и как нападет на них противник, не знают,
какой будет численность его кораблей. Насчет этой численности Джордж
принял решение уже несколько часов назад: с задачей по силам справиться
"Бесу", его истребителям и фрегатам.
Но основной вопрос состоял вот в чем - когда начать атаку. Джордж
перебирал в уме доводы за оттягивание удара и доводы против него - не
стоило подпускать противника к самой орбите Британники. Постепенно Джордж
склонялся к тому, что атаку надо начать как можно раньше, хотя бы для
того, чтобы дать экипажу психологическую поддержку, шансы нанести ответный
удар. Его люди слишком долго ждали, изводясь от беспомощности и страха.
Чем раньше они займутся делом, тем лучше. Повернувшись к экрану, Джордж
начал перебирать варианты - искал преимущества одного курса перед другим,
выбирал точку перехвата, скорости, затраты топлива, мощность двигателей...
- Прошу прощения, сэр Джордж.
- Да, командир Ларсон? - Старый капитан от неожиданности вздрогнул. - У
вас что-нибудь новое?
- Возможно, сэр. У меня создалось впечатление, что пять самых крупных
кораблей - танкеры с топливом, на которых имеется лишь самый необходимый
экипаж. Мы только что получили оптические показания, и луч, отраженный от
реактивных вспышек, показал, что пять крупных объектов огромны, даже для
своей массы - это доказывает, что их груз имеет небольшую плотность.
- Такую, как у жидкого водорода, - чтобы заправить доверху баки
остального флота, когда понадобится удирать! - договорил Джордж. -
Великолепно! Эта идея вполне убедительна. Корабли войдут в систему,
совершат налет, перезаправятся и удерут сломя голову. Нам надо что-нибудь
предпринять. Дайте-ка мне минутку подумать... - Джордж задумчиво потер
подбородок. - У нас девять фрегатов, - наконец произнес он. - По двое они
могут атаковать танкеры, а отряд "Альберт" отправится вместе с последним
фрегатом.
- Все это хорошо, сэр, но есть еще одно обстоятельство: двигатели
танкеров, по-видимому, работают почти при максимальной температуре, а их
спектры предполагают, что эти двигатели уже стары и изношены. Вот об этом
я и хотела подумать. Нет смысла ставить новые двигатели на корабли,
которые можно пустить в расход.
- Что же вы предполагаете?
- Что двигатели не настолько надежны, какими могут показаться. Надо
обдумать, стоит ли стрелять из лазерных орудий "Беса" в танкеры с большого
расстояния. Если повезет, двигатели перегреются и взорвутся...
- ...лишив танкеры возможности затормозить, и тогда они пролетят сквозь
систему и исчезнут в неизвестном направлении, оставив остальной флот
противника без топлива, необходимого для возвращения домой! Джослин, ты
воистину принадлежишь к нашему клану. Только кровной родственнице Томаса
мог прийти в голову такой трюк! Мы поступим по-твоему, а потом поиграем в
кошки-мышки с остальными кораблями.


"Беспощадный" совершал маневр во второй раз за пятнадцать часов после
атаки каменного дождя. Джордж выбрал весьма незначительное ускорение пять
метров в секунду, двухчасовой запуск двигателей и проложил курс, который
уводил "Беса" как можно дальше от предполагаемого курса гардианов. После
этого Джордж еще раз проверил тактическую обстановку. "Бесу" предстояло
перехватить флот гардианов на расстоянии шестисот тысяч километров от
Британники - при условии, что противник не заметит их заранее.
- Оператор наблюдения, я хочу знать любые признаки того, что они могли
нас заметить - изменения курса, маневры, - обратился Джордж к лейтенанту.
У "Беса" было одно огромное преимущество: он уже часами следил за
противником, зализывая раны и тщательно планируя контратаку. Гардианы
ожидают каких-нибудь действий со стороны противника, но у них будет всего
несколько секунд, чтобы сделать анализ этих действий и найти им достойный
ответ.
- Слушаюсь, сэр.
Двигатели застопорили, корабль вернулся к нулевой перегрузке. Фрегаты
держались поблизости.
Джордж обдумывал свой план. Оба флота должны были пройти мимо друг
друга с относительной скоростью около 105 километров в секунду. Танкеры
гардианов держались в арьергарде флота, и это означало, что времени
нанести по ним удар будет немного, прежде чем гардианы выйдут на
траекторию "Беса". Джордж приказал развернуть корабль кормой в направлении
полета - как только "Бес" пройдет мимо флота гардианов, придется набирать
скорость, соответствующую скорости противника.
Расчеты лазерных орудий получили приказ ждать наготове, следя за
мишенями. Лазеры могли подействовать эффективно с расстояния не более
десяти тысяч километров - значит, чтобы нанести удар по танкерам,
оставалось всего полторы минуты. Джордж приказал выбросить за борт весь
мусор и обломки, рассеяв его широкой полосой. Если повезет, какой-нибудь
из кораблей гардианов получит повреждение. Использованным пластиковым
стаканом, выброшенным со скоростью 105 километров в секунду, можно
разнести корабль на куски.
Джордж оглянулся на Джослин - ее вид доставлял ему утешение, только с
ней он, капитан, мог свободно поговорить. Но Джордж тут же вспомнил: ей
пора готовить к вылету истребитель и проверять готовность своего отряда.
Только тут у Джорджа всплыла мысль о том, что вскоре начнется настоящий
бой, а его племянница окажется на передовой. Возможно, больше он никогда
не увидит Джослин. Мысленно Джордж пожелал ей удачи: спасти ее он сможет,
лишь как следует выполняя собственную работу. Он уже сделал все, что мог.
Пришло время вновь ждать. И выпить еще одну чашку чая.


Все восемь отрядов истребителей вновь совершили вылазку за час до
перехвата. Они заняли позицию рядом с "Бесом", приготовившись к действиям.
Фрегаты тоже выпустили по три вспомогательных судна. Все ждали сигнала к
атаке.
Время тянулось все медленнее, изматывая ожидающих, но в какой-то момент
оно побежало слишком быстро.
- Эффективная дистанция для лазеров будет достигнута через три минуты,
- объявил офицер по оружию.
Джордж нервно забарабанил пальцами по подлокотнику кресла.
- Две минуты, - произнес Мак-Край. - "Беспощадный" и истребители прошли
на достаточном расстоянии от реактивных вспышек кораблей противника.
Отлично. Теперь, если эти ублюдки не сменят курс еще несколько минут,
возможно, "Бесу" не грозит опасность быть расплавленным.
- Сэр, я только что заметил радарный импульс от флота гардианов! -
воскликнул Мак-Край. - Они нас заметили!
- Как же это вышло? Разве мы не учли чего-нибудь еще? - беспокойно
спросил Джордж. Если гардианы способны видеть сквозь реактивные хвосты,
Лиге предстоят серьезные неприятности.
- Нет, сэр. Это сработала примитивная система наблюдения. Они отправили
чертовски сильный импульс, чтобы проверить, каким он вернется, пройдя
сквозь пламя. На таком расстоянии он бесполезен: при нашей скорости
приближения у них не хватит времени отреагировать и провести маневр. Это
система предупреждения столкновений, только и всего.
- Отлично. Значит, и мы могли бы воспользоваться нашим активным
радаром. Лейтенант, поскольку они знают, где мы, уточните данные для
прицела.
- Да, сэр. - Мак-Край усмехнулся: он не меньше Джорджа был рад пустить
в ход приборы "Беса". Он уже извелся, сидя перед экранами мощных радаров
долгие часы подряд и не имея возможности воспользоваться ими.
- Осталась одна минута...
- Теперь-то мы и начнем, - заявил Джордж. - Выведите тактическую
ситуацию на главный экран.
Компьютеры "Беса" быстро построили схему расположения корабля,
противников и союзников. Россыпь аккуратно помеченных точек на экране.
- Всем четырем лазерным орудиям приготовиться к выстрелу по первой
мишени. Сосредоточенным огнем... пли! Оператор наблюдения, есть ли
изменения в движении танкера?
- Температура объекта быстро повышается. Вспышка! В нем что-то
взорвалось! Полагаю, двигатели или баки, - точно не знаю.
- Орудийный расчет, - скомандовал Джордж, - прицел на мишень два. Пять
торпедных залпов по первой мишени - двумя способами; без постоянного
ускорения и с ускорением, - Джордж ощутил, как заколотилось от возбуждения
его сердце. Значит, вот как это бывает! Впервые за свою долгую жизнь он
оказался в настоящем, тщательно распланированном бою.
Мак-Край словно спятил от радости, глядя на девять мониторов сразу.
- Дальность второй мишени значительно меньше. Замечены взрывы. Она уже
взорвалась! На этот раз все ясно - не выдержал двигатель.
Джордж повернулся к пульту управления орудиями.
- Рассредоточить огонь! Два орудия - прицел на третью мишень, два - на
четвертую. Запуск торпед по второй мишени, как приказано.
- Сэр, лазерный удар в нашу сторону! - перебил Мак-Край. - Они достигли
нас.
- Интенсивность удара?
- Приемлемая, к тому же прицел был неточным. Но могу поручиться: этот
удар - не последний. Взрывы, два взрыва! Третий и четвертый танкеры
взорвались!
- Приготовиться к стрельбе по пятой мишени.
Офицер за пультом управления орудиями покачал головой:
- Сожалею, сэр, пятая мишень находится вне досягаемости.
Джордж удивленно взглянул на тактическую схему на большом экране.
"Беспощадный" уже пролетел мимо флота противника.
- Черт побери! Немного же у нас было времени! Запуск торпед в третью,
четвертую и пятую мишени. Командир эскадрильи, находятся ли истребители на
безопасном расстоянии для маневра?
- Да, сэр.
- Рулевой, начинайте запланированный маневр.
- Слушаюсь, сэр. Корабль идет по курсу. Тридцать секунд до пуска при
трех "g".
- Радист, предупредите экипаж.
- Всему экипажу корабля! Приготовиться к перегрузке три "g" и
продолжительному маневру.
- Лейтенант, каковы потери флота противника?
- Пока еще рано судить об этом, сэр. Четыре из пяти танкеров выведены
из строя - либо взорваны, либо остались без двигателей. Все четыре не в
состоянии маневрировать. Наши торпеды еще преследуют их. Понадобится не
менее трехсот секунд, чтобы выявить попадания и промахи.
- А сам флот противника?
- Пока никаких перемен, сэр. Фрегаты и "Вомбаты" еще преследуют его.
- Десять секунд до перегрузки.
Теперь уже не было смысла использовать половинную мощность двигателей
ради безопасности. Двигатели либо выдержат, либо нет. В зависимости от
реакции гардианов перегрузка силой в три "g" затянется на три минуты или
три часа. Гигантские реактивные двигатели взревели, вдавив весь экипаж
корабля в кресла. "Бес" рванулся с места носом к солнцу, возвращаясь к
Британнике. Рано или поздно он должен был нагнать гардианов, но на время
был выведен из игры, а пока дело было за фрегатами и истребителями.
С того момента, как первый камень ударился в обшивку "Беспощадного",
прошло двадцать три часа.



14


Дальний космос. Звездная система Эпсилона Эриданы (Британника)

Пять "g" - это не шутка. Джослин вдруг пожалела о том, что не
переоделась в скафандр. Эта чертова штука предназначалась для больших
перегрузок, хотя и была не особенно удобной. Джослин терпеть не могла
перегрузки. Она пожелала, чтобы перегрузка кончилась, еще в тот момент,
когда началась. Но флот гардианов уже успел улететь далеко вперед, и
требовалось догнать его.
Корабли гардианов неслись к Британнике со скоростью восемьдесят
километров в секунду, продолжая торможение и с каждой минутой снижая
скорость.
Истребители "Беса" начали запуск двигателей, направляясь от планеты со
скоростью двадцать два километра в секунду. Теперь им предстояло сбросить
скорость, изменить курс, а затем набрать скорость, двигаясь в обратном
направлении и преследуя непрошеных гостей. Погоня обещала быть долгой.
Джослин наблюдала за флотом гардианов на экране радара. Теперь все
маски были сброшены, в ход пущены приборы наблюдения. Обе стороны точно
знали, где находятся их противники, отовсюду неслись импульсы на всех
частотах. Пока гардианы держали строй... нет, уже не держали.
- "Альберт-лидер" - всем звеньям: они рассредоточиваются. Половина
кораблей резко сбрасывает ускорение - почти при четырех "g". Они
выравнивают скорость согласно нашей чертовски быстро. Вторая половина
флота движется с прежней скоростью, в том числе и уцелевший танкер.
- Говорит "Альберт-4". Что будем делать, Джослин?
Джослин сверилась с показаниями приборов. Истребители и фрегаты еще
располагались в прежнем порядке и направлялись в сторону солнца со
скоростью двенадцать километров в секунду, находясь на расстоянии
полумиллиона километров от Британники. "Бес" виднелся далеко позади, он
только начинал набирать скорость, возвращаясь к планете.
- Ребята, им ни за что не хватит топлива. Если они захотят преследовать
нас, дадим им такую возможность. Всем кораблям застопорить все двигатели
через тридцать секунд по моей команде. Готово! Подпустим их поближе,
откроем стрельбу, а затем вновь запустим двигатели. После этого отправимся
к планете за второй командой. Если точно рассчитать время, мы как раз
окажемся рядом с "Беспощадным".
Джослин выключила двигатели вместе с остальными, радуясь предлогу
вернуться к невесомости. Пусть пилоты гардианов устанут до изнеможения от
больших перегрузок.
Но вторая команда, половина флота, движущегося за танкером... Будь
Джослин на стороне противника, она приказала бы второй команде застопорить
двигатели. Без торможения корабли гораздо быстрее достигли бы Британники и
ушли от "Беса". А от "Беса" стоило удрать. Но почему они продолжают
тащиться при одном "g"?
А, ясно! Потому, что, если они прекратят торможение, потом им
понадобится тормозить гораздо резче, наверстывая упущенное. А танкер едва
выдерживает такой аллюр. Гардианам необходим этот танкер. Это их последний
билет для возвращения к себе в систему.
Иными словами, танкер не в состоянии выдержать перегрузку больше одного
"g" - это стоило запомнить.


Младший лейтенант королевского флота Британники Мадлен Мадсен не
особенно интересовалась стратегией, хитрыми уловками или передвижениями
флота. Она помнила только об одном; двадцать пять больших вражеских
кораблей движутся прямо на нее, намереваясь ее сбить.
Ее интересовали только собственные боеприпасы, топливо, герметичность
скафандра и подвижность истребителя. Она хотела выжить, а для этого
следовало прорваться сквозь ряды гардианов и очутиться по другую сторону
от них. Просто, как арбуз.
Какая-то часть ее сознания никак не могла примириться с происходящим,
потому что Мадлен была просто пешкой, беспомощной фигуркой в чужих руках,
если, конечно, не считать того, что капитан Томас и командир Ларсон тоже
рисковали своей жизнью, а премьер-министр и генерал-губернатор могли
погибнуть, если гардианы начнут бомбить столицу. В том злосчастном ангаре
погибли почти все командиры флота. Они уже поплатились.
Ведь погибают не только пешки.
Мадлен пристально всматривалась во все экраны, мысленно повторяя
операции прицеливания, выстрелы, маневры. Все эти операции были заложены в
компьютер - на случай, если она вдруг погибнет, а истребитель останется
целым. Даже если ее выведут из игры, она заставит противника запомнить ее.
Конечно, компьютерная программа не могла импровизировать или реагировать
на неожиданности. Возможно, для всех заинтересованных лиц будет лучше,
если она, Мадлен, останется в живых.
Мадлен знала свою работу и понимала, что все эти планы, стратегия,
учебные занятия, имитация боя, подготовка, корабли, затраты, время, весь
этот проклятый флот был создан только для того, чтобы молодежь имела
возможность подраться. Вся путаница, суета, тяжеловесная бюрократическая
машина предназначались только для того, чтобы она, Мадлен, сейчас
оказалась здесь, сделала свой вклад в битву и выпустила несколько унций
металла во вражеские корабли.
Сейчас, вот в этот момент, она была бы рада, если бы бюрократическая
машина не сработала. Мадлен боялась, по-настоящему боялась погибнуть -
впервые за свою краткую жизнь.
Время потеряло свое значение. Она была готова, и теперь оставалось
только ждать. Гардианы мчались прямо на истребители. Мадлен выругалась:
они по-прежнему тормозили. "Вомбаты" двигались со скоростью менее пяти
километров в секунду относительно гардианов, и на такой скорости им
предстояло разминуться.
Для Мадлен бой начался внезапно. Первая мишень оказалась в пределах
досягаемости. Выпустив две торпеды, она стала ждать ответного удара. Вот
он, его зафиксировали одновременно радар и оптические приборы. Торпеда
неслась прямо на нее. Два орудия выплюнули стальные цилиндры весом в две
унции каждая широким веером. Выпустив пять тысяч зарядов, можно надеяться,
что один достигнет цели. Так и есть - яркая вспышка, и радар показал, что
торпеда теряет ускорение.
Но тут инфракрасная камера сообщила, что она вновь находится под
прицелом. Пора было изменить положение. Мадлен запустила главные
двигатели, набрав шесть "g" за десять секунд, развернулась на девяносто
градусов и задействовала вспомогательные двигатели, чтобы еще больше
запутать след. О Господи, с такого расстояния ее могут достать даже
лазером. Проведя пятнадцать секунд при перегрузке, она выключила двигатели
и дала противнику добрую дозу лекарства доктора Гэтлинга.
Но противник выиграл время, и она оказалась под прицелом с нескольких
сторон. Не задумываясь о курсе и мишенях, она вновь запустила главные
двигатели на полную мощность, набрала шесть "g" за три секунды, круто
развернулась и затормозила. Этот маневр поможет ей ненадолго исчезнуть с
экранов противника.
Пришло время осмотреться. Ей повезло! Мишень неподалеку тормозила,
направляясь прямо к ней, а пламя из ее дюз было видно невооруженным
глазом.
У Мадлен было две торпеды в защитных кожухах, которые могли некоторое
время уцелеть в реактивной вспышке. Пора проверить, подействуют ли они.
Она выпустила одну торпеду в хвост противнику, а затем сманеврировала,
обходя его и готовясь к очередному залпу обычной торпедой...
Нет, ей следовало уйти вверх! Мадлен не знала наверняка, хватило ли ее
торпеде времени нанести удар. Но Боже милостивый, корабль приближался! До
него оставалось самое большее сто километров...
Оглушительный треск. Красный сигнал на пульте! Второй топливный
резервуар пробит - проклятие, у нее вытечет водород, она истечет им, как
заколотая свинья - кровью. Сработали автоматические аварийные системы,
перекачивая водород в другие резервуары. Нет, это еще не конец.
Мадлен ни на секунду не забывала о том, как близко оказался противник.
Надо было удирать. Насколько она понимала, ее истребитель либо только что
получил полную порцию картечи, либо был поврежден обломком взорвавшегося
корабля, но Мадлен предположила, что противник уже взял ее на прицел и
приготовился сбить.
Вновь набрав десять "g", она круто сошла с прежнего курса за двадцать
секунд, одновременно испытывая желание продолжать бой, а затем удрать.
Еще одна мишень... нет, радар определил, что это шлюпка с одного из
фрегатов. Убрав руки с пульта управления орудиями, она пропустила шлюпку
мимо. В таком бою невозможно радионаведение, - впрочем, в таком бою ей
прежде не приходилось бывать. Корабли находятся слишком далеко друг от
друга, а осложнения боев один на один не оставляют времени вызывать
товарищей и предупреждать, даже если противник совсем рядом.
Мадлен на краткий миг задумалась о том, что за чертовщина происходит и
куда она направляется. Дьявол, она чуть не врезалась в самую гущу
гардианов. Нет, удирать - и немедленно! Еще два противника, две торпеды,
разнесенные в пыль, залп картечью. Ей понадобилось десять секунд, чтобы
запустить двигатели и выйти на прежний курс, прибегнув к сложному,
запутанному маневру.
Вот еще один на радаре, прямо впереди. Корабль гардианов отстал от
строя, завис в пустоте. Удобная мишень. Может, он уже выведен из строя, а
весь экипаж погиб? Хотят ли гардианы сдаваться, становиться пленниками?
Или же сейчас лихорадочно устраняют повреждения? Может, именно с этого
корабля был нанесен удар по "Бесу"? Нет времени выяснять, некогда
задумываться. Надо лишь принять решение.
В течение тридцати секунд Мадлен рвала лазерными лучами обшивку корабля
- с носа до кормы.
Оглянувшись, она обнаружила, что космос вокруг пуст. Бой закончился.
Она и не предполагала, что это будет так легко. Внезапно она вновь начала
думать, превратилась в человеческое существо, перестав быть тренированным
пилотом-убийцей. Мадлен взглянула на радар, который еще показывал обломки
кораблей далеко позади. Ей удалось наверняка сбить только один корабль.
Выживет ли его экипаж? Что поделаешь, бой! Мадлен не предполагала, что он
окажется столь трудным.


Джордж хмуро разглядывал экраны. Потери были ощутимыми: два фрегата,
три шлюпки из фрегатов, шесть истребителей. Зато взорвано двенадцать
кораблей гардианов.
Значит, на пути "Бес" поджидают тринадцать кораблей противников,
предназначенных специально для боя с крупными судами. В сражении с
истребителями гардианам пришлось нелегко, но над "Бесом" они наверняка
одержат верх.
Остается захват в клещи. Если истребители выдержат.
- Радист, мы можем связаться с командиром Ларсоном?
- Попробую, сэр. Корабли гардианов находятся прямо между "Бесом" и
"Альберт-лидером". Они могут перехватить сообщение.
- Для этого и существуют скрытые каналы, лейтенант.
- Да, сэр.
- Попробуйте что-нибудь сделать. Да, еще одно: мы еще можем связаться с
"Маунтбаттеном"?
- Да, сэр.
- Переключите меня на наушники, будьте добры... Капитан Томас вызывает
командира лейтенанта Пемброка. Жду ответа. - Лазерному лучу предстоит
пронести это сообщение через миллионы километров космоса, и еще минута
понадобится, чтобы вызвать Пемброка. Очередное ожидание, от которого нечем
отвлечься.
Внезапно Джордж почувствовал себя совсем дряхлым и измученным. Он не
спал со вчерашней ночи - ночи перед приемом гостей, значит, уже тридцать
шесть часов. Казалось, прошел целый век. Эта игра для молодых мужчин - так
и было бы, задержись гардианы еще на день. Юный капитан Торп-Перон принял
бы командование, ринулся в битву при поддержке целого флота и десятка
опытных капитанов - вместо единственного престарелого кандидата в
отставники.
Но Джордж знал, что в его планах вряд ли можно найти огрехи. Гардианы
намеревались выиграть битву за Британнику в первые тридцать секунд.
По-видимому, у него есть все шансы превратить бедствие в победу. Сейчас в
рядах гардианов царило смятение.
- Пемброк слушает. Жду ответа. Судя по сведениям, полученным по
лазерной связи, вас можно поздравить, капитан.
- Говорит Томас. Спасибо за поздравление, но теперь пришло время вам
внести свой вклад в общее дело. Нам удалось разделить их флот. Двадцать
шесть кораблей направляются в вашу сторону при одном "g". Им понадобится
некоторое время, но мы хотим заставить их двигаться быстрее - прямо к вам
в руки, если, конечно, сумеем. Двадцать шестой корабль - танкер, обратный
билет гардианов. Мы считаем, что он не в состоянии вынести перегрузку
более одного "g". Стоит уничтожить этот корабль - и наши гости не вернутся
домой. Топлива им хватит ненадолго, и мы сможем догнать их.
А теперь позвольте откровенно сказать о том, о чем вы уже догадались.
Одна из причин, по которой я отстранил от боя флот, - гибель всех старших
офицеров. Они погибли в первые минуты атаки. Младшие офицеры, помощники
командиров - вот все, что у нас осталось. При столкновении с неизвестным
врагом, появившимся с неожиданной стороны и обладающим неизвестной силой,
я не мог рисковать кораблями его величества, вверенными неопытным рукам.
Но теперь положение значительно улучшилось. Мы увидели корабли
гардианов, узнали, на что они способны, и я думаю, если мы правильно
воспользуемся мощью нашего флота, мы превратим гардианов в пыль. Позвольте
напомнить цитату: "Мы только вырвали у змеи жало, но не убили ее".
Я должен задать вам серьезный вопрос. От вашего ответа зависит жизнь
вашего экипажа, судьба флота Британники - и безопасность самой Британники.
Сможете ли вы, молодежь, управлять кораблями во время боя, полагаясь
только на себя? Я не смогу помочь вам. "Беспощадному" хватает своих забот.
Стоит вам дать отрицательный ответ, не важно, правильный он или нет, - и
флот Британники выживет, а корабли гардианов избегнут гибели, возможно,
даже уничтожат пару наших кораблей. Это слишком невысокая цена за спасение
всего флота. Но если вы скажете "да" и ошибетесь - нам грозит беда.
Приказываю вам, прежде чем ответить, посоветоваться с другими командирами
и подумать еще раз. В своем ответе советую вам руководствоваться честью, а
не гордостью. Это все. - Томас прервал связь. - И этого вполне достаточно,
- добавил он, обращаясь отчасти к радисту, а отчасти к самому себе. -
Иногда приходится доверять суждениям неопытной молодежи, иначе остается
лишь подать в отставку. Надо хоть немного верить людям.
- Да, сэр.
"И ты уже доказал это, - мысленно добавил офицер-радист. - Будь у меня
выбор, я ни за что не стал бы рисковать своей шкурой, доверяя тебе. Но
старый пропойца кэп Джордж уже спас нас".
На пульте связи вспыхнул индикатор.
- Сэр, мы связались по скрытому каналу с "Альберт-лидером".
- Переключите меня на наушники, пожалуйста. Благодарю. Командир Ларсон,
нам необходимо обсудить несколько тактических моментов...
Десять минут спустя с "Маунтбаттена" поступило сообщение:
- Даже если этим решением мы подпишем себе приговор, мы не изменим его.
Услышав это, Джордж хмыкнул и минуту сидел молча. Неужели Пемброк знал
своих товарищей по службе так же хорошо, как свой "Маунтбаттен"? Ну что
же, ощущение значимости событий еще никому не причиняло вреда, хотя в
целом Джордж предпочел бы простое "да".
Он передал распоряжения Пемброку и решил перейти с чая на кофе -
крепкий и черный. Конечно, хотелось бы чем-нибудь сдобрить неудобоваримый
напиток, но бренди сейчас ему был противопоказан.


Двигатели "Беспощадного" пробудились к жизни, бросив огромный корабль в
погоню за тринадцатью кораблями гардианов. "Вомбаты" и фрегаты
развернулись вслед гардианам, когда "Бес" направил на противника все
орудия. "Маунтбаттен" повел остальной флот Британники в атаку на двадцать
шесть возвращающихся кораблей гардианов, намереваясь уничтожить танкер
любой ценой.
Джордж, по-прежнему одетый в скафандр поверх измятого многострадального
парадного мундира, сидел в кресле первого помощника на аварийном мостике,
окруженный зелеными концами, лезущими из кожи вон, чтобы оправдать
оказанное доверие.
И они старались не зря. Гардианы оказались зажатыми в клещи, но победа
еще была возможна для любой из сторон. Надежда была на то, что лазеры
"Беса" окажутся достаточно мощными, чтобы сократить ряды противника
прежде, чем "Бес" окажется в пределах их досягаемости...
Так и вышло. Лазеры сбили три корабля гардианов.
Согласно плану, истребители гнали корабли гардианов практически к
торпедным пусковым шахтам "Беса", увеличивая потери противника.
Если "Бес" продержится, переживет неожиданные боевые повреждения...
Он вполне мог уцелеть. Командир Хиггинс доложил всего о нескольких
незначительных повреждениях - от довольно мелких и медлительных
бронебойных ракет неизвестного типа.
Странно, но ракетные боеголовки не взрывались. Эти штуковины просто
ударялись об обшивку корабля, оставляя вмятины, и отлетали в сторону или
же пробивали люки и застревали в них. За ними следила саперная команда.
И еще одно "если": если "Маунтбаттеном" и другими кораблями управляют
вундеркинды, а не самонадеянные олухи...
Слава Богу, большинство из них оказалось действительно вундеркиндами.
Пемброк повел флот в классическую атаку, мастерски пользуясь в качестве
прикрытия Британникой, направляясь прямиком к танкеру и игнорируя другие
мишени, пока не была уничтожена главная из них, а затем преследуя
раздробленный флот противника. Атака стоила гибели двух больших кораблей
Британники и еще двух фрегатов.
Несколько кораблей меньшего размера доложили о повреждениях такими же
небольшими медлительными снарядами, но этому сообщению никто не уделил
особого внимания. Возможно, гардианы испытывали новый, неудачный вид
ракет.
Как только основные силы гардианов были разбиты и ряды обеих групп
сломаны, битва превратилась в множество перестрелок один на один, корабли
Британники преследовали удирающего противника. По-видимому, никто из
гардианов и не стремился продолжать движение к планете - как только они
нанесли по кораблям Британники пару ударов странными неэффективными
снарядами, корабли гардианов просто бежали врассыпную.
За восемь часов гардианы потеряли еще двадцать один корабль, в том
числе и последний танкер. Десять кораблей гардианов исчезли в неизвестном
направлении. Вероятно, все или некоторые из них сумели ускользнуть среди
обломков с поля боя и отойти достаточно далеко, чтобы воспользоваться
режимом С2. Оставшиеся корабли гардианов преследовали до тех пор, пока у
них не кончалось топливо, после чего их окружали и уничтожали. Нескольким
кораблям было предложено сдаться. Все они отказались. В битве британцам не
удалось взять ни одного пленника.
В развязке битвы было нечто неестественное. Гардианы смирились с
поражением слишком быстро, слишком покорно. Почему-то это тревожило
Джорджа.
Но кто он был такой, чтобы заглядывать в зубы дареному коню? Он только
что добился великой победы, он сумел спасти флот. Потери были совсем
невелики: один крейсер, четыре корвета, пять фрегатов и восемь
истребителей "Вомбат".
Несомненно, историкам предстояло присудить победу британцам, но обе
стороны истекали кровью, у британцев было достаточно погибших, чтобы
скорбеть о них, а командный состав понес невосполнимую утрату. Отбиваясь
от налетчиков, трудно добиться триумфа.
Пришло время отдохнуть, зализать раны, отоспаться и собрать уцелевшие
корабли. Выжившим хватало даже такой победы. По крайней мере, война
кончилась.
Если, разумеется, не считать, что она еще и не начиналась.


На борту "Беспощадного", "Уорспайта" и "Маунтбаттена" саперы возились
со странными ракетами и были изумлены, обнаружив в них отсутствие
боеголовок. Внутри были только непонятные грязно-белые комочки разного
размера, упакованные в нечто вроде опилок, которые высыпались и
разлетелись вокруг в невесомости. Некоторые из комочков были настолько
малы, что тут же улетели в вентиляционные люки, другие задержались в
решетках, попали в трещины и щели.
К тому времени, как кто-то додумался просветить комочки рентгеновскими
лучами и обнаружил, что это яйца, первые из них уже лопнули глубоко внутри
воздушной системы "Беспощадного". Скорлупа треснула, и в темноте бледное,
скользкое червеобразное существо завозилось, стараясь выбраться наружу.
Оно высвободилось из обломков скорлупы яйца и поползло по стенке
вентиляционной трубы, цепляясь за нее многочисленными ногами-ресничками.
Вскоре существо нашло пластиковый кожух воздушного насоса и принялось
пожирать его.
Два часа спустя существо сделало первую кладку яиц, не переставая
жевать.
Оно погибло, выведя из строя насос.



15


Штаб-квартира разведывательной службы Лиги.
Колумбия, естественный спутник планеты Кеннеди

Пит Гессети без стука распахнул дверь в каюту Мака, включил свет,
огляделся и, заметив Мака на койке, бросил ему огромный ярко-красный
конверт с броской надписью "Секретно", прежде чем тот успел проснуться.
Стремительная реакция помогла Маку подхватить конверт на лету, пока он
садился на постели.
- Пит, какого черта...
- Здесь два доклада, которые меняют все, - произнес Пит. - У тебя
неизбежно возникнут вопросы, и я отвечу на них, не дожидаясь, пока ты их
задашь. Да, насколько мне известно, с Джослин ничего не случилось и ты не
подал этим мерзавцам гардианам никакой идеи. Они запланировали налет
задолго до того, как ты впервые высказался против авианосцев.
Ощутив внезапную тяжесть в желудке, Мак вскрыл конверт. Там оказались
две папки.
"Отчет о действиях флота: атака гардианов на флот Британники, кодовое
название операции "Битва Британники". Первая, новость была достаточно
плоха, но вторая - еще хуже.
"Отчет о потере кораблей его величества "Беспощадного", "Маунтбаттена"
и "Уорспайта" при атаке гардианов".
- Господи... - пробормотал Мак и потер подбородок, пытаясь прогнать
остатки сна. Выпростав ноги из-под одеяла, он сел на край койки. -
Господи, неужели они захватили "Беса"?
- Эти два отчета поступили в государственный департамент и
адмиралтейство пятнадцать часов назад, - объяснил Пит, - а на Колумбию они
попали бы только в следующем году, если бы это сочли нужным. Но как только
эти новости дошли до самых верхов, поднялась такая суматоха, что большие
шишки решили воспользоваться этой базой. Босс предоставил мне свой
корабль, чтобы я как можно скорее доставил эту информацию капитану
Дрисколл и она узнала, что происходит. Я предпочел получить две копии
вместо одной, потому что знал - тебе эти материалы тоже пригодятся. Спрячь
все это под матрас, почитаешь позднее. Одевайся. По пути я завернул к
капитану Дрисколл, и она пожелала видеть нас с тобой вместе.
Как только в государственном департаменте увидели все это, мы
немедленно связались с министерством юстиции. В общем, ты оправдан,
приговор отменен, а тебя повысили до капитана через тридцать восемь секунд
после того, как мы узнали, что стряслось с "Бесом". Похоже, дела плохи, и
твои предостережения тут ни при чем. В правительстве опасаются, что вскоре
пойдут слухи.
Это было уже слишком. Еще полусонный, Мак решил, что Пит Гессети всегда
приносит чересчур серьезные новости. Потрясенный его словами, заспанный и
небритый, но радующийся тому, что с его женой все в порядке, Мак
переоделся в рабочий комбинезон, натянул носки и туфли и вышел вслед за
Питом в коридор.
- Вечно я теряюсь в этом вашем подземном лабиринте, - пожаловался Пит.
- Показывай дорогу.
Мак кивнул и свернул за угол. В его голове теснилась сотня вопросов, но
Пит заговорил прежде, чем Мак успел произнести хотя бы слово.
- Командование флота сходит со своих крохотных, неискушенных умишек.
Если это случилось с британцами, дальше очередь за нами, - заметил он,
шагая за Маком по коридорам учебной базы. - "Беспощадный" и два других
крупных боевых корабля были съедены червями. Нет, стальная обшивка
уцелела, но исчез весь пластик, материал скафандров, графитовые
поддерживающие узлы, изоляция и все в этом роде. Вместе с ними были
съедены все запасы провизии - и трупы. - Пит поморщился.
- Значит, съедена вся внутренность корабля? Но как такое возможно?
- Понятия не имею, - пожал плечами Пит. - Все, что мне известно, -
черви едят что попало и откладывают яйца, из яиц вылупляются новые черви,
что-нибудь едят и откладывают яйца... Сначала одна система выходит из
строя, затем две, затем двадцать, а потом - все сто. Но хуже того, эти
маленькие прожорливые твари выделяют слизь, которая реагирует с водородом
и пенится. Она в буквальном смысле сжирает воздух на корабле, да так
быстро, что вскоре на корабле становится нечем дышать, скопления пены
блокируют вентиляционные трубы. Кроме того, одновременно с червями
появляется некий ядовитый газ, но пока никто не уверен, производят ли его
черви или это побочный продукт реакции, которая превращает кислород в
пену. Люди гибнут, потому что черви вгрызаются в плотную ткань их
скафандров, уничтожая ее без остатка. Орудия выходят из строя, потому что
эти проклятые черви жрут предохранители в пусковых устройствах. Шлюзы
разваливаются на глазах, герметизация нарушается, во внутренних помещениях
корабля образуется вакуум. Топливные резервуары дают трещины. А черви
размножаются с непостижимой быстротой. Им потребовалось всего тридцать
шесть часов, чтобы превратить "Беса" в развалину.
В следующий вторник капитан Томас станет адмиралом. Он не просто герой,
он - почти единственный старший офицер, уцелевший от флота Британники.
Погибло сто пятьдесят старших офицеров-британцев, как и гости с других
планет. Когда Томас понял, что борьба бесполезна, он дал приказ покинуть
корабль. Начали вывозить экипаж, и черви проникли на борт спасательных
судов прежде, чем кто-нибудь понял, что происходит.
Мак постепенно замедлял шаг, вслушиваясь в торопливый говор Пита. Но с
последними словами он застыл на месте и повернулся к собеседнику. Погибли
люди... Вдруг его осенило.
- Пит, подожди минутку. Я только сейчас понял: ты не сказал, что с Джоз
все в порядке. Ты заметил только, что, насколько тебе известно, с ней
ничего не случилось.
Пит попытался взглянуть Маку в глаза, но не смог.
- Да, ты прав. Я только думаю, что с ней все в порядке.
- Пит, что, черт возьми, все это значит?
- Видишь ли... - Пит пожал плечами, - потери были действительно
огромными, уцелевшие оказались рассеянными там и сям, у большинства из них
не было опознавательных знаков, они находились в тяжелом состоянии, без
сознания. Выяснить, что стало с каждым из членов экипажа, пока невозможно.
Но Джослин не было в списке пострадавших, а там особо упоминались три
погибших пилота "Вомбатов". Джослин нет ни в одном списке. Больше мне
ничего не известно, Мак. Возможно, это и к лучшему. Поверь мне, Мак, я
пытался найти ее, пытался всеми силами. Но ее нет в списке погибших, и это
все, что мне удалось узнать.
Мак подавил желание схватить Пита за ворот, встряхнуть его, словно так
можно было выжать из него информацию. Мак ощутил, как внутри него возникла
ужасающая пустота. Он был уверен, что Джослин в безопасности, дома, среди
остальных кораблей флота, на территории дружественного государства. А
теперь она, возможно, уже мертва - и он даже не знает точно, как это
произошло. Он был бы готов к этой новости лучше, если бы знал об
опасности. Маку представились дни, недели и месяцы без Джослин, долгое
время, в которое она будет считаться без вести пропавшей, но этому не
окажется никаких подтверждений. Он словно заглянул вперед, в мучительное
время, когда он не осмелится даже надеяться, потому что он военный и
астронавт, он знает, какой многоликой бывает опасность, но тем не менее
будет надеяться - потому что любит ее и ни в чем не уверен, пока не
получит известие о том, что обнаружен и опознан ее труп...
- Мак, Мак, прекрати! Не время думать об этом! Надо немедленно явиться
к капитану Дрисколл.
Мак очнулся и вдруг понял, что вцепился в Пита, стиснул руками его
плечи так, что тот скривился от боли. Отпустив дипломата, Мак глубоко
вздохнул, пытаясь успокоиться.
- Ладно, идем. Но ради Бога, расскажи мне все, что тебе известно.
Пит испустил глубокий вздох и зашагал рядом с Маком.
- С Томасом все в порядке, но погибли сотни человек. На борту "Беса" и
других кораблей не осталось ничего живого, кроме червей. Предлагалось
вывести "Беса" с орбиты, прежде чем черви испортили двигатели, и,
возможно, разбить его о планету, но никто не решился приблизиться к
кораблю - люди опасались, что черви способны выжить в вакууме, что
какое-нибудь яйцо попадет в воздушный шлюз. А потом возник слух, что яйца
выживут даже при перегрузке и входе в атмосферу. Это еще не доказано, но
жители планеты уже в панике от страха, что черви доберутся до планеты.
И теперь верхушка флота Республики Кеннеди вынуждена признать, что ты
был прав, требуя прекратить волокиту и приложить все усилия к поискам
врага. Кроме того, именно ты предупреждал, что большой корабль может
погибнуть из-за какого-нибудь пустяка - замени слово "пустяк" словом
"червяк", и ты попадешь в точку. Если бы червями были заражены несколько
небольших фрегатов, мы потеряли бы девять человек вместе с каждым кораблем
и сам небольшой корабль. Возместить такие потери довольно легко. Но мы
потеряли "Беса", а это значительная часть флота Лиги, если учесть и
подготовленный экипаж. Теперь флоту придется перейти на корабли меньшего
размера. Но времени строить их уже нет.
Мак усмехнулся:
- Все это время я надеялся, что ошибаюсь.
- Не ты один надеялся на это, дружище. Вот мы и пришли. - Они подошли к
каюте капитана и были остановлены часовым-десантником:
- Прошу прощения, сэр, но капитан...
- Можете не объяснять, что капитан занята, - перебил Гессети спокойно,
но поспешно, - потому что тогда я буду вынужден помахать перед вами моими
верительными грамотами и этим милым пакетом с меткой "Секретно", показать
вам запечатанное письмо от военного министра Республики Кеннеди, и вам
придется впустить меня, верно? Нет, неверно. Чтобы не тратить пять минут
на эту сцену, вы впустите нас немедленно.
- Да, сэр, но капитана нет в каюте.
- Сейчас три часа утра по местному времени. Куда, черт возьми, она
могла деваться?
- Она в своем кабинете вместе с двумя джентльменами.
- С кем это она встречается в такой час? - поинтересовался Мак.
- Не знаю, сэр.
- Это легко выяснить, - прервал Пит. - Веди меня, Мак.
Десантник замялся, не зная, как поступить, а потом шагнул к Маку,
словно желая остановить его:
- Подождите секунду, сэр, она не может...
Пит злорадно ухмыльнулся, глядя на часового.
- Не мешай, вояка. Ты что, забыл, что не имеешь права покидать свой
пост?
Мак и Пит направились по коридору к кабинету капитана.
К тому времени Мак уже полностью проснулся, его мысли прояснились и в
голове возник очевидный и пугающий вопрос.
- Пит, эти черви не могут быть естественным видом, который гардианы
нашли где-нибудь под камешком. Такие черви не едят пластик.
- Да, - ровным и твердым голосом согласился Пит.
- И никто в Лиге не умеет разводить подобные существа.
- Никто. Впрочем, попытки предпринимались уже давно.
- Но если гардианам это удалось, на что же еще они способны?
- Не наводи меня на эту мысль. Я видел снимки внутренностей "Беса", и
меня мучают кошмары.
Они уже достигли двери кабинета капитана Дрисколл, шагнули в приемную и
собрались открыть вторую дверь, но еще один часовой-десантник, сидящий за
столом в приемной, остановил их.
- Добрый вечер, рядовой, - натужно-добродушным тоном поприветствовал
его Пит. - Нам необходимо срочно видеть капитана.
- Но она чрезвычайно...
- Ну, хватит, ничем она не занята, - прервал Пит, обходя десантника и
распахивая дверь в кабинет прежде, чем тот успел среагировать. - Привет!
- Все в порядке, Элдридж, пропустите их, - произнесла из-за двери
Дрисколл. - Мне знаком этот голос, и когда Гессети чего-нибудь хочет, он
своего добьется. Это закон природы, и нам остается только повиноваться
ему.
- Да, мэм, - смущенно отозвался десантник.
Оба мужчины вошли в кабинет, и Мак увидел, кто эти таинственные гости
Дрисколл.
- Рэндолл! Джордж! Ребята, вы же должны быть на Бэндвиде, искать
гардианов.
- Все это уже в прошлом. Мы нашли их, - отозвался Рэндолл. - Я хотел
разбудить тебя еще два часа назад, как только мы приземлились, но Джордж
предупредил, как ты любишь поспать...
- Нашли их? Гардианов? Вы обнаружили Столицу? - потрясение выпалил Мак.
- Почти угадал, - радостно отозвался Джордж. - Мы обратились к
астроному и втроем выяснили, какой должна быть звездная система Столицы, а
сюда прибыли, чтобы попросить капитана Дрисколл предоставить нам список
возможных систем для поиска.
- И судя по приметам, таких систем немного, - заключила с усмешкой
Дрисколл. - Кстати, вы можете поприветствовать меня, как только будете
готовы, лейтенант Ларсон.
- Что? Ах да, мэм. - Мак козырнул и успел заметить огонек,
промелькнувший в глазах капитана. - Простите мою забывчивость, мэм.
- Довольно об этом, - прервала она. - Кто способен помнить о
формальностях в три часа утра?
- Ну, вскоре этому парню все равно придется отвыкать от прежних
привычек, - заметил Пит. - Его приговор отменен, и его повысили до
капитана. Кстати, это единственная хорошая новость из тех, что я принес. А
остальные... - Пит огляделся и замолчал.
Дрисколл заметила его взгляд.
- Вы, вероятно, не знакомы с этими джентльменами. Это командир флота
США Рэндолл Меткаф и Джордж Приго...
- Человек без званий и чинов, - подсказал Джордж. - Никто так и не
удосужился определить мой статус.
- Значит, вот вы какой, Джордж Приго. Мак рассказывал мне о вас, -
отозвался Пит с недоверием.
- Расслабься, Пит, - усмехнулся Мак, - это наши люди. Рэндолл и Джордж
имеют допуск к материалам с грифами "секретно", "сверхсекретно",
"маловероятно" и даже "нелепо". Им будет полезно послушать тебя.
- Все это хорошо, но я вынужден соблюдать еще несколько правил, -
непримиримо заявил Пит. - Здесь отчеты, которые мой шеф попросил передать
вам, капитан, - произнес он, протягивая красный конверт. Пока она вскрыла
конверт и начала читать отчеты, Пит извлек из кармана диск и огляделся. -
Найдется ли здесь...
- В столе у стены, - сообщил Мак. - Вон там. Я сам включу. - Он взял
диск, открыл стол и вытащил оттуда читающее устройство. - Я переключу его
на большой экран. - Покончив с настройкой, он вернулся к Питу и протянул
ему пульт дистанционного управления.
- А что на этом диске? - поинтересовался Рэндолл.
- Действительно плохие новости, - мрачно ответил Пит. - Капитан
Дрисколл, вы прочли уже достаточно, чтобы подготовиться к просмотру?
- О Господи, да! После такого чтения мне уже ничего не хочется видеть.
- Не могу вас винить. Я тоже долго не мог прийти в себя, когда впервые
это увидел. Но посмотреть нам придется.
Свет погас, на стене засветился метровый экран. После предупреждения о
сверхсекретности материала на экране появился силуэт "Беспощадного".
- Вот так выглядел "Бес" еще неделю назад. Большой цилиндр. Это его
контурное изображение. Замечу, что четыре ангара занимают всю внешнюю
окружность средней части корабля.
Внезапно один из ангаров почернел, и толстая черная черта протянулась
прямо в центр корабля.
- Удар! Камень, выпущенный из линейного акселератора, который уже
захвачен, ударяется об обшивку "Беса" на высокой скорости. Камень
огромный, движется стремительно. Пробивает обшивку ангара и летит дальше,
вгрызаясь в глубь корабля, создавая вакуум на мостике и в большинстве
отсеков между мостиком и ангаром. Гибнут люди, ломается аппаратура, рвутся
внутренние коммуникации корабля, выходят из строя системы
жизнеобеспечения. Корабль понес огромные потери прежде, чем включились
аварийные системы. Практически все строевые офицеры со званием от
капитанского и выше находились в этом ангаре, плюс много почетных гостей.
- В том числе и Ортега, мой заместитель, - мрачно вставила Дрисколл.
Пит Гессети печально склонил голову и вздохнул:
- Сожалею... Этого я не знал. Мы потеряли так много людей, у нас не
хватило времени оплакать каждого из них. Из находящихся в момент
столкновения в первом ангаре никто не выжил. Лишь по счастливой
случайности капитан Томас и командир Джослин Ларсон, пилот истребителя, в
этот момент вышли в соседний отсек. (На экране еще несколько черных линий
прорезали тело "Беса".) Последовало еще несколько ударов камней, но ни
один из них не причинил такого ущерба, как первый. По-видимому, только
случайность сделала первый удар таким удачным для противника. "Бес"
находился совсем на другой орбите несколько недель назад, когда были
запущены камни. Гардианы воспользовались этим каменным дождем, чтобы
ослабить сопротивление британского флота, и им повезло. "Бес" сильно
пострадал. Командир ремонтников Хиггинс был представлен к Елизаветинскому
кресту за приведение корабля в боевое состояние. Представлен посмертно.
Узнав о гибели всего командования, капитан Томас весьма разумно
принимает командование флотом и приводит в исполнение блестящий оборонный
план. Гардианам удалось уничтожить только десяток кораблей флота
Британники, прежде чем гардианы погибли сами или были вынуждены бежать.
Битва была длинной и трудной. Видишь, Мак, отчет свидетельствует, что до
этого момента с Джослин было все в порядке. Что случилось с ней дальше, мы
просто не знаем. Прошу меня простить.
Как упоминалось, гардианы сумели сделать несколько выстрелов по
кораблям британцев. Некоторые из снарядов достигли цели, и в снарядах
оказались эти личинки, или скорее яйца, из которых вылупились пресловутые
чудовища.
Экран вдруг заполнило покрытое пеной тело червя. Оно поблескивало от
слизи и имело тошнотворный серо-розовый оттенок, цвет начинающего гнить
мяса. Тело покрывали тысячи коротких волосков-ресничек. У червя не было ни
глаз, ни других наружных органов чувств.
- Это кошмарное существо достигает в длину всего четырех сантиметров.
Оно ползает. Его беззубый рот выделяет Бог весть какое вещество, но оно
способно растворить практически любой материал. У него есть анус,
непрерывно выделяющий слизь. Это все, что нам известно, если не считать
того, что эти твари откладывают яйца непонятно каким образом. Черви
бесполы. Откладывать яйца они способны прежде, чем вылупляются сами. Новое
поколение появляется каждые два часа. Никто не представляет себе, как
возможен такой стремительный метаболизм. На борт "Беса" была отправлена
автоматическая камера, и она сумела передать эти изображения, прежде чем
черви сожрали ее.
Изображение вновь сменилось. На экране появился морг в условиях
невесомости, скотобойня, где повсюду царила смерть в красноватом свете
аварийных ламп. Пузырь жидкости, которая могла быть машинным маслом,
кровью или чем-нибудь еще, подплыл к стене и расплескался по ней. В
мутном, отравленном воздухе плавали трупы и обломки. Взгляд искал признаки
движения, жизни в телах мертвых, проплывающих перед камерой, и замечал это
движение. Оно казалось странным, искаженным, и лишь спустя некоторое время
зрители понимали, что это такое. Все предметы вокруг были покрыты
извивающейся, копошащейся массой тонких серовато-розовых тел, которые
непрерывно пожирали и трупы, и пластиковые переборки, и одежду. Камера
показала чудовищно распухший труп, вся кожа которого, казалось, непрерывно
шевелилась, но эту кожу заменяла кишащая масса живых существ, прогрызающих
себе дорогу к внутренностям трупа. Камера повернулась к люку над головой.
Пузыри пенистых экскрементов червей собирались под потолком, безнадежно
закупоривая вентиляционную решетку. Камера обнаружила аппарат связи и
придвинулась к нему: футляр аппарата был съеден дочиста, провода внутри
искрили и плавились, покрытые трупами десятков червей. Но живые черви
сжирали мертвых. Один из страшных разрушителей отцепился от общей кучи и
поплыл в воздухе прямо к объективу камеры. Он извивался, стараясь найти
опору, сворачивался и распрямлялся, постепенно приближаясь, пока не
натолкнулся на объектив и закрыл обзор...
Просмотр закончился, в кабинете включили свет, и Мак вдруг услышал
хриплые звуки, доносящиеся из уборной. Джордж скорчился над унитазом,
скрученный неудержимой тошнотой. Кожа Рэндолла стала зеленоватой,
казалось, он вот-вот присоединится к Джорджу. Дрисколл мрачно смотрела на
погасший экран.
Пит вынул диск из читающего устройства.
- Объектив камеры был пластиковым, и червь сожрал его. - Он сунул диск
в карман и повернулся к остальным. - Теперь представьте себе, что сейчас
творится на Британнике. Произошедшее держат в строжайшей тайне, но
попробуйте утаить такое бедствие! Флот гардианов не долетел до планеты три
четверти миллиона километров, но только представьте себе, что единственная
ракета с этими тварями на борту была выпущена в ее сторону или что
единственное яйцо с "Беспощадного" каким-то образом попало туда со
спасательного корабля, осталось в складках чьей-то одежды - словом, не
важно, как это могло произойти, но вообразите, что эти мерзкие твари
вырвались на свободу и начали пожирать планету... Всеобщая истерия -
слишком слабое слово, чтобы определить ситуацию на планете. Но ее
усугубляет даже вроде бы хорошее известие. Было обнаружено, что эти твари
способны жить лишь в условиях невесомости. Спасатели поймали несколько
червей и поместили их в стеклянные сосуды, чтобы изучить на одной из
орбитальных станций. Как только черви оказались в условиях притяжения, они
передохли. Но испытание показало: яйца способны пережить громадные
перегрузки, хотя черви выживают лишь в невесомости.
- Чем же плохи эти новости? - спросила Дрисколл. - Они означают, что
Британника в безопасности.
- Тем, что они лишний раз подтверждают: эти существа были выведены
искусственным путем.
- Значит, гардианы развели их? - изумилась Дрисколл.
- Не развели, - уточнил Мак, - а изготовили. Изобрели. Господи, ведь
это не живые существа - это оружие. Биологическое оружие. Не знаю,
справедлив ли такой термин.
- Не понимаю тебя, Мак, - покачала головой Дрисколл.
- Есть много давних затертых басен об инженерах-генетиках, - пояснил
Мак. - Они решают, что хотят получить, разрабатывают план действий и либо
создают совершенно новое существо, либо неузнаваемо преображают уже
существующее. Можно модифицировать, скажем, гены коровы - так, чтобы она
могла переваривать несъедобную растительность Кеннеди. Вырастить такую
кеннеди-корову удалось, но на этом наши способности исчерпываются - и
кроме того, прежде чем добились нужных результатов, мы погубили уйму
коров. Но генным инженерам было не под силу вывести что-нибудь вроде этих
червей, да еще так быстро. А если гардианы способны вывести тварей,
выживающих в условиях невесомости, - значит, с таким же успехом они могут
вырастить монстров, приспособленных к гравитации. Или создать совершенно
иные существа, способные нападать на нас другим путем.
Прополоскав рот, Джордж вернулся в кабинет.
- Насколько мне известно, для гардианов генная инженерия - совершенно
новая отрасль, - заявил он. - Я никогда не слышал ни единого намека на
подобные исследования. А если бы эти твари были у них год или два назад,
они воспользовались бы ими еще на Новой Финляндии.
- Пит, гены этих тварей земного происхождения? У них есть ДНК, РНК? -
спросил Мак.
- Нет. Они имеют абсолютно неизвестную нам генетическую структуру. Они
не могли взяться ни с Земли, ни с других известных нам планет. Новая
отрасль, говорите? Что ж, они взяли с места в карьер. Сообразительные
ребята.
- Важность всех этих событий очевидна, - вмешалась Дрисколл. - Но к
чему такая спешка? Зачем понадобилось сразу ставить меня в известность?
- Подозреваю, по той же самой причине, по какой прибыли сюда командир
Меткаф и мистер Приго, - разъяснил Пит. - Власти решили поручить
разведслужбе поиск планеты в списке, составленном мистером Приго. Еще одна
причина - вам вскоре сообщат, что объединенный флот Лиги будет
расквартирован прямо здесь. По крайней мере, в этой звездной системе, со
штаб-квартирой на Колумбии. Сюда приведут все корабли, какие только
смогут. Этот налет до смерти перепугал британцев, и они способны
заполучить в качестве союзников любое правительство, стоит ему только
посмотреть эти записи. Я хотел предупредить вас о предстоящем.
- Но почему именно здесь? - не сдавалась Дрисколл.
- Колумбия самой природой предназначена для размещения штаб-квартиры.
Причины для перевода сюда исследовательской команды очевидны - у
разведслужбы Лиги почти те же самые задачи. Причин для размещения здесь
флота тоже немало. Колумбия расположена достаточно близко от Кеннеди, так
что будет легко снабжать ее провизией и всем необходимым, здесь есть
экипаж, готовая база, диспетчеры, способные справиться с оживленным
движением на орбите. Здешние жители привыкли принимать космические корабли
с любой планеты, общаться на всех языках, и к тому же на поверхности
Колумбии атмосфера не только ядовита, но и уникальна. Если только гардианы
не выведут каких-нибудь паразитов специально для местного воздуха,
отравленная атмосфера Колумбии убьет любых монстров.
- А если гардианы выведут тварей, способных выжить здесь, в воздухе,
где все живое погибает, остальные планеты Лиги будут в безопасности.
Мрачная перспектива, - подытожила Дрисколл. - Это официальное сообщение о
последствиях перевода сюда объединенного флота Лиги?
- Скорее наполовину неофициальное. Делегаты государств - членов Лиги,
собравшиеся на земной Луне, долго спорили и препирались, но наконец
договорились. США, Япония, Британия и Британское содружество наций назвали
Колумбию - и правительству Кеннеди пришлось согласиться, а все остальные
планеты были только рады переложить такой груз на чужие плечи. Особенно
Земля. Кому вздумается искушать гардианов, побуждая их совершить налет на
старую матушку-Землю? Вероятно, через двести часов вы получите официальное
извещение.
- Но почему правительство Кеннеди согласилось принять флот? Кеннеди так
же опасно вызывать огонь на себя, как и Земле, - заметил Рэндолл.
- По-моему, они сочли, что мы так или иначе будем следующими в списке
жертв после Британники, - объяснил Пит. - Вероятно, гардианы побоятся
атаковать Землю. Янки, британцам и японцам наконец удалось договориться с
Бразилией и Царем. Они соединили все космические системы обороны и
наблюдения - и это означает появление координируемых дозорных постов на
лунах всех внешних планет систем и в глубоком космосе. Их детекторы и
радары, вероятно, в десяток раз лучше аппаратуры Британники, и можно
поручиться, что ответный удар будет достаточно силен. Значит, если
нападать на Землю слишком опасно, следующим по значимости лакомым кусочком
остается Кеннеди. Так что иметь в этой системе крупный объединенный флот
не помешает.
- Угу... А кто назначен командующим? - спросил Рэндолл.
- Ну, эта новость придется вам по вкусу, - усмехнулся Пит, - здесь
вновь вмешались политики. Британцы настояли, что командующим должен быть
один из них. Если не считать финнов, им была нанесена самая серьезная
атака, а у финнов осталось еще меньше офицеров и оборудования, чем у
британцев. Британцы весьма озабочены тем, чтобы дальнейшие события
развивались по правильному сценарию - разработанному ими. Потому они
заявили: если вы хотите воспользоваться нашими кораблями и нашими данными
о бое - прекрасно, но командующим должен быть наш человек, иначе - до
свидания.
- Подожди минутку, Пит, - перебил Мак, - ты же только что говорил, что
все старшие строевые офицеры Британники погибли...
- За исключением капитана, будущего адмирала сэра Джорджа Уилфреда
Томаса.
У Рэндолла отвисла челюсть. Спохватившись, он закрыл рот, вновь
приоткрыл его, нерешительно пожевал губами и наконец высказался:
- Томас будет командующим? Этот пропойца мирового класса? Стоит
британцу появиться в офицерском клубе США - и кто-нибудь обязательно
начинает высмеивать Томаса. Ему же перевалило за сотню лет!
- По земным меркам ему всего шестьдесят семь, - поправил Пит. -
Признаюсь, его уже хотели отправить в отставку - незадолго до того, как
разразился весь этот кошмар. Но теперь Томас - все, что осталось у флота
Британники. И во время налета гардианов он действовал чертовски успешно.
- Зато потерял три крупных боевых корабля.
Пит вновь вытащил диск и помахал им:
- Только из-за этих тварей. Он разбил флот гардианов, а корабли погибли
из-за червей. А вы могли бы на его месте предусмотреть такую опасность?
- Все равно это мне не нравится, - не сдавался Рэндолл.
- Сочувствую, - согласно кивнул Пит, - но вам придется с этим просто
смириться.
Три часа спустя, поздней ночью, переходящей в раннее утро, Мак, не в
силах вновь заснуть, отправился к себе в кабинет, сварил кофе и занялся
бесконечной бумажной работой.
Он почти не удивился, когда вскоре в дверь постучали и вошла капитан
Дрисколл.
- Так я и думала, что найду тебя здесь, - произнесла она. - Кому еще,
кроме тебя, сейчас не до сна?
- Да, - согласился Мак, пододвигая свое кресло к Дрисколл, усевшейся
напротив. - Для всех день был долгим и трудным.
- Да, был, - кивнула Дрисколл, - и следующий будет не легче. - Она
неловко поерзала в кресле, словно не могла решиться перейти к серьезному
разговору.
- В отчетах оказалось нечто, что вы хотели обсудить со мной? - спросил
Мак.
- Да, ты прав, - подтвердила она. Еще помедлив, она глубоко вздохнула,
словно перед прыжком в воду. - Мак, когда ты получишь свои капитанские
погоны, ты не будешь возражать, если поносить их придется чуть позже? Ты
не против самого кратковременного понижения в звании?
- Что такое? - Мак привстал. - Что еще я натворил?
Дрисколл улыбнулась и покачала головой:
- Ничего особенного. Это у меня возникли проблемы. Если сюда переведут
половину кораблей всей Лиги, базе потребуется опытное руководство. А мой
заместитель погиб на "Бесе". Я хочу, чтобы ты взялся за эту работу в
качестве моего заместителя, пока здесь не восстановится хоть какой-то
порядок. Нет времени готовить к этой работе офицера со стороны,
незнакомого даже с планом базы. Ты знаешь базу, знаешь, что здесь
происходит, помнишь большинство служащих. Тебя самого все знают, у тебя
известное имя. Люди будут прислушиваться к тебе и относиться с уважением.
Ты нужен мне - по крайней мере на первых порах, когда здесь появится флот.
А потом тебе так или иначе придется уйти вместе с флотом. Но до тех пор я
предпочла бы, чтобы ты сменил пульт на письменный стол. Ты согласен?
Мак вздохнул и уставился на свой стол, потом перевел взгляд на
собственные ладони и наконец - на чашку с остывающим кофе на столе. Он не
успел даже привыкнуть к мысли, что станет капитаном. Отмена приговора и
повышение в звании были единственными мажорными нотами среди всех
кошмарных новостей. Мак уже припоминал, какие привилегии связаны с новым
званием. И признаться, на флоте не было ни единого офицера, который,
услышав слово "капитан", не думал об адмиральском чине. В этом не было
ничего невозможного - впрочем, после приговора трибунала надеяться на
такое повышение было бессмысленно. Судимость не особенно впечатляла членов
отборочной комиссии.
И все-таки стать капитаном было бы неплохо. Сейчас Маку платили
лейтенантское жалованье. Для начала после присвоения капитанского звания
ему должны были почти удвоить плату. Система планет кое-что задолжала ему,
и присвоение капитанского звания в некотором смысле было возвращением
долга. После всего пережитого он наконец-то получал по заслугам. Так
почему теперь он должен соглашаться и продолжать сидеть на лейтенантском
жалованье?
Нет, Дрисколл явно подумала об этом. Она хотела, чтобы Мак занял новый
пост перед тем, как придет внеочередное звание, - так, чтобы потом
получать новую плату. Но будет ли отражено в его бумагах новое
внеочередное звание? Маку казалось, что еще ни разу ему не удавалось
сохранить звание настолько долго, чтобы успела высохнуть подпись на
приказе, и это его не волновало. Его военная карьера уже давно двигалась
немыслимыми зигзагами. Еще один такой зигзаг ее уже не испортит.
И кроме того, если флот был обязан Маку, то сам он был обязан капитану
Дрисколл. Он отлично знал, что именно капитан приложила все усилия, чтобы
после вынесения приговора и понижения в звании его отправили сюда, на базу
разведслужбы. Оказаться в знакомом месте, там; где сам он был известен и
пользовался сочувствием окружающих, - это во многом помогало ему.
- Разумеется, капитан, - наконец медленно произнес он. - Я буду рад
взяться за эту работу.
- Спасибо, Мак, я так тебе благодарна.
Мак поднял кружку и допил остатки кофе - главным образом для того,
чтобы чем-нибудь заполнить неловкую паузу.
Осадок на дне чашки горчил, и это казалось справедливым. Мак никогда не
просил ни наград, ни признания за участие в войне. Предлагать все эти
блага было задачей других.
Однако он всегда верил людям, когда те предлагали награды, - и что-то
всегда мешало получить их. Его всегда просили сделать что-нибудь еще,
просили так, что он не мог отказать, ему давали понять, что его оттесняют
в сторону по самым весомым причинам. Постепенно Мак начинал понимать, что
долги так и не будут выплачены ему полностью.
Но если эта проклятая война унесла Джослин, такой долг невозможно
возместить.



16


Штаб-квартира разведслужбы. Спутник Колумбия

Будь у него время, Мак извелся бы от тревоги за Джослин, но время
отнимала работа. Дела внезапно навалились со всех сторон, и думать
приходилось только о тех, которые следовало выполнить в первую очередь.
Мак понимал, что он не первый и не последний человек, пытающийся найти
забвение в непрестанной работе, но был благодарен усталости, которую
вызывала эта работа.
А дел было действительно по уши - требовалось одновременно готовить
базу к прибытию флота и продолжать поиски Столицы. Озабоченная подготовкой
к приему сотен кораблей, капитан Дрисколл поручила Маку руководство
поисками, чтобы высвободить себе хоть немного времени. На самом деле
работы хватило бы на дюжину офицеров всех специальностей, но, чтобы
позволить себе такую роскошь, не хватало ни людей, ни времени. Втайне
Дрисколл даже радовалась этому - она верила в эффективность гибких и
немногочисленных организаций. Она стремилась провести поиски Столицы
втихомолку, прежде чем руководство Лиги вспомнит о них и станет мешать,
непрестанно подгоняя.
Следовательно, Мак был поставлен перед нешуточным выбором.
Джордж и Рэндолл составили список из тридцати одной звездной системы,
отвечающей их критериям. Выбирались только системы двойных звезд с
периодом обращения не менее семидесяти лет, со звездами, достаточно
удаленными друг от друга, чтобы планеты двигались по стабильным орбитам.
Системы должны были быть неизученными и иметь хотя бы одну звезду
достаточной яркости, возраста и массы, чтобы обеспечить жизнь на ближайших
планетах.
На первый взгляд задача была проста. Все, что требовалось сделать, -
отправить корабль к каждой системе, пока где-нибудь не отыщется Столица.
Но осуществить это на практике оказалось гораздо сложнее. Любая атака на
Столицу в значительной степени выиграла бы от элемента неожиданности, и
это означало, что корабли-разведчики должны действовать скрытно, ни в коем
случае не обнаруживая себя. Не зная, что их нашли, гардианы будут вести
себя менее настороженно, и это обстоятельство внушало оптимизм. Кроме
того, заметив корабль-разведчик, гардианы будут готовы вылезти из кожи
вон, лишь бы уничтожить его.
Разумеется, если корабль не вернется, значит, система оказалась той
самой, но ограничиваться только этим предположением было неразумно. Кроме
того, помешать кораблю вернуться могли не только гардианы, а поиск
потерянных кораблей означал трату времени и сил впустую. Мак ясно давал
командирам кораблей понять: он ждет, чтобы все корабли до единого
вернулись обратно целыми и невредимыми, - и с таким требованием экипажи
были вполне согласны.
Но ракетные оборонные установки гардианов в Новой Финляндии уже
показали, с какой вероятностью они способны обнаруживать корабли на
подходах к системе.
Следовательно, разведчикам приходилось искать признаки цивилизации на
планетах, держась на почтительном расстоянии и пользуясь только пассивными
детекторами. Они могли отслеживать радиочастоты, наблюдать за планетой в
телескоп, пользоваться инфракрасными приборами и детекторами нейтрино -
чем угодно, только не активными радарами. К счастью, цивилизованную
планету обнаружить было куда проще, чем корабль или даже целый флот. Но в
целом задача была не настолько проста. Заметить саму планету не составляло
труда - в отличие от цивилизации, которую к тому же стараются скрыть.
Все зависело от того, насколько серьезно гардианы подошли к маскировке.
Ни один корабль-разведчик не мог рисковать, подходя ближе к планете, чтобы
провести оптические наблюдения или, к примеру, обнаружить свет городов. Но
другие признаки цивилизации можно было заметить с достаточно большого
расстояния: тепловые и радиоволны, потоки нейтрино, реактивные вспышки.
Беда была в том, что гардианы могли замаскироваться достаточно надежно,
если бы считали подобную маскировку достойной усилий. Источники энергии
могли спрятать под землю, радиосвязь заменить лазерной или кабельной.
А если бы гардианы хотели избежать эмиссии нейтрино, они могли бы
надежно спрятать реактивные генераторы и пользоваться химическими ракетами
вместо реактивных. Все это было чертовски неудобно и дорого, но гардианы
могли пойти на такие затраты.
Они сумели бы воспользоваться множеством видов скрытой техники, если бы
хотели пойти на крайности и не боялись расходов. Но спрятать саму планету
им не удалось бы никоим образом, как и долгое время дурачить наблюдателя с
чувствительной аппаратурой, разве только в том случае, если бы гардианы
решились забыть обо всех достижениях техники, начиная с девятнадцатого
века.
В активе у разведчиков был Джордж Приго и информация, полученная от
военнопленных с Новой Финляндии. Они всячески подтверждали, что гардианы
не предпринимали крайних мер для маскировки и вместо того полагались на
изолированность системы, а в последнее время - и на уверенность в том, что
об их существовании никто не знает.
Имелись и другие догадки, помогающие сузить зону поисков. Требовалось
найти систему с планетой, у которой имеется биосфера, находящейся на таком
расстоянии от звезды, чтобы поверхность получала нужные количества тепла и
света для поддержания жизни наподобие земной. В среднем примерно одна
звезда класса G из двадцати имела подобную планету. Но эта цифра была
справедлива для единичных звезд, а с двойными звездными системами дело
обстояло гораздо хуже. Следовательно, если бы возле одной из выбранных
звезд находилась правильно расположенная планета, имелись все шансы, что
это и есть Столица.
После долгих размышлений и внимательного сопоставления фактов Мак
пришел к выводу, что гардианы должны были замаскироваться лишь настолько,
чтобы их не заметил какой-нибудь случайно попавший в систему корабль, но
недостаточно хорошо, чтобы скрыться от корабля, который намеренно вошел в
систему с целью поиска. Спрятать целую цивилизацию от того, кто знает, что
искать, кто решил непременно обнаружить эту цивилизацию, попросту
невозможно или, по крайней мере, стоит огромных затрат. Это означало, что
обнаружение Столицы вполне возможно, особенно при наличии чувствительных
приборов.
Итак, все, что требовалось сделать, это тщательно обыскать тридцать
одну звездную систему, рассеянную по всему космосу, отстоящую самое
меньшее на девяносто световых лет от Земли.
Особой подготовки не требовалось, но Дрисколл настаивала, чтобы поиски
Столицы начались не раньше, чем через несколько месяцев. Капитан
занималась встречей прибывающих кораблей и передала маленький флот
разведслужбы в распоряжение Мака. Флот был действительно немногочисленным:
на орбите Колумбии оставалось только шесть из десяти фрегатов
разведслужбы. "Джослин-Мари" еще ремонтировали в системе Новой Финляндии,
и ремонт должен был занять еще некоторое время. "Сыщик" мог вернуться из
разведывательного полета со дня на день, впрочем, трудно следить по часам
за прибытием исследовательских кораблей. "Йемена Шелл" была запущена
незадолго до того, как Дрисколл прекратила работу по исследовательским
программам, а "Васко да Гама" отсутствовал так долго, что его уже считали
пропавшим. В распоряжении Мака оставалось шесть кораблей, и возможно, еще
два должны были вскоре присоединиться к ним. А может, и три - если "Васко"
вернется. Но поиски требовали гораздо большего. К сожалению, теперь, когда
вся Лига занялась лихорадочной мобилизацией, найти в ней свободный корабль
было немыслимо, хотя Мак не оставлял надежды на счастливый случай.
Тем временем шесть кораблей требовалось подготовить к полету. Поиск
пригодных для жизни или обитаемых планет был первоочередной задачей
разведслужбы, и корабли оборудовали соответствующим образом. Обнаружение
промышленной цивилизации считалось подобной задачей, но для нее
требовались несколько иные приборы. Оптические и спектроскопические
устройства на кораблях оставили прежними, но Мак ухитрился добыть
детекторы потоков нейтрино в Новом Гарвардском университете, а также
снабдить телескопы фрегатов инфракрасными сенсорами, предоставленными
горнодобывающей компанией, которая работала на внешних планетах системы
Кеннеди. Остальное оборудование тоже собирали с миру по нитке.
Мак намеревался как можно быстрее отправить к цели первые фрегаты.
Целыми днями он изучал звездные карты, держа в голове десятки цифр,
стараясь понять, в какой из систем с наибольшей вероятностью может
оказаться Столица. Он пытался учесть расстояние от Земли, координаты, в
которых предположительно были угнаны пропавшие корабли, пределы
космической техники в то время, когда гардианы покинули Землю. Он даже
раскопал материалы о конструкции корабля их колонистов, "Освальда Мосли".
Именно материалы по "Мосли" подсказали ему, что полагаться на подсчет
расстояний не стоит. При наличии устройства С2 особое значение приобретало
не расстояние между звездами, а их скорость относительно друг друга при
движении в космосе. Столетие назад, когда двигатели космических кораблей
были гораздо менее мощными и надежными, конструкция кораблей - довольно
примитивной, а их масса превышала массу современных кораблей,
относительная скорость звезд значила гораздо больше, чем теперь. Грубо
говоря, "Мосли" не мог развивать значительную скорость, значит, не мог
попасть в звездную систему, движущуюся со скоростью более ста двадцати
километров в секунду относительно Земли.
Посидев над вычислениями. Мак пришел к выводу, что четыре системы из
списка следует отбросить сразу же - "Мосли" был просто не в состоянии
набрать скорость, соответствующую скорости этих систем. Однако благодаря
этим же цифрам пришлось перевести пять новых систем из списка
"маловероятных" в первые строки списка "наиболее вероятных". Теперь поиск
предстояло провести в тридцати двух системах.
Наконец Мак обработал все данные и выжал из них максимально возможное
количество информации. Он закончил оснастку кораблей и подготовил экипажи
как мог. Больше готовить было нечего.
Через триста пятьдесят часов после того, как Пит привез новости о
"Бесе", первые фрегаты устремились в небо.



17


Лагерь гардианов. Планета Застава

Вилочный погрузчик вытащил еще один ящик винтовок из грузового отсека.
Наблюдая за этим через иллюминатор личного кабинета, Ромеро улыбнулся.
Лагерь расширился далеко за прежние пределы. Он представлял собой уже не
просто исследовательскую станцию, а торговый центр со складами,
ответственными за разгрузку, и инвентаризационной комиссией. Нигилисты и
гардианы заключали сделки одну за другой.
В нагрудном кармане кителя Ромеро, у сердца, лежало письмо от самого
Жюля Жаке - в нем говорилось, что идея Ромеро помогла уничтожить три самых
крупных корабля флота Британники. Черви выполнили свою задачу. Вспомнив о
письме, Ромеро заулыбался шире и подавил искушение перечитать его еще раз.
Продвижение по службе, повышение в звании - вот что ждало капитана
Льюиса Ромеро. Ситуация приняла благоприятный для него оборот, и
переломным моментом стала самоубийственная попытка бегства, предпринятая
этой идиоткой, ВИ Колдер. Воспользовавшись предлогом, Ромеро получил
возможность выгнать своего соперника, Густава, из лагеря и поручить его
заботам захолустную орбитальную станцию. Капитан Льюис Ромеро был просто
вынужден лично принять руководство таким важным объектом, как лагерь на
Заставе.
На другой стороне лагеря размещались лаборатории, где нигилисты создали
прожорливых тварей и продемонстрировали их способности новоиспеченному
командиру отряда биологического штурма.
Нигилисты оказались сообразительными: все выведенные ими существа были
"экологическими поглотителями", как их называли в отряде; как только
первое поколение вылупилось из яиц, эти твари не прекращали плодиться,
достигая пределов насыщения экологической системы и превышая их, до тех
пор, пока единственными существами в системе не оставались сами черви. Они
гибли от голода, пожирали трупы друг друга и наконец погибали среди своих
выделений. Этот цикл могла остановить только смерть.
Нигилисты объяснили гардианам, как спровоцировать размножение, как
вывести червей из состояния спячки, чтобы они начали вылупляться из яиц
или личинок, но не сообщили, как остановить цикл. Как только твари
начинали плодиться, остановить их можно было единственным способом:
уничтожить червей всех до единого. Гардианы не могли контролировать
размножение без помощи нигилистов и потому всегда были вынуждены прибегать
к их помощи.
Со своей стороны гардианы применили подобную хитрость: они почти даром
отдали нигилистам свои винтовки, лазеры, тяжелые орудия, а затем начали
упорный торг за боеприпасы, дождавшись, когда аборигены Заставы по
достоинству оценят свои новые игрушки.
Ромеро немного забеспокоился, узнав, что у нигилистов уже есть
реактивное оружие - инерционные ружья, пушки и так далее. Но оружие
аборигенов не было столь сложным и точным, как у гардианов, к тому же
имело весьма ограниченную дальность. Двигаясь от большого к малому, они
постепенно овладевали искусством метания снарядов на короткие дистанции,
конструировали орудия всех калибров. Но все это оружие было предназначено
для защиты от хищников, а не для войны.
По-видимому, поставки изготовленного на планете оружия были ограничены
по довольно весомым причинам: аборигены Заставы, которые занимались
изготовлением оружия, непременно прекратили бы поддерживать всякие
торговые отношения с нигилистами, если бы подверглись их атакам.
Гардианам было что продавать и помимо оружия. В прошлом аборигены
Заставы враждовали между собой, но их тактика редко выходила за пределы
открытой и беспорядочной драки двух противоборствующих сторон. Гардианы
научили аборигенов Заставы стратегии, объяснили значение боевого порядка,
дали понять, чем хороши специализированные войска.
Ромеро гордился собой. Лучшего он не мог бы и пожелать. За
исключением...
Исключением стал новый элемент сложной игры. В своем письме Жаке
поручил Ромеро выразить признательность нигилистам за их помощь в борьбе
против Лиги. Ромеро предлагалось модифицировать пульт управления небольшой
пассажирской шлюпки, чтобы аборигены Заставы могли пользоваться ею. Затем
предстояло подготовить экипаж аборигенов - и подарить шлюпку нигилистам.
Жаке ясно дал понять, что шлюпка должна совершать только полеты до Столицы
и обратно. Ни о каком устройстве С2 не могло быть и речи. Со шлюпки
следовало убрать все навигаторские системы, способные проложить курс между
системами планет и созвездиями. Шлюпка была предназначена для полетов
посольства, она могла помочь аборигенам принять приглашение и навестить
своих друзей на Столице.
Прежде чем выполнить приказ, Ромеро долго колебался. Ему не хотелось,
чтобы аборигены Заставы почувствовали вкус межпланетных полетов. Возможно,
разумнее было бы держать их только на Заставе, не подавая никаких идей.
Несомненно, так было бы гораздо разумнее. И безопаснее. Но Жаке отдал
приказ, а судьба Ромеро сейчас всецело зависела от благосклонности Жаке. И
Ромеро не стал разбивать свою лодку о камни.
Сняв трубку, он вызвал к себе старшего механика лагеря. Тянуть с
подарком было нельзя. Нигилисты получат свой корабль. В конце концов,
какой вред может причинить гардианам маленькая межпланетная шлюпка?



18


Штаб-квартира разведслужбы. Спутник. Колумбия

Баллистическая шлюпка снизилась над поверхностью планеты, выпустила
посадочные штанги, и пилот аккуратно посадил ее, тут же застопорив
двигатель. Снаружи механики уже подкатывали трап-туннель, по площадке
спешил автозаправщик.
Мак Ларсон смотрел в иллюминатор на приземлившееся судно, выходя из
себя от возбуждения и тревоги. Почему механики так долго возятся с этим
проклятым трапом? Наконец трап был загерметизирован и подсоединен к люку.
Теперь-то его наконец откроют.
Но произошла какая-то непредвиденная задержка, и воздушные шлюзы на
шлюпке и в здании порта упрямо оставались закрытыми. В здании порта, у
барьера из канатов, уже собралась небольшая толпа - пока терпеливая, но
раздраженная ожиданием. Ничего не происходило. Мак бросился к
иллюминатору. Корабль по-прежнему стоял на месте.
Может, на корабле ее и нет? В сообщении было сказано только, что
адмирал Томас прибывает со своими помощниками. Мак еще не получил ни
единого подтверждения, что Джослин пережила атаку. А если это вовсе не
шлюпка Томаса? Мак вспомнил, что и прежде график посадок не раз нарушался.
Люк за его спиной открылся с глухим стуком. Мак бросился к нему и
вгляделся в трап-туннель, но его изгиб мешал видеть.
Где же она? Должно быть, воображение сыграло злую шутку с его глазами.
Как могло столько народу поместиться в такой маленькой шлюпке?
Мак перемахнул барьер и пробежал половину трапа, прежде чем рассудок
подсказал, что его глаза видят именно ее.
- Мак! - Джослин уронила рюкзак и бросилась к нему в объятия.
- Джослин, ты жива!
- Как ты узнал, что я...
- Ничего я не знал. Просто надеялся, и слава Богу! Ты прекрасно
выглядишь.
- Мак, я непременно послала бы тебе весточку, но дома все положительно
посходили с ума, и я не могу винить их. - Джослин взглянула в глаза мужу,
не замечая, что пассажиры шлюпки обтекают их с обеих сторон.
Супруги слились в страстных объятиях. Прошло немало времени, прежде чем
они завершили поцелуй. Привстав на цыпочки, Джослин коснулась лица Мака.
- Мак, давай выйдем из туннеля и отправимся домой. Сейчас выйдет
экипаж, здесь начнется столпотворение...
- И наплыв встречающих.
- ...Но если мы как можно быстрее не доберемся до уединенной
супружеской каюты, я завизжу.
- Отставить визг! Нас поселили в прежнем кубрике, даже в соседних
каютах, как прежде. В должности помощника командира есть свои
преимущества.
- Ты - помощник командира базы?
- И теперь "летаю" за вторым по величине столом базы. Уединение я
гарантирую, но лучше бы сначала перекусить...
- Мак, у меня есть ты - так к чему еда? Знаешь, я так хотела послать
тебе сообщение. Прости, я много раз пыталась написать, что со мной все в
порядке, что я скоро прилечу, но дядя Джордж не позволил мне отправить
даже письмо.
- Можешь передать нашему дорогому дядюшке, адмиралу Джорджу Уилфреду
Томасу, что он лишил меня пяти лет жизни из-за беспокойства.
- Это ни к чему, - произнес низкий и добродушный голос за спиной Мака.
- Он уже все услышал.
Мак отпустил Джослин, обернулся и обнаружил, что адмирал стоит рядом,
довольно усмехаясь. Отдав честь, Мак пожал протянутую руку адмирала.
- Прошу прошения, сэр, я...
- Ничего страшного. Если бы я был женат на моей племяннице и ждал ее
здесь, а какой-то старикашка не пускал ее ко мне, я врезал бы ему по уху -
вместо того чтобы отдавать честь. Рад видеть вас, лейтенант.
- Капитан, сэр, но исполняющий обязанности командира.
- Мак, только не это! Почему ты никак не можешь получить только одно
звание? - счастливо воскликнула Джослин.
- Тогда поздравляю. Но давайте все-таки выбираться из этой толпы. По
уставу всем этим людям полагается приветствовать меня, а туннель
недостаточно широк, чтобы они не сталкивались локтями. Идемте.
Мак забеспокоился, что воссоединению с женой помешает визит адмирала,
но, к счастью, Томаса встречал целый почетный эскорт, вежливо дожидающийся
за канатным ограждением. Томаса увели из здания порта в лабиринты базы, а
Джослин и Мак остались вдвоем - впервые за слишком долгое время.


Томас был только рад на время оставить в покое воссоединившуюся пару.
Если какие супруги и нуждались когда-нибудь в уединении и заслуживали его,
так только Джослин и Мак. В любом случае у Томаса хватало своих забот.
- Лейтенант, я предпочел бы пройти прямо в зал совещаний. Дело не
терпит отлагательств.
- Разумеется, сэр.
База разведслужбы представляла собой лабиринт коридоров, как любая
база, бюджет на строительство которой был слишком жестким. Зал совещаний
находился за двустворчатыми дверями без каких-либо надписей, охраняемыми
здоровенной десантницей, которая потребовала у Томаса документы, прежде
чем впустить его.
Голограммы, экраны и печатные отчеты в зале ясно свидетельствовали:
объединенный флот Лиги медленно, не поднимая лишнего шума и стараясь
заметать следы, стягивается в системе Кеннеди. На этот раз командование
старалось избегать большой концентрации кораблей в одном месте - они были
рассеяны по всей системе, небольшими отрядами двигались по орбитам каждой
из планет, а несколько даже находилось на свободной орбите солнца Кеннеди.
Аккуратно помеченные значки на экранах двигались упорядочение, спокойствие
в зале отражало реальное положение. Никакой флот налетчиков не смог бы
нанести удар по всем кораблям сразу, даже при помощи червей...
Черви, проклятые, омерзительные, тошнотворные черви. Томас
передернулся, ощутив, как судорожно сжался желудок. Эти черви будут
преследовать его в ночных кошмарах до конца жизни. Даже сейчас, в
безопасности, при мысли о червях волосы у Томаса вставали дыбом. Это было
хуже любой самой жестокой белой горячки.
Широкое рассредоточение в космосе было жизненно важным для защиты от
паразитов. Вакуум убивал их. Хвала Господу, яйца тоже гибли в вакууме.
Налетчик или саботажник мог заразить червями несколько кораблей, но весь
объединенный флот остался бы при этом в безопасности.
Но все это еще не значило, что беспокоиться не о чем. Даже такая
простая вещь, как поручение "Орлу" флагманских операций, вызывала бурные
споры. Никому не нравилась мысль о том, что придется использовать в
качестве флагмана авианосец - особенно после событий у Британники, но в
защиту этой мысли говорили факты: на флоте не осталось других боевых
кораблей, способных нести все особое оборудование, не говоря уже о
специалистах, умеющих управляться с этим оборудованием.
Объединенный флот Лиги. В более романтические времена он был бы
удостоен названия Великого или Непобедимого флота, и название это получил
бы от офицера, ошеломленного его размерами, а не от бюрократа, не
способного увидеть за цифрами корабли.
Никогда еще столько космических судов не объединялось для выполнения
единственной задачи. Процедуры координации их движений следовало бы
разрабатывать годами, но время было военное, и бездушные техники покончили
с компьютерными программами и системами связи за считанные недели.
Практика в простейших переговорах между кораблями, работа с вавилонским
разнообразием языков и десятками "стандартных" радиочастот всех этих судов
приобретала огромное значение и должна была продолжаться до тех пор, пока
поисковые команды не обнаружат врага.
Об этих поисках уже привыкли говорить многозначительным тоном, а само
слово "поиски" начинать с заглавной буквы. Задача считалась чрезвычайно
важной, к тому же она была поставлена перед крохотным отрядом кораблей,
оборудованных специальными чувствительными приборами наблюдения.
"Дальний берег" еще не прибыл, как и "Залив Джодрел" и недавно
объявившийся "Васко да Гама". Не успев прибыть в систему, "Васко" получил
приказ вновь отправиться на задание через триста часов. Усилия одного из
этих кораблей могли увенчаться успехом. Но пока адмиралу Джорджу
оставалось только ждать.
Если, конечно, не считать еще одного проекта, которым занимался
непосредственно Джордж. Проект основывался на данных одного из научных
светил о некоторых свойствах центра тяжести двойной звездной системы.
Идея была пугающе смелой, но адмирал Томас не видел причин, по которым
она могла не сработать. Поисковые команды уже снабдили необходимыми
распоряжениями.
Плану дали кодовое название "Поручни" - Томасу казалось, что самым
хитроумным замыслам всегда дают невинные имена.


В дни, последовавшие за романтическим воссоединением, Джослин пыталась
сохранить блаженное состояние счастья и до некоторой степени преуспела в
своем деле. Но в голове ее теснилось слишком много мыслей, чтобы прогнать
их все. По крайней мере, Мак не замечал ее беспокойство, и Джослин
несказанно радовалась этому.
Она волновалась за нового адмирала, милого дядю Джорджа, в руках
которого оказалась жизнь целого флота. Джослин любила дядю, но тем не
менее беспокоилась. Она знала Джорджа лучше, чем кто-либо другой на флоте,
знала, в чем его сила и слабости, но даже она не могла ответить на самый
животрепещущий вопрос: годится ли этот человек для командования флотом?
Если бы не черви, он одержал бы победу в битве у Британники. Было ли это
случайностью или старому Джорджу просто дали первый приличный шанс после
того, как всю жизнь его оттесняли в сторону?
Еще больше Джослин тревожила тяга Джорджа к бутылке. Оставаясь
поблизости, Джослин еще умудрялась как-то контролировать поступки дяди, но
не могла постоянно быть при нем нянькой.
Но пьянствующий дядя и ненадежный командир не вызывали самого сильного
беспокойства. Чаще, чем все остальное, перед глазами Джослин всплывала
гибель "Беспощадного". Она решила никогда не говорить об этом с мужем.
Джослин только радовалась тому, что Мак не видел этого кошмара своими
глазами, не знал, что он не в состоянии полностью представить себе весь
этот ужас.
У самой Джослин не было ни малейшего желания вспоминать о случившемся,
но выбора у нее не оставалось. Бедствие прочно вошло в ее ночные кошмары и
мысли наяву, то и дело являлось к Джослин непрошеным гостем. Воспоминания
о страшном переходе от аварийного пульта к аварийному воздушному шлюзу
после того, как черви уже вывели из строя "Беса", постоянно жгли мозг
Джослин. Она до сих пор помнила пронзительный свист воздуха, ворвавшегося
в шлюз, как только была открыта наружная дверь, потому что насосы
бездействовали. Она видела, как умирал лейтенант Мак-Край, как он бился в
судорогах, разевая в безмолвном крике рот прямо у них на глазах, потому
что черви прогрызли дыру в его скафандре. Перед глазами Джослин еще стоял
люк шлюпки, облепленный червями, которые попали в вентиляционную систему
шлюза и были вынесены из нее вместе с воздухом. Омерзительные, дряблые
тела червей взрывались в вакууме, а лазеры шлюпки сжигали все, что
походило на червей, прежде чем они приближались.
Но самым худшим из воспоминаний было выражение лица Джорджа, когда его
почти вытащили с "Беса" и внесли на шлюпку. Он не просто командовал
"Бесом" десять долгих лет - корабль стал его жизнью, его надеждой, планом
спасения. Теперь же "Бес" превратился в груду металла, стал могилой для
сотен человек.
Правильно ли поступила тогда она сама? На борту шлюпки Джослин вручила
дяде бутылку джина и позволила напиться. Черви уничтожили мир дяди Джорджа
так, как было не под силу ни одному человеку, и Джослин не могла лишить
дядю его излюбленного способа бегства от реальности. Но надо ли было
давать ему еще один урок, как спрятаться в случае фиаско? Стоило ли
потакать слабости человека, который теперь командовал всем флотом?
Дяде Джорджу поручено командование, он выбран для такой работы.
Но годился ли Джордж для нее?



19


Узел связи. Штаб-квартира разведслужбы. Спутник Колумбия

Персонал узла связи повиновался приказам, но приказы эти были таковы,
что лейтенант-связист стеснялся выполнять их. Адмирал приказал сообщать
ему любые новости, невзирая на время, а сейчас было половина четвертого
утра. Лейтенант Тимилити с трудом сглотнул и взял трубку. После двух
гудков, как только адмирал отыскал кнопку ответа, в трубке послышался
поток изощренных ругательств.
- Ну, что там еще?
- Адмирал Томас?
- Нет, царила Савская. Кто это и какого дьявола вы трезвоните в такую
рань?
- Сэр, говорит Тимилити из узла связи. Мы только что получили сообщение
с возвращающегося корабля разведслужбы "Дальний берег".
- И что же?
- Похоже, ее нашли. Нам передали длинное текстовое сообщение. Через
пять минут у меня будет готова распечатка.
- К дьяволу распечатки! Вот это да! Вы молодец, что разбудили меня,
Тимилити! Дайте мне только время натянуть штаны, и я сам приду к вам.


Адмирал Джордж действительно появился в помещении связи в форменных
штанах, но не удосужился дополнить их кителем. Вместо того он набросил на
плечи поношенный халат - длинную, выцветшую хламиду неопределенного цвета,
которая, возможно, выглядела недурно лет двадцать назад. Грудь адмирала
осталась голой, и, распахнувшись, халат приоткрыл на ней скудную седую
поросль. Лейтенант Тимилити уловил в адмиральском дыхании перегар
портвейна, но сам Джордж казался совершенно трезвым и держал себя в руках.
Адмирал схватил распечатку, едва принтер выплюнул ее, и зашуршал
страницами, что-то бормоча себе под нос.
- Черт побери, они нашли ее! - наконец произнес он. - И в самом деле
нашли! - Он еще раз перелистал страницы, а затем оглянулся на Тимилити: -
Димилити, я хочу, чтобы всех участников разработки тактики и планирования
подняли с постелей и созвали сюда. Мне нужно столько копий этого
сообщения, чтобы оклеить все стены базы.
- Слушаюсь, сэр, - отозвался Тимилити.
Но адмирал, по-видимому, его не услышал.
- Господи, и вправду нашли! - повторил он, обращаясь скорее к себе, чем
к лейтенанту. - Это известие - хороший повод для праздника.
Сунув отчет под мышку, Джордж выудил из кармана халата огромную черную
сигару и откусил, ее кончик.
- Я приберегал ее как раз для такого случая, - пояснил он. - Один
давний приятель прислал мне ящик сигар прямо с Кубы. Это последняя из них.
- Он чиркнул спичкой и только спустя минуту сумел как следует прикурить, а
затем застыл, попыхивая дымом, как дракон, и еще раз перечитывая отчет
"Дальнего берега". Наконец адмирал вскинул голову и заметил, что Тимилити
навытяжку стоит перед ним. - Выполняйте приказ, Пимилити. Будите всех!
Наконец-то у нас появилась работа.
Тимилити бросился к аппарату внутренней связи, будя специалистов флота.
Ночь обещала быть долгой.


Одним из первых новость узнал младший лейтенант разведки Королевского
флота Британники Джордж Приго. Джордж никогда не умел просыпаться сразу, и
потому понадобилось немало времени, чтобы облачиться в еще непривычный
мундир. Вызов, а скорее, категорический приказ из узла связи был отдан без
объяснений. С появлением на базе адмирала Томаса статус Джорджа несколько
изменился.
Как и прежде, никто не представлял, что делать с Джорджем на базе
разведслужбы, и его с извинениями поместили в какой-то чулан, словно в
насмешку названный каютой для гостей. Но потом адмирал Томас заметил
Джорджа Приго, и этот случай решил многое. Адмирал не терпел аномалий, а
мистер Приго представлял собой одну из них. Но лейтенант Приго - это было
совсем другое дело. Служить в королевском флоте не позволялось лицам
небританского происхождения, а насчет службы в разведке твердых правил не
имелось, потому Джорджа направили туда. К тому времени он уже успел
забыть, как хорошо иметь свое место.
Разведка. Почему все большие шишки Лиги считали, что место Джорджу
Приго - именно в разведке? Ведь он был инженером, а не шпионом.
Разумеется, он был уроженцем Столицы и знал, в какой руке у гардианов
принято держать отвертку. Но какую пользу он мог принести разведке?
Воспользовавшись недавно полученным доступом, Джордж просмотрел
собственное досье и понял, в чем его отличие от остального персонала
британской разведки. Все, кто имел с ним дело, от высших до самых низших
чинов, считали, что доверять ему серьезную работу, да еще присваивать
звание слишком рискованно. Но Томас одержал верх над всеми. "Бывают
случаи, - говорилось в замечании адмирала, - когда надо хоть немного
верить людям. Допуск одобрен".
Наконец Джордж напялил новый мундир, вышел из каюты и побрел по
коридору. Машинальным движением отряхнувшись, он постарался держаться
прямее, чтобы иметь презентабельный вид. В узле связи было многолюдно и
шумно, и шум усиливался с каждой минутой. В тесное помещение уже
втиснулось два десятка человек, а народ все прибывал. Вестовой вручил
Джорджу копию отчета "Дальнего берега", Джордж разыскал стул в тихом углу
комнаты и начал читать.
Но прежде, чем он успел углубиться в чтение, старший связист объявил
приказ адмирала всем покинуть узел связи и перейти в аудиторию на
следующем уровне.
Вслед за остальными Джордж спустился в аудиторию и пристроился в
последнем ряду. Отчет занимал страниц пятьдесят. Как и подобало хорошему
инженеру, Джордж хотел прочесть его подробно и ознакомиться со всеми
данными, прежде чем делать какие-либо выводы.
Но большинство окружающих было иного мнения, и вскоре уже тридцать -
сорок человек толпились в проходах, привставали с кресел и отчаянно
спорили о том, что может означать известие и как теперь быть.
Наконец капитан Дрисколл вспрыгнула на возвышение в передней части
зала, схватила микрофон и гаркнула в него:
- Всем молчать!
Гул голосов постепенно затих.
- Вот и хорошо, - негромко одобрила Дрисколл. - Рассаживайтесь по
местам, и займемся обсуждением.
Пока присутствующие рассаживались, в зале вновь поднялся ропот. Джордж
заметил Мака и Джослин, сидящих у самого возвышения. Джослин помахала ему
рукой, Мак был слишком занят чтением, чтобы замечать происходящее вокруг.
- Всем встать!
Присутствующие в зале поднялись, когда адмирал Томас вошел в боковую
дверь и направился к возвышению. Он выглядел озабоченным, уже успел
облачиться в мундир и побриться, но по-прежнему дымил огромной вонючей
сигарой. Такой озабоченности и опрятности от адмирала было трудно ожидать
в столь ранний час.
- Прошу всех сесть. Давайте разберемся, что случилось. Как вы уже
знаете, "Дальний берег" обнаружил планету, которую наши приятели гардианы
считают домом. К нашему удивлению, планеты обеих звездных систем оказались
обитаемыми: по крайней мере, "Дальнему берегу" удалось поймать
радиосигналы с обеих. Одна из планет идентифицирована как Столица, вторую
в сообщениях называли Заставой. "Дальний берег" перехватил многочисленные
радиосообщения, в которых упоминались названия планет. Капитан Тохиро и
его экипаж проделали отличную работу - не только обнаружили логово наших
противников, но и приблизительно выяснили численность их кораблей, а также
расположение баз. Очевидно, большая часть флота располагается на орбите
Заставы.
Еще одна любопытная информация - о ракетных оборонных системах, в
которых гардианы действительно знают толк. Таких систем там целых три.
Одна находится вокруг Нова-Сол-А и защищает Столицу, вторая - возле
Нова-Сол-В и прикрывает Заставу.
А третья строится вокруг центра тяжести звездной системы. Экипаж Тохиро
подслушал переговоры строительных буксиров, и по предположениям, система
вокруг центра тяжести завершена менее чем на треть. Это звучит заманчиво,
хотя проверять предположение нам некогда.
Все это вызывает закономерные вопросы: что нам теперь делать? Что
предпринять? Каковы наши задачи? Все мы - военные, а обсуждать цели войны
больше пристало политикам.
Потому возникшие вопросы мы предоставим решать им. А когда нам станет
известен ответ, мы будем готовы, потому что все вы немедленно разобьетесь
на отдельные группы планирования и каждая рассмотрит одну из возможностей.
В течение часа вы получите особые распоряжения: некоторые из вас займутся
прежней работой, но должны оставаться в курсе дела и помогать, если
понадобится.
Нам необходимо спланировать следующее: мирное и открытое прибытие и
демонстрацию силы, которая до смерти перепугает правительство гардианов и
убедит его сдаться. А затем, полагаю, нам придется лишь раздавать цветочки
народу, который напал на нас без малейшего предупреждения, убил наших
союзников и друзей, воспользовавшись самым варварским из вообразимых видов
оружия, вторгся в нашу систему и чуть не уничтожил весь флот Британники.
Как вы уже поняли, я считаю такой подход весьма ненадежным и не стал бы
даже проверять его.
Второй вариант - выбор одной из многочисленных воинских стратегий,
которая с наибольшей вероятностью обеспечит нам победу, принесет
наибольшие потери гардианам и наименьшие - нам. Параллельно с этим нам
придется разработать способы и средства спасения всех граждан государств -
членов Лиги, похищенных гардианами. Я уверен: мы способны разгромить
гардианов даже в их системе, выстоять даже против их отвратительного
биологического оружия.
Адмирал Томас на мгновение замолчал, а когда заговорил вновь, ледяной
тон его голоса ошеломил Джорджа Приго прежде, чем новоявленный офицер
разведки понял смысл слов адмирала.
- Третий вариант очень прост, и после битвы у Британники я вынужден
признать, что этот вариант является единственным. Лично я решительно
против него. И все-таки скажу: этот третий вариант - истребление. Мы
уничтожим их до последнего. Разбомбим все города, все спутники, все
корабли, стерилизуем планеты Нова-Сол и позаботимся, чтобы эти чертовы
черви и другие чудовища, созданные гардианами, были истреблены вместе со
своими творцами.
Я уверен, что мы способны и на такое.



20


ОСГ "Ариадна". Орбита планеты Застава

"Неужели про нас забыли?"
Никто не задавал этот вопрос, по крайней мере вслух, но он возникал у
всех ВИ каждый раз, когда они смотрели на звезды или вспоминали о доме.
"Дом" постепенно превращался для них в мифическое место, потерянный и
недосягаемый рай.
Прошло уже более полутора лет с тех пор, как их привезли на "Ариадну".
Бывшие курсанты разведслужбы уже перестали считать себя курсантами службы
Лиги и гражданами своих государств. Это была уловка избирательной памяти,
защита от боли, помогающая забыть, кем когда-то были эти люди. Со временем
им все проще становилось считать себя ВИ - военнообязанными иммигрантами.
Приемлемый термин для рабства.
Однако эта защита с помощью забвения, смирения, покорности
обстоятельствам оставалась неглубокой. То и дело знакомое выражение
проходило по лицу какого-нибудь из ВИ - выражение скорби, потери и
потерянности. В большом мире их считали погибшими, с их смертью
примирились. ВИ потеряли надежду.
Их надежда вспыхнула было вновь, после того как главный штурмовой флот
и "Левиафан" потерпели поражение. По станции распространились слухи, ВИ
шепотом переговаривались о том, что гардианы понесли огромные потери. На
время это подкрепило дух пленников, и они с новым рвением стали
вглядываться в экраны, ожидая, когда бесчисленный флот Лиги явится
вдогонку за гардианами.
Но Сэм Шиллер, лучший астроном среди ВИ, был настроен пессимистично и
не впадал в заблуждение. Лиге предстояло вначале найти гардианов, но
гардианы сумели вернуться домой незамеченными. Бесчисленный флот Лиги так
и не появился, и ВИ вновь упали духом.
У пленных не было достоверной информации из большого мира, кроме той,
что они видели и слышали сами и что узнавали от наиболее болтливых
гардианов. ВИ шутили, что гардианы считают государственной тайной даже
время суток и что комитет безопасности выслеживает всех повинных в утечке
столь ценной информации.
По крайней мере, ВИ удалось узнать об аборигенах Заставы. Официально их
существование тоже считалось секретом, но в реальности об этом знали все.
Скрыть существование аборигенов от ВИ было совершенно невозможно -
особенно потому, что сами ВИ обслуживали системы связи. После бегства
Люсиль текстовые сообщения были переданы на каждый экран станции. Огромные
грузы и множество персонала проходило через "Ариадну" по пути в контактный
лагерь гардианов. Все знали о существовании аборигенов Заставы и ловили
слухи о них.
Вызывали удивление и порождали надежду странные отношения, зародившиеся
между Густавом и ВИ после бегства Люсиль. Только Синтия Ву и Сэм Шиллер
знали наверняка, что Люсиль приземлилась на Заставе, но даже они не
представляли, зачем она так поступила. По станции ползли слухи, было
трудно упустить связь между исчезновением Люсиль, исчезновением шлюпки,
нападением на врача и одним мертвым и одним тяжело раненным гардианом.
Но только Синтия точно знала, что Люсиль-еще жива - или, по крайней
мере, что маяк действует... По освященному веками принципу нельзя судить о
том, чего не знаешь, и Синтия предпочла не рисковать знанием или
безопасностью друзей, сообщая им, что происходит, даже Сэму. Они никогда
не обсуждали случившееся той ночью.
Синтия постоянно пыталась понять мотивы поступков Густава. Она была
готова поручиться: между Люсиль и Густавом что-то есть, но что, почему и
как это получилось - Синтия понятия не имела. Ни Густав, ни Люсиль ничего
ей не объяснили. Все, что понимала Синтия, - Люсиль пришлось исчезнуть и
Густав был посвящен в ее намерения. Его возвращение на "Ариадну" сразу
после бегства Люсиль было слишком любопытным совпадением.
Теперь делами на "Ариадне" заправлял помощник командующего.
По-видимому, у него были свои соображения насчет того, какую игру он
ведет. Через двадцать часов после его возвращения на станцию "Гремлоид"
бесследно исчез из всех компьютеров. В сущности, все предполагаемые
секретные компьютерные файлы исчезли без объяснений, упреков или арестов.
Должно быть, Густав, бывший офицер разведки, уже давно знал о
существовании этих подпольных файлов. ВИ перепугались. Они ждали, что
последует дальше, но ничего не произошло. Густав их не трогал.
Но секретные компьютерные программы были единственным источником
информации пленных, и некоторые смельчаки, изнывая от скуки, не смогли
преодолеть искушения. Они вновь взялись за работу, на этот раз пряча
программы еще надежнее, пользуясь более изощренными паролями и шифрами.
Они ждали вызова к начальству, арестов, наказаний, но так и не дождались.
Казалось, Густав просто предупреждал их о необходимости лучше заметать
следы.
Дисциплинарные взыскания тоже в основном прекратились. Незначительные
нарушения оставались безнаказанными, а серьезные вызывали соответствующую
реакцию, но не драконовские кары. Густав прекратил введенную Ромеро
политику неожиданных обысков и арестов, а вместо того установил четкий
график осмотров жилых помещений и рабочих мест - словно хотел, чтобы у ВИ
было время спрятать все, что требовалось спрятать. Осмотры изменились
самым решительным образом. Вместо привычных грубых и повсеместных обысков
на предмет контрабандных вещей и печатных материалов, запасов еды и
информации инспектора устраивали вполне мирные проверки чистоты и порядка
- этих двух условий, как была вынуждена признать Синтия, на станции
особенно недоставало. Помощник командующего относился к ВИ как к персоналу
станции, а не как к шайке заключенных преступников.
Постепенно ВИ возвращали часть былых привилегий. После долгих месяцев
обращения по фамилии к ним стали обращаться по званиям. Тюремщики вскоре
привыкли к этому нововведению. Охранники-гардианы обращались к своим
подопечным "сэр", "мэм", "лейтенант" и даже стали относиться к ним с
уважением, как к офицерам.
Лейтенант Синтия Ву знала, кому обязана этим новшествам. Своей мягкой
настойчивостью и приличествующим обращением Густав пробуждал в ВИ чувства
самоуважения и гордости. Медленно и с трудом боевой дух, здоровье и
настроение ВИ начали подниматься из мрачных глубин, где пребывали прежде.
Казалось, Густав действует намеренно - по-видимому, он чего-то ждал.
Среди ВИ вновь поползли слухи. Разумеется, для них только одно событие
было достойным ожидания, и если Густав ждал его, ВИ следовали его примеру.
Медленно, но верно мучающий их вопрос изменился. Теперь ВИ спрашивали
себя: "Когда же за нами прилетят?"


Сэм Шиллер наконец-то определил, где находится система Нова-Сол и
старое, настоящее, земное Солнце, предварительно проведя кропотливую,
изматывающую работу.
Странно, но помогли ему аборигены Заставы. Работая с аборигенами,
ученые гардианов пожелали узнать, насколько развита у них астрономия, и
потребовали несколько справочных материалов по этому вопросу; раздобыть их
оказалось невероятно трудно, вся подобная информация считалась у гардианов
секретной. Запрос был передан непосредственно от Ромеро. Как раз
дежурившая на пульте связи Ву отправила сообщение на Столицу, попутно
скопировав его и передав Шиллеру. Просмотрев сообщение, Шиллер обнаружил,
что оно выглядит как ряд номеров библиотечных каталогов без указания
заглавий. Шиллер начал поиск среди файлов данных, зная, что прежде
информация по астрономии в компьютерах "Ариадны" не содержалась.
Распечатав копии учебников, Шиллер нашел то, что искал, - точные спектры
нескольких известных ярких звезд. Спектры звезд - такие же характерные
признаки, как отпечатки пальцев или узор сетчатки человека. Вооружившись
спектрами, Шиллер мог обследовать звездное небо, найти несколько знакомых
звезд и методом триангуляции определить положение Земли.
Но даже имея спектры, ему потребовалось месяцами урывать минуты работы
с телескопом, чтобы найти хотя бы несколько звезд - на картах не
приводилось положение звезд, видимое из системы Нова-Сол. И все-таки
наконец Шиллер обнаружил Альдебаран - этот момент стал переломным в его
работе. Неделю спустя были найдены Вега и Денеб. Имея точное положение
трех самых ярких небесных ориентиров, можно было считать бой наполовину
выигранным. Шиллер получил докторскую степень в астрокартографии - он знал
положение трех гигантских звезд относительно земного Солнца так же хорошо,
как двор своего родного дома. Потребовалась всего пара часов компьютерного
времени, чтобы Шиллер смог определить положение Солнца, видимого с
"Ариадны".
А потом в бархатной глубине небес появилась крохотная желтая точка,
слишком тусклая, чтобы различить ее невооруженным глазом, лежащая в
перекрестье самых крупных телескопов "Ариадны". Часовые проходили мимо
Шиллера каждые десять минут, и он вынужден был скрывать, чем занимается,
бросать работу и начинать ее по новой десятки раз. Больше всего времени
заняла настройка для определения спектра.
Но когда уловитель заряженных частиц наконец накопил достаточное
количество фотонов и отпечаток выкатился из принтера, Сэм Шиллер подхватил
его обеими руками, всмотрелся в слегка размытые темные линии и заплакал.
Одну из них, отчетливую кальциевую черту, он узнал бы где угодно.
Профессор обратил на нее внимание Шиллера, когда он получил свой первый
спектр, снял показания теплого, приветливого солнечного луча в ясный
весенний день в Кембридже, но луч, образовавший этот спектр, покинул
Солнце за десятки лет до появления профессора на свет. И остальные линии
тоже были неоспоримым портретом Солнца, дома, Земли. Он них веяло запахом
сырой почвы, разогретыми листьями кукурузы, качающимися на ветру, они
вызывали перед глазами образ матери Сэма, сидящей в качалке на веранде,
воспоминания о звуках двора, посвисте летучих мышей, скользящих над домом
высоко в небе, в котором зависла полная луна.
Ему следовало сжечь эту распечатку - в этом не могло быть сомнений.
Если она будет обнаружена, его убьют. И Шиллер зашил лист бумаги в
подушку, надеясь, что его никто не найдет.
Но что предпринять дальше? Отправить радиосигнал бедствия? Даже если он
окажется достаточно сильным, чтобы преодолеть огромные расстояния, Землю
отделяют от "Ариадны" сто пятьдесят световых лет - и ближе нет ни одной
обитаемой планеты. Сигналу понадобится полтора века, чтобы достичь Земли.
Столько ждать пленники не могли.
Надеяться на похищение корабля тоже не приходилось. Правда, Люсиль
сумела угнать шлюпку, но на шлюпке им не выбраться даже за пределы
системы. И потом, после выходки Люсиль гардианы удвоили бдительность. Даже
до побега ни одно судно с устройством С2 не приземлялось на станцию. Кроме
того, вставал вопрос о навигации. Сэм понимал, насколько приближенно он
определил расстояние до Солнца. Они могли оказаться на расстоянии десятка
световых лет от нужного места, пользуясь цифрами, полученными Сэмом на
аппаратуре гардианов.
Может быть, когда-нибудь, в подходящий момент, знание о том, где
находится дом, принесет им пользу, но до тех пор какой смысл лелеять
тщетные надежды? Зачем давать волю раздражению? Зачем подвергаться
опасности, выдавая себя каким-нибудь случайным замечанием? Зачем повторять
нелепую выходку Люсиль?
Потому Шиллер никому не проговорился, продолжая спать со спектром
Солнца, зашитым в подушку, и грезить о кукурузных полях.
Поиски дома помогали ему держать себя в руках, придавали хоть какой-то
смысл его жизни. Теперь, когда поиски были успешно завершены и его время и
мозг оказались свободными, Шиллеру оставалось только смотреть на экраны
радаров, следить за неопределенными точками света - и размышлять.
С каждым днем этих точек становилось меньше. Благодаря лагерю на
Заставе "Ариадна" оставалась оживленным местом, но другие станции вокруг
Заставы превращались в брошенные города - или исчезали, когда их уводили с
орбиты и перемещали в другое место космоса. День за днем Шиллер наблюдал,
как гардианы покидают Заставу. Был сформирован и запущен второй штурмовой
флот - на этот раз из пятидесяти небольших корветов. Спустя несколько
недель меньше десятка корветов вернулись на орбиту Заставы.
Происходило и еще немало любопытного. Щит ракетных систем вокруг солнца
Заставы был сооружен, буксиры устанавливали на место последние ракеты.
Затем вдруг начался поток радиосообщений откуда-то от центра тяжести
системы Нова-Сол, зашифрованных знакомым шифром. Направив телескопы на
центр тяжести системы, Шиллер обнаружил вспышки десятков реактивных
двигателей.
Значит, гардианы окружали еще одной паутиной оборонных установок центр
тяжести. Новость не радовала. Оборонная система еще надежнее отделяла
Нова-Сол от внешней вселенной, затрудняла предстоящую атаку Лиги.
Вот почему Шиллер не сводил глаз с центра тяжести, направляя туда все
доступные телескопы и радиодетекторы.
Вот почему он сразу заметил странные поблескивающие огни в центре - как
только те появились.



21


Восемьсот километров к северу от лагеря гардианов. Планета Застава

Дорога была длинной и твердой. Фургон Люсиль, казалось, катится по ней
целую вечность. Зензамы держались ближе к Дороге и другим торговым путям.
Люсиль приникла к единственному небольшому окошку фургона, глядя на
проплывающий мимо ландшафт. Она подсчитала, что колонна преодолевает по
сорок километров в час, развивая неплохую скорость. Иногда зензамы
покидали повозки и некоторое время галопировали вдоль колонны, не отставая
от нее, чтобы размять ноги, прежде чем вновь забраться в повозку. Люсиль
прекрасно понимала, что на такое не способны половинчатые монстры со
звезд, такие, как она сама.
Она была вынуждена безвылазно торчать в своей особой машине или
передвижном доме, фургоне или повозке - ее можно было назвать как угодно.
Наиболее подходящим было название фургона. В его герметичной кабине
зензамы не только ухитрялись понизить содержание углекислоты до
приемлемого уровня, но и удалить из воздуха вонь атмосферы Заставы. Люсиль
обеспечивали съедобной, обильной едой, каждый день у нее была возможность
вымыться. К ней относились так, что лучшего нельзя было и пожелать. Фургон
Люсиль катился рядом с остальными. Негромко урчащий двигатель под полом
фургона приводило в движение какое-то жидкое топливо - его заливали в бак
фургона каждый вечер. Об этом топливе Люсиль знала только то, что им можно
было кормить вьючных и тягловых животных. Она так и не разобралась,
являются ли машины зензамов действительно машинами или какими-то
биологическими организмами, выращенными для особых целей. В фургоне не
было водителя. Люсиль предполагала, что водители - существа особого
выращенного зензамами вида находятся в крохотной кабине впереди фургона,
контролируя его движение, но и в этом она не была уверена. Зензамы
отличались неразговорчивостью. За исключением К'астилль, они предпочитали
держаться на расстоянии от Люсиль.
Некоторые повозки зензамов тащили шестиногие животные крупнее слонов,
проворством и выносливостью превосходящие любых вьючных животных на Земле.
Зензамы оказались на редкость искусными биоинженерами, они воспринимали
свои чудеса с такой легкостью, с какой люди воспринимают электрические
лампочки, холодильники или космические полеты. Сама Дорога была живой или,
по крайней мере, являлась продуктом живых существ. К'астилль попыталась
объяснить это Люсиль и тут же запуталась. Наилучшим аналогом Дороги Люсиль
сочла разновидность сухопутного коралла, обученного, выведенного или
вынужденного расти длинными, аккуратными полосами пятиметровой ширины и
стокилометровой длины.
По-видимому, строителям дорог у зензамов приходилось лишь сеять семена
Дороги - так, как фермер сеет пшеницу. Дорожные растения прорастали,
пускали корни в почву, образуя основу, а затем производили твердый
пористый панцирь, создающий поверхность Дороги и обеспечивающий отличное
сцепление для колес. Зензамы полностью контролировали рост растений: во
время стоянок в лесах, в полях, горах и равнинах Люсиль каждый раз мерила
ширину Дороги, и нигде она не отклонялась от заданной величины более чем
на длину ступни.
Колонна постепенно останавливалась. Послышался вой, грохот и рев.
Вздохнув, Люсиль отпрянула от окна и прижалась к стенке фургона. Путь
колонны вновь пересекли голодные. Иногда Люсиль казалось, что аборигены
Заставы, или, как они называли себя, зензамы, не в состоянии уничтожить
эти существа, а иногда - что они просто предпочитают этого не делать.
Голодные, разумеется, появились на планете задолго до того, как
К'астилль нашла шлюпку Люсиль и взяла ее под защиту своей группы, которую
К'астилль называла рафинаторами. Что они рафинировали - сахар, идеи,
нефть, манеры поведения в обществе? - Люсиль так и не поняла, хотя в
основном членов группы объединяла философская позиция. Уже несколько
огромных животных пытались сожрать шлюпку - и не преуспели в этом.
"Голодными" назывался не какой-то определенный вид - это название
относилось к любым диким животным, которые и впрямь были чрезвычайно
голодны и не испытывали колебаний Голодного Тигра из страны Оз. Насколько
поняла Люсиль, на Заставе хищники почти не отличались от травоядных -
любой из них ел все, что только попадалось. Эти огромные обжоры доставляли
зензамам немало хлопот, но Люсиль видела стайки грызунов размером не
больше мыши, которые тоже нападали на зензамов.
Шум приземляющейся шлюпки, должно быть, распугал животных, заставил их
затаиться на пару дней, но когда крупные звери вернулись, они оказались
ужасающими. Люсиль поначалу думала, что она случайно приземлилась на
территории, по каким-то причинам заселенной особенно прожорливыми и
злобными хищниками, но когда зензамы разыскали ее, К'астилль сообщила, что
вокруг шлюпки места на редкость мирные.
Сидя в своем специально выстроенном фургоне, путешествуя с зензамами,
Люсиль повидала достаточно, чтобы убедиться в правоте этих слов. По
сравнению с населенным злобными, проворными, прожорливыми обитателями
средним климатическим поясом Заставы самые опасные джунгли Амазонки
казались голой пустыней. Жизнь на этой планете кипела куда сильнее, чем на
Земле. И смерть встречалась здесь гораздо чаше.
Насколько сумела разглядеть Люсиль сквозь окно, сейчас караван
остановило стадо трехметровых, шестиногих, клыкастых, бородавчатых
сизо-зеленых персонажей из фильма ужасов. Вытащив ружья, зензамы
невозмутимо перестреляли их. Последовала очередная задержка, пока трупы
убирали с дороги, а затем караван двинулся дальше.
Только недавно Люсиль поняла, что, должно быть, нигилисты постоянно
патрулировали границы лагеря гардианов, убивая или отпугивая
представителей местной фауны. Иначе голодные сожрали бы людей за считанные
дни. Несомненно, именно необходимость создания кордона вокруг посадочной
зоны вызвала задержку первого контакта. Мысль о том, что аборигены не
любят дождь, с самого начала казалась Люсиль нелепой. Живущие в таком
климате существа должны были привыкнуть к капризам погоды. По крайней
мере, Люсиль прояснила для себя еще одну загадку.
Но ее место заняло множество других. Чем объяснить склонность зензамов
к кочевой жизни, к переездам в города, заброшенные неделю или столетие
назад? Зачем после кратковременного пребывания на новом месте зензамы
стремились его покинуть? Их техника была достаточно развитой, чтобы осесть
на одном месте и построить настоящие города. Им было вовсе не обязательно
оставаться кочевниками. Но когда Люсиль спросила, почему зензамы не ведут
оседлый образ жизни, К'астилль никак не могла понять, зачем он нужен.
Торговля имела какое-то отношение к постоянным переездам, и все-таки они
казались скорее пережитком давних времен, а не реальной необходимостью.
Города вначале служили торговыми центрами, но вскоре зензамы перестали в
них нуждаться. Их механический и тягловый транспорт позволял двигаться так
же быстро, как, скажем, европейские железные дороги девятнадцатого века
или дилижансы на Земле. Зачем возить население к товарам, когда гораздо
проще перевезти товары к населению?
Постепенно Люсиль обнаружила, что существует небольшое количество
оседлых аборигенов, которые постоянно живут в нескольких крупных городах.
Эти аборигены обслуживали крупные предприятия, служили брокерами,
управляли центрами связи, работали в научно-исследовательских библиотеках.
Все постоянные города были либо городами-спутниками предприятий, либо
городами-колледжами. Распоряжения центрального правительства тоже исходили
из городов, хотя никто не удосуживался претендовать на территорию или
юрисдикцию.
Оседлые зензамы сошли с Дороги и остались на постоянном месте,
побуждаемые теми же мотивами, которые заставляют людей мириться с тяготами
жизни - богатством, властью, желанием изменить прежний Образ жизни,
возможно, исследованиями какого-либо свойства. Лишь некоторые зензамы
привыкали к оседлой жизни, но такие случаи были редкими. Очень мало кто из
них оставался на одном месте до конца жизни.
Все эти сведения могли бы позволить Люсиль провести утешительную
параллель с поселениями шумеров, зарождением городов, первобытными
кочевниками, занявшимися земледелием и перешедшими к оседлому образу
жизни. Судя по этой параллели, зензамы были еще довольно первобытным
народом, но вели постоянную антропоморфическую работу, совершенствуя свою
культуру. Они были просто кочевниками, только начавшими переходить к
оседлости.
Но эти первобытные кочевники имели радио, электричество и взрывчатку
более мощную, чем порох. Они были искусными химиками, обладали большими
познаниями в астрономии, а в генной инженерии им вообще не было равных.
Эти признаки свидетельствовали о зрелой, утонченной цивилизации.
Но свидетельство было ложным. Люсиль не могла избавиться от мысли, что
зензамы способны достичь большего. У них имелись орудия, они разумно
использовали их, но почему-то задержались на кочевом этапе развития.
Значит у их что-то удерживало?
Фургон Люсиль плавно тронулся с места. Она огляделась, пытаясь
определить, не совершила ли она ошибки, променяв одну тюрьму на другую.
Гардианы держали ее на "Венере", на станции "Ариадна", в лагере на
Заставе, но, по крайней мере, никогда не запирали ее в такую крохотную,
совершенно пустую каморку на колесах, где было нечего читать, нечем
заняться и не с кем поговорить. После долгих переговоров, показа рисунков
и объяснений она получила стул и стол. Ни то, ни другое не удовлетворило
ее в полной мере, но сидеть за столом было куда приятнее, чем есть,
скорчившись в углу комнаты, да и вести дневник за столом было гораздо
проще.
Если, конечно, происходящее стоило того, чтобы заносить его в дневник.
Иногда приходила К'астилль, но недостаточно часто, чтобы развеять скуку
Люсиль. Остальные зензамы держались на почтительном расстоянии. Важные
персоны, правительница и первая советница группы, не вполне доверяли
Люсиль, не верили, что она сказала К'астилль правду. Да и как они могли
поверить, что люди ведут между собой ожесточенную войну, а нигилисты стали
союзниками врагов Колдер? Подкрепить свои слова Люсиль было нечем.
Покамест рафинаторы обходились с ней вежливо, но держались в стороне и
скрывали существование Люсиль от посторонних. Потенциально она
представляла для рафинаторов огромную ценность. Но эту ценность еще
требовалось доказать, а пока никто не желал всерьез прислушаться к словам
крохотного двуногого уродца.
Люсиль казалось нелепым скучать до смерти посреди совершенно чужого
народа, путешествуя по неизведанной земле, - но Люсиль вновь была
пленницей, и ей оставалось лишь смотреть в окно, а это занятие надоело на
редкость быстро.
Немногочисленное имущество Люсиль - поношенный и грязный скафандр,
спальный мешок, туалетные принадлежности, несколько рабочих комбинезонов,
которые служили сменной одеждой, лазерные пистолеты, неприкосновенный
запас пищи, аптечка - было аккуратно сложено у задней стены фургона. В
шлюпке не оказалось больше ничего достойного внимания, а переноска даже
столь небольшого груза на себе при передвижении в толстом скафандре была
отнюдь не приятной прогулкой.
Люсиль тревожило, останется ли она в здравом рассудке, - для этого ей и
понадобился дневник. Каждый день она старательно записывала события,
заставляя себя сосредоточиться на реальности, отслеживать движение
времени. Люсиль знала, что попадет в настоящую беду, если потеряет счет
дням и часам. Пока она провела на планете более трех тысяч часов - или
четыре земных месяца.
Но это время казалось Люсиль вечностью, и убеждаться в обратном
помогали лишь записи в дневнике.
Хуже всего была неизвестность. Ей придется ждать здесь, пока не
прибудут войска Лиги. Она понадобится Лиге - потому что способна общаться
с зензамами и знает их образ жизни.
Но в последнее время к Люсиль все чаще приходила мысль, что ей самой
Лига нужна гораздо больше. Если мыслить логически, Лига не могла не
разыскать гардианов. Но Люсиль уже знала десяток причин, по которым этого
могло не произойти. В таком случае ей придется провести среди зензамов всю
жизнь и здесь же умереть. Предположим, войска Лиги так и не появятся
здесь. Сколько она протянет, оставаясь в здравом рассудке и в нормальной
физической форме? Год? Десять лет? Пятьдесят? Еще три дня? Этого Люсиль не
знала.
Одно утешало ее - сегодня рафинаторы планировали прибыть в поселок на
перекрестке дорог. Прибытие ожидалось ближе к вечеру. В поселке рафинаторы
намеревались пробыть десять - двадцать дней, отремонтировать за это время
повозки и дождаться другой группы, которая направлялась в город с
противоположной стороны. Две группы обменялись известиями по радио и
сговорились встретиться в деревне.
Для Люсиль предстоящее событие означало, что тоскливые дни в клетке на
колесах на время прекратятся. А может, новые зензамы больше заинтересуются
ею - если, конечно, им позволят встретиться.
Километры дороги оставались позади, и Люсиль вновь подсела к окну.
Огромная птица скользнула в поле ее зрения. Люсиль называла эти существа
птицами только потому, что они летали. Она уже видела десятки видов
летающих существ. Подобно большинству животных на этой планете, у них
имелось шесть конечностей, но средняя пара модифицировалась, превратившись
в крылья. Атмосферное давление на Заставе на двадцать процентов превышало
давление на Земле, на уровне моря, - возможно, этим и следовало объяснять
характерные особенности фауны.
Пролетевшее мимо существо было одним из тех, которые особенно
понравились Люсиль. Яркая, почти кричащая окраска крыльев этих существ
величиной с крупного домашнего кота напоминала Люсиль о гигантских
бабочках. Летуны были не особенно грациозными, и Люсиль назвала их
спотыкашками. Зензамы держали их у себя в качестве домашних животных или
попросту терпели, не мешая зверькам сопровождать группу от стоянки к
стоянке.
Передними лапами спотыкашки пользовались так же, как белки. Люсиль
нравилось кормить их, наблюдая, как зверьки выхватывают кусочки у нее из
рук, подлетают поближе и ластятся к ней. Их голоса напоминали голоса
попугаев, которых Люсиль держала еще в детстве. Она сумела даже научить
одного-двух спотыкашек нескольким английским словам - в обмен на лакомые
кусочки.
Играя со спотыкашками, Люсиль дала им имена и, подобно многим одиноким
людям, находила удовольствие и утешение в обществе своих любимцев. Зензамы
не одобряли ее развлечение, но Люсиль старалась не обращать на это
внимания. Мало какие ее поступки находили одобрение у зензамов, а Люсиль
требовалось какое-то занятие, чтобы не сойти с ума.
Вереница фургонов и повозок свернула с дороги к небольшому поселку,
прибыв туда точно по расписанию, Люсиль уже не терпелось пройтись и
размять ноги.
Едва успев подняться, она услышала троекратный стук в стену фургона -
это К'астилль предупреждала ее, что всех голодных уже распугали и можно
выходить. Люсиль торопливо облачилась в скафандр и прошла через шлюз.
Выбраться из тюрьмы на колесах было более чем приятно - пусть даже на
несколько часов и в громоздком скафандре.
Наступал тихий и ясный вечер. Переступив порог шлюза, Люсиль искренне
порадовалась тому, что ее защищает стекло шлема - оно сдерживало
ошеломляющий запах плесени и гниющей древесины. Отгороженная стеклом от
вони, Люсиль могла представить себе, что оказалась чудесной весенней ночью
в Сиднее, воображала, что дышит прохладным и чистым воздухом, любуется
сияющими высоко в небе звездами и наслаждается покоем. Огромная фигура,
почти неразличимая в сумерках, вышла из тени и направилась к Люсиль.
- Привет, Люсиль.
- Привет, К'астилль. Поговорим по-английски?
- Практика в английском нужна скорее мне, чем тебе.
- Ты права - твой язык мне пригодится гораздо больше, чем тебе - мой.
К'астилль помедлила, прежде чем ответить, несомненно пытаясь понять
сложную фразу Люсиль насчет знаний и потребностей. К'астилль уже неплохо
понимала по-английски, но еще не умела выражать мысли так же точно и
кратко, как Люсиль.
- Твой язык не пригодится мне только покамест. Придет время, когда мое
умение выражаться на языке людей приобретет огромную ценность. Потому
позволь мне попрактиковаться.
- Разумеется, К'астилль. Я просто пошутила.
К'астилль что-то проворчала в ответ. Зензамы не признавали ни дружеских
насмешек, ни какого-либо иного юмора.
Люсиль Колдер отошла от фургона и направилась к центру поляны. Вокруг
продолжалась обычная суета: зензамы распаковывали багаж и устраивались на
новом месте. В окнах одного из низких строений загорелся свет, отовсюду
слышались обрывки разговоров и песен.
Стайка детишек-зензамов скользнула мимо, гоняясь друг за другом в игре
в пятнашки, которую мгновенно узнал бы любой ребенок-человек. Дети уже
давно привыкли видеть в группе половинчатого уродца, а некоторые даже
слушали его истории о Земле и космосе. Но в основном дети уделяли Люсиль
не больше внимания, чем взрослые. Люсиль понимала, что она еще слишком
мало знает о семейных отношениях зензамов.
Все, что ей было известно - имена детей полагалось употреблять с
приставкой "О'". К'астилль очень гордилась тем, что ее еще в раннем
возрасте перестали звать "О'астилль".
Сквозь запотевший пластик шлема Люсиль взглянула на небо, звезды,
Нова-Сол-А, сияющее вдалеке даже ярче, чем полная луна, отбрасывающее
резкие тени. Ночное небо было чудесным: чистым, бархатисто-темным,
подчеркивающим великолепие звезд.
Люсиль понимала, что ее место - там, среди сверкающей россыпи звезд. Но
она только начинала смиряться с мыслью, что, возможно, проведет здесь весь
остаток жизни. Ей было странно думать, что еще два столетия назад все люди
были так же прикованы к Земле, даже не предполагая, что существуют другие
пригодные для жизни планеты.
Но не менее странной была мысль о том, что ее окружает первое поколение
зензамов, знающих наверняка, что во вселенной существует множество
населенных планет. Но зензамы не изобретали летательные аппараты.
Возможно, их не привлекала возможность оторваться от земли.
- Ты бы решилась путешествовать там, К'астилль? Хотела бы полететь в
небо?
Ее подруга придвинулась ближе, прижалась длинным гладким боком к
скафандру и положила четырехпалую руку на плечо Люсиль, запрокинув голову
к небу.
- Хочу ли я? Это слишком слабо сказано. Никто из самых известных
путешественников-зензамов, героев, исходивших все дороги, мореплавателей,
обошедших вокруг планеты, не нашел Дорогу такой же длины, как самые
короткие из ваших путей. Я жажду отправиться в небо, увидеть весь мир, все
планеты, заселенные людьми и еще не открытые ими.
- Ты непременно побываешь там.
- Да, как пассажир на ваших кораблях. Но когда-нибудь у нас будут свои
корабли, и мы вырастим свои звездные Дороги. Пойдем же, я хочу есть. Надо
проверить, вырастили ли наши химики эту отраву, которой ты предпочитаешь
питаться.
Вдвоем они направились к скоплению фургонов, унося в самой глубине души
мечты о звездах.
Изо всех рафинаторов только Л'аудази, создательница жизни, была
настоящей мечтательницей, да к тому же звездочетом. Ей было поручено
присматривать за всеми рабочими животными группы, и она приложила все
усилия, чтобы правительница позволила ей заботиться и о Колдер. Таким
образом Л'аудази получила доступ к половинчатому и возможность часами
говорить о небе. У Л'аудази был отличный телескоп, рефлектор с
тридцатисантиметровой апертурой, изготовленный ремесленниками из дальнего
города. Этот сложный прибор стоил трудного путешествия, стоил даже дней,
проведенных в обществе эксцентричных обитателей города. Недавно у Л'аудази
появилась новая цель среди звезд. Половинчатый заговорил о "центре
тяжести", точке между двумя солнцами, вокруг которой вращается система.
Возможно, в центре тяжести находится небольшая планета. Эта идея
воспламенила воображение Л'аудази. Новая планета! Она вела поиск каждую
ночь, с радостью взявшись за бесполезный поиск предположительно тусклой и
крохотной искорки.
Но едва Л'аудази заметила слабый, гаснущий свет, он тут же пропал в
сиянии Нова-Сол-А, движущемся по орбите вокруг центра тяжести и вдруг
вспыхнувшем с новой силой. Странное явление. Завтра надо расспросить об
этом половинчатого. В конце концов, половинчатый знает толк в центрах
тяжести.



22


Центр тяжести. Система Нова-Сол

Небеса на экране вспыхнули и замигали, а стрелки наружных дозиметров
космического корабля Республики Кеннеди "Орел" дрогнули и поползли к
верхним краям шкалы. Адское пламя полыхнуло точно по расписанию.
"Орел" и остальной флот Лиги держался на почтительном расстоянии от
центра тяжести звездной системы гардианов, предоставляя "Снайперам"
выполнить свою работу.
Все усилия обитателей Бэндвида оправдались. Адмирал Томас отправил им
всего лишь набросок на оборотной стороне конверта, а месяц спустя получил
пять тысяч торпед-приманок особой конструкции. Ни одна другая планета не
ответила бы ему столь быстро и эффективно. Джордж только радовался тому,
что оказался на одной стороне с техниками Бэндвида.
Как-то само получилось, что торпеды окрестили "Снайперами" - правда,
некоторые утверждали, что это название имеет свою расшифровку, но никто в
точности не знал, какую именно. Под этим именем торпеды и действовали
сейчас.
"Снайперы" имели форму и размеры стандартной торпеды, самого маленького
аппарата с генератором С2 на борту - предусмотреть его техникам Бэндвида
удалось только потому, что от генераторов не требовалась большая точность,
а больше помещать внутрь торпед было практически нечего. Огромным
преимуществом этих торпед было то, что запускать их мог почти любой
корабль флота Лиги. И сейчас торпеды были запущены чуть ли не с каждого
корабля.
Флот Лиги держался на расстоянии, равном одной двадцатой светового года
от центра тяжести системы, окружая его широким кольцом со всех сторон.
Сами корабли оставались вне досягаемости защитных ракет, а "Снайперы" от
них не ускользали. Выпущенные из торпедного аппарата, "Снайперы" вошли в
режим С2 через миллисекунду, преодолевая расстояние от кораблей до центра
тяжести, производя радиошумы и привлекая к себе максимум внимания.
Автоматические ракетные системы гардианов, предназначенные для
обнаружения кораблей, выходящих из режима С2, потянулись к "Снайперам",
как ягнята к мяснику. Попадая в "Снайперы", ракеты гардианов взрывались
сами, уничтожая дешевую торпеду массового производства вместо боевого
корабля, так что с каждой минутой у гардианов оставалось одной ракетой
меньше. Настоящие же корабли, флот Лиги, ждали, когда ракеты кончатся, а
небеса вокруг центра тяжести перестанут озарять вспышки ядерных взрывов.
Один за другим "Снайперы" устремлялись к центру тяжести и погибали,
истощая оборонную систему гардианов еще до начала основной атаки.
"Снайперы" представляли собой оружие богачей, примитивное решение проблемы
проникновения сквозь ракетный заслон гардианов.
Но адмирал Джордж Томас, наблюдающий за ходом действий из боевого
центра своего флагмана "Орел", никогда не отдавал предпочтения утонченным
мерам. Он твердо решил уничтожить оборонную систему гардианов руками самих
ее создателей.
Контролируемые компьютерами сенсоры, которых не беспокоили подобные
тонкости, считали взрывы и отмечали их места, а также принимали позывные
от тысяч "Снайперов".
Спустя долгие часы число вспышек в темноте начало уменьшаться, а
"Снайперы" выживали все дольше. Адмирал Томас, гость на мостике "Орла",
обратился к хозяину корабля, капитану Джозии Робинсону:
- Ну, капитан, либо у наших друзей кончились ракеты, либо они отключили
систему прежде, чем у нас иссякли торпеды.
- Так или иначе, сэр Джордж, линия их обороны прорвана.
- Полностью согласен с вами. Следовательно, можно продолжать посылать
"Снайперы", а среди них - истребители? Пора дать шанс нашему воинственному
молодому поколению.
Капитан Робинсон кивнул связисту, и соответствующий приказ был передан
звеньям истребителей. Момент был тщательно спланирован. Робинсон,
невысокий чернокожий военный среднего возраста, обладающий взрывоопасным
нравом, потер ладонью свою лысину, опомнился и убрал руку, мимоходом
задумавшись, каким стало бы его проявление нервозности при наличии пышной
шевелюры.
А причин для беспокойства хватало с избытком. "Орел" по размеру был
вполовину меньше "Беса", но все-таки представлял собой соблазнительную
мишень - не только для червей и других ужасов, состряпанных гардианами, но
и для простецких старомодных ракет. Одной из этих вспышек света было бы
достаточно, чтобы навсегда вывести "Орел" из игры.


Но этого не произошло. В бой ринулись истребители, и некоторые из них
погибли. Корабли гардианов, с которых координировались действия ракет,
были взорваны. Сэр Джордж вводил в бой фрегаты и корветы, постепенно
стягивая значительные силы к крохотной планетке, которая находилась на
месте, определенном для нее астрофизиками, - точно в центре тяжести
системы. Несколько небольших боевых кораблей гардианов упорно отбивались и
в конце концов погибали сами. Медленно и методично сэр Джордж уничтожал
оборонную систему центра тяжести. Наконец флот Лиги двинулся в атаку и
занял позицию в самом центре звездной системы. Ни один корабль гардианов
не мог преодолеть расстояние между Заставой и Столицей, не ввязавшись в
бой с флотом Лиги. Силы Лиги также перехватывали или глушили шумами
большинство радио- и лазерных сообщений между двумя планетами. Пока
корабли Лиги оставались в нормальном космосе, они могли перемешаться между
двумя планетами, не рискуя вызвать на себя огонь ракетных систем.
Разумеется, гардианы еще могли заметить их приближение и запустить ракеты,
предназначенные для отстрела кораблей в нормальном космосе. Борьба еще не
завершилась.
Планирование этой атаки оказалось чудовищно сложным, от проблем,
связанных с выбором времени и коммуникаций, пухли головы. Но все эти
усилия окупились, породив ясный, продуманный, методичный и почти скучный
план действий. Последнее свойство плана особенно нравилось капитану
Робинсону. Пока на обшивке "Орла" не было ни царапины.
Это обстоятельство в равной степени радовало сэра Джорджа. Все время
боя он провел в центре управления оперативными силами, выглядел свежим и
умиротворенным. Пришло время начинать план "Поручни". Специалисты
приземлились на планету в центре тяжести, и, наблюдая за прогрессом в их
работе, Томас пришел в особенно хорошее настроение.
Томас вовсе не хотел пробиваться сквозь ракетные заграждения двух
планет системы. Он ждал, что гардианы сами явятся к нему, вынужденные
плясать под его дудку.
Он намеревался закрепиться на планете в центре тяжести системы и
наладить бесконечный поток судов с боеприпасами. Рано или поздно гардианы
попытаются остановить его, или же они рискуют заиметь опасного и быстро
набирающего силу врага прямо у себя под носом. Адмирал решил ждать, но
ожидание было для него медленной пыткой - и под этой пыткой он уже провел
полжизни.
Однажды вечером сэр Джордж пригласил Робинсона отужинать в адмиральской
каюте. Как только стюард убрал последние тарелки и оба джентльмена
остались за портвейном и сигарами, Томас заговорил серьезно.
- Мы умудрились перехитрить самих себя, капитан Робинсон, - заметил он.
- Мы проникли в самое сердце системы, и врагу удалось окружить нас без
каких-либо усилий. - Он помедлил. - Пока все идет неплохо. Мы заставили их
истратить большую часть ракет, у нас больше кораблей, есть ресурсы каждой
планеты космоса, заинтересованной в нашей победе. Опасаться следует только
двух вещей: прежде всего - неизвестного. Что-то вскоре может произойти,
Бог знает что. Второе же - еще опаснее и гораздо вероятнее: в том случае,
если их командующий - гений. Да, гений, настоящий адмирал, а не
престарелый маразматик вроде меня. В таком случае он наверняка сумеет
избавиться от нас с помощью целого корабля червей и десяти тысяч ядерных
бомб. - Томас долго молчал, а затем хлопнул в ладоши и вновь заговорил -
еще громче и воодушевленнее: - И потому будем готовы защищаться, как
только появятся гардианы, спланируем следующую атаку и возблагодарим
Создателя за то, что гении встречаются так редко.
Сэр Джордж вновь потянулся за графином - на этот раз слишком поспешно -
и в третий раз наполнил свой бокал до краев, пока Робинсон сидел, уставясь
в пространство. Как прикажете удерживать такого адмирала в трезвом
состоянии?


ОСГ "Ариадна". Орбита планеты Застава

Шиллеру пришлось промучиться двенадцать долгих часов, прежде чем ему
удалось переговорить с Ву наедине. В этом деле ему весьма помешали графики
работы и отдыха. Наконец они сменились с вахты одновременно. Шиллер догнал
Синтию за углом коридора и всего двумя словами заставил лихорадочно
забиться ее сердце:
- Они здесь.
Ву пристально взглянула на него широко распахнутыми глазами. Ей не
понадобилось спрашивать, кто такие "они", - все объяснил тон Шиллера и
блеск в его глазах.
- О, Сэм! Слава Богу! - Схватив его за руку, Ву вгляделась ему в лицо.
- Но когда они прибыли? Сколько времени находятся здесь? Что делают?
Откуда ты узнал?
- Тише, тише. Возьми себя в руки. Мы обсуждаем местный дрянной кофе,
понятно? Вот и славно. Итак, я наблюдал, как сооружают ракетную оборонную
систему в центре тяжести - и вдруг там появилось целое море вспышек
реактивных двигателей и взрывов, детекторы рентгеновских лучей и
гамма-излучателей заплясали как бешеные. Не спрашивай меня, кто побеждает,
но там кипит жаркая битва, которой я смог подобрать единственное
объяснение.
- Кто-нибудь еще знает об этом?
- Я никому не говорил и не делал никаких записей. Мы должны
распространить эту новость медленно и осторожно, иначе наши товарищи
устроят мятеж и бесславно погибнут. Нам с тобой надо поговорить,
разработать план действий. Как только мы решим, что следует предпринять,
мы сообщим о новости и сможем сделать что-нибудь большее, чем устроить
мятеж.
- Тогда зачем ты сказал об этом мне?
- Мне не обойтись без твоей помощи. Ты никому не проговорилась про
Люсиль и шлюпку, ни разу не упомянула об этом случае. А кроме того,
туповатому парнишке с фермы в Айове леди с таинственного Востока кажется
самой здравомыслящей особой из всех его знакомых.
Ву загадочно улыбнулась, заговорила, но Шиллер остановил ее:
- Встретимся за чашкой дрянного кофе в обеденный перерыв. А пока
подумай обо всем, и я сделаю то же самое. Потом мы составим план.


Некоторое время Синтия Ву была не в состоянии думать. После такого
долгого времени Лига пришла к ним на помощь! Прошли сотни лет похищений
ВИ, прежде чем Лига явилась, чтобы разгромить гардианов и освободить
пленных! Теперь можно позволить себе вновь вспомнить о доме - о
родственниках, друзьях...
Она машинально включила пульт, не задумываясь о хаосе привычных шумов,
которыми сразу же наполнилась комната. Проверка питания, проверка связи,
тестирование антенны, тестирование маяка...
Маяк! Он почти потерял значение для Синтии, этот скрытый маяк, который
она проверяла каждое утро. Сначала сигнал долго поступал из одного места,
и Синтия предположила, что Люсиль находится в шлюпке, следовательно - в
безопасности. По крайней мере, Синтия имела возможность определить
местонахождение шлюпки. Но затем сигнал маяка начал перемещаться, и Синтия
не могла сообразить, что это значит. Возможно, Люсиль двигалась по
поверхности Заставы, но почему и куда - Синтия не знала. Очень могло быть,
что Люсиль уже мертва, а маяк передает сигнал из желудка зверя, сожравшего
ее. Выяснить это у Синтии не было возможности.
Но если войска Лиги здесь, тогда побег Люсиль приобретал особое
значение. Об аборигенах Заставы она знала больше, чем кто-либо другой.
Синтия поняла, что необходимо каким-то образом передать Люсиль сообщение.
Синтия вызвала сообщение о последних передвижениях маяка и испытала
второе невероятное потрясение за этот день.
Последние двенадцать часов Люсиль, или существо, у которого находился
маяк, двигались с огромной скоростью прямо к шлюпке.


К северу от лагеря гардианов. Планета Застава

Тварь, похожая на шестиногого слона с клыками-саблями, взорвалась,
обратившись в розоватое облачко пара, и три фургона покатились дальше по
Дороге на полной скорости, легко проехав по еще дымящемуся остову зверя.
Часовой в переднем фургоне перезарядил свое орудие и был готов к
следующему нападению.
- Твоя шлюпка уже близко, Люсиль Колдер, - сказала на родном языке
К'астилль. - Через несколько часов мы доберемся до нее.
К'астилль стала придерживаться более официального тона в разговорах с
Люсиль, осмотрительнее выбирая слова. Они вплотную приблизились к
прощанию, и К'астилль не хотела рисковать, по неведению обидев чем-нибудь
подругу. Обе они ехали на крыше второго фургона, Люсиль была облачена в
скафандр и, как и К'астилль, слишком возбуждена, чтобы сидеть внутри ящика
на колесах. Передний и задний фургоны представляли собой местные
эквиваленты танков, способных убивать все живое, что появится на пути.
Вскоре эти танки действительно могли понадобиться. До рафинаторов дошли
пугающие слухи, что нигилисты начали нападать на другие группы.
Поколебавшись минуту, К'астилль заговорила:
- Может быть, ты все-таки возьмешь меня с собой на небесную Дорогу?
Люсиль глубоко вздохнула:
- К'астилль, твое присутствие облегчило бы мою работу - те, с кем мне
предстоит вести переговоры, были бы просто вынуждены мне поверить. Но
взять тебя с собой я просто не могу. Тебя не вместит ни одно
противоперегрузочное ложе, а перегрузка может достигнуть шести "g". Ты
превратишься в лепешку. Не обижайся, но ты чертовски велика и тяжела, а
мне придется лететь на предельной скорости. Я выброшу из шлюпки все, что
смогу, облегчу ее вес, чтобы иметь возможность прибавить скорость и
сберечь топливо. Возможно, мне вообще не хватит топлива даже в этом
случае, и кроме того, мне будет нечем тебя кормить, у меня нет устройства
для воздуха, который тебе нужен...
- Все эти проблемы разрешимы...
- Нет! Как бы я ни хотела взять тебя с собой, я не могу рисковать,
иначе все труды пропадут зря. Мне очень жаль.
Она потрепала К'астилль по мускулистому плечу и отвела взгляд, напрягая
зрение, чтобы разглядеть шлюпку - хотя прекрасно знала, что та находится
далеко в стороне от Дороги. В каком состоянии сейчас шлюпка? Может,
какие-нибудь голодные твари успели полакомиться ею? А может, некое местное
чудовище прогрызло люк и устроило внутри шлюпки гнездо?
И если она все-таки умудрится взлететь, не изменит ли ей удача? Не
взорвут ли гардианы шлюпку, чтобы вернуть ее на Заставу в виде облачка
радиоактивных изотопов? В этом Люсиль рассчитывала только на Густава: если
он выжил, то и она сможет уцелеть.


ОСГ "Ариадна". Орбита планеты Застава

Лейтенант Джонсон Густав был жив и обо всем знал. В конце концов, в
прошлом он был разведчиком и обладал профессиональными навыками
разузнавать все, что ему требовалось. Ву и не подозревала, что Густав тоже
следит за перемещениями маяка Люсиль. Шиллер ничего не знал, но Густав
наблюдал за ним, следил за использованием астрономических приборов. Густав
знал, что Шиллер обнаружил Землю, а затем и боевой флот Лиги, уничтоживший
гарнизон гардианов на планете в центре тяжести системы.
Этого дня он заранее боялся. Пришла пора расплачиваться. Повернуть
назад было бы так просто: нажать несколько кнопок, вызвать пару солдат,
арестовать Шиллера, Ву и других заговорщиков. Вызвать станцию "Нике" и
превратить шлюпку Люсиль в пыль, которая час спустя осела бы на
поверхность планеты. Причем никто не упрекнул бы его за попытку сражаться
на своей стороне.
Еще проще было ничего не предпринимать, дать Люсиль шанс прорваться
сквозь корабли гардианов вокруг Заставы, добраться до центра тяжести и
кораблей Лиги, позволить ВИ на "Ариадне" начать бесполезный и кровавый
мятеж, дать им возможность захватить станцию.
Но сколько людей погибнет при этом? Как долго Жаке и его прихвостни
будут заставлять жителей Столицы истекать кровью, прежде чем поймут, что
безнадежно проиграли? Сколько человек станут трупами? Сколько кораблей,
заводов, семей будет уничтожено? Какое еще кошмарное биологическое оружие
состряпают нигилисты, какое ужасное отмщение изобретет Лига? Гардианы не
могли победить. И чем дольше они будут сопротивляться, тем вероятнее от
Столицы останутся лишь дымящиеся руины.
Он должен действовать - но действовать разумно и скрытно.
Утро переходило в день. Синтия еще не успела переговорить с Шиллером,
когда ощутила хлопок по плечу.
Она уже почти привыкла к внезапному и ошеломляющему ужасу,
накатывающему откуда-то из глубины при неожиданном и нежелательном
внимании со стороны гардианов. Это случалось уже много раз. Ву давно взяла
себе за правило действовать спокойно, не оборачиваться сразу, а словно по
инерции нажать несколько клавиш - так, чтобы любая информация исчезла с
экрана. Затем следовало повернуться и спросить охранника, в чем дело.
Обычно не происходило ничего из ряда вон выходящего, просто охранник
одалживал у нее книгу или сигарету или же просил прикрыть его, а сам
устраивался подремать. И на этот раз Синтия беспечными движениями пальцев
очистила экран и обернулась...
За ее спиной стоял сам Густав.
- Добрый день, лейтенант Ву. Я проходил мимо и вдруг вспомнил, что
давно пора решить несколько вопросов с графиком дежурств связистов и
поговорить по этому поводу с вами. Почему бы нам не пройти в мой кабинет?
- Разумеется, сэр. - Комбинезон Синтии за считанные секунды увлажнился
от пота. Она прошла вслед за Густавом по коридорам. Он держался беспечно и
спокойно, в происходящем не было ничего странного, но Ву не могла
избавиться от страха.
В кабинете Густав обошел вокруг стола и уселся.
- Садитесь, лейтенант. Мне надо кое-что сообщить вам. Во-первых, если
вы еще не знаете, Шиллер некоторое время назад обнаружил Землю. Он уже
говорил с вами? Или с кем-нибудь другим?
Ву была слишком потрясена, чтобы солгать.
- Нет... не говорил...
- Отлично. Я считал его рассудительным малым и теперь утвердился в
своем мнении. Позвольте сообщить кое-что еще. Мне известно, что вы помогли
бежать Люсиль Колдер. Но вам следует знать, что и я помогал ей -
фактически бегство мы задумали вдвоем. Догадываюсь, Шиллер уже сказал вам,
что войска Лиги заняли центр тяжести системы. Не трудитесь отвечать, ваше
лицо уже все мне сказало. Люс... то есть лейтенант Колдер, по-видимому,
уже узнала о прибытии войск Лиги - только эта причина могла заставить ее
вернуться к шлюпке. Это избавило нас от необходимости связываться с ней.
Она тоже не лишена рассудка и потому не попытается взлететь до тех пор,
пока и "Ариадна" и "Нике" не окажутся по другую сторону планеты. Обе
станции находятся на постоянных орбитах, компьютерам в шлюпке известны их
курсы. Опасность представляют корабли гардианов. Но вы знаете, как
проверить орбиты и рассчитать, где будет находиться каждый из кораблей в
определенный момент времени. Вы можете связаться со шлюпкой с помощью
узкого радиолуча на частоте, которой пользуется Люсиль?
Затаив дыхание, Синтия кивнула.
- Отлично. Заметьте, я не даю вам инструкций. Вам не следует менять
обычный порядок своих действий, что бы ни случилось. Если вас схватят, я
должен избежать подозрений. Я не смогу защитить вас, иначе меня тоже
схватят и расстреляют. Если вам не повезет, я попытаюсь чем-нибудь помочь.
Но ваше положение лучше моего, так что будьте осторожны. Скажу вам еще
одно; если "Ариадна" уцелеет, она спасет жизнь множеству людей. Стоит
здесь начаться мятежу - и погибнет еще больше людей, гардианов и граждан
Лиги. Вам следует позаботиться о надежном прикрытии. А теперь немного
успокойтесь и уходите.


До обеденного перерыва Синтия успела немногое. Когда она взяла свой
поднос и села рядом с Шиллером в столовой, он немедленно обратил внимание
на ее странный вид.
- Синтия, ты не простудилась? Должен признаться, для болезни ты выбрала
неподходящее время.
- Нет, нет, Сэм. Не знаю, как это называется, когда офицеры или
капитаны допускают умышленную или случайную халатность...
- Это называется баратрия. Любой трибунал расценивает тяжесть такого
преступления наравне с мятежом или изменой. Но этого слова ты не найдешь
даже во "Флотском справочнике" - его выкинули оттуда вместе с другой
нецензурщиной. Но почему ты спросила об этом?
- Это слово попалось мне в кроссворде.
- В самом деле? Но давай перейдем к более серьезным вопросам. Что мы
предпримем с новыми соседями?
- По-моему, - с расстановкой проговорила Синтия, - гораздо разумнее
будет ничего не предпринимать.



23


Планета Застава

Слава Богу, шлюпка по-прежнему стояла на месте - на краю поляны, там,
где приземлилась. Покрытая пятнами окиси, полускрытая травой, опутанная
лианами, с потускневшей, некогда блестящей обшивкой, но она стояла на
месте и была цела. Зензамы из переднего и последнего фургонов начали
палить длинными очередями, чтобы отпугнуть от шлюпки всю живность. Под
брюхом небольшого суденышка что-то шумно пробежало, и зензам из переднего
фургона вышел, неторопливо обойдя вокруг странной машины с небес. Наконец
зензам подал сигнал, и Люсиль слезла с крыши своего фургона.
- Нам понадобятся длинные ножи или какие-нибудь другие инструменты,
чтобы вырубить здесь всю растительность, - заметила Люсиль.
- Это наша работа, - отозвалась К'астилль. - А ты забирайся внутрь и
проверь, в порядке ли машина.
Люсиль подошла к боку неуклюжего суденышка и с чувством погладила его
по обшивке. Шлюпка была для нее не только летательным аппаратом, но и
обратным билетом, шансом вернуться в чистые небеса, к прежней жизни.
- Не внутрь, а на борт, - поправила она К'астилль по-английски. - Так
принято. И говорить о ней следует как о живом существе.
- Когда-нибудь я по-настоящему пойму все тонкости вашего языка, -
заметила К'астилль. - Это будет великий день.
Люсиль усмехнулась:
- Великий день уже наступил - я возвращаюсь в космос.
Трап по-прежнему спускался из люка, и Люсиль вскарабкалась по нему. Вот
и еще одна причина, по которой она не в состоянии взять с собой К'астилль.
Потомки обезьян смогли бы забраться по лестнице, но потомки существ, более
всего напоминающих шестиногих коней, были на это не способны.
Даже в десяти метрах от земли толстые лианы густо оплетали маленький
корабль, а одна протянулась прямо поверх люка. Люсиль закинула руку за
верхнюю ступеньку лестницы и вытащила нож из ножен на поясе.
Нож представлял собой копию классического охотничьего ножа, его
стальное лезвие никогда не тупилось. Люсиль осторожно отвела острый кончик
ножа от своего готового рассыпаться скафандра. Скафандр ей был уже почти
не нужен, но нет ничего хорошего, если она прорежет его и умрет от
отравления углекислотой в трех метрах от пригодного для дыхания воздуха.
Верхняя полукруглая ступенька находилась чуть левее самого люка, а
пульт управления шлюзом оказался прямо перед лицом Люсиль, когда она
стояла на верху лестницы. Но лианы загораживали люк. Поставив левую ногу
на лестницу и повиснув на левой руке, Люсиль спокойно повернулась и
зацепилась правой ногой за петлю лианы, свисающей с корабля, даже не
замечая, что до смерти перепугала зензамов, никогда не покидавших твердую
землю. Лиана отошла от корабля настолько, что Люсиль смогла просунуть под
нее нож и перерезать. Спрятав нож, она отодвинула нижний конец лианы от
люка, а затем потянула верхний конец - чтобы сорвать его с крыши шлюпки,
хватило одного хорошего рывка.
Люсиль вновь поустойчивее расположилась на лестнице, открыла пульт
управления шлюзом и начала перебирать кнопки. Возможно, энергии на шлюпке
еще хватит, но если заряд в батареях почти иссяк, Люсиль не хотела тратить
последние три эрга, необходимые для запуска генераторов.
Повиснув на лестнице, работая на неудобно расположенном пульте,
покрывшись потом, почти насквозь пропитавшим скафандр, глядя через
поцарапанное и пыльное стекло шлема, вдыхая смесь запахов собственного
немытого тела и заплесневелой растительности Заставы, лейтенант Люсиль
Колдер была счастлива впервые с тех пор, как "Венера" мирно курсировала по
космосу - событие древней, полузабытой жизни. Она возвращалась домой.
Войска Лиги были совсем рядом, требовалось лишь преодолеть пару
препятствий.
Еще приятнее было вспоминать, что на борту шлюпки имеется самый
настоящий душ. И чистый комбинезон и кофе. Даже продукты из аварийных
запасов гардианов на вкус были гораздо лучше, чем питательная кашица,
которой кормили Люсиль рафинаторы. При столь развитой культуре зензамы
могли бы додуматься до приготовления еды, а не поглощать ее сырой. Но
спорить о вкусах не имело смысла.
Люк, прикрепленный петлями к основанию, медленно повернулся по
вертикали, образуя платформу, на которую Люсиль легко могла шагнуть с
лестницы. Она перешла на платформу, шагнула в шлюз и с помощью внутреннего
пульта наглухо задраила наружную дверь.


Наблюдая за ней с земли, зензамы поняли, что акробатические трюки
закончились, и вернулись к своей работе - очистке шлюпки от травы и лиан.
К'астилль, которой было поручено предупреждать о приближении голодных,
фыркнула, ударила по земле хвостом и крепче сжала свое ружье. Она уже
успела забыть, как ловко люди лазают, прыгают и взбираются на значительную
высоту. Казалось, они совсем не думают об опасности, не боятся упасть. Эта
мелочь напомнила К'астилль, что Люсиль Колдер - не просто зензам-урод без
задней половины туловища. Она - представительница иного народа, такого
таинственного, что К'астилль не надеялась когда-нибудь открыть хотя бы
толику его загадок.
И К'астилль звала это существо подругой, помогала ей, действуя против
своего народа.
С дальнего края поляны послышалось приглушенное ворчанье. К'астилль
выпустила в ту сторону несколько зарядов и, когда рев ее ружья затих,
услышала, как тяжелое тело неизвестного зверя неуклюже развернулось и
поспешило убраться в кусты, хрустя ветками.
Электроэнергии на шлюпке оказалось в избытке. Криогенные резервуары
действовали и все время отсутствия Люсиль поддерживали нужную температуру
жидкого кислорода и водорода. Воздух, который, вероятно, был не особенно
чистым, показался привыкшей к запахам Заставы Люсиль идеальным и
стерильным. Освещение включилось с первого щелчка тумблера - Люсиль уже
забыла, каким приятным может быть теплый желтый свет, проведя столько дней
под мрачными облаками Заставы или под чересчур белым солнцем.
Итак, со шлюпкой все было в порядке. Дальнейшая работа пойдет гораздо
лучше, если Люсиль удастся привести в порядок саму себя. Прежде всего ей
требовался душ, чистая одежда и еда.
Только пересев в настоящее кресло из противоперегрузочного ложа,
разработанное людьми и для людей, и выпив чашку горячего
свежеприготовленного кофе, Люсиль вспомнила о своем эскорте. Ей
понадобилась минута, чтобы найти наружный микрофон и динамики на
незнакомом пульте связи. Включив микрофон, она спросила по-английски:
- Меня слышно?
- Чересчур хорошо, - чуть раздраженно отозвалась К'астилль. - От
неожиданности мы бросились на другой край поляны.
- Прости, сейчас убавлю громкость. Вот так нормально?
- Да, гораздо лучше. Теперь, наверное, сюда не соберутся все голодные с
округи. Что ты делаешь? Не забывай, близится ночь.
- Прости, К'астилль, я только вымылась и наконец-то поела
по-человечески. Я и не подозревала, как стосковалась по настоящему кофе. Я
давно потеряла счет времени, но если скоро ночь, пожалуй, мне придется всю
ночь провести здесь. Чтобы переодеться в скафандр и перебраться в фургон,
понадобится немало времени.
- Лучше бы ты сказала об этом пораньше. Мы уже беспокоились, а у меня
не было способа связаться с тобой. Я думала, воздух внутри оказался плохим
и убил тебя.
- Спасибо, что ты беспокоилась за меня, К'астилль, и извини за
причиненные хлопоты.
- Не будем больше об этом. Шлюпка в порядке?
- Она в отличном состоянии, но понадобится несколько часов работы,
чтобы подготовить ее к вылету. Завтра я все успею. Отдохни как следует, и
встретимся завтра утром. Я оставлю наружные микрофоны включенными, так что
ты сможешь связаться со мной.
Люсиль проследила в иллюминатор, как К'астилль, несомненно слегка
раздраженная долгим ожиданием, переводит разговор своим товарищам и
зензамы удаляются под защиту фургонов.
По правде говоря, вовсе не затруднения со скафандром заставили Люсиль
провести ночь в шлюпке, а комфорт привычного воздуха, освещения и еды.
Мысль о настоящей постели, пусть даже с жестким матрасом, вызывала
непреодолимое искушение.
Люсиль оставила включенными микрофоны, а затем настроила радиоприемник
на сканирование и прием, даже не задумываясь о том, что работает на
незнакомом пульте. Процедура была стандартной, одной из тысячи, которые
пилоты запоминали раз и навсегда. Только благодаря этой тысяче
механических операций пилот мог остаться в живых.
Воздух в кабине вызывал изумление своим полным отсутствием запахов.
Кондиционер понижал температуру с обычных для Заставы тридцати градусов до
греховно прохладных восемнадцати, и потому кабина казалась Люсиль раем.
Она выволокла свернутый матрас на середину кабины и развернула его. Две
простыни! Подушка! Люсиль впервые почувствовала благоговение перед
достижениями цивилизации.
Устроившись поудобнее, она мгновенно заснула под колыбельную уже
знакомых криков ночной Заставы, передаваемых наружными микрофонами.
Через полчаса после того, как Люсиль задремала, по кабине разнесся
сигнал тревоги, и Люсиль подскочила к пульту связи быстрее, чем успела
проснуться. Где же выключается этот чертов сигнал? А, вот здесь. Завывания
сирены со всхлипом оборвались.
Что за чертовщина происходит - текстовое сообщение по тридцатому
каналу? Люсиль вывела сообщение на экран компьютера.
"Срочно! Вылет к центру тяжести возможен во временной промежуток с часу
двух минут до часу девятнадцати минут. На орбите много кораблей, это
"окно" может быть единственным за несколько дней - в зависимости от
передвижений кораблей. Удачи тебе, подруга. Ву прикроет тебя. Не отвечай.
Мы узнаем, если ты вылетишь. Повтор сообщения. Срочно! Вылет..."
О Господи! Люсиль очистила экран и протерла глаза. Как же Синтия... ну
конечно по маяку. И слава Богу!
Громкий стук донесся из наружного динамика. Люсиль включила камеры.
К'астилль стояла возле шлюпки, колотя по обшивке кулаком. Это напомнило
Люсиль о том, что она хотела провести съемки зензамов, чтобы хоть
чем-нибудь подтвердить их существование. Она планировала сделать это
утром, но теперь было слишком поздно. Перебрав несколько кнопок, она
начала запись с наружных камер.
- В чем дело, К'астилль?
- Мы услышали громкий вопль из переговорного устройства твоего корабля.
С тобой все в порядке?
- Да, спасибо. Пришло срочное сообщение от... от члена моей группы,
который догадался, что я здесь. Она говорит, что я должна как можно скорее
покинуть это место, или у меня ничего не выйдет - позднее враги
догадаются, где найти меня.
- Ты должна вылететь немедленно?
- Да, - Люсиль смутилась и перешла на язык зензамов: - Но ты вновь
заметишь мое присутствие. Я вернусь сюда, и мы снова отправимся
путешествовать, а пока у меня будет к тебе одна просьба: сохрани
устройство, которое я называю маяком, - оно находится в фургоне и помогает
определить местонахождение с помощью радиосигнала. Маяк подскажет мне,
какая Дорога приведет к тебе, где бы ты ни была.
- Я сохраню его. Удачи тебе. - Последнее К'астилль произнесла
по-английски - подобного выражения в ее языке не существовало.
- Спасибо. А теперь мне на несколько минут придется зажечь яркие огни.
Камера запишет, как ты выглядишь, чтобы тебя увидели члены моей группы,
чтобы поверили в твое существование. Мой народ еще никогда не замечал твое
присутствие. Я выключу прожектора прежде, чем сюда соберутся ночные
хищники.
- Отлично. А ты не успеешь выйти из машины и попрощаться?
- Нет. - Больше ей было нечего сказать. - Жаль, что мне не хватает
времени, - добавила она, перейдя на английский. - Так что разреши
записать, как ты выглядишь, а затем всем вам придется отойти подальше:
шлюпка опасна для тех, кто находится снаружи.
- Я видела уже немало шлюпок. Мы успеем отойти подальше. Когда ты
вылетаешь?
- Примерно через час. Прости, сейчас я не в состоянии перевести это
время в привычные для тебя измерения.
- Я знаю, что такое час. Мы уйдем вовремя.


Прожектора вспыхнули, осветив территорию вокруг шлюпки пронзительно
ярким белым светом. К'астилль прикрыла глаза ладонью и дождалась, когда
они привыкнут. Мысленно она повторяла, что должна вести себя разумно,
чтобы убедить эту таинственную группу половинчатых, к которой принадлежит
Люсиль, что она, К'астилль, вовсе не животное. Одновременно К'астилль
размышляла, какое же поведение, собственно, можно назвать разумным.
Ни в чем не уверенная, она сделала то, что повторяла миллионы раз в
подобной ситуации, - помахала рукой камере.


Люсиль улыбнулась бы при этом, если бы смотрела на монитор, но ее
голова уже была занята вычислениями. Каким образом можно удрать с планеты,
не превратившись в радиоактивный газ? Если гардианы находятся в пределах
видимости, они мгновенно заметят хвост пламени реактивных двигателей из
дюз шлюпки. Не разглядеть его было бы просто невозможно. А заметив шлюпку,
они наверняка поймут, кто ею управляет и куда направляется. Они взорвут
шлюпку и, возможно, для верности пустят бомбу в точку вылета.
Ей придется оставаться вне видимости, запуская двигатели. В общем, это
вполне устраивало Люсиль: ей предстоял краткий полет при высокой
перегрузке до достижения скорости отрыва от орбиты, а после этого -
мгновенная остановка двигателей. Она должна в буквальном смысле нырнуть к
центру тяжести системы. Работая за пультом радара на "Ариадне", Люсиль
поняла, что наблюдений за районом центра тяжести со станции ведется очень
мало, и если гардианы на некоторое время отвлекутся, есть все шансы, что
ВИ сумеют отвести радары в другую сторону. По крайней мере, Синтия Ву
наверняка попытается это сделать.
А затем потребуется длинный перелет при двигателях, включенных на
минимальную мощность - так, чтобы оказаться как можно дальше, когда
придется все-таки запустить двигатели и одним прыжком достичь центра
тяжести. Чем дальше от Заставы она будет, когда запустит двигатели, тем
легче оторвется от любого преследования. А если гардианы не смогут
проследить за ее курсом в обратном порядке и определить место вылета
шлюпки, они не узнают, кто находится в ней, - значит, теперь, когда у них
по горло дел с флотом противника, вряд ли они удосужатся тратить силы,
чтобы сбить шлюпку.
Но прежде необходимо подготовить эту посудину к полету, воскресить ее
после многомесячного сна. Кто знает, какие системы способны выдерживать
так долго без обслуживания? Люсиль надеялась, что у нее будет по крайней
мере день-два, чтобы произвести проверки, но похоже, ей придется просто
уверовать в надежность аварийных систем. Она запустила программы
тестирования двигателей и топливной системы. Баки были полны на 90
процентов, и Люсиль могла понадобиться из них каждая капля. Еды и воды на
борту должно хватить для такого полета, но даже если они закончатся, она
сможет продержаться еще несколько дней. Проводить инвентаризацию сейчас
некогда. Теперь - системы наведения. Компьютеры действовали вполне здраво
- по крайней мере, знали, в какой стороне находится небо. Ей придется
довериться наружным приборам. Ориентиров, чтобы проверить работу
компьютеров, у Люсиль попросту не было, и теперь, когда до периода
возможного вылета оставалось 45 минут, о калибровке секстанта не стоило
даже думать.
Черт побери, нет времени даже сбросить балласт! Ладно, она довезет его
до орбиты, а затем сбросит через шлюз, когда начнет полет с приглушенными
двигателями.
А как обстоят дела с обшивкой? Осталась ли она целой или какое-нибудь
дьявольское растение Заставы выделило некую сложную кислоту на обшивку и
ослабило ее - так, что обшивка не выдержит нагрузки при ускорении и в
вакууме? Проверять это не было ни времени, ни возможности. Но принять меры
предосторожности еще можно - надо найти второй скафандр. Люсиль откопала
его в шкафу и поняла, что расхаживает по шлюпке в чем мать родила, только
когда попыталась надеть скафандр на голое тело. Спать голышом было очень
приятно, но теперь пришло время влезть в ненавистный комбинезон. По
крайней мере, он был чистым.
В скафандре имелись довольно примитивные механизмы для удаления
продуктов жизнедеятельности, соломинка, торчащая из резервуара с водой и
предназначенная, чтобы избавить обладателя скафандра от обезвоживания, и
даже маленький воздушный шлюз, позволяющий подносить еду ко рту. Если
обшивка даст трещину, можно продержаться в скафандре достаточно долго,
чтобы достичь центра тяжести, но забавного в этом будет мало.
Люсиль то и дело поглядывала на часы, считая убегающие минуты. Она
вновь вернулась в кресло пилота. Давление в реактивной камере - в норме.
Атмосферные двигатели готовы. Люсиль поборола искушение отключить их и
взлететь на реактивных двигателях, вспомнив, что К'астилль и ее товарищи
могут оказаться слишком близко. Если хвост пламени коснется их, они
погибнут, даже не успев почувствовать, что произошло, а если окажутся вне
досягаемости хвоста, его пламя ослепит их.
Нет, ей придется взлетать с помощью привычных воздушных двигателей на
жидком кислороде и жидком водороде. Кстати, а почему бы не воспользоваться
ими и дальше? Это самый эффективный способ избавиться от массы жидкого
кислорода, к тому же сгорающее ракетное топливо образует менее заметный
хвост пламени. Нет, конечно, зная, куда смотреть, ее непременно заметят,
но вполне вероятно, что наблюдатели не обратят внимания на вспышку
неэффективного топлива.
Люсиль понимала, что позднее она пожалеет о каждом грамме водорода,
потраченном во время работы атмосферных двигателей, но вместе с тем не
сомневалась, что, если не предпримет такую меру, жалеть водород будет
просто некому.
Она не принадлежала к тем людям, которые способны отказаться от
принятого решения. Она воспользуется атмосферными двигателями. До открытия
"окна" осталось еще восемнадцать минут, и, когда оно откроется, Люсиль
попробует проскочить сквозь него, надеясь на удачу.
Но какой удачи можно было ждать, если шлюпка по-прежнему оставалась
безымянной? Так не годилось. Следовало хотя бы придумать имя - только для
того, чтобы отогнать беду. "Половинчатый". Возможно, только К'астилль
могла бы в полной мере оценить эту шутку. Люсиль вознамерилась остаться в
живых настолько долго, чтобы рассказать подруге об этом.
Работая быстро и осторожно, Люсиль возродила "Половинчатого" к жизни.
Минуты исчезали слишком быстро. Больше половины систем шлюпки остались
непроверенными, во многом приходилось надеяться на скрещенные пальцы руки.
Осталось три минуты. Люсиль успела рассчитать и заложить в компьютер
курс.
Две минуты, одна, все. Время пошло. Запуск...
На пульте вспыхнул красный огонек. Пальцы Люсиль забегали по
клавиатуре, выясняя подробности поломки, а сердце молотом заколотилось в
груди. У нее есть всего семнадцать минут, чтобы разобраться в повреждении,
починить его или предпринять что-нибудь другое... О черт, дело только в
незакрытой панели пульта наружного шлюза. Забираясь в шлюпку, она совсем
забыла захлопнуть крышку пульта. Скорее всего, при сопротивлении воздуха
ее попросту оторвет к тому времени, как шлюпка достигнет границ атмосферы.
Что ж, так тому и быть. Люсиль нажала последнюю кнопку, и
"Половинчатый" взвился в небо.


С переполненным сердцем К'астилль наблюдала, как столб пламени
прокладывает дорогу к звездам, слушала, как дрожит от рева двигателей
земля. Она попыталась описать происходящее, которое люди называли
"взлетом", своим спутникам, но, как обычно, ей не хватило слов. Лететь в
этом столбе пламени по небу, полному врагов, к едва заметным светящимся
искрам, которые могли оказаться мощным флотом... Думая обо всем этом,
К'астилль восхищалась храбростью подруги и размышляла, хватило бы у нее
самой смелости и присутствия духа, чтобы взлететь в небо, рискуя
погибнуть.
Если бы не звезды... Звезды находились на другом конце огненной Дороги.
К'астилль проследила, как шлюпка исчезает из виду, оставляя хвост
белого курчавого дыма, который быстро рассеивался по ветру. Внезапно она
поняла: возможно, она первая из зензамов грезит о полетах без отвращения -
ибо никто из них никогда не летал и даже не знал этого слова.



24


Застава, лагерь нигилистов

Д'еталлис считалась ветераном бесконечных политических баталий и знала
цену хорошей разведке. Из полудюжины источников - от зензамов, которые
подружились с гардианами, из подслушанных сообщений по радио, о которых,
как считали половинчатые, зензамам неизвестно, благодаря множеству мелких
уловок Д'еталлис узнала, что флот Лиги прибыл к центру тяжести системы.
Она лишь смутно представляла себе, что такое Лига, знала только то, что
это люди и враги гардианов. Но больше ей ничего не требовалось. Момент
идеально подходил для ее замыслов.
Д'еталлис достигла огромного прогресса в осуществлении своих планов, но
обнаружила, что ее мотивы, планы, желания меняются от победы к победе.
Она видела, как разделилась Ельтипа, и этот момент стал для нее
переломным. После всех хитроумных замыслов, всей лжи и махинаций в этот
последний, ужасный миг Д'еталлис обнаружила, что по-прежнему любит старую
правительницу. Чтобы избавить ее от потери достоинства, маразма, тягот
потери имени, Д'еталлис убила свою правительницу и поклялась, что это
поколение будет последним, страдающим от Разделения. Она решила убивать
каждого зензама, как только у того появятся первые симптомы страшного
конца.
Друзья Д'еталлис, гардианы, помогли приблизить осуществление этой
мечты. Нигилисты выступили в поход, нападая на тех, кто попадался на пути,
и убивая их. Благодаря оружию и тактике гардианов последователи Д'еталлис,
еще наполовину стадо, но уже наполовину армия, вскоре должны были покорить
все группы зензамов, находящиеся на расстоянии восьми дней пути во все
стороны. Рафинаторы еще оставались недосягаемыми вместе с несколькими
другими группами, но недалек был тот день, когда Д'еталлис станет
правительницей всего материка.
И при ее правлении исчезнут Разделения - это обстоятельство Д'еталлис
считала главным, но при этом обнаруживала странный парадокс. Конец
Разделения был только первым шагом. Покончить с Разделением раз и навсегда
значило покончить с целым народом, а это, в свою очередь, подразумевало,
что потребуется мощная база поддержки армии, которая будет осуществлять
убийства. И все это означало необходимость оставить в живых как можно
больше зензамов. Если бы нигилисты были менее многочисленными, нигилизм
очень быстро исчез бы навсегда. Если бы сторонников нигилизма оказалось
достаточно много, течение захватило бы большую часть или всю цивилизацию
зензамов. Но неизбежно кто-то должен выжить, - значит, Разделение будет
продолжаться, и уцелевшие особи вновь заполнят планету.
Хуже всего было то, что некоторые подгруппы нигилистов совсем не
прельщал геноцид. Они обнаружили, что оружие помогает обрести власть,
неплохо жили, и отнюдь не собирались уничтожать зензамов, служивших им
мишенями. Они утратили чистоту идеалов в погоне за роскошью. Успехи
Д'еталлис заставили ее понять: ее ждет гибель, если она будет идти прежней
Дорогой.
Но хорошим политикам известно, как превратить поражение в победу, как
использовать преимущества и шансы для решения побочных проблем.
План Д'еталлис был разработан с предельной четкостью. Основой его стал
принцип, по которому вся разумная жизнь считалась мерзостью. Значит,
убивать половинчатых следовало так же ревностно, как и зензамов. Еще
важнее было то, что зензамов с легкостью удавалось уговорить убивать
безобразных чужаков - особенно потому, что у них можно было отнять такие
заманчивые игрушки. Очевидно, у гардианов было гораздо более мощное
оружие, чем то, которое они предложили нигилистам. Стоит завладеть этим
оружием, и уничтожение зензамов перестанет быть проблемой. Шлюпка
"Звездное небо" была еще одним кусочком из этой мозаики. Гардианы
торжественно преподнесли зензамам шлюпку несколько дней назад. Д'еталлис
сама окрестила ее. Название выбрали с расчетом угодить людям, и эта цель,
по-видимому, была достигнута.
Но самой лучшей была новость из биологических лабораторий нигилистов.
Они уже давно кропотливо собирали материалы о человеческой коже, пользуясь
пробами, соскобленными с внутренней поверхности скафандров; брали образцы
слюны с горлышек пустых бутылок, сумели взять даже пробу крови у самого
капитана Ромеро. Милейший капитан расхаживал по лагерю без скафандра, в
одном шлеме, герметично закрытом у шеи. К'ишин "случайно" натолкнулся на
него и успел наполнить крохотный шприц прежде, чем безмозглый половинчатый
почувствовал боль. Дело, конечно, было рискованным, но риск оправдался.
Биологи рылись в мусорных кучах лагеря людей и в их уборных, собирая
пробы. Обрезанные ногти, бактерии в человеческих экскрементах - все
поступало в лаборатории для исследования.
Теперь биологи знали достаточно, чтобы разработать структуру
возбудителей мора.
Гардианов отвлекает война с Лигой. Предположительно они попробуют
сохранить ее в тайне от нигилистов. Д'еталлис знала, как воспользоваться
даже таким преимуществом.
Благодаря гардианам она приобрела обширные познания в стратегии.
Наступило подходящее время для атаки.



25


Центр тяжести. Система Нова-Сол

Суматоха на флоте поднялась благодаря одному крохотному суденышку.
Системы наблюдения "Орла" заметили его два дня назад - шлюпка двигалась к
центру тяжести от Заставы. Покамест это была единственная реакция
гардианов на вторжение Лиги.
Легко было вообразить супероружие на борту шлюпки: бомбу, способную
превратить в пыль весь центр тяжести, или биологическое оружие, по
сравнению с которым черви ничего не стоят.
Но в поведении корабля было нечто странное. Он осуществил запуск
двигателей, находясь на расстоянии миллионов километров от Заставы. И если
он не изменит курс, примерно через сорок часов кораблю придется
затормозить, находясь на расстоянии ста тысяч километров от центра
тяжести. Все это вызывало соблазнительную догадку: корабль действует так,
чтобы не приближаться слишком близко к флоту противника и представлять
собой угрозу. Или же он попытается остаться вне досягаемости и связаться с
флотом? Капитану Робинсону не терпелось взорвать неизвестный корабль, но
адмирал Томас не терял надежды на то, что корабль прибыл с мирными целями,
с посланниками гардианов на борту. Томас желал избежать лишних жертв до
тех пор, пока это было возможно. Кроме того, Лиге требовалось время для
подвоза боеприпасов и сооружения базы на планете в центре тяжести системы.
Флот Лиги и без того уже достаточно пострелял, почти истощив запасы
снарядов.
Робинсон обнаружил, что ему сильнее, чем когда-либо прежде, не терпится
воспользоваться передатчиком материи - тем самым, который войска Лиги
применили на Новой Финляндии. С передатчиком все было бы гораздо проще,
но, по-видимому, работа чертовой штуковины требовала огромных затрат.
Более того, никто не знал в точности, почему единственный существующий
передатчик вдруг расплавился через месяц после переброски войск на Новую
Финляндию.
Потому, пока грузовые корабли сновали вокруг центра тяжести, доставляя
кораблям топливо, боеприпасы и продовольствие, флот Лиги набирался сил и
ждал. И с каждым днем ожидания, по наблюдениям Робинсона, сэр Джордж
вставал все позднее, а его щеки приобретали все более яркий розовый
оттенок.
Под неусыпным присмотром Лиги гардианы не совершали решительных
действий, но незаметно стягивали войска. В системе находились две крупные
флотилии, каждая размером с треть флота Лиги. Одна из них двигалась по
орбите Столицы, вторая - по орбите Заставы. Каждый день один-два корабля
совершали запуск с орбиты Заставы и скрывались из виду, переходя в режим
С2 - только для того, чтобы спустя некоторое время появиться на подступах
к Столице. Медленно и осторожно гардианы собирали силы для защиты своей
планеты. Предположительно на каком-нибудь компьютерном имитаторе уже
планировалась атака флота Лиги. Но атаку сотен кораблей невозможно
организовать за пару часов. Она требовала времени.
Предстояли еще недели ожидания, прежде чем какая-либо из сторон будет
готова к решительным действиям флота.
Тем временем единственный загадочный корабль постепенно приближался.
Робинсон терпеть не мог загадок, особенно вот таких. "Орел" был готов
превратить незваного гостя в пар в мгновение ока. Радисты пытались
установить связь с кораблем на сотнях различных частот и на десятке
языков. Поскольку гардианы пользовались исключительно английским, не было
смысла обращаться к гостю по-русски, но подобная работа спасала связистов
от вынужденного бездействия и потому считалась оправданной.
Это было единственным преимуществом работы; до сих пор гость не передал
в ответ ни слова.
Робинсон приказал запустить полдюжины автоматических зондов в тот
участок космоса, к которому направлялся гость. Один из них первым передал
изображение шлюпки, когда на ней наконец застопорили двигатели и их пламя
перестало скрывать судно. Робинсон и Томас ждали на мостике прибытия
гостя, следя за изображениями, которые передавали зонды. Загадочный
корабль оказался довольно помятой шлюпкой с опознавательными знаками
гардианов. Это никого не удивило. Какой еще корабль мог оказаться в
системе?
Но первое сообщение со шлюпки изумило всех. Женский голос произнес:
- У меня нет направленного радиопередатчика. Сообщение передается по
широкому каналу. Прошу предусмотреть шумы на этой частоте, чтобы ее не
приняли на Заставе и Столице. Не отвечайте, пока не сделаете этого.
Робинсон на мгновение смутился, а затем пожал плечами. В такую игру он
мог сыграть безбоязненно. Чем может повредить Лиге создание помех для
радио противника? Он нажал клавишу внутренней связи и заговорил со старшим
радистом:
- Дайте нам как следует защищенный канал. Создайте шумы на верхних и
нижних границах частоты и сообщите нашему новому приятелю, когда будете
готовы. Держите нас на связи.
Последовала минутная пауза, пока радисты настраивали антенны и
направляли их на две планеты. Затем фоновые шумы усилились, сквозь них
пробился сигнал, и голос радиста "Орла" произнес:
- "Орел" вызывает неизвестный корабль. Скрытый канал установлен. Просим
назвать себя.
Ответ был получен незамедлительно:
- Говорит лейтенант Королевского флота Австралии Люсиль Колдер, курсант
разведслужбы Лиги Планет. Известно, что я находилась на борту корабля
"Венера", полагаю, меня считают пропавшей без вести с этим кораблем,
предположительно - погибшей. Мне надо о многом сообщить вам. Я не хочу,
чтобы гардианы узнали, что я еще жива, потому и попросила вас создать
помехи. Но передавать свое сообщение по связи мне бы не хотелось. Прошу
разрешения перейти на борт "Орла".
Эти слова повергли всех слушателей в ошеломленное молчание. "Венера"!
Она стала не просто пропавшим кораблем, а живой легендой, вроде
"Марии-Целесты" или "Летучего голландца", таинственной историей, конца
которой не знал никто. Обычный ропот голосов на мостике сменился
оглушительным шумом восклицаний, пока Робинсон не крикнул:
- Всем молчать! Адмирал, что вы скажете?
- Если это трюк, то чертовски ловкий, и я не вижу в нем никакого
смысла. Но если эта Колдер и вправду была курсантом разведслужбы, капитан
Ларсон и моя племянница узнают ее. Разрешите ей перейти на борт и примите
все меры предосторожности.
- Согласен с вами.
Шлюпка с камерой обеззараживания на борту отделилась от "Орла" сорок
пять минут спустя, увозя Мака и Джослин. Мак до сих пор не верил своим
ушам: Колдер жива! Значит, Пит оказался прав и "Венеру" действительно
похитили. До сих пор слова Пита воспринимались как убедительная теория, и
вот она получила подтверждение. Ни Мак, ни Джослин никогда не были близко
знакомы с Колдер - разве что обменивались улыбками и парой слов в
курсантской столовой. Но если она жива...
Шлюпка представляла собой только пульт управления, вакуум, двигатели и
топливо в одном корпусе, наскоро собранные месяц назад на случай, если
понадобится спасать кого-нибудь с зараженного червями корабля. Мак и
Джослин сидели в противоперегрузочных креслах, укрепленных в средней
секции, возле бимса, поддерживающего фюзеляж. На одном конце бимса
располагались двигатели, а на другом - особая камера обеззараживания.
Между носовой частью и пультом управления размещались пусковые шахты для
торпед угрожающего вида плюс дезинфицирующий душ и прочие приспособления
для уничтожения червей. Мак и Джослин были облачены в армированные
скафандры. Насколько было известно, ни одна открытая деталь корабля или
скафандров не годилась в пищу червям. На флоте Лиги уже научились
уничтожать червей и теперь надеялись, что смогут уничтожить всех прочих
тварей, созданных гардианами.
Но какого черта делала здесь Колдер?
Джослин вела шлюпку к кораблю Колдер, не прибавляя скорости, помня, что
все орудия, направленные на корабль Колдер, теперь направлены и на их
судно. Потребовался четырехчасовой перелет, два часа с ускорением, а затем
разворот шлюпки и сброс ускорения.
- Мак, что все это значит? - спросила Джослин. - Как, черт побери, она
сумела украсть шлюпку гардианов? Что вообще здесь происходит?
- Твое воображение ничуть не хуже моего. Попытайся сама найти ответы.
- Попробую... Но "Венера" уцелела! При этой мысли меня пробирает мороз.
- И не только тебя. Подумай только, как должен сейчас чувствовать себя
Пит. Он один так и не поверил, что "Венера" потерпела крушение.
- Ручаюсь, он рад, что решил отправиться с флотом.
- Смотри на радар. Мы приближаемся.
- Слушай, в конце концов, кто из нас пилот?
- Вот и смотри, куда летишь...
Двигатели остановились внезапно, и шлюпка зависла в космосе в десяти
километрах от корабля Колдер. Колдер включила навигационные огни, и те
замигали на темном фоне среди бриллиантовых вспышек звезд.
Усмехнувшись, Мак потянулся и пожал плечо Джослин через армированный
скафандр.
- Отлично, пилот, просто великолепно.
- Замолчи и установи связь, капитан.
- Слушаюсь, мэм. - Мак направил лазерный луч обратно, в сторону "Орла".
- "Орел", говорит капитан Ларсон по скрытому каналу. Мы на месте.
Мак щелкнул кнопкой, и глубоко вздохнул, приготовившись говорить с
женщиной, которая уже давно стала для него призраком прошлого.
- Люсиль, это Мак Ларсон. Ты помнишь меня?
Ответ последовал немедленно, в голосе послышалась нескрываемая радость:
- Мак! Боже милостивый, что ты здесь делаешь?
- Я хотел задать тебе тот же вопрос. Послушай, Люсиль, начальство
желает получить доказательство, что ты - это ты...
- Вполне разумно с их стороны.
Джослин включилась в беседу:
- Люсиль, кто я и кто обвенчал нас с Маком?
- Джослин, привет! Вас обвенчал его невозможное преподобие Фарнсуорт
Баксли и своей болтовней усыпил половину собравшихся.
Джослин улыбнулась Маку.
- Да, если ты и ненастоящая, то, по крайней мере, отличная подделка.
Послушай, у нас на шлюпке есть устройства обеззараживания. С "Орла" тебе
что-нибудь объяснили?
- Конечно. Я в скафандре, на шлюпке вакуум. Все мои вещи собраны в
герметичный контейнер. Переключаюсь на передатчик скафандра. Вам придется
напрячь уши - эта штука не отличается мощностью.
- Да, твой сигнал стал гораздо слабее.
- Ладно, я иду к шлюзу. Делаю первый шаг в вашу сторону - чертовски
большой шаг.
- Не волнуйся, мы тебя примем.
- Я рада уже тому, что слышу вас. Меня так долго держали взаперти.
Звезды выглядят чудесно, и мне наплевать, если я болтаю Чепуху, - я
свободна!
Телекамеры показали маленькую фигурку, отделившуюся от побитого борта
шлюпки.
- Молодец, Люс. Теперь слушай. Мы двинемся к тебе. Если мы будем
приближаться слишком быстро, предупреди нас.
- Джослин, не надо водить меня за руку, как ребенка! Я не развлекалась
так целую вечность!
Запустив маломощные двигатели, Джослин повела шлюпку к летящей в
пространстве фигуре. Несмотря на слова Люсиль, Джослин вела корабль
медленно и осторожно, преодолевая последние километры и метры, пока фигура
в скафандре не протянула руку и не ухватилась за поручни у люка шлюпки.
- Добро пожаловать на борт и территорию Лиги. - Мак обеспокоенно
проследил, как Люсиль замахала рукой:
- Спасибо, спасибо! Где у вас душ?
- Прямо на носу. В шлюзе разденься догола. Как только окажешься в
камере обеззараживания, открой наружный люк и выбрось скафандр и все
остальное.


От удовольствия Люсиль захлебывалась, болтая о пустяках. Она спаслась!
Не важно, что будет дальше, не важно, даже если вся Лига насядет на нее,
выкачивая каждый бит информации о гардианах, аборигенах Заставы и
"Ариадне", - так и должно быть. И этим она обязана Ву, Шиллеру и остальным
пленникам со станции. И еще - Джонсону Густаву.
Вдоль бимса она прошла к камере обеззараживания. Наружный люк был
открыт. Пробравшись внутрь, Люсиль закрыла его за собой. Шлюз представлял
собой обычный бокс из алюминия и пластика размером чуть больше шкафа. Его
герметизация заняла немного времени. Выбравшись из скафандра и белья,
Люсиль швырнула их в угол, открыла внутренний люк и бросила рюкзак в
камеру. Немного погодя она последовала за рюкзаком и в темноте плотно
закрыла внутренний люк. Разыскав свет, Люсиль включила его и с помощью
пульта открыла наружный люк, чтобы сбросить вещи. В камере оказался душ и
несколько флаконов едкого, отвратительно пахнущего мыла. Это
параноидальное стремление к обеззараживанию подсказало Люсиль, что на
флоте Лиги уже знакомы с биологическим оружием.
Ей не придется расспрашивать об этом.
Мак увидел, что наружный люк открылся и скафандр вместе с другой
одеждой выплыл в космос вместе с воздухом. Включив инфракрасный лазер, Мак
прицелился и выстрелил, пока Джослин маневрировала двигателями высоты,
чтобы выровнять скорость со скоростью мусора. Скафандр растаял, а затем
испарился. Мак расстрелял остальные вещи, а затем Джослин подвела шлюпку к
кораблю гардианов. Мак метнул пару тепловых гранат через открытый люк
корабля Люсиль в кабину.
- Отходим, Джоз.
Двигатели взревели, шлюпка отошла задним ходом. Внутренность корабля
гардианов осветилась, заполнившись нестерпимым, убийственным жаром.
Джослин развернула шлюпку и направилась к "Орлу".


Обеззараживание... биологическое оружие... первый контакт. В Лиге еще
понятия не имеют о первом контакте. Печально. Предстоит так много
рассказать, но с чего начать? Отскребаясь под душем, старательно вытираясь
и переодеваясь в чистый комбинезон, Люсиль размышляла над этим вопросом.
За все время ожидания она ни разу не задумалась, каким образом сообщить о
том, что ей известно. Теперь же она решила ничего не говорить, пока ее не
будут слушать нужные люди. Во время полета к "Орлу" Люсиль хранила
молчание, только заверив Мака и Джослин, что с ней все в порядке. Она
улыбалась, махала руками, но молчала, когда маленькая возбужденная толпа
встретила ее на корабле, улыбалась по пути в конференц-зал, где ждали
представители разведки.
Обведя взглядом радостные лица, она вспомнила о нигилистах, и улыбка
сошла с ее лица. Теперь Люсиль знала, как начать.
- Вы воюете не с тем противником, - произнесла она.



26


КРК "Орел". Центр тяжести. Система Нова-Сол

Лейтенант Джордж Приго сидел молча, радуясь, что в суматохе о нем
забыли. Командование и разведка проводили совместное совещание,
затянувшееся на долгие часы, и все это время в зале не утихали споры.
- Не можем же мы устанавливать первый контакт в разгар войны!
- Проклятые гардианы уже совершили первый контакт. Нам надо
позаботиться о втором - и выбор у нас небогатый. Как можно избегать
контакта?
- Но в военное время? Как и кто это будет делать? Как пробиться сквозь
заслон кораблей гардианов вокруг Заставы?
Капитан Робинсон некоторое время молча слушал этот гвалт, а затем
ударил молотком по столу и попытался вернуть разговор в прежнее русло:
- Лейтенант Колдер, я видел последствия нападения на "Беспощадный" и
могу признать, что биологическое оружие представляет чрезвычайную
опасность. Но я не могу поверить вашему заявлению о том, что нигилисты
способны уничтожить все человечество. Начнем с того, что до нас им не
добраться. У них нет ни космических кораблей, ни устройств...
- Но нигилисты их получат, капитан, - ответила Люсиль усталым голосом
человека, вынужденного повторять много раз одно и то же. - Купят, украдут
или построят - не важно, каким способом, но рано или поздно у них будут
корабли. Они уже знают об их существовании. Нигилисты считают разумную
жизнь мерзостью. Не спрашивайте почему - этого я не знаю. Нигилисты
стремятся к власти, но потеряют множество союзников, если начнут геноцид
против собственного народа. Насколько я понимаю, пока нигилисты
ограничиваются убийствами аборигенов Заставы, достигшими преклонного
возраста, и это никого не заботит. И опять-таки, я не знаю, чем они
руководствуются.
Но во всем этом есть некие ключевые моменты: они способны убивать нас,
причем убивать миллионами. Вы видели результаты действия биологического
оружия. Уверяю вас - в настоящее время они ведут активные поиски корабля,
чтобы добраться до нас. Это мое личное мнение, но все зензамы-рафинаторы,
с которыми мне удалось побеседовать, поддерживают меня.
И потом, война против нас будет в политическом отношении более выгодной
для них, чем убийство других зензамов - других аборигенов Заставы. Зензамы
считают нас безобразными, даже хуже, чем безобразными, - наш вид вызывает
у них отвращение. Гардианы - единственные люди, с которыми встречались
аборигены Заставы, а их не назовешь лучшими посланниками доброй воли.
Большинство зензамов не попытается помешать нигилистам начать войну с
нами, и если нигилисты, скажем, захватят Столицу и уничтожат тамошнее
население, в их распоряжении останутся оружие, корабли и другая техника. А
если они получат корабли, они станут преследовать остальное человечество -
только на минуту представьте себе, что могут натворить черви,
предназначенные для нападения на планеты!
Последовало долгое молчание, которое наконец прервал один из офицеров с
Новой Финляндии:
- Только сейчас единственный раз вы упомянули гардианов со Столицы.
Именно из-за них мы прибыли сюда. Ваши инопланетяне весьма любопытны, но
мы явились сюда, чтобы сражаться с гардианами! Вам известно, что сделали
эти чудовища с моей планетой. Почему мы должны защищать их от этих ваших
нигилистов? Пусть защищаются сами. Мы будем только рады избавиться от
гардианов руками нигилистов. А потом вся Лига справится и с самими
нигилистами. Такое развитие событий удовлетворило бы меня, но не в полной
мере. Я бы сказал, что нам следует напрочь игнорировать существа, не
имеющие даже летательных аппаратов. Мы обязаны уничтожить Столицу. Мы уже
слишком долго сидим здесь, в этом чертовом центре тяжести, адмирал. Хватит
предосторожностей! По крайней мере мы, финны, прибыли сюда, чтобы
истребить гардианов до единого!
Джордж похолодел. Этот сумасшедший финн напрямую призывал к геноциду -
и никто не возразил ему! Всех присутствующих занимали лишь тактические
вопросы, и никто не вспоминал о вопросах морали, не задумывался, имеют ли
люди право позволить нигилистам истребить население целой планеты. Джордж
пожалел, что на совещании не присутствуют Мак или Джослин. Они не стали бы
молчать. Джордж чертовски хорошо понимал, что к его словам никто не станет
прислушиваться. Любое его высказывание могло лишь осложнить положение.
Капитан Робинсон обернулся к адмиралу Томасу, но поскольку адмирал не
проявлял никакого желания высказаться, капитан сам обратился к финским
офицерам:
- Джентльмены, мы понимаем вас. Но, по-моему, ситуация не настолько
проста, чтобы решать ее однозначно. Мы не подготовлены к первому контакту,
среди нас нет специалистов по ксеносоциологии и прочим подобным наукам, но
тем не менее, думаю, мы должны установить отношения по крайней мере с той
группой аборигенов Заставы, с которой путешествовала лейтенант Колдер.
Финны не ответили, но над остальными столами прокатился одобрительный
ропот.
- Так как же нам этого добиться? - спросил Робинсон.
- А в чем дело, капитан? - робко заговорила чернокожая женщина с
нервным лицом, лейтенант разведки. - Мы вполне способны отправить на
планету команду - риск при этом будет минимальным. Мы только не в
состоянии принять ее обратно - по крайней мере, некоторое время. У нас же
есть секретные шлюпки.
- Верно, я и забыл об этом. Благодарю, лейтенант Кребс.
- Постойте, - послышался голос из задних рядов. - Что такое секретные
шлюпки и почему они не могут вернуться на корабль?
Кребс склонилась над столом и заговорила чуть громче:
- Это шлюпки одноразового использования и особой конструкции - их не в
состоянии обнаружить радары и другие приборы обнаружения. Мы захватили с
собой достаточное количество таких шлюпок, чтобы забросить на Столицу
разведчиков. В каждой шлюпке поместится шестеро человек и багаж. Принять
их обратно мы не сможем потому, что запасы топлива в их баках невелики - и
шлюпки рассчитаны на одну посадку. Секретные шлюпки могут двигаться по
сигналу маяка, доставляя людей в нужное место, но затем будут вынуждены
ждать на планете, пока мы не заберем их. На шлюпках есть радиопередатчики.
- Замечательно, - произнес тот же голое из задних рядов.
Пит Гессети вздохнул и поднялся.
- Капитан Робинсон, мне неприятно говорить об этом, но логика
подсказывает, что на планету следует отправиться прежде всего мне.
Робинсон уже перестал поглядывать на Томаса: очевидно, адмирал
собирался и впредь слушать молча.
- Боюсь, я пришел к тому же заключению. Позднее мы с вами обговорим
детали и соберем команду. Очевидно, в нее следует включить лейтенанта
Колдер - если, конечно, вы не против, лейтенант.
- Я предполагала, что мне придется вернуться на планету. Вам
понадобится переводчик, мистер Гессети.
- Предлагаю составить команду из добровольцев, - вмешался Пит.
- Отлично. Кребс, организация команды будет поручена вам - после
завершения заседания. А теперь перейдем к другому сообщению об этом
офицере-гардиане, Джонсоне Густаве. Ему можно доверять?
Люсиль приоткрыла рот, помедлила и повертела в пальцах карандаш.
- Джонсон - порядочный и честный человек, но попробуйте поставить себя
на его место, - наконец начала она. - Он - гражданин Столицы, его планета
ведет войну с нами. Он четко разграничивает планету под названием Столица
и политическую организацию гардианов. Он несколько раз намекал на
существование незаконной оппозиционной группы так называемых колонистов,
но о них мне мало что известно. Густав не желает, чтобы Лига захватила
планету и, по-моему, не хочет победы Лиги в этой войне. Но он пришел к
выводу, что представители власти, правительство гардианов, создали на
Столице безнадежную ситуацию. Столица непременно проиграет - Густав
считает поражение неизбежным. Он желает сделать это поражение как можно
менее безболезненным. Он уверен: использование биологического оружия
только усилит жажду мщения у Лиги.
Должна подчеркнуть, что Джон... то есть Густав находится в весьма
щекотливом положении. Я не общалась с ним уже несколько месяцев. Возможно,
он погиб. Его могли одурманить наркотиками или под пыткой выведать у него
наши планы. Очень может быть, что ВИ на "Ариадне" уже мертвы или просто
переведены в другое место. Потому ситуации нельзя доверять. Но если
Джонсон Густав жив, он достоин доверия. Если мы получим какое-нибудь
сообщение с "Ариадны", вам придется самим определить, кто отправил его.
- А при такой дальности мы не можем быть уверенными в надежности
лазерной связи, - задумчиво проговорил Робинсон. - Мы не можем рисковать,
отвечая им. Почему-то такой оборот военных действий кажется мне совершенно
новым и вместе с тем очень древним... Совещание закончено. Нам веем надо о
многом подумать.



27


Палуба-ангар КРК "Орел". Центр тяжести. Система Нова-Сол

- Люсиль права, - подтвердила Джослин. - Кораблю надо дать имя.
Мак хмыкнул и уставился на то, что Джослин назвала кораблем. Серо-бурая
секретная шлюпка имела форму, приблизительно напоминающую наконечник
стрелы со сглаженными краями. Она походила на комок глины, которому некий
великан успел придать форму аэроплана, прежде чем занятие ему надоело.
Шлюпку извлекли из ее ангара, чтобы осмотреть. Мак похлопал ладонью по
обшивке судна и ощутил ладонью ее поверхность, похожую на неровно
застывший бетон, смешанный со стироловой пеной.
- Как насчет названия "Больной лось"?
- Мак, ты истинный романтик, - заметила Люсиль. - Тебе не откажешь в
историческом чутье. Подумай только, как отнесутся будущие поколения к
такому названию, вошедшему во все учебники!
Рассмеявшись, Джослин обняла мужа.
- Знаешь, Люсиль, до сих пор я была на твоей стороне. Но представь
себе, что когда-нибудь детям придется писать скучные рефераты о первом
контакте в истории человечества. Давайте назовем шлюпку "Больной лось" -
пусть повеселятся!
Люсиль пожала плечами, усмехнулась и хлопнула по обшивке шлюпки.
- Ладно, пусть будет "Больной лось". Должна признаться, я ожидала от
вас большего трепета и удивления и меньшего числа плоских шуток в
предвкушении встречи с инопланетянами.
- По-моему, мы оба еще не верим в их существование, - заметил Мак
посерьезневшим тоном. - Понадобится слишком много времени, чтобы
привыкнуть к этому. Всего час назад Пит предложил нам отвести эту штуку на
Заставу. В тот момент мне одновременно хотелось и плакать, и смеяться, и
поскорее встретиться с этой твоей К'астилль.
- Я чувствовала то же самое, - подтвердила Джослин.
- А потом я до смерти перепугался, - продолжал Мак, - не за себя лично,
а потому, что я вполне способен какой-нибудь досадной ошибкой погубить
наши отношения. Возможно, плоские шутки - лучший способ скрыть наше
волнение.
- Может быть, лучше сменим тему, прежде чем на несколько часов завязнем
в обсуждении неслыханного чуда света? - предложила Джослин. - Джордж, ты
единственный настоящий инженер среди нас. Как думаешь, эта штука способна
летать? Мы сумеем достичь планеты незамеченными?
Джордж Приго пожал плечами:
- Я никуда не лечу, потому ничем не рискую, какой бы ответ ни дал. Но
мне кажется, она должна сработать. Их радары не предназначены для
обнаружения керамической обшивки, но даже в случае случайного обнаружения
эта обшивка не отразит импульс.
Джослин фыркнула:
- Ее даже не подумают искать, потому что еще никому в голову не
приходила нелепая идея сделать корабль из стекла.
- Это не стекло, - возразил Джордж, - а скорее глиняный горшок, только
он должен быть гораздо прочнее.
- Больше всего меня беспокоит именно это "должен быть", - заметила
Джослин. - Но я бы все-таки назвала этот корабль стеклянным, потому что
луч радара способен пройти его насквозь и потому что она способна
разбиться, если неосторожно посадить ее. Мне бы хотелось побольше узнать о
двигателях этой штуки. Предположительно это должен быть какой-то гибрид
магнитогидродинамических и линейных ускорителей, очередной строжайший
секрет нашей техники. Для ускорения в нем используется чистый жидкий
кислород. Он, конечно, не настолько эффективен, как реактивное топливо, но
попробуйте-ка обнаружить его след!
Джордж подошел к корме "Лося" и осмотрел дюзы.
- Точно. Должно быть, кислород при запуске разогревается до пары сотен
градусов. Такой хвост трудно обнаружить - особенно если ищешь реактивную
плазму.
- Вот именно! Но я не поручусь, что эту обшивку нельзя вдребезги
расколотить молотком.
Пит вошел в ангар как раз вовремя, чтобы услышать последнюю реплику
Джослин.
- Ты - именно тот пилот, который умеет воодушевить пассажиров.
- Привет, Питер, - с улыбкой отозвалась Джослин. - Что слышно
новенького?
- Видишь ли, вся операция считается сверхсекретной, потому я должен
сообщить о ней только десяти отделам вместо двадцати. Нам в помощь где-то
откопали биолога - парнишку из Южной Африки по имени Чарльз Зизулу. Он
штатский и отлично разбирается в биоинженерии. Его прихватили с собой на
случай, если придется иметь дело с биологическим оружием, потому он
согласился отправиться прямо к его источнику. Итак, Мак, Джоз, Люсиль,
этот Зизулу и я - всего пятеро, а шлюпка может увезти шестерых. Есть
кандидатуры на вакантное место?
- У меня есть, - заявила Джослин. - Мадлен Мадсен, младший лейтенант
королевского флота Британники, пилот. Она проходила подготовку по
пилотированию секретных шлюпок, кроме того, это очень общительное
существо.
Люсиль недоверчиво покачала головой:
- А она имеет опыт в наземных сражениях?
- Полагаю, она прошла стандартную подготовку, как и любой пилот на
флоте. Но зачем нам умение вести наземные бои?
- Затем, что Застава - отвратительное место. Любая зверюга, которая
завидит нас, обязательно попытается нас сожрать. И при всем уважении к
вам, мистер Гессети, должна напомнить, что нам придется подолгу находиться
в армированных скафандрах - по той же самой причине. Вы готовы к этому?
- Нет, но чертовски уверен - я гораздо лучше подхожу для такой
прогулки, чем любой другой дипломат. Я на пятнадцать лет моложе любого из
них. И потом, я вызвался лететь на планету добровольно.
Люсиль вновь недоверчиво хмыкнула. Команда подбиралась пестрая, была
собрана наспех, но надеяться на лучшее было бы нелепо.
- Хорошо, мистер Гессети. Когда мы вылетаем?
- Нам приказано вылететь как можно скорее, но догадываюсь, все в ваших
руках. Мак, когда мы будем готовы к полету?
Задумавшись на минуту, Мак прикинул, сколько времени понадобится для
погрузки и проверки оборудования.
- Через восемнадцать часов.


Люсиль была готова задолго до назначенного времени - впрочем, у нее
было мало забот, кроме подгонки нового скафандра.
Казначей "Орла" отвел ей каюту, предназначенную для почетных гостей.
Это был широкий жест, свидетельство дружеского приема бывшей пленницы,
которой предстояло вскоре вновь отправиться на опасное боевое задание. В
каюте оказалась широкая, как аэродром, кровать, пушистый ковер на полу,
книги, которые Люсиль не успела прочитать, музыкальные записи и фильмы,
которые ей так и не довелось посмотреть, но, по крайней мере, ей было
приятно хотя бы недолго видеть вокруг себя эти вещи.
Вспомнив о К'астилль, Люсиль решила привезти подруге подарок. Как
только эта мысль пришла ей в голову, взгляд упал на идеально подходящую
вещь - книгу, огромную и тяжелую старомодную книгу, лежащую на кофейном
столике в каюте. Книга было озаглавлена "Творение наших рук.
Преобразование человеком Солнечной системы". В ней оказалось множество
иллюстраций с видами величественных зданий и панорам, старых и новых, на
великолепном фоне. К'астилль наверняка обрадуется такому подарку.
Испытав лишь мимолетный укол совести, Люсиль сунула книгу в рюкзак.



28


Шлюпка "Больной лось". По пути к планете Застава

Камеры дальнего обзора показали гигантский силуэт, который увеличение
сделало более пугающим, чем он был в реальности.
- Станция "Нике", - прошептала Люсиль. - Она огромна...
- Это мы уже знаем, - шепотом отозвался Мак. Рассуждая логически, они
могли бы с таким же успехом вопить во все горло. Но, находясь под самым
носом у огромной военной орбитальной станции, проскальзывая мимо ее
радаров, никто не испытывал желания вспоминать о логике.
- Мадди, ты что-нибудь видишь на экране пассивного детектора? -
спросила Джослин.
- Вижу, и очень многое, - отозвалась Мадлен, - но я уменьшила мощность
всех приборов наблюдения. По-моему, следует дождаться, когда "Нике" и
"Ариадна" скроются из виду, прежде чем мы войдем в атмосферу.
- Только бы нам повезло! - поддержала ее Джослин. - Даже если эта
летающая чашка невидима, мне бы не хотелось экспериментировать.
- Попытаться все-таки стоило бы, - заметил Мак, - мы только что
пролетели мимо полудюжины разных радаров, и нас никто не заметил.
- Мак, где мы находимся? На каком расстоянии от нас маяк?
Мак принял управление пультом связи, в результате чего вынужден был
следить только за сигналами маяка. Почти весь полет ему пришлось провести
за чтением.
- Маяк прямо по курсу, не менял положения с тех пор, как мы поймали
первый сигнал. Так что займись делом и посади нас поближе к нему.
В единственной тесной кабине "Больного лося" шестеро пассажиров были
вынуждены есть и спать в буквальном смысле друг на друге несколько долгих
и скучных дней, но двое гражданских среди них отвоевали себе собственный
уголок. Чарли Зизулу воспользовался преимуществом долгого полета и
методично облапошивал Пита Гессети в четыре вида карточных игр. Теперь Пит
мрачно пытался вернуть проигранное за шахматами, со ставкой по пятьдесят
долларов Республики Кеннеди за партию. Но даже в шахматах, в которых Пит
был довольно силен, он едва держался на плаву. "Вряд ли удастся избежать
очередного проигрыша", - мрачно думал Пит, наблюдая, как противник съедает
его второго слона.
- Чарли, а есть какая-нибудь игра, в которой ты не так силен?
Усмехнувшись, Чарли убрал с доски слона. Идеально белые зубы этого
пухленького человечка казались особенно ослепительными на фоне темнокожего
лица. Волосы Чарли торчали коротким ежиком, лицо было круглым, словно
сделанным по циркулю. Внимательные темные глаза выдавали быстрый и мощный
ум, но постоянная улыбка на лице Чарли делала его воплощением дружелюбия.
- Если такая и есть, зачем мне выдавать себя? Пожалуй, за этот полет я
уже наскреб деньжат на каникулы на Бэндвиде.
- К тому же обчистил дипломата! Позор на мою голову. Но если серьезно,
как ты достиг таких успехов?
- Очень просто. Так мне удалось закончить учебу в колледже. Я родился
на одной из территорий ЮАР - юридически она не подчинялась законам этого
государства, запрещающим в числе прочего азартные игры.
Утвердившись на нашей земле, африканеры запретили азартные игры - за
это мы готовы были спустить с них шкуру живьем. Оказавшись в составе ЮАР,
мы внесли свои поправки в законы о запрете азартных игр.
Тогда нам пришлось отбиваться от войск всех цветов кожи, они все
прибывали, а мы продолжали сопротивляться. Южной зимой - или северным
летом - я жил дома с родными и зарабатывал на жизнь, играя в покер. Потом
подоспел сентябрь, я отправился в Америку и начал учиться в Калифорнийском
университете. Когда у меня кончались деньги, я проводил уик-энд в
Лас-Вегасе, а позднее, когда занялся исследовательской работой,
предпочитал Атлантик-Сити.
- В последний раз сажусь играть с человеком, не проверив предварительно
его досье, - пообещал Пит, отводя ферзя на безопасную, на его взгляд,
позицию. - И как же ты оцениваешь наши шансы победить в этой игре?
Чарли пожал плечами:
- Вычислить их невозможно, но ведь я биолог. Когда мне поручили
заняться червями-пожирателями, я согласился подписать все дурацкие
требования - я должен был получить эту работу, какой бы сверхсекретной она
ни считалась. А теперь мне светит поболтать с кем-нибудь, кто умеет
создавать живые существа из ничего! Для биолога это все равно что
побеседовать с Богом. - Чарли передвинул собственного ферзя, съел ферзя
Пита и усмехнулся. - Шах! А мат будет через два хода. Забираю ставку.


Когда шлюпка оказалась в двух часах лета от границы атмосферы, Мак
созвал общее совещание - это означало, что всем следовало повернуться
лицом к центру крохотной кабины, не вставая с кресел.
- Итак, давайте еще раз проясним ситуацию, - начал Мак. - Пока радары
гардианов нас не засекли, но положение может измениться в любой момент.
Возможно, этот корабль невидим для радаров, но вместе с тем он медлителен,
маневрирует с трудом и не вооружен. Мне все равно, из чего сделана его
обшивка - из специальной керамики или замши, но когда корабль войдет в
атмосферу, вспышка наверняка будет заметной. Мы подлетим к планете с
дневной стороны в то время, когда самые крупные из станций не смогут
увидеть эту вспышку, но попасть на планету полностью незамеченными нам не
удастся.
Очевидно, если мы воспользуемся своим радаром, гардианы немедленно
засекут нас, так что этот вопрос отпадает. Значит, нам придется полагаться
на инерционные и визуальные приборы, а они недостаточно точны для наших
целей. У нас нет точных карт поверхности Заставы, нам еще слабо известны
возможности этого корабля. Кроме того, мы не знаем точно, где и когда
войдем в атмосферу. Как вам уже известно, топливо у нас на исходе. Так и
было запланировано. Теоретически нам не о чем беспокоиться. Как только мы
войдем в атмосферу, эта посудина превратится в планер, притом довольно
неплохой, чтобы доставить нас к намеченной цели.
Главная проблема в том, что нам придется полагаться лишь на надежность
своего корабля и собственные молитвы. Но поскольку предстоящая посадка не
из легких, все это было учтено при планировании полета. С нами все должно
быть в порядке. В основном я говорю это для Пита и мистера Зизулу, но даже
матерым пилотам не повредит напомнить: в атмосфере полет может стать
довольно опасным. Даже самый опытный пилот может совершить ошибку, стоит
ему расслабиться и понадеяться на авось. Я прав, Джос?
- Не волнуйтесь, - объяснила Джослин. - Мак просто запугивает вас -
чтобы посадка не показалась вам слишком легкой.
Но в своих требованиях Мак оказался непреклонным. Он заставил весь
экипаж облачиться в скафандры, пристегнуться к противоперегрузочным ложам
и проверить ремни за час до входа в атмосферу и почувствовал, что его
усилия оправдались, когда слабая качка и вибрация обшивки начались за
пятнадцать минут до намеченного времени. Теперь корабль был вверен
попечению Джослин. Мак уже достаточно понаблюдал за Мадлен, чтобы
пожалеть, что сам не занял место второго пилота. Мадди знала толк в своем
деле, но была слишком молода и еще не успела свыкнуться с мыслью, которую
боевые пилоты приобретают лишь с возрастом, - с мыслью о том, что воздух
над планетой может грозить опасностью. Но сейчас меняться с Мадди местами
было слишком поздно, и Мак старался не думать о том, сколько усилий
придется приложить Джослин, чтобы при посадке уцелел весь экипаж.
На протяжении всего полета Джослин прислушивалась к работе систем
"Лося". До сих пор шлюпка казалась ей чересчур неуклюжей, и Джослин уже
опасалась, что она пролетит мимо запланированного места приземления. С
каждой секундой полет в атмосфере замедлялся, исчезали километры
расстояния, которое требовалось пролететь. Впрочем, запас на приземление
был сделан огромным, но в настоящей ситуации его могло не хватить. Джослин
поборола желание стиснуть руку на рукоятке управления. Теперь все зависело
лишь от нее, ей следовало оставаться спокойной и расслабленной, готовой ко
всем неожиданностям. Переключив шлюпку на автопилот, она попыталась
отыскать маяк. Вращаясь, планета скрыла его из виду, но вскоре маяк вновь
мигнул внизу, оставаясь в пределах досягаемости от предполагаемого места
посадки.
Затем "Лось" вошел в плотные слои атмосферы и на долгие минуты оказался
отрезанным от мира шлейфом ионизированных молекул воздуха и испарившегося
защитного слоя обшивки. Наступил опасный момент: с борта "Лося" увидеть
что-либо было невозможно, а его самого могли с легкостью заметить. Если по
орбите планеты движутся корабли и кто-нибудь на них случайно взглянет в
сторону планеты, он не может не заметить "Лося", превратившегося в
пылающий факел на фоне рассветного неба. Пассажиры "Лося" молчали,
компьютер руководил полетом, поддерживая корабль на нужной высоте и
выравнивая курс.
Они вошли в атмосферу, окруженные огненным шаром, с ревом катящимся по
небесам. "Лось" содрогался и стонал, обшивка трещала и скрипела от жара.
Огненный шар постепенно угас, но обшивка еще слабо светилась, пока
"Лось" летел над Заставой. Джослин запросила у компьютера информацию о
полете. Шлюпка находилась на высоте ста тысяч метров над землей, маяк
по-прежнему оставался в пределах досягаемости, но при длительном спуске
они могли не долететь. Они вошли в атмосферу, и пока все шло
благополучно...
- Джослин, не знаю, какая погода сейчас на Заставе, - произнес Мак, -
но сдается мне, маяк находится прямо в грозовом центре.
Взгляд Джослин метнулся от экрана к иллюминатору и обратно, мысленно
сопоставляя увиденное.
- Черт побери! Мак, ты прав. Жаль, что нам не хватило времени
установить хоть сколько-нибудь приличные приборы на эту посудину. За этим
облачным слоем маяк почти не виден.
- У нас есть радар, - возразил Мак, - просто мы не можем
воспользоваться им, чтобы не выдать себя.
- Тогда лучше бы его и не было - надеюсь, в этом случае масса шлюпки
стала бы значительно меньше. Нам придется лететь прямо сквозь эту
мешанину, чтобы попасть куда нужно.
Пит и Чарли Зизулу на задних сиденьях обменялись встревоженными
взглядами. Полет становился излишне захватывающим.
"Лось" скользил вниз и вперед, и Джослин выжимала из неуклюжего
суденышка каждый лишний метр по горизонтали. Грозовые тучи поднялись над
шлюпкой, поглотили ее, и кобальтовая синева верхних слоев атмосферы
скрылась в ведьмином котле злобных серых туч. "Лося" заболтало. Вокруг
вспыхивали молнии, время от времени раздавался оглушающий раскат грома.
Джослин пришлось обхватить рукоятку управления обеими руками, чтобы
сохранить контроль над брыкающимся кораблем. Внутреннее освещение мигнуло
раз, другой, а затем вспыхнуло вновь. По обшивке дробно застучал град,
следом за ним хлестко ударил порыв ветра с дождем.
Джослин понимала, что обшивка просто не предназначена для таких
испытаний. Чутье пилота подсказывало ей, что надо снижаться как можно
быстрее - все равно куда, лишь бы подальше от грозы. Но тогда пассажиры
"Лося" заплутают на Заставе, а их шансы выжить целиком зависят от
рафинаторов. Надо продержаться, успеть пролететь так далеко, как только
выдержит "Лось". Джослин вцепилась в рукоятку и выругалась сквозь
стиснутые зубы, когда градины застучали по иллюминатору, заслоняя обзор.
- Мадди, включай нижний радар и назови мне хоть несколько цифр! Если
гардианы заметят эмиссию нашего радара в такую грозу, они заслуживают
победы.
- Да, мэм. - Мадди бросилась нажимать кнопки. - Ответный сигнал пришел
через секунду. Скорость ветра, высота, дальность, координаты маяка и
скорость спуска на твоем пульте.
Цифры на пульте не обещали ничего хорошего. Шлюпке предстояло
приземлиться на расстоянии добрых ста километров от маяка. Джослин
потянула рукоятку на себя, задирая повыше пляшущий под ветром нос "Лося" и
надеясь выжать из шлюпки еще несколько километров.
Джослин ощутила вибрацию крыльев в ветровом потоке. Она уцепилась за
эту соломинку, надеясь, что шлюпку отнесет ветром, но вскоре была
вынуждена вернуть ее в более спокойный поток. Ветер помог им выиграть еще
километр-другой. Джослин помолилась о ветре с хвоста, и ее молитва,
видимо, была услышана - но Джослин тут же пожалела о ней, когда дико
завывающий порыв чуть не перевернул "Лося", бросая его в смертельный
штопор.
Среди рева грозы Джослин боролась с разбушевавшимися ветром и водой,
стараясь вести шлюпку по курсу и при этом сохранить ее в целости.
Шлюпка спустилась ниже, прорвала границу облачного слоя и очутилась над
промокшей поверхностью Заставы.
Они летели слишком низко и чертовски медленно, почти со скоростью
ветра. Чертыхнувшись, Джослин направила нос "Лося" вниз, поступаясь
высотой, чтобы удержаться на лету. Шлюпку болтало в воздухе, она стала еще
более неуклюжей - если такое возможно. Пористая керамическая обшивка,
должно быть, пропиталась дождевой водой, и эта вода тянула ее вниз.
По крайней мере здесь, под облачным слоем, ветер задул ровнее - по пути
шлюпке не встречалось воздушных ям, только сильный и ровный ветер, который
не причинял большого вреда, но и не приносил пользы. Джослин повернулась
по ветру, по-прежнему стараясь выдержать курс.
Теперь они и в самом деле снижались. "Не пытайся выкинуть какой-нибудь
трюк, - предупредила себя Джослин. - Просто удержи эту штуку в воздухе,
пока она еще цела". Внизу расстилались нетронутые леса, пока не попадалось
ни единой поляны, подходящей для приземления. Оставалось надеяться, что у
местных деревьев мягкие ветки. Но сколько лететь до маяка? Семьдесят
километров. Шестьдесят пять. Шестьдесят. Скорость падала. Еще немного...
пятьдесят пять, пятьдесят - а они еще в воздухе. Сорок пять. Каждый
километр казался сейчас подарком богов воздуха. Сорок. Земля надвигалась
прямо на них. Тридцать пять. Шлюпка задержалась на высоте всего тысячи
метров.
Ветер налетел с носа, сбивая шлюпку с курса. Джослин направила нос
"Лося" вниз и повернула его вправо, пытаясь избежать поворота и вместе с
тем выигрывая лишние километры. Она силилась выровнять шлюпку, аккуратно
посадить ее, избежав резкого удара... но "Лось" нырнул вниз.
Он с силой врезался в верхушки деревьев под вой собственных двигателей,
оглушительный треск ломающихся веток и крыльев, крики перепуганных людей и
страшный свист воздуха, прорвавшегося сквозь трещины в обшивке. "Лось"
продирался сквозь деревья гораздо дольше, чем можно было предполагать,
ветви хлестали по стеклам кабины, пока наконец на пути не появился толстый
ствол и "Лось" не врезался в него носом со всего маху. Перевернувшись,
корабль пролетел последние десять метров до земли и упал набок.
Внезапно мир, до сих пор переполненный шумом, притих, и в этой тишине
послышались скрип веток, приглушенный стук дождя и людские стоны.
- Все живы? - громко спросил Мак и услышал в ответ хор слабых голосов.
- Отлично. Посадка была что надо, Джос.
Джослин встряхнулась и заставила себя выпустить рукоятку управления.
- Спасибо, Мак, только, пожалуй, это была последняя секретная шлюпка,
которую я согласилась вести.
Она ощущала дрожь во всем теле. Вероятно, опасности никто не понял, а
ей предстояло навсегда запомнить, как близко они оказались от гибели.


Маку понадобилось несколько минут, чтобы убедиться, что все в порядке.
Пассажиры отделались синяками и царапинами. Скафандры выдержали
головокружительную посадку, и одно это уже заслуживало благодарности. На
борту имелись запасные скафандры, но втискиваться в них под треск обшивки
"Лося" и в тряске падения было трудной задачей.
Вызывала искушение мысль о том, что необходимо переждать дождь, но
Люсиль предупредила остальных, как надолго затягиваются здесь дожди.
Пассажирам не оставалось ничего, кроме как начать пеший переход. Не прошло
и получаса после посадки, как они успели собрать рюкзаки, приготовить
винтовки и другое оружие и обнаружить, что до маяка осталось двадцать пять
километров.
Все шестеро выступили из разбитого "Больного лося" в настроении таком
же мрачном, как промокший насквозь лес, который окружал их. Шлем Люсиль
мгновенно залили капли, и она включила "дворник". Остальные последовали ее
примеру. Только Люсиль могла провести их через этот лес. Она взглянула на
Мака, и тот кивнул.
- Ты - наш проводник-туземец, Люсиль. Мы готовы следовать за тобой.
- Хорошо. Всем проверить наружные микрофоны и включить их. Вы уже
видели, как выглядят зензамы - аборигены заставы. Если же вы увидите
какое-нибудь другое существо, убивайте его, даже если оно будет выглядеть
словно олененок, способный только щипать травку. Убивайте все, что
движется! На этой планете нет безвредных диких животных. Любое существо,
которое нас заметит, попытается нас сожрать. Потому убивайте его без
смущения. И проверяйте, погибло ли оно. Не беспокойтесь, этим мы не
оскорбим местных жителей - точно так же поступают они сами. Все ясно?
Никто не ответил ей.
- Мак, иди сзади, а я встану первой. Лейтенант Мадсен, становитесь
позади меня с радиопеленгатором. Джослин, держись прямо за Мадди. Мистер
Зизулу и мистер Гессети, будьте любезны следовать за Джослин. А теперь
идем.



29


Планета Застава

Чарли Зизулу терпеть не мог неожиданностей. Он вспотел, но не от жары,
а от страха. Лес оказался мрачным, темным, сырым и неприятным местом,
вызывал приступ клаустрофобии. Растительность ядовито-зеленых тонов
казалась отвратительной пародией на привычную флору Земли. Наружные,
микрофоны его скафандра не улавливали ни птичьих вскриков, не мелодичных
голосов животных - ничего, кроме бесконечных воплей и рева нападения и
смерти, сопровождаемых стаккато дождя и продирающими до костей раскатами
грома. Дождь лился не переставая, ручейки скатывались со скафандра,
"дворник" на переднем стекле шлема едва успевал смахивать капли. Чарли
Зизулу впервые в жизни облачился в скафандр. Он чувствовал себя пойманным
в ловушку, запечатанным, погребенным в этой неуклюжей одежде.
Лейтенант Люсиль Колдер вела их на предельной скорости, продираясь
сквозь густой кустарник, лазерным пистолетом или мачете прорубая себе
дорогу. Дважды она роняла лазер, выхватывала из кобуры тяжелый револьвер и
стреляла во что-то - прежде, чем Чарли успевал заметить, что это такое.
Дважды она снова подхватывала лазер и полосовала им свою жертву, пока та
не прекращала биться на земле. Дважды Чарли перешагивал через
обезображенные трупы, состоящие из одних клыков и когтей.
А прошли они всего один километр.
Чарли охватил страх: страх потонуть в бесконечном дожде, что грязь, по
которой ступали путники, затянет его, что какое-нибудь чудовище карманного
размера выпрыгнет из густых зеленых веток, которые при каждом шаге ударяют
о скафандр, страх, что какой-нибудь природный вариант червей уже
прогрызает дыру в его скафандре, никем не замеченный. Чарли боялся, что
треснет стекло шлема, боялся умереть от отравления углекислотой. Его
дыхание учащалось, им завладевала паника, как ни старался Чарли не думать
об этом. Сердце колотилось, к горлу подкатывала тошнота, пребывание в
скафандре становилось настоящим кошмаром. Клаустрофобия. Ксенофобия. Разве
названия помогают вынести эти ощущения? Чарли заставил себя поднять
голову, смотреть не только на чужие ноги и покачивающийся рюкзак идущей
впереди фигуры. Он с трудом огляделся, объясняя себе, что эту новую
планету предстоит исследовать, напоминая, что потенциальные наставники по
новому разделу биологии находятся всего в нескольких километрах.
Эти уверения немного помогли. По крайней мере, сердце замедлило
лихорадочный ритм.
Пуля просвистела мимо его шлема и врезалась в грудь пестрого существа
размером с лисицу, которое пикировало прямо к Чарли. Издав пронзительный
крик, существо упало к его ногам. Приятно иметь сзади такого меткого
стрелка, как капитан Ларсон.
Чарли еще никогда не видел летающих существ такого размера. Чтобы
классифицировать его, требовалась систематика совершенно нового рода. Но
подумать об этом хватит времени, когда они будут в безопасности. Чарли
переступил через труп зверька и зашагал дальше.
Замыкая маленькую колонну, Мак чувствовал себя не лучше, чем биолог. Он
искренне жалел, что кто-нибудь не прикрывает с тыла его самого. Эта
летающая лиса успела подобраться к самой колонне. Мак решил перейти на
более мощное оружие, разрядил винтовку и вновь зарядил ее длинными
мини-снарядами со взрывными головками. Они отобьют желание приближаться к
колонне у любого монстра.
Шанс проверить новое оружие представился Маку почти сразу. Криволапая
ящерица с двумя хватательными конечностями вынырнула из-за куста,
бросившись на Джослин, и Мак выстрелом превратил ее в кровавое конфетти.
Люсиль даже не оглянулась, только крикнула; "Вперед!" и прибавила шагу.
Такой темп вскоре утомил даже Мака, вынужденного шагать в армированном
скафандре и с тяжелым рюкзаком за плечами. Должно быть, Пит уже выбился из
сил, но пока не протестовал.
Они упорно продвигались вперед и не проходили даже километра, чтобы
какое-нибудь кошмарное чудовище не бросилось на них и не погибло под
выстрелами. Поход напоминал страшный, леденящий сон. Люсиль шагала первой,
направляясь к маяку, Мадди держалась позади нее, деля внимание между
стрелкой пеленгатора и землей под ногами. Ходьба превратила их в роботов,
способных только переставлять одну ногу за другой и стрелять во все, что
двигалось. Дождь не кончался, как и унылый лес и какофония криков
хищников. Чтобы остаться в живых, требовалось всего лишь двигаться вперед.
Никто не понял, что случилось, пока не стало слишком поздно, и конечно,
Мадлен Мадсен так и не успела осознать, в чем дело. А может, она поняла -
потому что бросила пеленгатор, если только его не вырвали у нее из рук.
Только мгновение назад люди, казалось, были одни во всем лесу, только
ступили на пустую тропу, и уже в следующий миг они увидели спины бурых
животных с плоскими ступнями, исчезающие вдалеке и уносящие с собой еще
теплый труп Мадлен.
Они двигались с невероятной быстротой. Мак успел заметить эту стаю за
мгновение до того, как она скрылась за деревьями, но это зрелище намертво
врезалось в его память - длинное гибкое существо разодрало когтями
армированный скафандр, словно его и не было, кровь брызнула из груди его
жертвы, ее предсмертный вопль прервался, а затем охотник и добыча исчезли,
преследуемые небольшой стайкой убийц. Пит упал. Кровь пропитывала рваный
рукав его скафандра.
Прежде чем Мак успел вскинуть винтовку, стая скрылась в лесу. Слишком
быстро! Пятеро оставшихся людей застыли, как пригвожденные к земле. В душе
каждого из них стремительно рос ужас. Мак потряс головой, пришел в себя и
вдруг понял: оставаться близ этой тропы чертовски опасно. Перекинув
раненого Пита через плечо, он крикнул:
- Джослин, бери пеленгатор! Люсиль, вперед! Мадди уже ничем не
поможешь! Скорее уходим, пока они не вернулись. Зизулу, бери ружье и
прекрати разыгрывать туриста. Скорее!
Люсиль очнулась и зашагала вперед. Колонна не останавливалась, пока
расстояние между ними и убийцами Мадди не увеличилось до пяти километров.
Только тогда Мак остановился и осторожно спустил с плеча Пита. Все трое
военных окружили Пита и Чарли, настороженно озираясь, пока биолог
занимался раной.
Чарли сделал для своего пациента все возможное. Пит находился в
полузабытьи, рана имела страшный вид. Клык одного из хищников разодрал
скафандр и глубоко впился в руку. Рана кровоточила, Пит потерял много
крови, но самое плохое, он уже надышался углекислоты - его лицо стало
серым, дыхание - частым и мелким. С помощью нагрудной панели скафандра
Чарли увеличил приток кислорода к шлему Пита, выгоняя углекислоту изнутри
скафандра через рваный рукав. Вытащив походную аптечку, Чарли разрезал
рукав, полил рану антисептиком и обезболивающим и наложил повязку.
Поколебавшись, он воспользовался подкожным шприцем из аптечки, чтобы
ввести Питу повышенную дозу антишокового препарата и стимулятора. При
потере крови употребление этих препаратов было рискованным делом - грозило
сердечным приступом. Но если придется продолжать поход через этот страшный
лес и ночью. Пит должен идти сам. Только Мак мог нести его долго, а если
Мак свалится от усталости, все остальные подвергнутся еще большему риску.
В аптечке оказались герметичные заплаты для скафандров, и Чарли наложил
на дыру самую большую из них. Вновь заработав на нагрудной панели
скафандра, он восстановил давление внутри, но оставил высоким поступление
кислорода. На лицо Пита возвращался прежний румянец, его дыхание стало
легче.
- Это все, что я могу сделать, - развел руками Чарли. - С ним было бы
все в порядке, не будь потеря крови такой огромной. Пусть передохнет хотя
бы несколько минут, прежде чем мы двинемся дальше. Да и заплата на
скафандре должна успеть схватиться.


Внимательно осматриваясь, Джослин ощутила, как капля скатилась по ее
щеке, и поняла: это не пот, а слеза. Ей хотелось оплакать Мадди Мадсен,
способного ребенка, пережившего столько опасностей, молоденькую девушку,
вверенную заботам Джослин. Джослин жалела, что не может почувствовать
угрызения совести, скорбь или вспомнить о Мадлен: окружающая их опасность,
приток адреналина и страх не оставляли места для других эмоций.
Вскоре Пит пришел в себя и заявил, что он способен идти. Казалось, он
не помнит, что произошло. Чарли помог ему подняться, радуясь, что
лекарства помогли воскресить дипломата.
Вскоре колонна двинулась в путь.



30


Лагерь рафинаторов. Планета Застава

Дальние часовые к югу от лагеря сообщили об отдаленном грохоте, слышном
сквозь шум грозы, а затем - об очереди быстрых взрывов, словно несколько
ружей выстрелили одновременно. Звери начали убегать к югу, словно спасаясь
от погони. Все происходящее вызывало настойчивую мысль о нигилистах. Кто
еще мог вломиться в самую гущу леса без предупреждения и путешествовать
сквозь лес, вместо того чтобы выбрать относительную безопасность Дороги?
Только К'астилль нашла происходящему другое объяснение, но не
осмелилась высказать его вслух, ибо не смела даже надеяться, что не
ошиблась. Она вызвалась вести команду по пересеченной местности и
исследовать причину странных взрывов. Десять зензамов отправились к месту
взрыва пешком, вооруженные до зубов - не только против предполагаемых
противников, но и против лесных хищников.
К'астилль вела свою команду быстрым шагом, и вскоре впереди послышались
звуки выстрелов. Зензамы задвигались медленнее, прислушиваясь к звукам.
Вскоре стало ясно, что не только они приближаются к источнику звуков, но и
источник движется прямо на них. К'астилль все больше наполнялась
уверенностью: им предстоит встретиться не с шайкой кровожадных нигилистов.
Она прибавила шагу.
Только чудом люди и зензамы не перестреляли друг друга, когда ближе к
полудню группы чуть не столкнулись. К'астилль первой заметила людей, и, к
счастью, ей хватило ума громко закричать: "Люсиль! Люсиль!", вместо того
чтобы галопом броситься к подруге. Избрав последнее, К'астилль вряд ли
могла уцелеть.
А потом ей пришлось вытерпеть приступ удушья, когда Люсиль обвила
обеими руками ее шею.
- О, К'астилль! Слава Богу! Не знаю, смогли бы мы пройти дальше!
К'астилль ответила на объятия подруги.
- Люсиль, ты вернулась, - произнесла она по-английски. - Добро
пожаловать!
Отстранившись, К'астилль повернулась к другим людям, явно взволнованным
тем, что они оказались в кольце вооруженных туземцев. К'астилль вдруг
осенило, что зензамы кажутся людям огромными и угрожающими. Она сунула
свое оружие за пояс и обратилась к остальным людям на английском,
старательно подбирая слова:
- Меня зовут К'астилль. От имени Д'чимчау, правительницы рафинаторов, я
рада приветствовать вас и пригласить в гости. - К'астилль долго
репетировала эту речь, ожидая возвращения Люсиль со своими друзьями.
Самый крупный из людей - в сущности, самый огромный из всех людей,
каких доводилось видеть К'астилль, - выступил вперед и поклонился. Как и
все люди, он казался изможденным и едва держался на ногах.
- Меня зовут Терренс Маккензи Ларсон, а это Джослин-Мари Купер-Ларсон,
Чарльз Зизулу и Питер Уильям Гессети. От имени Лиги Планет мы благодарим
вас за гостеприимство.
Смутившись на мгновение, К'астилль вдруг вспомнила жест гардианов. Она
шагнула вперед и протянула четырехпалую руку этому Терренсу, или как там
его зовут. Имя она решила уточнить позднее.
Казалось, Мак был удивлен этим жестом, но, взглянув прямо в черные
глаза К'астилль, он крепко пожал ей руку под проливным дождем Заставы.


Измученные люди испытали невыразимое облегчение, оказавшись среди
вооруженной охраны. Встреча с туземцами произошла просто, безо всякой
торжественности. К'астилль и Люсиль шли бок о бок, словно две
встретившиеся после долгой разлуки школьницы, болтая на смеси 3-1 и
английского, понятной только им двоим. Казалось, остальных аборигенов
заинтересовали новые и непривычные половинчатые, но они уже привыкли
видеть Люсиль, и потому чувство новизны для них притупилось. Кроме того,
никто из них не говорил по-английски.
Мак, Пит, Джослин и Чарли всеми силами старались не таращиться на своих
сопровождающих. Безопасный и герметичный фургон, в котором они могли
избавиться от скафандров, находился впереди, и это прибавило людям прыти.
Но лагеря рафинаторов они достигли только ближе к ночи, и к тому времени
люди изнемогли так, что едва сумели забраться в фургон. Маку и Чарли
пришлось почти тащить на себе Пита. К'астилль и Люсиль решили, что для
встречи с правительницей будет разумнее дождаться утра.
Люсиль вошла в знакомый герметичный фургон, испытывая сложную смесь
чувств. Она была рада видеть К'астилль, рада избавиться от скафандра, но
после всех усилий вновь вернуться в передвижную тюрьму! За время ее
отсутствия в фургоне ничего не изменилось: один стол, стул странной формы,
вещи, аккуратно сложенные в углу, маяк, висящий на стене. По крайней мере,
теперь Люсиль была не одна.
Пит быстро слабел. Последней вспышки его энергии едва хватило, чтобы
вползти в фургон. Люди поскорее втащили его внутрь. Пит потерял сознание в
шлюзе. Его перенесли в комнату и избавили от скафандра.
Пит оказался перепачканным кровью, запах крови и пота наполнил фургон,
едва с него успели снять шлем. От движения повязка ослабла, и кровотечение
продолжалось еще долго, прежде чем кровь на ране запеклась. Пит был
бледным и слабым. Его раздели, Люсиль принесла несколько губок и пропитала
их водой из резервуара. Пита обтерли как могли и завернули в одеяла. Чарли
размотал повязку и осмотрел рану - она была страшной на вид, но неопасной.
- По-моему, с ним все будет в порядке, - заметил Чарли. - Рана вскоре
начнет затягиваться. Главная проблема - потеря крови.
Чарли только собирался наложить новую повязку, когда в шлюзе послышался
стук, и в вагон вошел зензам. Теперь, когда в фургоне было пятеро человек
и зензам, фургон казался чрезвычайно тесным, к тому же Чарли нервничал, не
успев как следует привыкнуть к виду гостей.
Люсиль узнала вошедшую.
- Твое присутствие замечено, Л'аудази, - произнесла она на 3-1.
- И твое тоже, Колдер. Добро пожаловать.
- Кто это, Люс? - спросила Джослин.
- Это Л'аудази. Она заботилась обо мне, выращивала еду и контролировала
состав воздуха, пока я была здесь. Сейчас я представлю всех вас - тот, на
кого я укажу, должен поклониться. - Люсиль перешла на 3-1. - Л'аудази, это
Терренс Маккензи Ларсон, Джослин-Мари Купер-Ларсон и Чарльз Зизулу. А это
- Пит Гессети. Он без сознания. Его ранил зверь в лесу, и мы боимся, что
он не выживет. Еще одна наша спутница погибла.
- Да, К'астилль говорила мне о раненом, и я пришла, чтобы осмотреть
его. - Л'аудази шагнула вперед и склонилась над Питом, а Люсиль заметила,
что с шеи у нее свешивается пакет. Л'аудази указала на руку Пита. - Это и
есть рана? Она опасна?
- Да, но сама рана должна затянуться. Он потерял много... этого слова я
не знаю. Видишь красную жидкость, которая сочится из раны? Она называется
кровь, разносит кислород по организму и выполняет другие важные функции.


Люсиль не сознавала этого, но по роду занятий точнее всего было назвать
Л'аудази ветеринаром. Она всерьез заинтересовалась биологией половинчатых,
даже взяла несколько проб волос, кожи и выделений Люсиль. Все пробы
Л'аудази брала, никому не говоря о них и не спрашивая разрешения,
чувствуя, что ее поступки не нашли бы одобрения.
Но циркулирующую жидкость она еще не исследовала. Она никогда не видела
ран, не знала, что находится под человеческой кожей. Поняв, что
происходит, она сняла с шеи рабочий мешок и приблизилась, сама не понимая,
что делает. Л'аудази вывернула шею, чтобы лучше осмотреть руку Пита. Из
раны еще сочилась кровь... Л'аудази должна была получить пробу этой
жидкости - возможно, она сумеет даже помочь половинчатым. С трудом веря
собственной смелости, она вынула из мешка стеклянную пробирку, склонилась
и подставила ее под струйку красной жидкости.
Люсиль изумленно наблюдала за ней. Никто из людей не двигался с места.
Л'аудази закрыла пробирку и сунула ее в мешок, а затем оглядела людей,
пристально уставившихся на нее. Она решила, что будет лучше уйти, не
дожидаясь расспросов.
- Теперь пора уходить, - объявила она Люсиль официальным тоном и
скрылась за дверью, не добавив ни слова.
Чарли очнулся.
- Что это за чертовщина?
Люсиль покачала головой, пребывая в таком же замешательстве, как и
остальные.
- Не знаю, а жаль. - Она вновь вспомнила, как мало еще знает о
зензамах. - Ладно, давайте уложим мистера Гессети поудобнее и сами
отдохнем. Всем нам необходимо выспаться.


Всю эту ночь Л'аудази от возбуждения провела без сна. Впервые у нее
оказались живые пробы, функционирующие клетки человеческого существа,
открывающие путь к совершенно новой сфере биологии. Она возилась в своей
лаборатории, исследуя кровь под микроскопом, пропуская ее через фильтры,
наблюдая в тестере, пользуясь еще десятком приборов. Биохимики людей не
поняли бы, для чего предназначена большая часть техники в этой
лаборатории. Если бы Чарли Зизулу представлял, чем занимается Л'аудази, он
был бы готов продать душу, лишь бы получить возможность денек поработать в
ее лаборатории.
Л'аудази трудилась без отдыха. Огромную помощь ей оказали прежние
исследования мертвых клеток Люсиль и бактерий в выделениях. Она понимала
все, исследовала различные виды белых кровяных клеток и немедленно
распознала в них потомков некоторых свободных форм жизни, которые попали в
кровеносную систему еще очень давно, заставляя ее бороться против
непрошеных гостей. Она восхитилась экономичным устройством красных клеток
- никаких ядер, только резервуары для перемещения гемоглобина. Но, не имея
ядер, красные клетки не могли самовоспроизводиться. Так ли это на самом
деле? Изучив красные клетки, Л'аудази пришла к выводу, что их
воспроизведение невозможно - в отличие от белых. Она стала свидетельницей
процесса деления клетки и многое узнала. Генная структура клеток была
фантастической, гораздо более устойчивой к мутациям, чем эквивалент
хромосом у аборигенов Заставы. Тогда почему же вид людей настолько
разнообразен? Л'аудази сама видела пятерых людей и рассматривала на
рисунках много других - среди них не нашлось двух похожих. Если гены
стойки к мутациям, все люди должны выглядеть одинаково. Еще более странным
показался ей вывод, что в организме людей нет механизмов передачи
приобретенных характеристик. Должно быть, жизнь на планете людей
развивается черепашьим шагом! Но та же самая устойчивость к мутациям
означала, что клетками людей можно легко и безопасно манипулировать. А
если воспроизвести красные клетки другим путем... Л'аудази сочла эту идею
совершенно безумной. С плазмой дело обстояло гораздо легче, но как быть с
клетками?
Она погрузилась в решение проблемы с маниакальным энтузиазмом.


Ночь оказалась долгой, но, вероятно, самой восхитительной в жизни
Л'аудази. Дождь прекратился, солнце выползало на небо на востоке, когда
Л'аудази рысью вернулась к фургону людей. Она прошла сквозь шлюз, стараясь
не шуметь и не фыркать, когда прохладный, безжизненный воздух, привычный
для людей, защекотал ей дыхательное отверстие. Оставаться в этом воздухе
надолго было невозможно, но Л'аудази надеялась закончить работу как можно
быстрее. Четверо здоровых людей спали на полу, завернувшись в одеяла.
Должно быть, они устали, ибо Л'аудази удалось втиснуть между ними свое
грузное тело, никого не разбудив. Она шагала осторожно, чтобы не стучать
по полу.
Раненый - кажется, Люсиль назвала его Гессети - был бледен, кожа его
похолодела и стала почти прозрачной. Рана была чем-то прикрыта -
несомненно, чтобы не вызывать отвращения у других людей.
Предстояло последнее испытание, но Л'аудази была уверена в успехе. Она
поняла, как устроена система кровообращения людей. Руководствуясь
догадками, удачей, логикой, интуицией и аналогией, она нашла вену и
осторожно ввела в нее иглу, а затем застыла, держа в руках флакон с идущей
от него трубкой.
Через тринадцать часов после того, как Л'аудази впервые увидела
человеческую кровь, она изобрела переливание крови.


Чарли внезапно проснулся и увидел, что необъятная кормовая часть
Л'аудази заслонила ему обзор. Он осторожно приподнялся, чтобы посмотреть,
что она делает, - и испустил крик, перебудив остальных людей и заставив
Л'аудази отпрыгнуть к стене.
Это чудовище творило что-то невообразимое: из бутылки в ее руке лилась
красная жидкость! Проснувшись, Пит пошевелил рукой. Его бледность исчезла,
мысли прояснились. Он взглянул на кожистое лицо чудовища, которое держало
нечто, напоминающее трехлитровую бутыль с кровью, и решил, что у него
начались галлюцинации.
Джослин, Мак и Люсиль повскакали на ноги и увидели, как встревоженная
Л'аудази пятится от кричащего Чарли. Биолог хотел вытащить иглу из руки
Пита, но не решился, опасаясь причинить раненому вред. Потянувшись, он
зажал трубку, отсекая поток крови и держась при этом как можно дальше от
аборигена Заставы.
- Лейтенант Колдер, прикажите ему прекратить! Пусть вытащит из его руки
иглу!
Выкрикивая это, Чарли не сомневался, что бедняга Пит уже пропал -
теперь, когда по его венам льется краска, - но, возможно, его еще удастся
спасти, если остановить это чудовище вовремя.
- Л'аудази, что ты делаешь? - крикнула Люсиль на 3-1. - Ты хочешь,
чтобы Гессети погиб? Сейчас же убери иглу!
Л'аудази обвела взглядом людей, не в состоянии оправиться от шока. Ее
энтузиазм экспериментатора мгновенно угас. Ведь они не животные, они -
разумные существа! А она осмелилась лечить их! Очевидно, они сочли
оскорбление невыносимым.
Не говоря ни слова, она вынула иглу, передала флакон с кровью Чарли и
вышла, оставив в фургоне свои вещи.
Ее мучили угрызения совести. Ей хотелось поговорить с правительницей,
во всем признаться и покаяться, пока не произошло самое худшее.
Если, конечно, худшее возможно.
Чарли не терял ни минуты. Если он сможет определить, какой дрянью
Л'аудази накачивала Пита, возможно, в его аптечке найдется какое-нибудь
противоядие. Кроме того, у Чарли имелась полевая лаборатория с миниатюрным
автоматическим анализатором. Он вытащил анализатор, поместил туда пробу
жидкости из флакона и запустил прибор. Тем временем Чарли достал
микроскоп, поместил на стекло мазок жидкости и взглянул на него.
Увиденное ошеломило его. Он взял каплю красной жидкости на палец и
понюхал ее, а затем помедлил минуту и попробовал ее на вкус. Тот же
солоноватый привкус он чувствовал во рту, когда порезал губу. Анализатор
загудел и выдал распечатку отчета. Данные соответствовали данным одного из
веществ, сохраненных в памяти анализатора. Чарли не требовалось смотреть
распечатку, но все же он внимательно изучил ее. При виде печатных строк
потрясение мало-помалу исчезало.
- Это кровь... - тупо проговорил он. - Самая обычная цельная
человеческая кровь. Красные клетки, все типы белых клеток, плазма,
тромбоциты - все на месте. Первая группа, резус положительный. Абориген
изготовил ее на основе пробы, взятой вчера вечером.
Пит вновь потерял сознание.


Люсиль пришла в себя первой. Наскоро перекусив, она бросилась на поиски
К'астилль. Она пропадала несколько часов, и все это время люди провели в
ожидании, не осмеливаясь покинуть фургон. Проснувшись, Пит выглядел
гораздо лучше. Люди занялись приготовлением завтрака.
Люсиль вернулась со смущенным видом.
- Мне пришлось подождать, пока К'астилль закончит разговор с
правительницей и другими важными персонами, - объяснила она. - К'астилль
предложила обеим сторонам считать, что ничего не произошло. Такой выход
показался мне идеальным. По-видимому, Л'аудази отправилась прямо к
правительнице и призналась в своем вопиющем преступлении. Вся
правительствующая группа вышла из себя, узнав, что она попыталась лечить
разумное существо. Ее попытка спасти Питу жизнь была признана смертельным
оскорблением, нарушением строжайшего табу, вроде инцеста или каннибализма.
Зензамы считают, что мы возмутились именно поэтому, а не из-за того, что
Л'аудази ворвалась сюда и попыталась лечить его, не объясняя, что делает.
Зензамы вздохнули с облегчением, узнав, что мы восприняли случившееся
отнюдь не как оскорбление. По-моему, они ожидали от нас самого худшего.
Взяв чашку чаю, Люсиль продолжала:
- К'астилль всегда относилась к Л'аудази довольно настороженно, и
теперь мне понятно почему. Л'аудази - ветеринар лагеря, ей было поручено
заботиться обо мне. Похоже, в этом обществе из всех видов медицины
приемлема только ветеринария. Не спрашивайте, почему поручение заботы о
людях ветеринарам зензамы не считают оскорблением.
Чарли воззрился на нее.
- Постой, ты сказала, медицина для них - табу? Но ведь эти существа
самые гениальные биологи, каких я когда-либо видел!
- Но распространяется их искусство только на животных и растения, а не
на них самих. Теперь мне понятно, почему я не видела ни одного аборигена,
который лечился бы от болезни, но, с другой стороны, я не видела среди них
и больных. Шкуры аборигенов достаточно прочны, чтобы защитить их от
большинства естественных врагов.
- Но это же бессмыслица! - настаивал Чарли. - Категорические запреты,
вроде инцеста или каннибализма, всегда имеют весомое практическое
оправдание, даже если люди о нем не знают. При инцесте на свет появляются
больные дети и уроды. Стоит разрешить каннибализм, и человек получит право
ловить и есть других, а потом спасаться от мести родственников съеденного.
Но от чего спасает запрет на медицину?
- Не знаю, - покачала головой Люсиль.
Мак выглядел встревоженным, и не без причины.
- Люсиль, похоже, нам пора подумать об отступлении.
- Так сразу? - удивилась Люсиль, задумалась и вздохнула. - Да, пожалуй,
ты прав. Если еще до завтрака здесь разразился такой скандал, чего же нам
ждать к ужину?
- Постойте, что еще за отступление? - вмешался Пит.
Мак начал собирать остатки завтрака.
- Мы с Люсиль разработали его до вылета с "Орла". Мы подумали, что,
возможно, нам придется удирать отсюда прежде, чем Лига сможет отправить за
нами корабль. - Он помедлил. - И если, Боже упаси, Лига проиграет, нам тем
более надо выбираться отсюда. У нас есть маяк. Насколько нам известно,
гардианы не пользуются этой частотой - вот почему Люсиль и Густав выбрали
ее. Но Синтия Ву на борту "Ариадны" следит за маяком. Сейчас он посылает
только звуковой сигнал, но мы можем подключить микрофон и попросить Ву
переключиться на другую частоту - так, чтобы можно было слышать ее и
переговариваться.
Мы попросим прислать нам корабль с "Ариадны" - такой, чтобы мы смогли
удрать на нем, если понадобится. Корабль, способный добраться до центра
тяжести и флота Лиги, чтобы сообщить обо всем, что мы узнали от
аборигенов.
Пит был явно изумлен.
- Мак, мы прибыли сюда, рискуя жизнью. Если мы собрались улетать при
малейшей опасности, незачем было и тащиться сюда! И потом, этот Густав -
ценный союзник. Мы не можем подставлять его под удар, требуя помощи.
Зная своего мужа, Джослин поняла его замысел.
- С нашей гибелью знание исчезнет или попадет в руки гардианов, -
произнесла она. - Благодаря тому, что уже узнали, мы стали наиболее
информированными людьми в Лиге. Случилось так, что приобретенное нами
знание заставило наших хозяев считать, что они оскорбили нас. А если
выйдет наоборот? Если какая-нибудь невинная крупица знаний о нас является
для них смертельным оскорблением? Что, если они нас убьют и примкнут к
нигилистам? Мы должны быть готовы предупредить своих сторонников.
Люсиль хотела возразить на предположение Джослин, но поняла, что в нем
слишком много истины. Люсиль провела с аборигенами Заставы несколько
месяцев и все-таки была поражена новой информацией.
- Недостаток знания - опасная вещь, - произнесла она.



31


ОСГ "Ариадна". Орбита планеты Застава

- Вы уверены в подлинности сигналов? - спросил Густав.
- Абсолютно, - отозвалась Синтия. - Со мной говорила Люсиль Колдер, она
передала микрофон Маку и Джослин Ларсон. Я узнала голоса всех троих.
Густав позволил себе закрыть глаза и испустить вздох облегчения. Она
еще жива! Но тут же в голове закрутился вихрь иных мыслей. Задумавшись,
Густав уставился в потолок. Сейчас он выглядел особенно усталым и
осунувшимся.
- Итак, два донесения... Первый - Синтия Ву убита при попытке бегства.
Сегодня. Вы исчезнете немедленно. Во-вторых, потеря баллистической шлюпки
через пару дней. Конечно, совпадение случаев настораживает, но с этим уже
ничего не поделаешь. Скажу им, что неполадка реактивной системы шлюпки
заставила нас запустить ее и утопить в океане планеты, не дожидаясь
взрыва. Сегодня вы спрячетесь на шлюпке и не дотронетесь до пульта, пока
не отключится система дистанционного управления. В донесении я попробую
отвести от себя подозрения, пожаловавшись, что это уже третий подобный
случай за два месяца и что нам просто повезло с первыми двумя. Пренебрежем
тем фактом, что предыдущие жалобы были ложными - я отправил их на тот
случай, если мне понадобится бежать самому. Полагаю, вы разыскали
списанный генератор С2, забытый в мастерской на прошлой неделе? Устроить
это было нелегко.
- Мы заметили его в тот же день. Ящик уже заполнен другим грузом, а
генератор спрятан. Сегодня Шиллер пронесет его на борт шлюпки, а
установить его я успею, когда буду на планете.
- Отлично. Есть вопросы? - Густав по-прежнему разглядывал
безукоризненно гладкий потолок, нервозно покручивая пальцами пуговицы
кителя.
- Целых два. Прежде всего, почему вы так уверены, что случаю не
придадут значения?
- Гардианы сейчас слишком заняты. Через несколько дней должен
состояться запуск оборонительного флота - не знаю точно, когда именно это
случится. Ни у кого на флоте нет времени расследовать пустячный случай с
поломкой шлюпки, и кому есть дело до бегства ВИ? Во всяком случае, я
надеюсь на это. А когда бой будет закончен, независимо от того, кому
достанется победа, мое положение так или иначе окажется сложным. Если
победят гардианы и возьмутся за расследование этого случая, меня сразу
расстреляют. Если победит Лига, я не знаю, что со мной произойдет. Каков
же ваш второй вопрос?
- Вы ждете завершения войны, не хотите лишних жертв, не желаете, чтобы
продолжались убийства - все это я могу понять. Но эти причины... слишком
неопределенны. Зачем вам понадобилось все это? Почему вы решились так
рисковать?
Впервые за время разговора Густав опустил голову и взглянул прямо в
глаза Синтии.
- Потому что там, на планете, - она, - ответил он.



32


Лагерь рафинаторов. Планета Застава

Переговоры пришлось отложить до тех пор, пока не оправится Пит. Он
единственный из делегации Лиги имел право действовать от имени властей. Он
приготовился обсудить технические вопросы торговли, обмена посланниками
(если зензамам известно, что это такое) и, самое важное, заключить пакт
взаимопомощи против гардианов и нигилистов. Но с переговорами требовалось
подождать - скандал вокруг переливания крови сделал положение гораздо
более щекотливым.
Всех людей поверг в изумление поступок Л'аудази, но еще большее
удивление вызывало то, как она, всего лишь дилетантка в подобных вопросах,
сумела за ночь создать человеческую кровь. Чарли Зизулу был поражен
гораздо сильнее всех остальных. Он лучше прочих знал, каким сложным
веществом является кровь. И если любительница-зензама сумела изготовить ее
за ночь, то на что же способна команда профессионалов всего за неделю,
если в их распоряжении будут свежие препараты человеческих клеток? Что они
смогут сделать - создать копию человека? Армию людей? Если они сотворили
кровь, значит, способны вывести и новых возбудителей болезней, кошмарных
эпидемий. И это при том, что они впервые увидели людей лишь год назад! При
таких познаниях в биологии что они способны сотворить друг с другом?
Учитывая подобное развитие биологии, Чарли мог понять запрет на медицину.
Лучше тысяча естественных ужасов, чем один неестественный, который
какая-нибудь Л'аудази способна состряпать ради развлечения во время
уик-энда.
И все-таки причина казалась не самой весомой. Любой элемент
человеческой медицины можно извратить, использовать в дурных целях - от
скальпеля, которым можно перерезать горло, до передозировки аспирина.
Человечество приобрело знания, помогающие создавать новые эпидемии, сто
пятьдесят лет назад, но никому и в голову не пришло запрещать из-за этого
медицину.
Впрочем, строить догадки не было никакого смысла, пока он не постигнет
правила игры. Чарли понимал, что знает еще слишком мало.


Люсиль как-то упомянула в разговоре с К'астилль, что Чарли по
специальности биолог, и К'астилль немедленно пожелала поговорить с ним. В
ее голове теснилась сотня вопросов. Ни к чему говорить, как обрадовался
такой возможности сам Чарли. Через пару часов после передачи сообщения на
"Ариадну" К'астилль встретила обоих людей у выхода из фургона. Все трое
отошли в тихий уголок поляны. Оба человека в толстых скафандрах неуклюже
опустились на землю. К'астилль подогнула под себя ноги и обвила тело
длинным хвостом. Люсиль решила, что пришел подходящий момент, чтобы
вручить подарок - огромную книгу о Земле и Солнечной системе. Она вытащила
книгу из рюкзака.
- Это тебе, К'астилль, - произнесла она. - Возьми ее, и ты отлично
подготовишься к путешествию на Землю.
К'астилль благодарно приняла подарок и последующие полчаса
рассматривала иллюстрации, засыпая Люсиль вопросами.
Но Чарли не мог расслабиться настолько, чтобы присоединиться к ним. Ему
было странно и неловко сидеть на траве на чужой планете, видя над головой
чужое солнце в синем небе, пребывая в безопасности на поляне, от которой
аборигены отпугивали хищников. Для Чарли Застава навсегда должна была
остаться в памяти опасной лесной тропой, все вокруг казалось ему
угрожающим и непонятным.
Странно было сидеть рядом с шестиногим мыслящим существом размером с
небольшую лошадь, с длинным хвостом рептилии, огромными кукольными глазами
в передней части похожего на яйцо черепа - с существом, которое принимало
как само собой разумеющееся умение создать человеческую кровь по образцу
за одну ночь.
Чаще всего Чарли поглядывал на руки К'астилль - длинные, сильные, с
четырьмя противостоящими друг другу пальцами. Это были умелые руки творца
орудий. Чарли с удивлением наблюдал за плавными движениями этих рук,
напоминающими человеческие, и вместе с тем совершенно чуждыми.
Наконец Чарли надоело слушать, как Люсиль и абориген Заставы ахают и
вздыхают над фотографиями Парижа, Луны и космических колоний.
- К'астилль, - начал он, стараясь говорить приветливо, - давай
поговорим. Мне любопытно узнать о тебе и твоем мире. Ты говорила, что
хочешь задать мне немало вопросов, и обещаю, я постараюсь тебе ответить.
Но времени у нас маловато - может, начнем немедленно?
К'астилль кивнула и с сожалением закрыла тяжелую книгу.
- Ты прав. Эти чудесные картины могут подождать. Ты долго
путешествовал, подвергался большому риску, и может быть, скоро наступит
время, когда нам понадобятся знания друг о друге.
- Конечно! - обрадовался Чарли. - Но позволь сказать еще одно. Мы
кажемся друг другу странными существами, а узнать нам требуется многое.
Некоторые вопросы могут оказаться слишком деликатными или даже обидными,
но мы не в состоянии предугадать, как надо задавать их, чтобы не оскорбить
вас. Потому если я скажу что-нибудь не то, помни - я сделал это не
преднамеренно. Заранее прошу простить меня. Мы с Люсиль не станем
обижаться, если то же самое случится с тобой.
- Спасибо! - отозвалась К'астилль. - Я как раз подыскивала слова, чтобы
объяснить тебе то же самое. Я рада, что ты высказался за меня. Я запомню
твое обещание не обижаться и сейчас же проверю его, - добродушно заметила
она. - В то утро, когда произошел случай с кровью, Л'аудази упоминала
что-то о ваших генах. Благодаря своей структуре они гораздо более
устойчивы к мутациям, чем наши. Это подразумевает, что вы, люди, должны
быть более похожи друг на друга, чем мы, но мы видим совсем
противоположную картину.
Чарли тонко улыбнулся, вспомнив о людях на Земле, которые говорили
нечто другое - "все они кажутся мне одинаковыми". От чернокожих, желтых и
белых он слышал, что они не в состоянии отличить друг от друга людей с
иным цветом кожи.
- Я избавлю тебя от лишних расспросов, К'астилль. Ты ведешь к тому,
чтобы спросить, почему я так заметно отличаюсь от других людей, которых ты
повидала. Тебя интересует, почему у меня такая черная кожа, кудрявые
волосы, широкий нос и губы?
- Да, полагаю, ты - представитель одного из видов людей. Но Мак Ларсон
вдвое выше Люсиль, а Люсиль и Джослин фигурой отличаются от всех
остальных.
Чарли ощутил смутное беспокойство. Что могло это существо знать о
межрасовых конфликтах, о преступлениях, совершенных сотни и тысячи лет
назад? К'астилль спрашивала о видах людей, и он должен забыть о давних
предрассудках.
- Гм... давай начнем с меня. Возможно, это поможет тебе понять, как
обстоит дело с остальными. Прости, что мне придется упрощать, но я хочу
дать лишь общее объяснение.
Вероятно, на заре своего существования люди были очень похожи, жили в
одном месте с однообразным климатом. Но вскоре наш вид, гомо сапиенс,
человек разумный, расселился по всей планете Земля - это произошло около
сорока тысяч лет назад, а может, чуть раньше. Некоторые люди жили в
холодных областях, где почти не бывает солнечных дней. Предки Мака
появились как раз в таком месте. Светлая кожа позволяет впитывать больше
солнечного света - столько, чтобы человек оставался здоровым, поскольку
светлая кожа достаточно прозрачна, чтобы пропускать свет. Мои предки жили
в теплых районах, где земля раскаляется под солнечными лучами. Их кожа
должна быть темнее, чтобы защитить их от избытка солнечного света.
Там, где жили предки Мака, человек со смуглой кожей скорее всего
заболеет и умрет от недостатка солнечного света. Потому выживали главным
образом светлокожие люди, в генах которых заложена эта особенность. Там,
где жили мои предки, светлокожие люди погибали под палящим солнцем, и в
результате выживали только наиболее смуглые. В умеренном климате лучше
всего выживали те люди, кожа у которых имела оттенок, представляющий нечто
среднее между темным и светлым. Когда появилась цивилизация и люди
научились лучше управлять окружающей средой, цвет кожи потерял прежнее
значение, поэтому отбор перестал происходить на основании цвета кожи, и
люди перемещались по планете как им вздумается. Остальные различия между
нами можно объяснить таким же образом. Люди, выжившие в различных частях
планеты, давали жизнь детям, которые имели гены с заложенными в них
чертами, дающие этим детям некоторое преимущество перед остальными.
Очевидно, эти гены передавались и последующему поколению. Но с точки
зрения эволюции эти различия несущественны. Все мы - один вид, но каждый
человек еще сохраняет наследственные признаки адаптации к климату, в
котором жили его предки.
Это объяснение, по-видимому, полностью удовлетворило К'астилль.
- Понятно... Но пока Люсиль была с нами, ее кожа потемнела, а она
объяснила, что это реакция на солнечный свет. Предположим, здесь у нее
родятся дети - пока у нее темная кожа. Разве не будут эти дети еще более
темнокожими, не унаследуют склонность к смуглоте?
- Нет, конечно нет. Это было бы унаследованием приобретенного признака.
Давай пойдем дальше... Какой бы пример выбрать? А, знаю. На Земле есть
такое животное - жираф. Оно обладает очень длинной, почти двухметровой
шеей - чтобы объедать листья с верхушек деревьев, где до них не добираются
другие животные.
В давние времена считалось, что какому-то короткошеему протожирафу
удалось вытянуть шею посредством упражнений и передать этот признак своему
потомству, а это потомство передало его детям, и так далее. Появилась
теория, которая гласила, что физическое состояние организма влияет на
гены, и ни в коем случае не наоборот. Вот классический пример теории
наследования приобретенных признаков, или теории Ламарка - по имени ее
создателя. Но теория оказалась неверной.
К'астилль уставилась в лицо Чарли, изумленно покачивая головой.
- На Заставе она справедлива, - непривычно раздраженным голосом
возразила она. - Если я лишусь пальца, не пройдет и месяца, как
регулирующие клетки моего организма зафиксируют изменение и заложат его в
мои яйцеклетки. Этого же пальца не будет ни у моих детей, ни у их детей, и
так далее. А может, отсутствие пальца будет передаваться через поколение,
потом исчезнет и появится вновь лишь через много поколений.
Теперь пришла очередь Чарли смотреть на собеседницу широко раскрытыми
глазами. Что это - реальная, подлинная биология Ламарка? Новость казалась
невероятной, но многое объясняла. У Чарли возникло желание убеждать
собеседницу в обратном, заявить, что это только суеверие, что она
заблуждается. Но эти существа творили чудеса в биологии. Они располагали
проверенными знаниями. Мысли начали приобретать в его голове некоторый
порядок. Открытие имело ни с чем не сравнимое значение. Ламаркизм! Вот в
чем причина их умения изменять и создавать живые организмы, вот его основа
и сердцевина. Как просто, должно быть, создать новое, еще невиданное
животное с помощью простого хирургического вмешательства! Должно быть, они
стали мастерами биоинженерии еще до того, как изобрели микроскоп и
научились воздействовать непосредственно на гены.
Все это мгновенно пронеслось в голове Чарли.
- Невероятно, К'астилль, - пробормотал он. - Это настолько неожиданно и
поразительно, что у меня нет слов. А последствия... Господи, да им нет
конца!
Люсиль перевела взгляд со своего товарища на К'астилль и обратно. У нее
возникло ощущение, что вот-вот им всем откроется страшная истина.
- Чарли, К'астилль, а в чем дело? Вы оба выглядите такими удивленными.
Развитие аборигенов Заставы и людей шло разными путями, ну и что из того?
- Люсиль... - начала К'астилль, тщательно подбирая слова, - мы с Чарли
только что обнаружили факт, который объясняет множество различий между
нашими народами. Вы отличаетесь от нас настолько, что я и не подозревала о
такой возможности. Мы, зензамы, удивлялись вашему недостатку знаний о
живой жизни. Но теперь я понимаю: требуются десятки поколений, чтобы
закрепить хотя бы незначительное изменение в земном организме. А учитывая
другие сложности такой работы, я поражена вашему прогрессу.
Чарли не слушал ее - тысячи идей роились в его голове.
- Медицина! - вдруг воскликнул он, настолько охваченный возбуждением,
что не задумывался над смыслом своих слов. - Если теория Ламарка
справедлива, запрет на медицину приобретает смысл! Ошибка неопытного врача
искалечит не только одно существо, но и все последующие поколения. Первые
эксперименты, скажем, нечто вроде бурения дыры в черепе, чтобы выпустить
злых духов, могли оставить шрамы в буквальном смысле на целую вечность.
Если гены были рецессивными, то давние искусственные генетические пороки,
приобретенные увечья, вроде этого, оставались бы в дормантном состоянии.
Но когда-нибудь они развернулись бы - неизвестно когда, может, через
десяток поколений!
- Так и происходит, - мрачно подтвердила К'астилль. - Вплоть до
нынешних поколений мы платим за ошибки неумелых ветеринаров, совершенные
тысячи лет назад. Есть множество легенд о самоуверенном глупце, который
пообещал прогнать болезнь и оставил пациента безнадежным калекой,
вынужденным передавать свое уродство генам всех потомков.
Мощный хвост К'астилль раздраженно застучал по траве. Внезапно она
словно увеличилась в размерах, стала более свирепой, чужой, незнакомой,
чем минуту назад.
- Люсиль, тебе придется ответить на самый отвратительный из вопросов.
Слова Чарли подразумевают, что среди людей медицинская практика разрешена.
Это правда? Неужели вы охотно и без стеснения позволяете ветеринарам
играть с вашим организмом?
Люсиль поборола искушение солгать, понимая, что честный ответ принесет
ей одни неприятности. Но она вспомнила о Пите Гессети. Они не делали
попыток скрыть повязку, наложенную Чарли. И даже если бы они не лечили
Пита, убрали бы повязку, как они могли бы избежать объяснений по поводу
человеческой медицины?
Хуже того, К'астилль относилась к Люсиль с доверием и сама заслуживала
его - это требовало, чтобы Люсиль сказала правду, пусть даже горькую
правду. Наконец Люсиль заговорила - медленно, с трудом подбирая каждое
слово:
- Нет, запрета на медицину у нас не существует. Мы называем наших
"ветеринаров" врачами и высоко ценим их труд. В своем роде умение наших
целителей сравнимо с вашими познаниями в биоинженерии. Врачи уничтожили
множество болезней и причин смертности. Медицина приносит нашему народу
огромную пользу, и для таких существ, как мы, не было причин запрещать
целительство.
Эти слова заставили К'астилль содрогнуться - так, как если бы Люсиль
сказала о том, что нет ничего дурного в избиении младенцев или убийстве.
- Отвращение кипит внутри меня, - произнесла К'астилль на родном языке.
- К'астилль, не суди нас так строго, - перешла Люсиль на английский. -
Мы живем иначе, чем вы. И ваша и наша культура складывались под
воздействием биологии. Мы неоднократно слышим о частых, даже заурядных
самоубийствах и убийствах ваших стариков. Об этом мы ни разу не говорили,
ибо никому не дано судить о том, чего он не понимает. Я до сих пор ничего
не могу понять. У людей убийство считается вопиющим преступлением, самым
страшным из грехов. А твои жалобы на нигилистов вполне умеренны, словно ты
лишь отчасти не одобряешь их обычаи. Мне же они кажутся безжалостными,
безнравственными убийцами.
Раньше целители зензамов убивали и калечили, и потому вы запретили
медицину. Ладно, пусть будет так. Значит, вы готовы умирать от инфекций,
ран и болезней, хотя вполне способны вылечиться от них. Но судить вас я не
собираюсь.
У нас врачи спасают жизнь нам и нашим детям, приносят огромную пользу.
И я не стану извиняться за них или за нас.
Прежде чем ответить, К'астилль издала гортанное и низкое восклицание.
- Ты говоришь, что у вас не допускаются самоубийства и убийства людей,
которые достигли Разделения, стариков, как ты их назвала. Такие поступки
вы называете безнравственными. Но разве честь и нравственность допускают,
чтобы им позволяли страдать, впадая в безумие?
- Ты сама ответила на свой вопрос. У нас старики редко страдают
психическими расстройствами. Да, такие встречаются, но их число слишком
мало.
- Значит, люди остаются в здравом рассудке после Разделения, после
того, как они становятся ростками? - В голосе К'астилль прозвучало
неподдельное изумление.
Момент был напряженным. Люсиль приоткрыла рот, желая ответить, но тут
же все поняла и воззрилась на К'астилль. Внезапно все встало на свои
места: загадочные замечания, трудности аборигенов в изучении чужой речи,
отвращение к Разделению - все вдруг приобрело смысл. Ужасный, невозможный
смысл. Люсиль требовалось время подумать, но времени не было. Упускать
момент не стоило.
- Чарли, К'астилль, я только что все поняла! - воскликнула она. -
К'астилль, произошло серьезное недоразумение - причем по моей вине, ибо
все понимание вашей культуры основано на моей работе, узнанных мною
значениях слов вашего языка. Я совершила досадную ошибку. С первого дня я
слышала слово "Разделение" и сочла его эвфемизмом, приукрашенным,
приемлемым названием смерти. Но я ошиблась. Значит, Разделение - это
что-то иное?
- Смерть! - изумленно повторила К'астилль. - Да нет же! Разделение -
это... это месть, которой Жизнь подвергает нас за наш разум. Это отправная
точка философии нигилистов и других подобных групп прошлого. Для них
смерть является желанным бегством от Разделения. Наши ученые говорят, что
нас никогда не будет столько, чтобы создать культуру, основанную на
городах, потому что многие станут искать спасения в смерти.
Люсиль энергично кивнула:
- Все это вдруг осенило меня. Позволь спросить еще об одном: английские
слова "мужчина" и "женщина" - они что-нибудь значат для вас?
К'астилль сжала и разжала пальцы - этот жест заменял зензамам пожатие
плечами.
- Они относятся к двум основным типам строения тела людей. Ты -
женщина, а Чарли - мужчина. Вот и все, что мне известно. Но вы всегда
придавали огромное значение различиям, правильному употреблению слова. Я
так и не смогла понять почему. Зачем уделять внимание таким несущественным
различиям? Почему бы не учитывать в таком случае и рост, и цвет глаз? Это
имело бы гораздо больше смысла.
- А тебе никогда не приходило в голову, что причина может иметь
какое-то отношение к... Господи, Чарли, виной всему - мое баптистское
воспитание! Я не решилась объяснять им слова "пол" и "размножение".
К'астилль, ты никогда не задумывалась, что слова "мужчина" и "женщина"
могут относиться к способу появления людей на свет?
- Нет, ни разу. Возможно, у меня были какие-то смутные догадки, но мне
не хотелось расспрашивать о таких отвратительных вещах.
- Вот как?
Чарли не выдержал:
- Прошу прощения, К'астилль. Я хочу, чтобы Люсиль немного просветила
меня. - Он воткнул вилку внутреннего передатчика в панель связи на
скафандре Люсиль. Оба они выключили наружные микрофоны и динамики. -
Люсиль, что происходит? - потребовал он. - Как может быть, что они не
знают различий между мужчинами и женщинами? Я видел К'астилль и Л'аудази -
очевидно, они женщины. В лагере я видел нескольких малышей...
- Чарли, когда мы вернемся в лагерь, присмотрись к зензамам - все они
относятся исключительно к женскому полу. До сих пор я объясняла это тем,
что внешность обманчива или же что в их обществе существует некое
разделение, но наверняка я ничего не знала - до этого дня. А теперь молчи
и слушай. И ради Бога, если вздумаешь заговорить, следи за собой. - Люсиль
прервала связь.
Сердце Люсиль торопливо билось. Каким-то образом она понимала, что
подошла к самому главному, стоит на пороге открытия тайны жизни зензамов.
Но, кроме того, она понимала, что это знание грозит опасностью.
- Прости нас, К'астилль. Чарли не понимал, почему я спрашиваю об этом,
- мягко и негромко пояснила она. - Расскажи мне о жизненном цикле зензамов
- расскажи так, словно я ничего не знаю, как ты объясняла бы это ребенку.
К'астилль долго молчала.
- Есть такой стишок для самых маленьких, - наконец произнесла она. - Я
попробую передать его смысл на английском - чтобы Чарли меня понял.
"Сначала появляются малыши, которые учатся и играют. Затем - взрослые,
которые воспитывают детей, наставляют их и учат. Затем Разделение уносит
взрослых, обращая их в коконы. Наконец, из своего кокона появляется росток
- более неразумный, чем ребенок, разум покинул его давным-давно.
Очарованный ростком, взрослый приносит ребенка, и так среднее звено
соединяет начало и конец".
- Пожалуй, я кое-что поняла, К'астилль, - произнесла Люсиль. - Но не
хочу вновь допустить ошибку. Пришло время рискнуть и познать жизнь друг
друга, даже если это знание придется нам не по душе. Расскажи мне все.
- Ты права - этот стишок настолько иносказателен, что к нему требуется
пояснение. Особенно для инопланетян. Но прошу тебя, пойми: для меня, как и
для любого зензама, очень трудно говорить об этом. По сравнению с этим
приятен даже разговор о вашей медицине! Итак, каждый зензам проходит
несколько этапов развития. Прежде всего появляется ребенок - от взрослого.
Затем он вырастает и становится взрослым, таким, как я. Между детством и
зрелостью нет четких границ - просто в один день взрослые признают, что
ребенок уже приобрел достаточно знаний. Как я гордилась в тот день, когда
вместо О'астилль меня стали звать К'астилль! Приставка "О'" используется
для имен детей.
С помощью приставок к именам мы различаем социальное положение
зензамов, но не их биологическое состояние. Когда-нибудь я стану
М'астилль, а может, даже Д'астилль. Я еще молода, возможно, пройдет
тридцать ваших лет, прежде чем я вступлю в этап Разделения, новый этап
биологического цикла. Разделение занимает всего несколько дней. Первый его
признак - появление длинного алого рубца вдоль хребта зензамов.
Зензам, у которого появился этот признак, должен найти себе безопасное
место. Тело замирает, кожа становится твердой, как камень, чтобы защитить
его от хищников. Внутри тело - не знаю, как это будет по-английски, -
поглощает себя, преобразуется. Только очень маленькая частица прежнего
тела появляется из этого кокона, и называется она ростком.
Затем, когда такой росток находит взрослого, готового произвести на
свет малыша, росток входит во взрослого и соединяется с ним. Росток
помещает внутрь тела взрослого свое семя, которое соединяется с семенем
взрослого и вырастает в ребенка, а тот рождается спустя несколько месяцев.
Когда росток входит в тебя, ты испытываешь отвратительное и унизительное
ощущение. Со мной такое случалось всего несколько раз, хотя детей у меня
до сих пор не было. Но при появлении ростка зензам полностью подчинен ему,
им движут невообразимо сильные чувства, он вынужден подчиняться и
помогать. Таков закон природы, иначе зензамы давно бы уже вымерли. Но эта
неизбежность, бессилие, необходимость кажутся нам настолько унизительными,
особенно потому, что они вызваны бессмысленными ростками, что нам
омерзительно знать, что когда-нибудь мы уподобимся им. Потому мы не
порицаем нигилистов за их желание избежать этого унижения в смерти.
Так мы и живем. Насколько я понимаю, ваша жизнь совсем иная. Теперь ты
расскажи о ней.
Тысяча мыслей закрутилась в голове Люсиль, она отчаянно хотела
поговорить с Чарли наедине. Но К'астилль уже была настроена подозрительно.
Еще один разговор наедине означал бы, что люди лгут, пытаются что-то
сочинить.
Неудивительно, что аборигены Заставы не могли понять разделения людей
на мужчин и женщин. Каждый зензам сначала становился разумной женщиной -
"взрослым", а затем неразумным мужчиной - "ростком".
Очевидно, для самоопределения гораздо большее значение имел склад
мышления, чем форма гениталий. Разделение на мужчин и женщин уступало по
точности разделению на мыслящих и немыслящих. Люсиль поняла, какую
осторожность ей следует проявлять в ответах.
- У нас все совеем по-другому. Каждый человек рождается либо незрелым
взрослым, либо незрелым ростком. В любом случае он вырастает, живет и
умирает. Когда они соединяются - так, как вы с ростками, - взрослые рожают
детей, обычно только по одному.
Когда К'астилль ответила, ее тон был совершенно новым - наполовину
враждебным и наполовину изумленным:
- Но вы... вы ведь взрослые. Неужели вы никогда не лишаетесь рассудка?
Значит, вы всю жизнь остаетесь и здоровыми и мыслящими?
- В большинстве своем - да. Но по мере того, как стареет тело, стареет
и мозг, вместилище разума, и вместе с ним ослабевает способность
рассуждать здраво. Но это скорее исключение, чем правило. - Едва успев
договорить последнюю фразу, Люсиль пожалела о ней.
- Очевидно, благодаря вашей чудесной медицине, - горько заметила
К'астилль. Она покачала головой - жест, перенятый у людей. - Какой бы бог
ни создал вас, он был добрее нашего творца. Жизнь и культура моего народа
искажены неизбежностью безумия, безумие настигает каждого, кто не
предпочтет бежать от него с помощью самоубийства. Если бы мне только
знать, что я сохраню способность мыслить...
- К'астилль, - мягко прервал ее Чарли впервые за долгое время, - я
хотел бы попросить тебя об одном одолжении. Возможно, исполнить мою
просьбу ты не сможешь или испытаешь при этом боль. Если так, я отказываюсь
от нее. Но я бы хотел увидеть одного из зензамов в фазе ростка.
Кожа на черепе К'астилль зашевелилась в выражении эмоции, подобной
смеху.
- Ты уже видел их и ничего не понял. Разве ты не знаешь, где они
находятся, Люсиль? Ты еще не поняла, почему мы держим их рядом? Пойдемте,
я покажу вам. - Она вдруг вскочила и рысью понеслась в кустарник,
преследуемая запыхавшимися людьми. - Научи меня еще двум словам, которых я
не знаю, Люсиль. - К'астилль смотрела прямо перед собой, не оглядываясь на
спутников, и в ее голосе прозвучала непривычная резкость. - Как назвать
по-английски взрослого, который дал мне жизнь? И как назвать росток,
повинный в этом?
Люсиль догнала ее, подошла поближе и приглушенно произнесла:
- Мать. По-английски взрослый, который дал тебе жизнь, - мать. А
росток, который соединился с ней, - отец.
- Понятно. Спасибо тебе. - К'астилль слегка замедлила шаг. - Скоро мы
будем на месте.
Люсиль шагала рядом в своем армированном скафандре, защищенная от вони
и опасностей Заставы, способная видеть лишь внешнюю красоту дня. Она
задыхалась от усталости, стыда, вины и отвращения. Безумие! Безумие,
сумасшествие и предвидение приближающегося безумия, от которого не
спастись никому. Земная матушка-природа проявила больше заботы по
отношению к своим детям. Разве смогли бы люди создать свою культуру, будь
их биологическое наследие таким же суровым, как у зензамов? Караваны,
поселки, крохотное население, которое, как теперь поняла Люсиль, просто
было не в состоянии избавиться от всех голодных. Все достижения
человечества тускнели по сравнению с пыткой отвратительного, унизительного
цикла жизни.
К'астилль вывела их на небольшую прогалину.
- Мы всегда держим их здесь, когда останавливаемся поблизости. Так нам
удобно, и им никто не мешает играть. Они где-то рядом. - К'астилль
запрокинула голову и издала отрывистый, пронзительный крик.
Люсиль понадобилось всего несколько секунд, чтобы узнать крик - именно
таким звуком зензамы подзывали...
Вскоре они и впрямь появились. Спотыкашки. Махали крыльями, кружились
над прогалиной, трепеща, спускались на землю. Смешные, ласковые существа,
глупенькие любимцы зензамов, милые, пестрые зверьки размером с кошку, с
которыми любила играть Люсиль, знающие несколько слов на языке 3-1. Люсиль
даже удалось обучить зверьков одному-двум английским словам.
Она узнала одного из спотыкашек - самого глупенького, которого Люсиль
прозвала Метеором за стремительные, но неуклюжие полеты.
Метеор тоже заметил Люсиль и издал приветливый крик. Подлетев поближе,
он замахал длинным хвостом, с вопросительной интонацией повторяя:
- Куки? Куки?
Срывающимся голосом К'астилль произнесла:
- Люсиль Колдер, Чарли Зизулу, позвольте представить вам Амезера,
которого Люсиль прозвала Метеором. Позвольте представить моего отца.
- Куки?
Люсиль попыталась что-то сказать, но ее глаза наполнились слезами, по
щекам побежали теплые ручейки. У нее перехватило горло, она издала
сдавленный всхлип. Подняв руку к лицу, чтобы вытереть слезы, она вспомнила
про шлем и зарыдала.
Чарли ощутил, как к его горлу подкатывает тошнота, испытал отчаянное
желание немедленно вернуться на Землю, туда, где правила жизни не столь
суровы. Зензамы оказались цивилизованным народом, а их творец - варваром.
- Куки?..


Постепенно, с величайшим трудом Люсиль удалось взять себя в руки. Она
пыталась рассуждать трезво, призвать на помощь анализ. Какой жестокой
оказалась ирония судьбы! Разумные существа, обладающие высокой культурой,
которых она видела прежде, претерпевали смертельные мутации. С точки
зрения стратегии воспроизведения и эволюции смена каждым существом пола
была не лишена смысла. Неразвитым предкам зензамов такой образ жизни
должен был неплохо послужить. Самкам зензамов, матерям, требовалась
сообразительность и разум, чтобы воспитывать, вскармливать и защищать
детенышей. Должно быть, за детенышами присматривало все стадо. Стада,
предшественники групп, должны были сотрудничать между собой. А самцы,
летающие самцы, должны были преодолевать большие расстояния - так, чтобы
генофонд оказался как следует перемешан в небольшом, рассеянном по
огромной территории населении. Они могли быстро распространять любые
полезные мутации и обеспечивать генетическую совместимость вида. У каждого
существа был двойной шанс распространить свои гены.
Только когда самки приобрели истинный разум, только когда у них
развилась способность рассуждать, запоминать и общаться, оказалось, что
внешне полезная стратегия - палка о двух концах. Мыслящие существа знали,
что они являются потомками неразумных животных, что они обречены
совокупляться с животными и в конце жизни становиться ими.
Сколько людей, страдающих от повреждений или болезней мозга, обреченные
на безумие, предпочитали покончить жизнь самоубийством? И ведь такое
происходило с каждым зензамом!
Неудивительно, что им не удавалось поддержать стабильную численность
населения. Неудивительно, что так легко было найти пустые лагеря,
строения, оставленные группами зензамов, только что покинувшими эти
места...
Люсиль вспомнила свою мать - еще бодрую и крепкую, добродушную и
остроумную, у которой за последние годы разве что прибавилось седины в
волосах да морщин на лице. Старческое слабоумие в худшем случае было
отдаленной и слабой опасностью, вполне предсказуемой в эти времена. А еще
ей вспомнился отец - стройный, веселый, умный, добрый папа, исполненный
мудрости и понимания, когда дети обращались к нему за советом.
Какой бы выросла она, Люсиль, какую горечь испытывали бы постоянно
человеческие дети, зная, что их отцами были безмозглые животные?
- Ну вот, - подытожила К'астилль, сверху вниз глядя на трогательного,
жалкого зверька, маленького глупыша, не понимающего, чем опечалены его
друзья. - Вы видели мое будущее - мне предстоит стать суетливым, бездумным
существом, которое при желании можно научить выпрашивать еду.
Вам такое не грозит, и это различие все время будет осложнять отношения
между нашими народами. Это меня и волнует.
Но должна признаться, мне стало любопытно. Я уже долго размышляю, но
все не решаюсь спросить... теперь вы видели наши ростки, и было бы
справедливо показать ваши. Конечно, вы не привезли их с собой, но меня
вполне устроит рассказ. Опишите, как выглядят ваши ростки?
Чарли ошеломленно обернулся к Люсиль.
"О Господи, - пронеслось в голове у Люсиль, - вот к чему привело мое
описание нашего жизненного цикла! Я забыла упомянуть, что наши мужчины
разумны! К'астилль до сих пор считает Чарли женщиной!" Чарли поймал взгляд
Люсиль, и она кивнула. Он все понял и согласился. Истина могла обернуться
лишними сложностями, возможно, даже бедой. Но К'астилль заслуживала
правды, а рано или поздно ложь все равно раскрылась бы.
- Нет, мы привезли их сюда, - отозвалась Люсиль. - Наши взрослые
называются женщинами, а ростки - мужчинами. Сейчас ты разговариваешь с
одним из них.



33


На борту корабля "Воссоединение".
По пути с орбиты Заставы в лагерь рафинаторов

Океанские волны взметнули курчавую тучу сверхгорячего пара и молекул,
разорванных на атомы, нагретых ревущими реактивными двигателями
"Воссоединения". Сам воздух пылал, пока нагретые до высочайших температур
кислород и водород остывали, окружая корабль бледно-голубым нимбом. Шлюпка
почти полностью погрузилась в воду, прежде чем вновь подняться и
продолжить полет по горизонтали. Жар двигателей, выхлопы воздуха и пара
моментально высушили поверхность шлюпки.
Синтия Ву радовалась любой, даже ничтожно малой победе. Полет оказался
чертовски трудным. Густав хотел убедить всех, кто наблюдал за
"Воссоединением" в радары, что шлюпка затонула, упала в океан и
взорвалась. И вход в атмосферу выдался не из легких. Автопилот вел шлюпку
сквозь атмосферу, полагаясь на торможение о воздух, не включая реактивные
двигатели, пока "Воссоединение" не оказалось всего в пяти километрах над
водой - небывало низкая высота для космического судна. Вспышка реактивных
двигателей и ревущее облако пара внешне выглядели почти как взрыв и должны
были убедить любых наблюдателей с орбиты.
Но самое главное, ионный шлейф, образующийся при сгорании, должен был
создать помехи на экранах радаров. Синтия переключила пульт, проверила
свои координаты относительно сигнала маяка, дала компьютеру команду начать
баллистический прыжок в сторону маяка при минимальной мощности и отключила
реактивные двигатели.
Рев двигателей утих, шлюпка качнулась в воздухе. Станции "Нике" и
"Ариадна" сейчас находились ниже линии горизонта, но надеяться на это не
стоило.
Шлюпка "Воссоединение" устремилась на север, постепенно снижаясь к
поверхности планеты. Как только сигнал маяка оказался в пределах
досягаемости, Синтия выровняла курс и продолжила полет.
Ей не терпелось вновь увидеть Люсиль, Мака и Джослин. Синтия дала
шлюпке несколько странное название, постоянно помня об этом событии.
Ожидание казалось невыносимым. Запустив химические посадочные двигатели,
она поискала место для приземления.
Шлюпка "Воссоединение" благополучно приземлилась в пяти километрах от
лагеря рафинаторов. Синтия еще заканчивала циклы остановки двигателей,
когда наружные камеры показали несколько выходящих из лесу фигур в
скафандрах. Мак в своем скафандре выглядел настоящим гигантом. А Джослин
за время долгой разлуки ничуть не изменилась. Синтия рассмеялась от
пьянящей радости при виде товарищей.
Но в происходящем ощущалось что-то странное. Синтия заметила, как
напряженно и нервно держатся люди. Она бросилась к шлюзу и спустила на
землю трап. Мак пересек круг выжженной двигателями земли и приблизился к
ней.
- Синтия, я чертовски рад тебя видеть! - воскликнул он.
- О, Мак, мне тоже очень приятно. - Она вгляделась в его полускрытое
шлемом лицо и затаила дыхание. Такого она еще никогда не видела. Мак был
испуган.
- Синтия, уходи на шлюпку и будь готова к вылету в любую минуту. Мы
переберемся из лагеря сюда. Дела наши плохи, и не только здесь. Рафинаторы
не станут помогать нам в войне против гардианов и нигилистов. Люсиль
опасается, что они скорее помогут нигилистам избавиться от нас. Надо как
можно быстрее вылететь отсюда и предупредить об опасности.


ОСГ "Ариадна". Орбита планеты Застава

Командир радиолокационной установки станции "Нике" Ричард Спрант без
стука распахнул дверь и вошел в кабинет Густава.
- Вам придется кое-что объяснить, Густав. В ваших интересах сделать это
немедленно.
Густав неторопливо поставил на отчете свою подпись, отложил ручку,
сунул отчет в ящик стола и откинулся на спинку кресла.
- Садитесь, командир.
Спрант стащил фуражку и тяжело рухнул на стул. Этот бледнолицый
белобрысый мужчина среднего роста со злыми серовато-белесыми глазками
держался настороженно и резко.
- Лейтенант Густав, с этой станции уже дважды исчезают ВИ и дважды
пропадают шлюпки. В официальных донесениях говорится, что ВИ мертвы, а
шлюпки потерпели крушение. Один раз меня можно провести, но не дважды! Они
сбежали, Густав, сбежали! Я лично видел их обоих на экранах радаров
"Нике", и визуальные наблюдения могли бы подтвердить вашу версию - но
только один раз, а не дважды. Я прибыл сюда, желая сделать вам одолжение.
Я проделал чертовски трудный трехдневный перелет, чтобы поговорить с вами
как мужчина с мужчиной, сказать, что не годится прикрывать беглецов. Я
знал вашего отца, а это был отличный офицер. Ради его памяти вы обязаны
немедленно исследовать происшествия и совершить поступок, достойный
мужчины.
- Я ждал вас, командир Спрант, хотя признаю, ваш жест мне польстил.
Очевидно, вы никому не сообщали о своей отлучке и никто не узнает, где вы
пропадали эти три дня.
- Что? Что за чертовщину вы несете? - взревел Спрант, тараща на Густава
выкатившиеся из орбит глаза.
- Персонал вашей станции, не спорю, хорош, - продолжал Густав, - но не
особенно. Он не заметил запуск первой шлюпки к центру тяжести пару недель
назад. Он пропустил секретную шлюпку через несколько дней. И вашим
служащим никогда не хватало ума переключить частоты и заметить радиомаяк в
лагере рафинаторов. Разумеется, аборигены Заставы постоянно пользуются
радио. Возможно, ваши люди решили, что это один из обычных сигналов, так
что я не стану их винить. Но мои ВИ ничего не упустили из виду, даже
секретную шлюпку. Шиллер заметил ее - правда, с трудом. Найти такую мишень
было непросто. Я не стану обвинять вас за такое упущение.
- Вы изменник, Густав... - Спрант приподнялся над стулом и застыл.
Лазерный пистолет в руке Густава был нацелен прямо ему в грудь.
- Сядьте же, командир. Позвольте изложить вам истинную версию. Вам
известно, что я бывший разведчик. Что, если я скажу вам, что предпринимал
отчаянные усилия, подвергался огромному риску, играл в самые смелые игры с
противником, чтобы предотвратить возможную атаку на Столицу, в результате
которой наш народ был бы истреблен?
- Я ответил бы, что вы проклятый предатель, страдающий манией величия,
- прорычал Спрант.
Густав понял, что его гость рассержен, но не напуган. Это делало
Спранту честь.
- Через несколько дней, командир, вряд ли ваше мнение будет иметь хоть
какое-нибудь значение. Но сейчас оно для меня еще важно, а вы, ревностно
исполняя свой долг, можете обречь на гибель миллионы человек. Потому я
возьму вас под арест. Пожалуй, я сумею обмануть компьютер и отправить вас
в лагерь на планете под видом туриста, желающего полюбоваться на
инопланетян. Уже было два-три случая, когда люди на Заставе забредали в
леса и исчезали. Иногда спасатели находили клочки скафандров. Тамошние
хищники прожорливы, командир. Уверяю вас, такая игра была бы весьма
опасной для меня самого. Но знайте, что я готов убить вас и скрыть это
убийство наилучшим образом - если вы вынудите меня к этому. Я дам вам
обещание: если мне не повезет, я сам вручу вам этот пистолет и сдамся. Вы
можете передать меня в руки правосудия, собрать военный трибунал. Но если
я и вправду проиграю, сомневаюсь, что вы или любой другой человек в этой
системе выживет достаточно долго, чтобы заседание этого трибунала
состоялось.



34


Лагерь гардианов. Планета Застава

Капитан Ромеро был перепуган до смерти. С неуютным ощущением жертвы,
идущей прямо в капкан, Ромеро шагал по широкому трапу на борт "Звездного
неба", внутрисистемного корабля, подаренного гардианами нигилистам.
Д'еталлис поднималась за ним, за ней следовали первый и второй пилот
корабля, Л'анимеб и Л'етмлих.
Шлюпка "Звездное небо" уже несколько раз выходила на орбиту и совершала
посадки на планету. Последние два рейса выполнили пилоты-аборигены без
посторонней помощи. Но только этот полет должен был завершиться в другом
месте. Д'еталлис попросила разрешения посетить Столицу и в ответ получила
дружеское приглашение от самого Жюля Жаке. Чтобы обеспечить безопасность,
полет должен был пройти в обстановке строжайшей секретности, но на Столице
аборигены Заставы непременно привлекли бы общее внимание. Правительству
гардианов уже давно не терпелось взглянуть на своих новых союзников - и
Ромеро приказали сопровождать их. С точки зрения карьеры момент был
великолепным для Ромеро, но в данном случае он отказался бы от далеко
идущих прогнозов. Он не доверял пилотам-аборигенам, не верил, что
"Звездное небо" уцелеет, оказавшись между двух огней.
Ромеро хватало ума внимательно просматривать донесения и соображать,
что происходит. Странно, но решающее сражение было запланировано на то
время, когда аборигены окажутся на Столице. Предполагалось, что пассажиры
"Звездного неба" никогда об этом не узнают. Курс шлюпки проложили
астронавигаторы-гардианы, получив приказание провести шлюпку как можно
дальше от зоны военных действий. Приборы наблюдения и связи на шлюпке были
недостаточно мощными, а шансы на встречу с патрульным кораблем в обширном
космосе близились к нулю - особенно потому, что курс для "Звездного неба"
был проложен крутой дугой, выходящей за плоскость орбиты двух звезд.
Шлюпка не приблизилась бы к центру тяжести и на расстояние пятисот
миллионов километров. Поблизости от центра тяжести системы в космосе
плавало достаточно естественного мусора и обломков кораблей, чтобы
оправдать такие предосторожности - даже в отсутствие вражеского флота.
Но вылетать с планеты в разгар войны было неразумно. Льюис Ромеро мог
понять, какие перспективы сулит сотрудничество с нигилистами, но вместе с
тем признавал, что в будущем с ними могут возникнуть хлопоты.
Он не знал одного - какой груз везет "Звездное небо".


Д'еталлис искренне радовалась суете и суматохе подготовки к
космическому путешествию. Ей льстила возможность совершить путешествие по
самой длинной из Дорог, на каких когда-либо оказывались зензамы. Несколько
дней полета заняться будет нечем, и она сможет полюбоваться звездами,
рассмотреть Заставу из космоса. Но этот полет - отнюдь не увеселительная
прогулка.
Ромеро лишился бы чувств, узнав, как много нигилистам известно о
военном положении в системе. Радиоприемники нигилистов оказались
достаточно мощными, как и их умение вскрывать пакеты, изучать их
содержимое и вновь запечатывать - так, словно печати и не были вскрыты.
Д'еталлис знала обо всем, что происходило в космосе, знала, что в системе
началась суматоха, что гардианы заняты своими проблемами и время для удара
подходит как нельзя лучше.
Несмотря на то что шлюпка направлялась на Столицу по приглашению
гардианов, у нигилистов были совсем иные планы. Сразу же после приземления
Д'еталлис намеревалась воспользоваться предоставленным гардианами орудием,
установить его на взлетном поле и выстрелить вслепую особыми зарядами.
Заряды взорвутся в воздухе, рассеивая вирус, переносимый с воздухом, и
через несколько дней все жители Столицы погибнут. Возбудитель был
смертельным для людей, но не для зензамов - нескольких гардианов, которых
считали заблудившимися в лесу, нигилисты просто похитили и заразили
вирусом. Люди погибали быстрой, но мучительной смертью - и трупы
продолжали распространять заразу. Как только Столица опустеет, "Звездное
небо" начнет курсировать между Столицей и Заставой, перевозя все новых
нигилистов, наследников промышленной базы гардианов. Там придется многому
научиться.
Одним ударом нигилисты завладеют доками, чертежами космических
кораблей, звездными картами, которые приведут их к другим населенным
планетам.
В течение года во вселенной появится много других опустевших планет с
отличной техникой и бесценными архивами, ждущими нигилистов.


Радио зензамов не передавало ничего вроде обзора новостей; о событиях
узнавали так, как узнают соседки, сплетничающие у забора, - когда один
радист болтал с невидимым приятелем из другой группы. Но для
распространения слухов этого хватало.
Запуск "Звездного неба" остался тайной для людей, но среди зензамов это
событие приобрело широкую известность, и нигилисты не делали из него
секрета - хотя и не упоминали о реальных целях своей миссии. Целью полета
было названо установление дружеских отношений.
Это не ввело в заблуждение К'астилль. Новости она услышала, выходя из
дома правительницы. Правительница и ее советники были ошеломлены рассказом
К'астилль о том, какое оскорбление нанесли им люди, привезя на планету
свои ростки, "мужчин", да еще позволяя им вступать в переговоры.
Разумеется, винить в этом следовало только взрослых, женщин. Мысли о
поступке людей вызывали отвращение. Все зензамы наотрез отказались
вступать в дальнейшие контакты с людьми, решив игнорировать их, избегать,
предоставить возможность покинуть планету и забыть о них.
Но этот полет насторожил ее. К'астилль хорошо знала нигилистов, была
осведомлена об их замыслах и планах, помнила, как соотносятся их слова и
поступки. Она немедленно поняла, что нигилисты замыслили биологическую
атаку, и не сомневалась, что люди, гардианы или Лига, окажутся к ней
совершенно неподготовленными.
Люди... Она считала Люсиль подругой и не могла простить ей бездумного
предательства. Их медицина... предположительно "разумные" ростки...
обращение к росткам как к равным... Должно быть, они ждали подобного
обращения и от зензамов!
Отвратительные, половинчатые, бесстыдные, развращенные существа!
Каким-то образом К'астилль поняла: не выбросы гормонов и не подчинение
чужой воле заставляет женщин-людей спариваться с мужчинами - они делают
это охотно, возможно, даже жаждут этого, как грязные, безмозглые животные.
Послушать людей, так могло показаться, что они никогда не опускались до
уровня животных. Но К'астилль считала иначе: при таком жизненном цикле
людям никогда не подняться выше этого уровня.
Она пожелала нигилистам и "Звездному небу" удачи.
Пусть люди погибнут. Все до единого.



35


КРК "Орел". Центр тяжести. Система Нова-Сол

Первым делом старшина Нгуен Цзи Прин заметил непорядок на верхней
панели пульта: головки шурупов, удерживающих панель, были покрыты
царапинами и сплющены. Кто-то пытался ослабить шурупы и, может, при этом
воспользовался отверткой неподходящего размера. Так или иначе, шурупы
попорчены, и ответить за это придется обслуживающему персоналу. Беспорядок
был как раз из тех на вид пустячных, которые приводят к бедствию. Еще
немного - и шурупы станет трудно вывинтить, чтобы поднять панель и
отремонтировать внутренние системы посреди боя. А эта панель сообщала о
состоянии некоторых важных систем судна. Если она выйдет из строя, вместе
с ней окажется отрезанной вся пусковая установка по правому борту.
Кто работал в последний раз с панелью? Этот разгильдяй заслуживал
наказания. Прин включил терминал и вызвал журнал работы ремонтников.
Минуту он изучал журнал, а затем разразился потоком проклятий, восходящих
прямиком к древнему Сайгону. Он сам, Прин, значился в списке как последний
ремонтник, работавший с этой панелью тысячу часов назад. Но Прин мог
побиться об заклад, что еще два дня назад шурупы были в порядке.
Кому-то повезло ускользнуть от бдительного внимания Прина. Подумать
только - этот олух не сделал запись о ремонте! Но постойте... Прин отлично
знал своих ребят. Все они были уверены, что их жизнь, и успех сражения, и
ход самой истории напрямую зависит от качества работы. Излишне сильно
затянуть шуруп - одно дело, такое может случиться с кем угодно, но никто
из этих ребят не стал бы создавать путаницу в отчетах. Делать аккуратные
записи о произведенном ремонте вошло у них в привычку. Они понимали, что
отсутствие порядка - прямой путь к катастрофе. Прин задумчиво поскреб
пальцем подбородок, а затем провел мясистой ладонью по тщательно
уложенным, блестящим от бриллиантина волосам. По его мнению, случилось
что-то серьезное.
Он вынул из стола набор инструментов, рывком выдернул отвертку и открыл
панель. Увиденное на время лишило его дара речи.
Кто-то перепутал провода индикаторов панели! Саботаж! Несомненный,
явный саботаж. Ему понадобилось несколько минут, чтобы обнаружить все
перепутанные провода. При таком подсоединении индикаторы третьей пусковой
установки сил быстрого развертывания должны быть зелеными, какой бы ни
оказалась реальная ситуация. А там, у третьей установки, находилась вторая
секретная шлюпка.
Наружные камеры... Одну за другой он проверил все камеры возле
установки. Камеры бездействовали. Прин метнулся к пульту внутренней связи.
- Радист, говорит сержант Прин с пульта контроля запуска. Аварийная
ситуация! Отправьте запрос всем кораблям, находящимся в зоне видимости
"Орла", дать визуальные показания обшивки в зоне палубы третьей пусковой
установки. И передайте сообщения мне.
- Подождите, пульт контроля. Одну минутку... мы получили сообщение с
"Бисмарка".
Видеокамера ожила, показывая пустой космос, затем развернулась и
уперлась в огромное цилиндрическое тело "Орла", тускло освещенное далекими
солнцами. Затем "Бисмарк" включил прожектора, и огромный корабль засверкал
в темноте, гордо и неторопливо вращаясь вокруг своей оси. "Бисмарк"
прибавил увеличение, но зона пусковой палубы исчезла из виду быстрее, чем
Прин успел что-нибудь заметить. Камера слегка передвинулась, вновь
настраиваясь на указанную зону. Здесь к наружной обшивке должны быть
пристыкованы четыре секретные шлюпки.
Их было всего три.
Прин снова выругался, чувствуя, как от страха и тревоги в его животе
вырастает тугой клубок.
- Радист, это снова Прин. Аварийная ситуация! Соедините меня с
капитаном. У нас неприятности.


Орбитальная командная станция "Зевс". Орбита планеты Столица

Радиосигнал поступил неизвестно откуда. Интерферометр большой дальности
указал расположение источника довольно точно - до него было всего тридцать
тысяч километров, но радар ничего не показывал. Источник радиосигнала
требовал разрешения на посадку на станции "Зевс", но командующий медлил.
Он не хотел принимать корабль, невидимый для радаров. Возможно, это
какая-то уловка, хитроумная атака. Командующий отправил к источнику
радиосигналов звено истребителей, приказав им захватить неизвестный
корабль и всех его пассажиров, а затем оставить корабль на стабильной
орбите подальше от станции гардианов.
Не только на "Зевсе", но и на всем кольце баз и кораблей вокруг Столицы
поднялась тревога. Возможно, где-то рядом находились и другие невидимые
корабли.
Истребители безупречно справились с заданием, вскоре сообщив, что на
борту странного корабля был всего один человек. Истребители вернулись на
базу, а пассажира доставили на борт "Зевса" и провели прямо в штаб
разведки. Капитан Филлипс решил лично допросить пленника. Корабль мог
появиться только с одной стороны, причем прибыл он по доброй воле. Знание
о наличии у противника секретных кораблей могло изменить весь ход войны.
Капитан Филлипс внимательно оглядел гостя - уставшего, перепуганного,
встревоженного. Такой легко поддастся на мягкое обращение.
- Ну, сынок, - отеческим тоном произнес капитан, - ты немного напугал
нас, но теперь ты здесь. Кто ты такой и зачем прибыл сюда?
- Я прибыл, чтобы предупредить вас о планах нигилистов, - ответил
гость. - Они замышляют предательство. Они запланировали биологическую
атаку, способную уничтожить все население Столицы. Меня зовут Джордж
Приго, я - уроженец Столицы.


После четырехчасового допроса Филлипс был вынужден признать, что гостю
можно верить. После поисков в центральном военном архиве оказалось, что
отпечатки пальцев и узор сетчатки гостя действительно совпадают с данными
некоего Джорджа Приго, считавшегося пропавшим без вести на Новой
Финляндии. Этот Приго слишком много знал, его рассказ оказался связным и
подробным.
- Надеюсь, вы понимаете, мистер Приго, что, явившись сюда, вы
подверглись страшной опасности. Каковы бы ни были причины вашего
появления, по вашему собственному признанию, вы дезертировали из армии
гардианов и повинны в измене Столице. Когда ваше дело будет вынесено на
рассмотрение трибунала, возникнет лишь один вопрос: что с вами делать -
расстрелять как шпиона или повесить как изменника.
- Все это я понимаю, сэр, - спокойно отозвался Джордж, волнение
которого выдавали только глаза. - Но какие бы чувства я ни испытывал к
правительству Столицы, я не мог сидеть сложа руки, зная, что нигилисты
вознамерились уничтожить население планеты. Я решил, что мне незачем жить,
если я не попытаюсь остановить их.
- И вы убеждены в том, что нигилисты решили предать нас?
- Да, сэр.
- Но единственная причина так думать - доклад этой Колдер, которая
основывает свои выводы на словах единственного аборигена Заставы, члена
группы, так сказать, противостоящей нигилистам.
- Сэр, не мне объяснять вам, что истина не определяется по праву
большинства. Истина остается истиной, даже если ей никто не верит. И
потом, причина не доверять нигилистам у меня не единственная. Я видел
записи, сделанные на "Беспощадном" во время атаки червей. Тот, кто изобрел
эти чудовища, не питает любви к человечеству, так зачем ему беспокоиться о
нас? По их философии, разумная жизнь - мерзость, а чужая разумная жизнь -
мерзость вдвойне. Они убивают себе подобных, так почему бы им не приняться
за нас? А если уничтожат нас, они захватят Столицу - всю планету со всей
нашей техникой. Подумайте, какие возможности перед ними тогда откроются, и
вы поймете - они не устоят перед искушением. Можете повесить меня как
предателя, если вам угодно, но сначала выслушайте. Остановите нигилистов,
пока еще не поздно!


Лишь когда этот тип Джордж Приго был помещен во вполне комфортабельную
камеру, а капитан Филлипс загрузил вентиляционную систему станции работой,
выкурив две трубки чудовищно дорогого и вонючего табака, и просидел в
задумчивости целый час, он наконец-то пришел к выводу, что Приго
заслуживает доверия. Не только потому, что он сделал предупреждение,
которое считал необходимым. Филлипс решил, что его рассказ и
предупреждение выглядят вполне правдоподобно. Нигилисты собирались напасть
на Столицу. Капитан с самого начала не доверял этим существам. Сделка с
биологическим оружием совершилась слишком поспешно и была непродуманной.
Но мистер Джордж Приго, бывший служащий войск гардианов и Британники,
дал капитану понять кое-что еще, хотя и непреднамеренно.
Обнаружив исчезновение Приго, на флоте Лиги решат, что их планы
раскрыты, замыслы стали явными, а ловушки повернуты против них самих. Это
значит, что они будут вынуждены изменить планы, а вместе с тем и потерять
время, оказавшись более уязвимыми.
Несмотря на то что Приго не привез с собой ни листочка с материалами
тактических планов, самим своим присутствием он нарушил все планы Лиги и
вынудил ее командование начать планирование заново. Капитан Филлипс не
упустил из виду это преимущество - значительное, но временное. Включив
терминал, он попросил срочно соединить его со штаб-квартирой командования
флота гардианов.
Но капитан пришел еще к одному выводу, который пока предпочел держать
при себе. Приго никогда не упоминал этого имени, ни словом не обмолвился
об офицере-гардиане, участвующем в побеге Колдер к флоту Лиги. Но такого
офицера просто не могло не быть. И Филлипс знал его - Джонсон Густав,
бывший помощник Филлипса, получивший назначение на станцию "Ариадна".
Густав наверняка связан с Колдер: Филлипс сам видел донесения, подписанные
Густавом, в которых упоминалось имя беглянки.
Совпадения были незначительны, но Филлипс знал Густава лично и понимал,
как он поступил бы в данной ситуации. А еще Филлипс читал отчет,
написанный тем же Густавом когда-то давно. Тот самый отчет, в котором
убедительно доказывалось, что Столица проиграет войну, пострадав от потерь
и действий политиков задолго до того, как война будет закончена. Этот
отчет стоил Густаву понижения в звании, бесславного завершения службы в
разведке и едва не привел к расстрелу.
Да, отпечатки Густава виднелись в этом деле повсюду. Он явно участвовал
в планах.
Существовал лишь один важный факт, который Филлипс до сих пор держал в
строжайшем секрете. Но теперь наконец-то пришло время действовать. Этот
факт был прост: Филлипс был согласен с каждым словом отчета Густава.
Пора было связаться с Густавом лично, по секретному каналу. Филлипсу
было о чем с ним поговорить.



36


Каюта капитана КРК "Орел". Центр тяжести. Система Нова-Сол

Капитан Робинсон налил себе еще одну чашку кофе и отодвинул подальше
поднос с нетронутой и уже остывшей едой. Горячий черный крепкий кофе давно
уже стал его единственным блюдом на завтрак. Капитан худел - он знал об
этом без помощи весов. Он всегда переставал питаться как следует, когда
нервничал. Постоянное напряжение лишало его аппетита. Капитан Робинсон
никогда еще не пребывал на опасной грани так долго, как теперь.
Он вспомнил о жене, Милдред, оставшейся дома, на Кеннеди, и понял, что
она встревожилась бы, увидев его в эту минуту. За годы совместной жизни
она успела изучить все опасные признаки мужа - едва заметные подергивания
и нервные жесты рук предупреждали ее, что дела плохи.
А сейчас дела были не просто плохи. Впервые Робинсон серьезно задумался
о том, что, возможно, он не вернется к Милдред. Он поднес чашку ко рту,
глотнул кофе и обжег язык. Слишком горячо.
Последней каплей, переполнившей чашу на этот раз, оказался Приго.
Разумеется, перекличку экипажа на корабле провели сразу же, едва
обнаружили пропажу второй секретной шлюпки. Отсутствовал только проклятый
Приго, дважды предатель. Опыта ему хватало, чтобы вскрыть любой файл на
борту и сделать с него копию. Следовало предположить, что теперь гардианам
доподлинно известно, где находится каждый из кораблей, и все они должны
перейти на новые позиции, чтобы не стать подсадными утками. Все планы,
каждую диспозицию требовалось пересмотреть и существенно изменить, а удар
был задуман мощный. Теперь же Лига была вынуждена изобретать второй план,
ничем не хуже первого. Напрасная потеря времени, энергии и топлива.
Ну, может быть, время они потеряли не по вине Приго. Время они тратили
зря и без помощи предателей. Силы Лиги неделями торчали возле центра
тяжести, не нападая и не подвергаясь атаке. Адмирала Томаса изнуряющее
ожидание вполне удовлетворяло. Целыми днями он занимался лишь тем, что
расхаживал по мостику, просматривал отчеты, беседовал с капитанами
кораблей. Единственное, чем Томас действительно интересовался, - это
действием исследовательской команды, работающей на голом куске камня в
центре тяжести системы. Робинсон никак не мог взять в толк, какую ценность
представляет для флота грубая сферическая глыба размером километров сто в
поперечнике. Оправданий для столь пристального внимания со стороны
главнокомандующего к этому куску камня не находилось. Каждый вечер адмирал
уходил к себе в каюту, а рано утром стюард выносил оттуда пустую бутылку
портвейна. Несколько часов спустя из каюты появлялся сам адмирал - с
чрезвычайно деловитым видом, ярким румянцем на щеках и блеском в глазах.
Он постоянно был навеселе, и день ото дня его обычная порция спиртного
увеличивалась. Но на действиях адмирала это почти не отражалось. Он
оставался проницательным, настороженным и в совершенстве владел собой. Но
Робинсон знал, к чему приводит пьянство, и помнил, что внешнее впечатление
обманчиво. Рано или поздно наружный свежевыкрашенный фасад даст трещину.
Племянница адмирала, Джослин Ларсон, казалось, имела на него некоторое
влияние и знала, как удержать адмирала от пьянства. Но сейчас она
находилась на Заставе, вела переговоры с аборигенами. Никто не знал, жива
ли еще крохотная импровизированная команда первого контакта Лиги. При
наличии станций гардианов и кораблей на орбите Заставы пользоваться
радиосвязью было бы самоубийством. Нет, переговоры с командой "Больного
лося" следовало отложить до выяснения исхода битвы.
Имелся смысл установить связь со станцией "Ариадна" и Джонсоном
Густавом, но зачем? Что могли сказать друг другу стороны? Ради чего им
следовало рисковать?
Пока Робинсон сидел в задумчивости, его кофе остыл. Капитан допил его
одним глотком, запрокинув чашку, поморщился от горьковатого вкуса и
судороги в желудке, но, взглянув на часы, понял: пора приниматься за
работу.


Орбитальная командная станция гардианов "Зевс". Орбита планеты Столица

Джордж Приго не знал в точности, зачем им опять занялась разведка, но
происходящее ему не нравилось. Из камеры его привели прямо в кабинет
Филлипса.
- Приго, - начал капитан Филлипс, - думаю, вам будет полезно узнать:
благодаря вашему прибытию наша атака на центр тяжести начнется через
пятьдесят часов. Первые суда уже осуществили запуск. Если не будем терять
времени, мы застанем Лигу врасплох, пока меняются позиции кораблей - как
раз в то время, когда флот наиболее уязвим. Изменения в планах должны
позволить нам нанести противнику значительный ущерб.
- Но зачем им менять расположение кораблей? Какое отношение это имеет
ко мне?
- Разве вы об этом не подумали, когда решились на столь рискованный
полет? В Лиге вынуждены считать, что вы выдали всю известную вам
информацию. Все планы битвы. Любое другое предположение с их стороны было
бы равносильно самоубийству.
- Но я не выдавал никаких планов Лиги! Я ничего о них не знаю!
- В Лиге будут вынуждены думать иначе, разве вы еще не поняли? Скажите,
Приго, после того как вы предали обе стороны, чьей победы вы ждете?
Но Джордж Приго был слишком ошеломлен, чтобы ответить.


КРК "Орел". Центр тяжести

- Господи помилуй! Мостик, говорит служба наблюдения! Противник
появился неожиданно, сразу с нескольких сторон. Повторяю, мы видим
многочисленные объекты противника, которые быстро приближаются! Мостик, вы
слышите нас?
- Говорит капитан, - отозвался Робинсон. - Мы тоже видим их на
мониторе, сынок, так что незачем кричать и сотрясать стены. Назовите нам
цифры и векторы.
- Слушаюсь, сэр. Объектов становится все больше - тактический компьютер
показывает, что все они выходят из режима С2 на траекториях, ведущих от
Столицы... О Господи! Еще целая банда - не менее пятидесяти мишеней - со
стороны Заставы.
- Чертовски хорошее начало атаки, - заметил Робинсон спокойным голосом,
хотя желудок его уже превратился в чудовищный узел. - Радист, вызывайте
боевые станции и передавайте всю информацию флоту. Заодно разбудите
адмирала и сообщите ему, что нас атаковали.
Загудели сирены, обычный фоновый ропот голосов на мостике стал громче,
едва начали сбегаться из своих кают операторы и офицеры. Обычно здесь
бывала занята только треть пультов. Не прошло и четырех минут, как на
мостике не осталось ни одного свободного места. Через пять минут была
установлена связь со всеми боевыми станциями.
Задержка была лишь за одним. Робинсон закричал, не поворачивая головы:
- Радист, где, черт побери, адмирал Томас?
- Из его каюты никто не ответил, сэр. Возможно, повреждена внутренняя
связь. Я уже отправил туда посыльного.
- Спасибо, лейтенант.
Оба офицера чертовски хорошо знали, что дело вовсе не в повреждении
связи. Робинсон был готов поручиться: адмирал опять пьян в стельку.
Техник-связист третьего класса Карл Либер к тому времени уже колотил в
дверь адмиральской каюты. Он чертыхнулся, когда по кораблю передали
предупреждение и "Орел" резко прекратил вращаться. Либеру осталось лишь
сорок пять долгих секунд висеть, держась за поручень, - за это время
адмирал так и не отозвался. Помедлив еще минуту, Либер вытащил ключ,
который получил неделю назад. Командир Уайтхед, начальник связистов,
вручил технику ключ, едва слухи о пьянстве старика докатились до рубки.
Уайтхед не хотел, чтобы пьяная забывчивость адмирала мешала его солдатам
выполнять свой долг. Либер вставил ключ в дверь и вошел в кабину.
Адмирал Джордж Уилфред Томас мирно спал, зависнув в воздухе над
постелью.
Либер попытался разбудить его криком, но не сумел. Подпрыгнув, Либер
схватил Томаса за плечо, крепко встряхнул его, но ничего не добился. В
дыхании адмирала чувствовался запах перегара. Техник знал, как следует
будить людей в таком случае, и решил, что положение достаточно серьезно
для такого риска. Мысленно распрощавшись с будущим повышением и карьерой,
он отбуксировал Томаса в душевую, затолкал под душ и включил холодную
воду.
Томас мгновенно проснулся, зло отплевываясь.
- Черт побери, что все это значит? Кто вы такой?
- Техник Либер, сэр. Гардианы начали атаку, вас вызывают в командный
центр.
Томас перестал сыпать проклятиями и выключил душ. Внезапно он стал
более бодрым, чем когда-либо прежде.
- Да что ты говоришь! Наконец-то им надоело ждать. Ладно, выпусти меня
отсюда, пора одеваться.
Томас выбрался из душевой и вплыл в каюту, оставляя за собой хвост
капель. Он сбросил промокшую пижаму, и техник Либер смутился, увидев тощее
и нагое адмиральское тело. Томас отшвырнул пижаму, и она шлепнулась о
потолок. Быстро растеревшись полотенцем, он вытащил из шкафа белье и
носки, извлек оттуда же мундир и за секунды привел себя в полный порядок.
Побрился адмирал с молниеносной быстротой, вернувшись из уборной,
нахлобучил фуражку поглубже на голову, чтобы не потерять ее в невесомости,
и, позабыв об оставшемся в каюте Либере, поплыл по коридору в командный
центр.
Весь штаб был уже на месте, обрабатывая данные сенсоров "Орла" и других
кораблей. Никто из офицеров даже не оглянулся, когда прибыл адмирал. Томас
был доволен: формальности могли подождать до конца боя.
- Командный центр вызывает мостик. Адмирал Томас прибыл.
Обернувшись к радисту, Томас сделал жест, приказывая ему переключить
связь.
- Доброе утро, капитан. Наконец-то нам с вами представился случай
отработать свое жалованье. Что скажете о диспозиции сил противника?
- Ну, что тут можно сказать, сэр? Это классический маневр развертывания
сил, в сущности, пока он во многом...
- Во многом похож на задуманный нами, - радостно подхватил Томас. - Вы
совершенно правы. Я уже не надеялся, что они когда-нибудь решатся на
атаку. Даже наполовину достроенная оборонная система центра тяжести
оказалась крепким орешком. Мне" бы не хотелось прорываться сквозь
оборонные системы Заставы и Столицы. А теперь гардианы избавили нас от
лишних хлопот.
- Оптимистическая точка зрения, адмирал.
- Вот именно, капитан, и я уверен, вскоре вы поймете, откуда этот
оптимизм. Командный центр разговор закончил. - Томас повернулся и
вгляделся в экраны, испытывая приятное чувство собственной пользы. Да, так
и есть - классическая двухсторонняя атака. А медленное, осторожное
подтягивание сил заставляло предположить, что удар будет нанесен только со
Столицы.
Либо вся переброска сил с самого начала была хитрой уловкой, либо
появление этого Приго заставило гардианов поменять планы. Это было уже не
важно, как и многое другое. Настоящий план Томаса, его лучшее творение,
держался под слишком большим секретом, чтобы какой-нибудь Приго знал о
нем.
Улыбнувшись самому себе, Томас погрузился в обработку поступающих
донесений. Несмотря на внешний энтузиазм, время от времени он ощущал
страх. Томасу не хватало времени анализировать его, даже признавать его
существование - этот страх терзал его всю жизнь и был отнюдь не боязнью
смерти. Томас был уже стар, считал, что прожил довольно долгую жизнь, и
успел примириться с собственной смертностью.
Нет, боялся он только неудачи, поражения. Боялся узнать, что спиртное
украло у него душу, способность думать и чувствовать - вместе со
способностью бояться, одиночеством и раздражением во время бесконечного
ожидания. Он убеждал себя, что работа, бой и необходимость победят страх и
дрожь, когда придет время действовать. Теперь он имел возможность
проверить самого себя.
- Радист, передайте по флоту приказ начинать отступление в боевом
порядке - от флота Столицы к флоту Заставы. Всему персоналу покинуть центр
тяжести, кораблям Лиги отойти от него не менее чем на миллион километров в
сторону флота Заставы. Только когда отступление начнется, запустите
противорадарное устройство, создавая помехи. Я хочу, чтобы они знали, что
мы движемся, но не знали куда.


На борту "Соперника", флагмана флота гардианов. Центр тяжести

Адмирал флота гардианов Бернард Стрикленд был удовлетворен действиями
своих кораблей и людей. Прорыв к центру тяжести был осуществлен с
впечатляющим умением и точностью. Понадобились бесконечные маневры,
постоянные запуски и остановки двигателей каждого корабля флота, чтобы
вывести корабли в нужную позицию. Они почти вплотную приблизились к Лиге.
Центр тяжести представлял собой небольшую каменную глыбу, и другого тела с
достаточно большой массой в этой зоне не было. Оба флота гардианов сумели
выйти в нормальный космос перед самым носом у сил Лиги. Ведущие корабли
флота Столицы должны были оказаться в пределах досягаемости противника
через считанные минуты. Флот Заставы, который действовал почти как
независимое соединение, был гораздо меньше, двигался менее внушительно, но
для общего плана годился. Пока все шло как нельзя лучше. На этот раз
никаких игр в кошки-мышки, как во время сражения при Британнике, - силы
гардианов начинали атаку по всему фронту сразу с двух направлений.
Корабли Лиги маневрировали, отходя от центра тяжести. Внезапно вся
тактическая раскладка на экране перепуталась, поблекла, и когда экран
вновь прояснился, на нем был лишь пустой космос. В безумную секунду
Стрикленду подумалось, что весь флот Лиги, как один корабль, совершил
прыжок в режиме С2. Но нет, это было просто нелепо. На экране вновь
появились корабли Лиги - лишь некоторые, едва заметные. Очевидно, они
воспользовались каким-то устройством для создания помех.
- Оператор, уберите изображение в реальном времени и дайте мне обратные
проекции курсов до начала помех. Служба наблюдения, пробейтесь как-нибудь
сквозь помехи! Пульт управления орудиями, сколько еще мы будем находиться
в пределах эффективной дальности?
- Если судить по маневру противника, они будут в пределах дальности
орудий флота Заставы через двадцать минут, сэр.
- Значит, они решили первым уничтожить флот поменьше... Отлично.
Посмотрим, сумеют ли они, - заключил Стрикленд.


Командный центр, КРК "Орел"

Адмирал Томас пристально всматривался в экраны. В обширном космосе даже
скоростные маневры флота казались замедленными. Постепенно флот Лиги
отходил от центра тяжести. Прямо на поверхности каменной глыбы была
установлена целая коллекция сложного оборудования, уже начавшего
передавать информацию в командный центр. Через несколько часов сенсоры в
центре тяжести будут уничтожены, но к тому времени они выполнят свою
работу. Пришло время сменить отступление атакой. Бегство от флота Столицы
привело их прямо к меньшему по размеру флоту Заставы.
- Радист, установите связь со всеми кораблями.
- Вы на связи, адмирал.
- Адмирал Джордж Уилфред Томас - всем кораблям. Всем кораблям, не
имеющим специального назначения, приказываю атаковать флот противника,
движущийся со стороны Заставы. (Специальное назначение имел лишь один
корабль, "Сапер", но пока это было не важно.) Через несколько минут вы
окажетесь в пределах досягаемости орудий противника. При любом попадании
любых снарядов в ваш корабль требуется проводить тщательные процедуры
обеззараживания. Мы должны помнить, что оружие гардианов может включать
биологический компонент. Мне нужна атака в движении, а не оборона. Я хочу
пройти сквозь их флот. Удачи всем.
Оба флота сближались почти ленивыми темпами по меркам современных
космических судов. Томас не отрывался от экранов: приближался переломный
момент.
- Адмирал, капитан Робинсон вызывает вас, - произнес радист.
- Спасибо, переключите меня на личный канал. - Томас знал, что Робинсон
уже начал нервничать, но обвинять капитана в этом не мог - сам Томас
волновался не меньше, чем хозяин "Орла". А если бы ему пришлось иметь дело
с командующим-алкоголиком...
Томас надел наушники и включил связь.
- Слушаю вас, капитан.
- Адмирал, при всем уважении к вам хочу напомнить, что, проходя сквозь
флот Заставы, вы позволяете ему соединиться с флотом Столицы. Оба флота
могут составить крупное соединение.
- Мне известно об этом, капитан. В сущности, на это я и рассчитывал,
приказывая совершить маневр.
- Не могли бы вы пояснить вашу мысль, сэр?
- Сожалею, капитан, но пока не могу. У нас и без того весьма серьезные
нарушения секретности. Возможно, Приго каким-то образом удавалось
подслушать внутренние переговоры. Боюсь, я и так сказал слишком много, но
уверяю вас - ситуация под контролем. Конец связи. - "По крайней мере, я
надеюсь, что ситуация под контролем", - мысленно поправился Джордж. Если
операция "Поручни" развернется по плану, все будет в порядке. Сейчас бы не
помешало выпить... Джордж потряс головой, отгоняя греховную мысль, и
сосредоточился на развитии сражения.
Силы Лиги и Заставы сближались, показанные горсткой ярких точек на
экране. Обозначенный зеленой точкой корабль "Бисмарк" получил первый удар,
взорвался ослепительным пламенем и исчез. Два фрегата отомстили за
"Бисмарк", лазерами разорвав обшивку противника от борта до борта. Томас
крепко вцепился в подлокотники кресла, стараясь не представлять за
разноцветными точками трупы погибших.


А на борту "Орла" капитан Робинсон обливался потом еще задолго до того,
как флагман вступил в опасную зону. Этот корабль был поручен его заботам,
как и весь экипаж, а капитану приходилось выполнять приказы человека,
которому он больше не доверял. По крайней мере, истребители "Орла"
держались поближе к базе, защищая флагман, а не помогая в атаке. Узнав,
что натворила на Британнике одна торпеда, полная яиц червей-пожирателей,
никто не желал рисковать главным кораблем в разгар боя. Если бы "Орел" не
был единственным уцелевшим боевым кораблем, достаточно большим, чтобы
вместить штаб и всю тактическую систему, биологов, дипломатов и так далее,
его оставили бы на орбите Кеннеди. В этот момент Джозия Робинсон искренне
пожалел о том, что все получилось иначе.
Истребитель гардианов пролетел близко от "Орла", на расстоянии тысячи
километров, и выпустил целую россыпь торпед. Истребителям "Орла" удалось
сбить торпеды, но вражеский корабль ускользнул. Робинсон задумался, стоит
ли отправлять за ним погоню, и решил отказаться от такой мысли. "Орлу"
следует защищать себя, а не предпринимать атаки. Корабль был самым мощным
среди обеих сторон, и им не осмелились рисковать.
С подачи Мака Ларсона.



37


Боевая зона центра тяжести

И гардианы и нигилисты добились большого прогресса в применении
биологического оружия с тех пор, как завершилась битва у Британники.
Нигилисты разработали способы перевозки взрослых особей червей, а не яиц,
а техники помещали их в капсулы, наполненные специальной смесью газов.
Гардианы отказались от применения торпед, которые разбивали обшивку и
создавали вакуум во внутренних отсеках. Теперь они пользовались магнитными
минами, которые присасывались к обшивке и осторожно бурили в ней
отверстие. Торпеда могла унести шесть таких мин и выпустить их на
небольшом расстоянии от мишени. Мины притягивались к кораблю, буры
начинали работу, свежий воздух с корабля будил биологическое оружие, черви
проскальзывали на борт и начинали свою страшную работу.
Появилось несколько новых типов биологического оружия, каждое из них
было способно вывести из строя целый корабль, причем по-своему.
Корабль США "Бенджамин Франклин" подвергся нападению целых туч тварей,
напоминающих жуков размером с мужской большой палец. Каждый такой жук
выделял нить, состоящую из цепочек молекул. Нить была настолько тонкой,
что разглядеть ее удавалось лишь вооруженным глазом, но с легкостью
разрезала все, что попадалось на пути. Жуки тащили нить за собой. Кончик
нити был липким и намертво приставал к первому участку обшивки, на который
попадал жук. Две мины надежно присосались к "Франклину" - одна посредине и
еще одна - близ машинного отсека. Через отверстия в обшивке жуки
расползлись по кораблю. Почти немедленно один из них перерезал трубу
подачи водорода, и взрывчатый газ наполнил отсек. Пятнадцать минут спустя
второй жук рассек провод высокого напряжения, давший искру. Корабль
взорвался.
"Европа", гордость флота этой планеты, была выведена из строя облаком
переносимых по воздуху микроорганизмов, которые переваривали атмосферный
азот, кислород и большинство видов пластика, выделяя соляную кислоту и
ядовитые газы.
"Максвелл", суперкрейсер с Бэндвида, подвергся нападению не только
червей, но и паукообразных тварей, питающихся человеческой плотью.
Последние сожрали экипаж прежде, чем первые уничтожили корабль.
Обычное оружие творило более привычные ужасы: корабли Лиги погибали от
ударов лазеров, торпед, разрывных снарядов.
Томас старался не обращать внимания на гибель кораблей,
сосредоточившись лишь на самой битве, успехах и неудачах
противоборствующих сил.
Все шло так, как и было задумано. Флот Заставы пролетел сквозь флот
Лиги и соединился с флотом Столицы близ центра тяжести. Объединенный флот
гардианов охотно воспользовался шансом соединить ряды. Флот гардианов
оказался более многочисленным, чем предполагалось, благодаря обилию
небольших и медленных кораблей. После потерь на Новой Финляндии и у
Британники никто не верил, что гардианы смогут собрать столько кораблей.
Но вместе с тем в этой битве на карту было поставлено слишком многое.
Проиграв ее, гардианы проиграли бы войну. Держать корабли в резерве не
было никакого смысла. Должно быть, они дочиста опустошили причалы, пустили
в дело все посудины - вплоть до буксиров и капсул.
Старый адмирал сидел, уставившись на экран. Да, гардианы уже
сгруппировались вокруг центра тяжести. Момент наступил.
- Радист, соедините меня с КЕВ "Сапер".
- "Сапер" на лазерной связи.
- Отлично. - Внезапно у адмирала перехватило горло, и он заговорил
излишне резким и суровым тоном: - "Сапер", говорит адмирал Джордж Уилфред
Томас. Приказываю вам начать операцию А1А через десять минут после моей
команды. Три, два, один, старт.
- Приказ получен, адмирал, - послышался бодрый голос с "Сапера". - Шифр
активации будет передан через девять минут пятьдесят пять секунд. Учитывая
задержку скорости света, вы сможете увидеть первые результаты через десять
минут тридцать восемь секунд.
- Спасибо вам, "Сапер". Желаю удачи. - Томас обернулся к радисту и
проговорил тем же суровым тоном: - Сообщите всем кораблям: срочная
тревога! Приказываю прервать все поединки с врагом и на полной скорости
уходить прочь от центра тяжести. Приказ следует выполнить немедленно, в
течение минуты. Немедленно передайте его всем кораблям. Очистите экран и
дайте панораму центра тяжести с максимальным увеличением. Все
присутствующие здесь вскоре узнают секрет этой войны - операцию под
официальным названием "Поручни".
Отдав приказ о начале операции, Томас тут же пожалел о нем. Ему
следовало найти другой выход. Но теперь думать об этом было слишком поздно
- к тому времени, как "Орел" запустит двигатели, "Сапер" уже начнет
передачу шифров, и отозвать их будет невозможно.
На главном экране уже показалось увеличенное изображение темной и голой
холодной каменной глыбы. Там и сям на фоне ее вспыхивали белые искры
маневрирующих кораблей гардианов.
- Она начнется через минуту, - негромко пояснил Томас. - Неофициально
кто-то прозвал ее "планетарной бомбой".
Экран заполнило грубое, морщинистое старое лицо безымянной планетки,
образовавшейся в ходе медленного и утомительного процесса постепенного
срастания каменной пыли за миллиарды лет. Планета выглядела очень древней
и утомленной. Внезапно с ее поверхности взметнулся яркий столб пламени,
затем второй и третий, а потом всю планету охватил огонь.
- Этап направленных внутрь взрывов, - пояснил Томас. - Множество
ядерных бомб было помещено по всей поверхности планеты. Бомбы раздробят
камень и создадут шоковые волны, направленные к центру планеты для
концентрированного взрыва, предназначенного для уничтожения всей этой
глыбы.
По всей поверхности через равные расстояния появились огромные языки
алого пламени - они лизали планету, взметались над ней в космос, создавая
вокруг багровый отблеск.
- А теперь в ход пойдут глубинные бомбы. Пламя уже охватило туннели, в
которые мы поместили их.
В ослепительной белой вспышке тело планеты раздулось, расширилось,
разорвалось, превратившись в миллионы осколков, со страшной скоростью
разлетающихся во все стороны.
Девяносто процентов кораблей гардианов находилось на расстоянии
пятидесяти тысяч километров от планеты в момент взрыва бомб. У них не было
ни малейшего шанса. Чудовищный электромагнитный импульс, порожденный
ядерными взрывами, захлестнул флот гардианов, уничтожая компьютерные
банки, срывая предохранители в цепях, вызывая замыкания в электронном
оборудовании. За один миг корабли гардианов оказались слепыми калеками.
Следом за электромагнитным импульсом налетела плотная волна осколков - от
валунов размером с гору до горстей пыли и молекул, движущихся с огромной
скоростью. Вся эта смесь рванулась в стороны от не существующей более
планеты, ударялась о корабли, рвала обшивки, вызывала качку, уничтожала
корабли один за другим. Большая часть каменной глыбы превратилась в пар и
рассеялась в вакууме в виде ударной волны чудовищной силы, крушащей
обшивки, внутренние перегородки и люки.
Проблему использования взрывного оружия в космосе представляло
отсутствие атмосферы, способной переносить ударную волну, и отсутствие
обломков. Короче, в вакууме взрыву было нечего взрывать. Уничтожив
небольшую планету, Лига решила эти проблемы.


Операторы командного центра уставились на экран в изумленном молчании.
Затем радист издал низкий вой, и Томасу послышался звук рыданий откуда-то
сзади.
- Какой ужас... какой ужас... - повторял чей-то голос так тихо, что
вначале Томас решил, будто причитание повторяется в его голове. Но нет,
это был офицер службы наблюдения: пепельно-белый, он сидел, не в силах
оторвать взгляд от экрана, от тучи пыли и обломков, которые некогда были
крохотной планетой и гордым флотом.
- Пусть такой конец ужасен, - проговорил Томас, - это конец. Но до
последнего часа я буду спрашивать себя, имел ли право так поступить. Война
окончена.
Но адмирал Джордж Уилфред Томас не знал о существовании "Звездного
неба".



38


"Звездное небо". Дальний космос. Система Нова-Сол

Капитан Ромеро как раз смотрел на мониторы, когда яркая вспышка
возвестила на весь космос о гибели центра тяжести. Капитану понадобилась
целая минута, чтобы понять, что происходит и где появилась странная
вспышка. Внезапно он похолодел от страха. Чьих рук это дело - гардианов
или Лиги? Решающее сражение началось, а он находился еще в нескольких днях
полета от Столицы, запертый в шлюпке с инопланетянами, на которых капитан
уже не мог смотреть без отвращения.
Нервозность человека раздражала Д'еталлис. К ней то и дело приходила
мысль о немедленном убийстве Ромеро. Но нет, человек мог потребоваться им
позднее - чтобы пройти перед камерами. Придется еще немного потерпеть
присутствие Ромеро. На Столице он погибнет вместе с себе подобными.


ОСГ "Ариадна". Орбита планеты Застава

Вероятно, причин предпринимать лишние меры предосторожности уже не
было. Любой глупец, сравнив численность кораблей, понял бы: дни гардианов
сочтены. После взрыва центра тяжести гардианам уже было почти нечего
противопоставить силам Лиги. Но Густав знал, что, находясь в Обороне,
воины не всегда повинуются доводам рассудка. Даже в нем вспыхнула новая
ярость против Лиги, уничтожившей столько кораблей, убившей столько людей,
унизившей его родную планету и народ. Джонсон Густав, который знал, что
войну развязали гардианы, который с самого начала ждал их поражения, тот
самый Джонсон Густав, изменник, - даже он жаждал отомстить Лиге.
Кроме того, станция "Нике" еще двигалась по орбите, ощетинившись
оружием, которое могло оставить мокрое место от шлюпки "Воссоединение".
Нет, для осторожности было еще слишком много причин - стоило вспомнить о
команде контакта Лиги и "Воссоединения". Дождавшись, пока "Нике" скроется
за горизонтом, Густав прошел в рубку и сам установил связь.
Он не знал, что "Нике" запустила на орбиту буйки-перехватчики.


"Воссоединение". Планета Застава

Радиоприемник "Воссоединения" с треском пробудился к жизни.
- Густав вызывает "Воссоединение". Отвечайте.
Мак оторвался от работы за компьютером, нажал несколько кнопок и
проговорил в микрофон:
- Говорит "Воссоединение", капитан Ларсон. Подождите минутку. - На
несколько секунд отключив микрофон, он гаркнул на всю шлюпку; - Прибыло
сообщение от Густава! - И когда остальные вскарабкались в кабину по трапу,
он вновь включил микрофон. - Слушаю, Густав.
- У меня есть новости, которые вам не помешает узнать: Лига уничтожила
флот гардианов. Чтобы составить этот флот, мы собрали все свои корабли, а
они были уничтожены одним ударом. Все кончено, осталось прояснить детали.
Война завершилась - и ваша сторона победила, несмотря на данные,
переданные нам этим Приго. - Густав не мог удержаться и не кольнуть
представителей Лиги в больное место.
- Приго? - почти выкрикнул Мак. - О чем вы говорите?
- Согласно полученному мной отчету, человек, называющий себя
гражданином Столицы Джорджем Приго, проскользнул мимо наблюдательных
систем Лиги и гардианов и прибыл к станции на орбите Столицы. Мне лишь
коротко передали его слова, но, по-видимому, его информация существенно
повлияла на выбор времени для атаки - правда, эта атака не принесла нам
никакой пользы.
После паузы голос Густава продолжал:
- Во всяком случае, я не знаю, назвал ли Приго себя пленным Лиги или
делал вид, что пытался сотрудничать с вами. Но он пересек линию фронта в
первый же удобный момент - очевидно, он был двойным шпионом. Не знаю, что
еще он наговорил нам, единственное, что заинтересует вас - он сообщил о
готовящемся предательстве нигилистов. Но никто не воспринял эти слова
всерьез. Полагаю, вы слышали об этом Приго?
Мак ощутил приступ тошноты. Джордж - перебежчик? Двойной шпион? Нет,
это невозможно... этого не может быть. Оба они рисковали жизнью ради
спасения друг друга десятки раз - еще на Новой Финляндии. Джордж не раз
поставлял Лиге информацию, необходимую для успешного ведения войны.
Наверняка Густав лжет, другого объяснения не придумаешь. Но как же он
узнал о существовании Джорджа, о том, что тот прибыл вместе с флотом Лиги?
И какой смысл Густаву лгать?
Но если Джордж однажды уже совершил предательство...
Джослин взяла мужа за руку, пытаясь утешить его этим тихим
прикосновением. Она знала, как много значит Джордж для Мака, какую
ответственность ее муж чувствует перед своим другом.
Мак покачал головой, пытаясь собраться с мыслями.
- Да, о Приго я слышал, - сердито ответил он. - Но не будем об этом.
Люсиль неоднократно повторяла, что вы хотите прекратить войну, положить ей
конец, пока жертв еще не так много. Похоже, вам пора действовать.
- Согласен с вами, - отозвался в динамиках голос Густава. - Я хотел
только посоветоваться с вами о том, что будет лучше предпринять. То же
лицо, которое сообщило мне о предательстве Приго, было заинтересовано в
установлении контакта с вашей стороной и в начале мирных переговоров. Мне
помнится, среди вас был дипломат Лиги. Можно поговорить с ним?
- Разумеется, лейтенант, - вмешался Пит. - Меня зовут Пит Гессети. О
чем предстоит вести переговоры?
- Все очень просто, мистер Гессети: нам хотелось бы зна...
Связь прервалась.


Станция "Нике". Орбита планеты Застава

В радиоцентре станции "Нике" атмосфера была беспокойной - с тех пор как
исчез Спрант. Только с "Нике" удалось перехватить разговор "Ариадны", хотя
определить местонахождение приемника и выяснить частоту ответа радисты не
сумели. Они слышали только то, что говорит Густав, но этого было
достаточно.
Командующему лазерным орудием старшине Хендерсону никто не объяснял,
что кроется за полученными приказами, но он догадывался - все дело в
проклятых ВИ. Должно быть, они уже захватили "Ариадну". Хендерсон был бы
только рад, если бы ему приказали разнести в пыль это проклятое место -
кроме, может быть, еще оставшихся в живых гардианов. Если бы на станции
или на орбите планеты остался хоть один корабль, с него на борт станции
высадили бы десант, но у гардианов не осталось кораблей. Значит, все
надежды возлагались на Хендерсона. Он включил лазерное орудие, настроил
прицел, дождался, когда станции вновь сблизятся, и аккуратно посбивал все
внешние антенны "Ариадны". Это заставит их заткнуться. А если станция
будет молчать, она никому не причинит вреда.


"Воссоединение". Планета Застава

Синтия лихорадочно перебирала кнопки пульта связи.
- Они словно исчезли! Никаких сигналов! Похоже, прервались все
сообщения с "Ариадны". Господи, должно быть, "Нике" взорвала станцию!
- Нет! - вскрикнула Люсиль, хватая микрофон. - Джонсон, отвечай, черт
побери!
Внезапно слезы залили ей глаза - первые слезы за очень долгое время.
- Син, отключи передатчик, - приказал Мак, - пока нас не выследили. Мне
очень жаль, Люс.
На расстоянии тысяч километров от планеты Джонсон Густав закрыл глаза и
вздохнул, примиряясь с поражением. Ситуация вышла из-под контроля. Его
разоблачили. Он перебирал в памяти все те слова, которые не успел сказать
Люсиль, и проклинал вселенную, которая свела их вместе только для того,
чтобы вновь разлучить.


Командный центр "Орла"

Томас испытывал опустошенность и смертельную усталость. Он помнил все
причины, по которым эти корабли заслуживали гибели, но ничем не мог
оправдать их уничтожение. Любой человек, побывавший в космосе, раз и
навсегда проникался любовью к космическим кораблям - любым кораблям, самой
идеей, что эти чудесные машины из металла, стекла и пластика способны
преодолевать пустоту между планетами.
А бомба уничтожила сотни этих великолепных образцов техники, погубила
тысячи людей, вина которых состояла лишь в том, что они родились по другую
сторону фронта.
Но на этом работа не кончилась. Томас отдал приказ спасать выживших, а
затем перешел к новой задаче.
Если гардианы не поймут все сами и не сдадутся, ему предстоит
уничтожить чуть ли не весь свой флот, чтобы прорвать оборонительный заслон
вокруг Столицы.



39


На борту "Звездного неба"

Л'анимеб неторопливо выполнила навигаторскую проверку, а затем пустила
весь тест по второму разу. Все было в порядке. Они не отклонились от
курса, и ни одна из групп людей пока не заметила их. Никто из людей, кроме
первого правителя гардианов, Жаке, и нескольких офицеров, не знал об их
прибытии, и теперь, когда нигилисты сменили курс, люди не могли
предугадать, когда и где появится "Звездное небо". Оставался небольшой
шанс на то, что люди заподозрят неладное и попытаются остановить "Звездное
небо", но это уже не важно. Если бы Л'анимеб удалось ввести "Звездное
небо" в атмосферу планеты хоть на несколько минут, этого вполне хватило
бы. Подобно большинству нигилистов, Л'анимеб не боялась смерти. Она
оглянулась через всю кабину на перепуганного маленького половинчатого.
- Тебе были нужны знания, Ромеро, - произнесла она на ломаном
английском. - Мы приземлимся через двадцать шесть ваших часов.
"А через двадцать семь часов ты умрешь, половинчатый", - мысленно
добавила она.


"Воссоединение". Планета Застава

Мак высунул голову сквозь отверстие люка и прокричал на всю шлюпку:
- Синтия, запускай третий этап калибровки!
Нырнув на нижнюю палубу, он проверил показания приборов, подключенных к
генератору С2. На мгновение мигнув, экраны выдали вполне приемлемые цифры.
Джослин кивнула, увидев их.
- Готово. Теперь он заработает. Еще раз убедиться в этом можно, лишь
попытавшись запустить его. - И она принялась отключать тестеры.
На "Воссоединении" воцарилось странное спокойствие. Работа была
завершена. Все, что оставалось людям, - сидеть и ждать хоть каких-нибудь
вестей от Лиги. Внезапно оказалось, что время нечем занять.
Чарли наблюдал, как Мак и Джослин выбираются с нижней палубы.
- И все-таки я не понимаю, зачем вам понадобилось устанавливать эту
штуку, - заметил он, - и тем более не вижу смысла в том, что Синтия
привезла ее с "Ариадны".
- Это мера предосторожности - на случай, если нам придется своими
силами выбираться из этой звездной системы, - пояснила Синтия, спускаясь
из кабины.
- Да, но ведь Лига победила, - возразил Чарли. - Он нам не понадобится.
Лига заберет нас отсюда, или же мы отправимся к центру тяжести и дальше
полетим вместе с остальными. Зачем понадобилось столько возни с
генератором?
- Вполне возможно, нам он не понадобится, - отозвался Мак. - Но нам
требовалось чем-нибудь заняться, чтобы не сидеть сложа руки. Есть и еще
одна причина: если нам вдруг понадобится генератор С2, устанавливать его
будет уже некогда. Они только что взорвали собственную орбитальную
станцию, чтобы заставить замолчать Густава. Если нас выследят и найдут,
нам придется сматываться отсюда, и как можно скорее.
Пит Гессети вяло зааплодировал и поморщился. Его рука побаливала до сих
пор.
- Вот слова истинного первопроходца! Тебе не мешало бы поучиться у
Мака, Чарли. Ему уже не раз удавалось вывернуться из безвыходных ситуаций.
И на такое способны все, надо лишь пользоваться любыми преимуществами и
предвидеть все, даже самые неприятные возможности. Помня обо всем этом, мы
вполне сможем выбраться отсюда живыми. Но мне чертовски хотелось бы
узнать, что собирался сказать этот бедняга Густав.
- Бедная Люсиль! - вздохнула Джослин. - Не нужно обладать богатым
воображением, чтобы понять, что там произошло. Кстати, куда она ушла?
Чарли пожал плечами:
- Куда-то в лес. Оделась в скафандр и ушла, не говоря ни слова, пока вы
возились с этой штукой.
- Что она затеяла? - задумчиво спросила Джослин. - Как думаете, не
решила ли она помириться с аборигенами?
- Джослин, ты же не слышала, каким был последний разговор Люсиль и
К'астилль, - впрочем, разговором его можно назвать разве что с большой
натяжкой, - вздохнул Чарли. - Сомневаюсь, что после такого кто-нибудь из
аборигенов Заставы захочет даже слушать нас.
Джослин печально покачала головой:
- Я до сих пор не могу прийти в себя. Несчастные аборигены! Быть
вынужденными вступать в близость с неразумными зверьками, с этими
спотыкашками, - верх варварства! И всю жизнь знать, что когда-нибудь
превратишься в такое же безмозглое существо...
- Видишь ли, зато у них нет никаких иллюзий насчет загробной жизни или
бессмертия души, - задумчиво вставил Пит. - Они знают наверняка, что жизни
после смерти нет, - они видят смерть в жизни каждый раз, когда мимо
пролетает один из спотыкашек. Они видят, как рассудок умирает во время
жизни. Они видят жизнь отдельно от рассудка. Наш жизненный цикл позволяет
лелеять более удобные иллюзии насчет души и ее будущего.
- Бедные аборигены, - снова повторила Джослин. - Вся их жизнь
поставлена в зависимость от репродуктивного цикла.
Чарли фыркнул:
- А разве мы живем иначе? Тогда что же такое брак? Почему происходят
разводы? Почему мы придаем такое значение различиям между мужчиной и
женщиной? Вспомните о брошенных детях. О порнографии. Запретах на инцест.
О моногамии, полигамии и полиандрии. О правилах и традициях, поощряющих
брак с членами другого племени. О гомосексуализме, о возрасте
совершеннолетия. О насилии. Воссоединениях семей. О танцах подростков - в
сущности, репетиции флирта. О правительствующих домах, законах о
наследстве. О приданом, усыновлении, незаконнорожденных. О том, что
женщины ведут жизнь пленниц или рабынь - как у гардианов и многих других
народов. А проституция? Контроль рождаемости? Перенаселенность и
иммиграция? Черт побери, да любой игрок признается, что при игре
испытывает сексуальное возбуждение; есть люди, которые считают космические
корабли сродни фаллическим символам. Нет, можно долго спорить о том,
влияет ли цикл нашего воспроизведения на каждую область человеческой
деятельности.
Практически все, о чем я только что упомянул, и многое другое, что
является основой человеческого общества, должно быть не только неслыханным
для зензамов, но и невозможным. Все вышеперечисленное прямо или косвенно
связано с деторождением, или предохранением от него, или решением, кто и
когда должен иметь детей и кто будет находиться в родственных отношениях с
ребенком. Слишком многое в нас и в нашей культуре определяется
сексуальными взаимоотношениями. И обо всем этом не может быть и речи у
зензамов.
Каждая культура изобретала брак и брачные ритуалы. Мы настолько
привыкли к этому, что уже ничего не замечаем. Можем ли мы вообразить себе
племя людей, в котором не существовало бы браков - ни для кого, никогда,
на протяжении всей истории? Представляете себе более важное различие для
людей, чем различие между мужчинами и женщинами? Наша жизнь поставлена в
полную зависимость от биологии и стратегии воспроизведения. Но и люди и
зензамы привыкли к своей жизни.
Синтия присела на корточки и уставилась в серый металл потолка. Перед
ее мысленным взором прошли тускло-зеленые леса и поля планеты.
- Во всяком случае, я им ни капли не завидую, - прошептала она.


Уже в сотый раз К'астилль боролась с искушением зашвырнуть подаренную
ей книгу в пруд и забыть о ней. Но так поступить она просто не могла. Она
была зла на людей, ее раздражали все их достижения и поступки. В своей
извращенности люди обретали блаженство. Не зная своей судьбы, уверенные,
что сохранят рассудок до последнего дня жизни, они, по-видимому, были
одержимы безумной идеей - о том, что душа переживает тело, если,
разумеется, она правильно поняла подписи к некоторым иллюстрациям в книге.
Их самоуверенность, неистребимый оптимизм, их огромные памятники самим
себе - все они выросли из одной нелепой идеи о вечной жизни. А идея вечной
жизни произросла из их отвратительных сексуальных действий! Действий,
которые люди считали естественными и нормальными.
К'астилль перелистала страницы. Париж. Колонии на Луне. Самые большие
мосты. Космические станции и корабли. Обсерватория в кольцах Сатурна,
лаборатория среди кратеров Меркурия, башни Нью-Йорка, Кремль, Улан-Батор,
Тадж-Махал, Мачу-Пикчу, Великая китайская стена, памятник Вашингтону,
египетские пирамиды, Парфенон, космоцентр Кеннеди - все они были такими
огромными, такими величественными... А Дороги! Просторные шоссе, по
сравнению с которыми самые широкие Дороги на Заставе казались примитивными
и жалкими. Но как смогли ничтожные половинчатые добиться таких успехов?
Их самоуверенность, разум в продолжение всей жизни и отвратительная
медицина, продлевающая эту жизнь, - вот что составляло разницу между
огромными, построенными на века зданиями людей и времянками зензамов,
которых едва хватало на одну жизнь; между огромными городами, страдающими
от перенаселенности, и крохотным населением зензамов, недостаточно большим
и организованным, чтобы строить города.
И извращенность людей остается безнаказанной, более того - она
вознаграждается! Гнусный образ жизни привел их к Дороге среди звезд!
К'астилль хотела возненавидеть людей. Ее зависть была так сильна, гнев
так велик, а гордость слишком уязвлена сознанием того, что все эти месяцы
она разговаривала с ростками. Она пыталась ненавидеть их, разжигала в себе
гнев. Все, что от нее требуется, - молчать, не предупреждать людей о
страшном грузе на "Звездном небе", и вскоре они погибнут все до единого.
Но иллюстрации в книге, восхитительные творения человеческих рук...
К'астилль хотела увидеть их своими глазами. Надо ли позволять нигилистам
завладеть всем этим великолепием? И потом, Люсиль ее подруга. Люсиль не
виновата в том, что она родилась человеком.
Во внезапном приливе понимания К'астилль осознала нечто большее - и
гораздо худшее. Люди жалеют зензамов, испытывают к ним жалость. Но тут же
она вспомнила потрясение и страх людей, когда Л'аудази всего-навсего
скопировала их кровь, их страх перед биологическим оружием нигилистов.
Нет, в людях еще сохранился страх и уважение. Возможно, этого им хватит,
чтобы выжить, а может быть, и нет. Перевернув еще одну страницу, К'астилль
уставилась на фотографию Земли, сделанную с орбиты. Она хотела увидеть эту
планету сама! Вся ее душа сжималась в тугой узел от гнева и смущения.


Люсиль уже несколько часов расхаживала по поляне - сначала ее движение
было бесцельным, ей просто хотелось побыть подальше от людей, наедине с
собой, но спустя некоторое время она обнаружила, что разыскивает
К'астилль. Зензамы обходили ее стороной. Они не желали причинить ей вред и
навлечь месть других людей, но вместе с тем не хотели иметь с ней ничего
общего. Люсиль знала, что надолго здесь задерживаться нельзя: у нее
возникло чувство, что терпение окружающих ее существ подходит к концу.
Наконец, заметив К'астилль, лежащую у берега пруда перед раскрытой
книгой, Люсиль вдруг испугалась. По их дружбе был нанесен случайный, но
ощутимый удар, а ей вдруг захотелось поговорить, побыть с подругой. Она
медленно зашагала к пруду. К'астилль смотрела в книгу - это был добрый
знак. Может быть, примирение еще возможно. По крайней мере, на минуту
Люсиль сумела забыть о своем беспокойстве.
К'астилль заметила приближающуюся Люсиль, но не подала и виду,
притворившись, что увлечена книгой. Люсиль остановилась на расстоянии
нескольких метров, помедлила, а потом села рядом с подругой. Долгое время
обе молчали.
Молчание нарушила Люсиль:
- Мне очень жаль, К'астилль.
Ответа не последовало. Люсиль сделала еще одну попытку:
- К'астилль, я сделала бы что угодно, лишь бы загладить свою вину -
так, чтобы люди и зензамы могли общаться, познавать жизнь друг друга и не
пугаться при этом. - К'астилль не отвечала, но и не уходила. - Вы -
славный народ. Ты мне нравишься, как и большинство зензамов. А зензамам,
которые в состоянии вынести наш вид, по-видимому, нравимся мы. Даже если
бы мне пришлось умереть здесь, и немедленно, я не пожалела бы о знакомстве
с вашим народом. Я никогда вас не забуду. Но вы должны принять нас такими,
какие мы есть, даже если наш образ жизни кажется вам извращенным. А мы
должны принять вас и не бояться ваших познаний в биологии, не пытаться
обвинять зензамов в том, что сделали нигилисты.
К'астилль вздохнула:
- Знаю, все знаю. Но пройдет время, прежде чем мой гнев и отвращение
утихнут.
Высказавшись, К'астилль вновь надолго замолчала и закрыла книгу - свое
драгоценное имущество, свидетельство творений человека.
- По крайней мере, у меня есть хорошая новость, - сообщила Люсиль. -
Моя группа победила гардианов в бою. Это положит конец вражде с гардианами
и биологическому оружию нигилистов. Полагаю, Лига запретит его - так, как
запретили бактериологическое оружие, - рассеянно проговорила Люсиль.
- Что еще за бактериологическое оружие? - спросила К'астилль.
- Это нечто вроде военной медицины. Медицины, предназначенной для
убийства, а не для исцеления.
К'астилль выпрямилась. Военная медицина! Это выражение удобно
переводилось на ее язык, как одно из худших злодеяний, тяжелейших грехов.
К'астилль вновь вспомнила о том, что везут на "Звездном небе" нигилисты,
что они замышляют, - она знала все это, но ничего не предпринимала, словно
люди были вредными насекомыми, которых требовалось уничтожить. Вновь
взглянув на книгу, подарок Люсиль, К'астилль вспомнила о том, какие
величественные строения способны создавать люди. Каким бы странным ни был
их образ жизни, они - мыслящие существа, умеющие общаться, а не животные,
не "голодные", которых можно истреблять ради удобства.
А теперь оружие нигилистов будет обращено против Люсиль! Рано или
поздно ее народ вымрет - ее семья, ее группа. Уничтожение каких-то
абстрактных гардианов не вызывало у К'астилль никаких чувств. Но нигилисты
хотели убить Люсиль - вместе с остальным человечеством. Люсиль, человека,
сидящего рядом с К'астилль, нет, женщину, которая многим пожертвовала ради
спасения других. Странное существо, но смелое и умное, как любой зензам.
Если бы не Люсиль, К'астилль не встревожилась бы, вновь вспомнив о
страшном грузе "Звездного неба".
- Послушай, Люсиль, ты должна кое-что узнать...


Люсиль побила все рекорды в беге, вырвавшись на поляну, где стояла
шлюпка "Воссоединение". Она попыталась воспользоваться передатчиком в
скафандре, чтобы связаться с людьми побыстрее, но она слишком тяжело
дышала, а дальность передатчика была невелика.
Прорвавшись сквозь шлюз, она прислонилась к стене, тяжело отдуваясь.
Люди собрались вокруг нее.
Люсиль глотнула воздуха.
- К'астилль сказала, что эти олухи гардианы имели глупость дать
нигилистам шлюпку. Нигилисты назвали ее "Звездное небо" и запустили по
курсу, проложенному на Столицу, - они должны прибыть туда уже сегодня, а
К'астилль совершенно уверена, что шлюпка везет смертельный вирус, по
сравнению с которым чума покажется простым насморком. Этот вирус погубит
все население Столицы - и нигилисты захватят ее.
Минуту все стояли в ошеломленном молчании. Мак опомнился первым:
- Но почему она уверена в этом? Откуда она знает?
- Ей известно лишь о запуске шлюпки. Но К'астилль знает, каковы замыслы
нигилистов. Зачем еще им понадобилось рисковать, пролетая сквозь зону
военных действий?
Мак задумался.
- Синтия, можем ли мы связаться с флотом Лиги, предупредить его, чтобы
шлюпку немедленно сбили?
Синтия покачала головой:
- Только не из этого корабля и не при такой дрянной системе связи. Все
частоты передатчика установлены заранее, здесь нет даже регулятора частот.
Я могу отправить сигнал к центру тяжести системы, но не на частоте Лиги. С
Густавом мы смогли переговорить лишь благодаря тому, что у нас был маяк,
рассчитанный на передачу голосовых сигналов. Но сигнал этого передатчика
не преодолеет такое расстояние.
- А ты можешь пустить сильный сигнал в сторону Столицы? Мы могли бы
связаться с одной из станций гардианов и предупредить их - пусть сами
разбираются, как быть дальше.
- Пожалуй, это возможно.
- Мак, подожди секунду, - вмешался Пит. - Густав говорил нам, что в
битве у центра тяжести участвовали все корабли гардианов - все до единого,
не говоря уже о боевых судах. Возможно, на станциях вокруг Столицы
остались лишь невооруженные буксиры.
- Подождите, - прервал Мак, поднял руку и тяжело прислонился к стене. -
Подождите, дайте мне подумать... Мы не можем связаться с "Ариадной" -
потому что ее больше не существует. Мы не можем связаться с "Нике". Они
взорвали "Ариадну", и если мы свяжемся с ними, они сбросят на нас бомбу в
тот же момент, когда примут сигнал. И нельзя ручаться, что они нас
послушают. Связаться с Лигой тоже нельзя. Можно установить связь с
орбитальными станциями гардианов, но на них нет кораблей. Похоже, во всей
этой двойной системе есть единственный корабль, у которого имеется
некоторый шанс остановить "Звездное небо".



40


"Воссоединение". Планета Застава

- Мак, "Воссоединение" действительно может догнать шлюпку нигилистов, -
подтвердила Джослин. - Благодаря генератору С2 мы окажемся у Столицы через
четыре часа после запуска, но мы не знаем шифров, чтобы проникнуть сквозь
ракетную оборонную систему вокруг Столицы. Эта система еще действует, не
забывай об этом.
- Разве она не остановит шлюпку нигилистов? - с надеждой спросил Чарли.
- Нет, в ракетных системах имеются сенсоры для обнаружения судов,
выходящих из режима С2, - объяснил Мак. - Они реагируют на особые
радиационные вспышки. Вероятно, системой можно управлять вручную, чтобы
направлять ракеты на мишени в нормальном космосе, но "Звездное небо" -
званый гость. У этой шлюпки есть доступ к планете, возможно, она уже
прошла ракетный заслон и оказалась там, где ракетам до нее не добраться. А
как только она приблизится к планете, обнаружить ее будет нелегко. Они
могут изменить курс и исчезнуть с экранов.
- Можем ли мы связаться с гардианами, попросить их отключить ракетные
системы? - спросил Пит.
- Да кто нас послушает? Кто нам поверит? - усмехнулась Синтия. -
"Привет, ребята, позвольте нам пройти вашу последнюю линию обороны - чтобы
мы могли спасти вас после того, как уничтожили ваш флот. Честное слово, мы
вас не обманываем".
- Я знаю, кто нам поверит, - негромко произнес Мак. - По крайней мере
мне.
- Мак, только не Джордж! - воскликнула Джослин. - Да, он где-то у самой
Столицы, но ведь он нас предал!
- Я не верю этому, - решительно отозвался Мак. - Не обижайся, Джослин,
но я знаю Джорджа. Должно быть, Густава обманули. Но даже если это правда,
это значит, что Джордж предал Лигу, а не меня. Он мой друг, он поймет, что
я не обманываю.
- Но откуда нам знать, где он? И сможет ли он убедить остальных? -
спросила Джослин.
- Понятия не имею, но, может, у тебя есть идея получше? Если нигилисты
захватят Столицу, у них окажутся корабли, материалы, техника, звездные
карты - они перезаразят все планеты Лиги, не пройдет и двух недель. Если
ни у кого больше нет идей, предлагаю испробовать мою.
Никто не ответил ему.
- Полагаю, у нас нет другого выхода, Мак, - наконец пробормотал Чарли.


Десять минут спустя Синтия, Мак, Джослин и Люсиль уже сидели у пульта.
- Есть еще одна проблема, - заявил Мак. - Нам придется учесть время,
которое понадобится сигналу, чтобы достичь Столицы. Мы находимся от нее на
расстоянии двенадцати миллионов километров, сигналу понадобится почти
двенадцать часов. Если мы будем ждать ответа, пройдет еще двенадцать часов
- так долго ждать мы не можем себе позволить. К тому времени нигилисты уже
приземлятся на планету.
- Итак, мы отправим сигнал, - рассуждала Джослин, - подождем двенадцать
часов - плюс еще два, чтобы поразмыслить, а затем взлетим. Нет,
постойте-ка - нам придется отлететь как можно дальше от Заставы, прежде
чем появится возможность войти в режим С2. Вычитаем четыре часа... Значит,
запуск предстоит через десять часов после отправки сигнала.
- Риск чертовски велик, - заметила Синтия.
Люсиль пожала плечами:
- Мы уже слишком многим рискуем. Каждый из нас мог успеть погибнуть уже
десяток раз. Не вижу никакого выбора. Итак, отправляем сообщение,
рассчитываем курс и вылетаем.
- Полагаю, вести переговоры придется мне, - заявил Мак. - Пошлем не
текст, а аудиосообщение, чтобы Джордж узнал мой голос.
- Подожди, сейчас включу запись, - сказала Синтия. - Полная тишина!
Мак, говори.
Мак глубоко вздохнул и задумался, прежде чем начать. Что сказать? Какие
слова выбрать, чтобы убедить Джорджа и всех остальных, кто услышит
сообщение?
- Говорит Терренс Маккензи Ларсон. Вызываю Джорджа Приго или
кого-нибудь другого из системы Столицы. Джордж, я верю тебе. Не знаю,
почему ты сейчас здесь, но я тебе верю. Я знаю, ты никогда не решился бы
намеренно причинить вред мне или кому-нибудь другому. И теперь я прошу
поверить мне - так, как ты верил в прошлом.
К вам приближается корабль нигилистов. Он должен совершить посадку на
Столице - чтобы выпустить на планету возбудителей смертельной болезни. Эта
эпидемия погубит все население планеты. Вам уже известно умение нигилистов
в подобных делах. Если какой-нибудь ваш корабль может отыскать шлюпку
нигилистов и уничтожить ее - сделайте это любой ценой. Не подпускайте
нигилистов к атмосфере планеты.
Но мне известно, что ваш флот погиб, - вероятно, у вас не осталось ни
боевых пилотов, ни кораблей. Я не могу связаться с флотом Лиги, чтобы он
остановил нигилистов. Эту работу могу сделать я - на шлюпке
"Воссоединение". Но для этого надо проникнуть сквозь ваши ракетные
оборонные системы. Прошу вас отключить системы через два часа после
получения сообщения. У нас не будет способа узнать, выполнили ли вы нашу
просьбу. "Воссоединение" совершит вылет в любом случае, и мы, экипаж,
будем просто надеяться на вашу помощь. Если вы откажетесь помочь, наша
гибель будет быстрой и легкой.
Но если не остановить корабль нигилистов, погибнет все население
Столицы. И эта смерть будет мучительной.
Я доверяю вам и прошу довериться мне. Война закончена. Позвольте теперь
помочь вам. Ради Бога, отключите ракетные установки и пропустите нас!
Несколько часов спустя К'астилль увидела, как шлюпка "Воссоединение"
взмыла в небо, оставляя за собой огненный столб. Они улетели. Возможно,
они погибнут. Но ее планета и она сама никогда уже не будут прежними.
Изменения подобны вирусам нигилистов - они заразны.
- Удачи вам, мои маленькие половинчатые, - прошептала она.



41


Станция "Зевс". Орбита планеты Столица

Филлипс отключил магнитофон и уставился через стол на Джорджа.
- Мы получили ее пятнадцать минут назад. У нас осталось еще пятнадцать
минут, чтобы отправить сигнал ракетным установкам - сигнал до них идет
девяносто минут. Вот так. Пропустим вопросы о том, откуда он знает, что вы
здесь, пропустим тот факт, что этому Ларсону каким-то образом известно о
полете "Звездного неба", не будем о предательстве нигилистов, отметем
сотню других вопросов, которые я хотел бы задать. Скажите только,
доверяете ли вы этому Ларсону?
Джордж поерзал на стуле и ощутил, как его тело покрывается липким
потом. Он был всего лишь честным работягой-инженером, который занимался
своим делом и никому не хотел причинять вреда. Сейчас же от него зависела
судьба множества планет. И он предал Мака и Лигу. Джордж знал, что корабли
Лиги погибли из-за его бегства на Столицу. Кто мог обвинять Мака, даже
если он задумал месть, если все происходящее - лишь изощренный план
прорваться сквозь оборонные системы Столицы, а затем превратить планету в
радиоактивную глыбу? Лига только что продемонстрировала, что она способна
на такое. Если Джордж ошибется, Столица перестанет существовать.
Но к нему обращался сам Мак, и если не поверить ему, Столица обречена
погибнуть от эпидемии, созданной нигилистами. Джордж готов был поверить,
что в этой эпидемии не выживет ни один человек. Риск уравновесился.
Внезапно среди страха и смятения в голове Джорджа сложился ответ.
Джордж обрек бы на смерть миллионы, если бы ответил неверно. Тут уж он
ничего не мог поделать. Он, и только он имел право решать, стоит ли верить
людям. Если Мак говорит правду, тогда он доверил свою жизнь ему, Джорджу.
Джордж решил, что не вынесет, если подведет друга. "Надо хоть немного
верить людям". Адмирал Томас нацарапал эту фразу на приказе о присвоении
Джорджу воинского звания флота Британники. Что же, если он не оправдал
доверие адмирала, это еще можно поправить.
- Я верю Маку Ларсону, - произнес Джордж решительным, но срывающимся
голосом. - Я доверил бы Терренсу Маккензи Ларсону свою жизнь и жизнь всех
жителей этой планеты.
- Предоставьте это мне, - ответил Филлипс. - Вы только что вступили в
игру, в которой шансы - пятьдесят на пятьдесят, и теперь судьба планеты
Столица в моих руках.
- Как же вы хотите поступить? - спросил Джордж.
- Я вспомню о том, что доверился Джорджу Приго. Отец всегда учил меня,
что доверие заслуживает ответного доверия. Здесь третьего не дано -
человеку надо либо верить, либо не верить.
Молчание в комнате воцарилось на долгие минуты, прежде чем Филлипс
потянулся и нажал кнопку внутренней связи.
- Соедините меня с пультом управления оборонной системой, - сказал он.
Оба мужчины почувствовали себя так, словно с их плеч свалилась тяжкая
ноша. Дальше в игру вступали другие.


На борту "Воссоединения". По пути с Заставы к Столице

Люсиль видела это - видела своими глазами на экране управляемой
компьютером наружной камеры, едва шлюпка "Воссоединение" углубилась в
космос. "Ариадна" еще двигалась по орбите, она была цела! Исчезли лишь
антенны. Джонсон Густав жив.
Джослин в очередной раз бросила мимолетный взгляд на Люсиль и
улыбнулась. Джоз отлично разбиралась в выражении эмоций, а не обратить
внимания на подлинную любовь было невозможно. И как всегда, эта любовь
выбрала для своего появления самое неподходящее место и время.
А пока им предстояла серьезная работа. Шлюпка уже отдалилась от
Заставы, вышла за границу зоны притяжения и была готова к прыжку. Стоит
Джослин нажать последнюю кнопку, и компьютер возьмет на себя управление
полетом, задействует режим С2 и понесет их к неизвестности.
- Мак, сейчас или никогда, - произнесла Джослин. - Ну, решайся.
Лицо Мака было суровым и торжественным, честность мешала ему скрыть
опасения. Но, взглянув на свою прелестную жену, Мак усмехнулся - эта
улыбка была смелой и открытой, поскольку лишь жизнь с любовью, храбростью
и верой имела право называться жизнью.
- Стартуй. Я люблю тебя, Джоз.
- И я люблю тебя, Мак, - и всегда буду любить. - Смахнув слезу, Джослин
нажала кнопку.
Похищенный у гардианов генератор С2 за невероятно краткий миг перенес
шлюпку в глубь системы гардианов.
Мак услышал, как аплодируют из соседней кабины Чарли и Пит.
- Радоваться пока рано! - крикнул он. - Пройдет не менее десяти минут,
прежде чем мы будем уверены, что нас не собьет ракета.
Джослин включила радар. Гардианы точно знали их местонахождение, и
попытки спрятаться не имели смысла.
- Насколько я вижу, вокруг пока пусто.
- Синтия, - позвал Мак, - свяжись с гардианами и попроси вновь включить
оборонную систему - чтобы доказать нашу честность.
- Непременно, Мак.
Мак повернулся к двум опытным пилотам, Джослин и Люсиль, стараясь
сохранять спокойствие и рассудительность. Слишком многое он поставил на
карту, чтобы терять голову при первой же удаче и делать неверные шаги.
- Итак, мы на месте. И поскольку мы еще не превратились в радиоактивное
облако, надо что-нибудь предпринять. Как будем искать "Звездное небо"?
- И кстати, как остановим шлюпку? - добавила Джослин. - Если мы
окажемся в пределах досягаемости, то сможем воспользоваться лазерами, но
ни торпед, ни снарядов у нас нет.
- Боюсь, ты права, - отозвался Мак, надеясь, что его голос прозвучал
жизнерадостно. - Но не будем хвататься за все сразу. Сперва надо разыскать
их. Люсиль, попробуй представить себя на месте нигилистов. Ты никогда
прежде не была в космосе, курс для тебя проложили
астронавигаторы-гардианы, которые знают кратчайший путь между планетами в
обход боевой зоны. Куда бы ты направилась? Какой бы выбрала курс?
Люсиль прикрыла глаза и сосредоточилась.
- На месте нигилистов я бы выбрала очень простой путь, при этом
отклонилась бы от заранее проложенного курса, не долетая до планеты. В
таком случае даже если гардианы погонятся за ними, нигилисты сумеют
избежать схватки. Но нигилисты не особенно представляют себе, как можно
спрятаться в космосе, и потому считают самым лучшим дождаться, когда
гардианов что-нибудь отвлечет. Если бы у гардианов остались корабли, шансы
нигилистов близились бы к нулю. - Люсиль включила тактический дисплей и
заработала пером, набрасывая расположение и передавая его на экраны перед
Маком. - На их месте я направилась бы сюда, к верхнему краю планеты. Если
у них есть курс, уводящий их от центра тяжести, стандартные операционные
процедуры приведут их к цели. Легче всего достичь стабильной орбиты вот
здесь. Это означает, что варианты смены курса для корабля ограниченны.
По-моему, они направились вот сюда, делая петлю, чтобы оказаться как раз
над южным полушарием. Так они окажутся как раз над населенным материком и
приблизятся к планете с противоположной стороны от Заставы. Но это всего
лишь догадки, Мак. За их правильность я не ручаюсь.
- И все-таки они имеют смысл, а мы уже давно руководствуемся догадками,
так что можем смириться с еще одной. Итак, вылетаем в указанном
направлении и посмотрим, что будет дальше.


"Звездное небо"

Долгое путешествие по космической Дороге близилось к концу. На экранах
рос шар Столицы. Пора было снижаться. Л'анимеб развернула корабль и
запустила реактивные двигатели.


"Воссоединение"

- Реактивная вспышка! - крикнула Синтия после многочасового наблюдения
за пустыми экранами. Ожидание оказалось слишком долгим и изматывающим. -
Люсиль, ты настоящий ксенопсихолог - они избрали именно тот путь, который
указала ты.
- Дальность и скорость! - потребовала Джослин.
- Постой, сейчас выясню... Но они где-то совсем рядом. Конец
допплеровских расчетов... Цифры на твоем экране, Джослин. Они на
расстоянии семидесяти тысяч километров от планеты, приближаются со
скоростью пятьсот километров в секунду. Если они не свернут с курса, то
пройдут на расстоянии двадцати тысяч километров перед нами. Предстоит
большая перегрузка, но, чтобы рассчитать точнее, мне нужно понаблюдать за
ними еще немного.
- Как думаешь, мы скрыты из виду их реактивным шлейфом?
- Никоим образом. Мы на виду. Но от них не поступало активных
импульсов. Сомневаюсь, что они нас заметят - разве что мы сами дадим о
себе знать. Дальность в самый раз для лазера.
Мак быстро прикинул варианты: если лазер не сработает и нигилисты
уцелеют, они поймут, что кто-то стрелял в них. Тогда они пустят шлюпку к
планете на предельной скорости...
- Приготовить лазеры, - приказал он с большей уверенностью, чем
чувствовал. Временами обязанности командира становились ему ненавистны.


"Звездное небо"

Л'анимеб вскрикнула от удивления. Изображение Столицы на экране
налилось ярко-красным светом, а затем экран потух.
Ромеро спрыгнул бы с противоперегрузочного ложа, если бы не ремни
безопасности.
- Лазерная атака! - крикнул он. Эта ослепительная вспышка со стороны
центра тяжести - дело рук Лиги. Они победили и теперь пытались захватить
Столицу. - Медленно разверни корабль, распространяя шлейф! И быстрее жми к
планете! Надо сматываться отсюда!
Д'еталлис чуть не приказала человеку заткнуться, но тут же вспомнила,
кто на корабле лучше разбирается в тонкостях полетов, и произнесла:
- Л'анимеб, выполняй приказ. И попробуй найти нападающего.


"Воссоединение"

- Дьявол! - вскричала Синтия. - Сплошной тепловой кокон! Похоже, они
развернули корабль. Реактивный шлейф исчез, включен радар - они наверняка
нас заметили. Вот это да! Запуск двигателей у нас под носом! Они убегают к
планете - с ускорением вместо торможения.
- За ними, Джослин! - приказал Мак. - Люсиль, стреляй им прямо в хвост,
попробуй вывести из строя двигатели!
Джослин мгновенно запустила двигатели "Воссоединения" и вскоре довела
их до полной мощности. Они настигали корабль нигилистов. Реактивный шлейф
был уже совсем рядом. Джослин резко увела корабль вверх. Пилот "Звездного
неба" явно начинал тормозить, пытаясь спалить преследователя.
- Температура обшивки быстро повышается! - сообщила Синтия.
Загудела сирена, и Люсиль хлопнула по кнопке.
- Мак, мы лишились лазера. Похоже, шлейф задел нас краем и расплавил
его.
- Что же теперь будет? - стараясь перекричать рев двигателей, спросила
Джослин.
Боже милостивый... Мак пристально уставился на экран, стараясь сдержать
немилосердно колотящееся сердце. Был лишь один шанс, времени на
тактические уловки не оставалось - пришло время прибегнуть к этому шансу.
Погоня при таких расстояниях не сулила ничего хорошего - у преследуемого
были все преимущества. Но как перехитрить пилота-инопланетянина? А корабль
надо сбить в космосе. Стоит загнать его в атмосферу, и при взрыве вирусы
так или иначе достигнут планеты.
Планета приближалась со страшной быстротой. Ладно, спокойнее, пора
собраться с мыслями. Впереди неопытный пилот. Ветеран с большой практикой
еще мог бы войти в атмосферу на такой скорости, но необстрелянный юнец?
Вряд ли.
- Обходи его, Джослин, заставь повернуться кормой к границе атмосферы.
Затем отступай и мчись прямо на него, не давая опомниться!


"Звездное небо"

Л'анимеб перепугалась: планета была уже совсем рядом. Пора начинать
торможение, если они хотят выжить. Она развернула корабль и запустила цикл
торможения. "Звездное небо" подчинилась не сразу. Медленно, слишком
медленно сумасшедшая скорость снижалась до разумного уровня. Позади
преследователь повторял тот же маневр, держась на расстоянии.
Теперь шлюпка "Звездное небо" находилась на высоте тысячи километров
над облачным слоем, а преследователь остался далеко позади. Л'анимеб
смутно представляла себе, что такое километр, но сейчас это ее не
волновало. Ей требовалось лишь следить за показаниями, помня о правилах,
рассказанных ей гардианами. Девятьсот километров. Восемьсот. Л'анимеб
нервозно фыркнула и в который раз пожалела, что взялась за эту работу.
Семьсот, шестьсот. Пятьсот, четыреста пятьдесят, четыреста. Возможно,
теперь достаточно.


"Воссоединение"

Мак напряженно следил за высотой шлюпки и планетой, поднимающейся к ним
на экранах. Нигилисты должны были продолжать торможение, чтобы выжить.
Но то же самое касалось и "Воссоединения".
- Давай, Джоз, - скомандовал он. - За ними. Выжми из этой посудины все,
что сможешь.


"Звездное небо"

На лице Д'еталлис заиграли морщины удовольствия. Они сбежали! Они почти
на месте! Незачем даже беспокоиться. Триста километров... Можно выбросить
капсулы с вирусами из шлюза еще до приземления - так будет эффективнее и,
вероятно, безопаснее...
Это ничтожество Ромеро вновь завопил, указывая на экран радара.
У Д'еталлис от ужаса отвисла челюсть.
Преследователь вновь набирал скорость и с ускорением мчался прямо на
"Звездное небо".


"Воссоединение"

Восемь "g", через секунду - девять. Одновременно наблюдая за
показаниями приборов, за высотой и температурой обшивки, Джослин ринулась
на противника. Два корабля стремительно сближались, рискуя погибнуть
вдвоем. За считанные секунды до столкновения Джослин развернула корабль.
Она полагалась лишь на удачу, чутье и пламя из дюз.
Обшивку "Звездного неба" охватило пламя. Огненные языки подобрались к
резервуарам водорода, сожгли их обшивку, и вытекающий водород сам
обратился в пламя. Спустя десятую долю секунды то, что осталось от корабля
нигилистов, взорвалось.
Качаясь от борта к борту, шлюпка "Воссоединение" ныряла среди обломков.
Осколки вражеского корабля гулко ударялись об обшивку, и вдруг
"Воссоединение" оказалось в атмосфере, продолжая мчаться на предельной
скорости.
Джослин перевела двигатели на восемь "g" и ощутила, как скорость
начинает падать. Мучительно медленно шлюпка "Воссоединение" карабкалась в
космос, выбираясь на стабильную орбиту. Застопорив двигатели, Джослин
перевела дух, уставившись на панель, на которой сейчас было больше красных
огней, чем зеленых.
Так близко к столкновению она еще никогда не бывала.



42


КРК "Орел". Центр тяжести

Неделю спустя Пит Гессети шагал по бесконечным коридорам "Орла",
намереваясь отыскать каюту адмирала Томаса. Неделя выдалась чертовски
жаркой. Покамест мир был каким угодно, только не мирным. По крайней мере,
полет "Воссоединения" от Столицы оказался менее изматывающим, чем полет к
Столице. Временное прекращение огня, объявленное Томасом, еще сохранялось,
но переговоры пока не начались. Еще три дня - и обе стороны созрели для
беседы за общим столом.
Гардианы еще сохраняли оборонные системы вокруг Заставы и Столицы, но у
Лиги был почти целый флот и явная победа в кармане. Обстоятельства не
оставляли желать лучшего. До Пита дошел слух, что колонисты, кем бы они ни
были, намеренно затягивали начало переговоров, чтобы добиться свержения
Жюля Жаке и правительства гардианов.
Люсиль Колдер повезло: ей было поручено пилотировать спасательный
корабль, чтобы забрать бывших ВИ, курсантов разведслужбы, с "Ариадны" -
это дало ей возможность встретиться с Джонсоном Густавом.
Пит надеялся - и в какой-то момент мог поручиться, - что Мак и Джослин
выйдут в отставку и осядут на какой-нибудь тихой планете, обзаведутся
детьми и одного из них назовут Питером. Но, хорошо зная эту пару, Пит
вскоре понял: скорее они заведут собственный корабль, а дети у них
появятся в полете к неизведанной системе.
Вероятно, Джордж Приго заслужит славу героя и бесславие предателя в
учебниках истории обеих сторон. Никто по-прежнему не знал, что теперь с
ним делать. Еще одна неопределенная судьба. Некоторое время Джордж
одновременно получал жалованье и от флота Британники, и от армии
гардианов. Пора было с этим покончить. Именно к таким последствиям войны
привыкли дипломаты, которым предстояло каким-нибудь образом разобраться в
сложной мешанине.
У гардианов еще остались запасы биологического оружия, но Пит был
уверен: они долго не протянут. Пит ясно дал понять командованию "Зевса",
что у Лиги будет два категорических требования - репатриация всех
военнообязанных иммигрантов (вместе с их потомками, которые предпочтут
покинуть Столицу) и уничтожение биологического оружия. После случившегося
со "Звездным небом" гардианы не протестовали.
Когда Томас позволил безоружной шлюпке гардианов (с офицером из Новой
Финляндии на борту - для страховки) совершить перелет со Столицы на
Заставу, экипаж обнаружил, что все обитатели лагеря гардианов на планете
перебиты. Самих нигилистов нигде не нашли. Они скрылись вместе с боевым
оружием гардианов. С ними еще предстояло разобраться.
Никто не знал точно, что делать с аборигенами Заставы, или зензамами.
Пит приложил все усилия, чтобы быстро выучить единственный известный людям
язык зензамов. Кто-то должен был вести переговоры с этими существами. Пит
немного продвинулся в этом деле во время первого путешествия на планету,
но во второй раз он надеялся прибыть туда более достойно, а не совершать
аварийное приземление и форсированный марш через лес, чуть не лишиться
руки и получить дозу искусственной крови. Однако быть лицом, ответственным
за переговоры с аборигенами планеты, Пит не хотел, ненавидя бумажную
работу. Нет, ему требовался начальник, чтобы заботиться о скучных
церемониях и многочисленных бумажках.
Пит достаточно хорошо знал себя, чтобы понять: ему нужен мудрый и
опытный начальник, такой, который сможет понять зензамов.
Этой мыслью и был вызван его нынешний визит. Он подошел к каюте Томаса,
вставил в скважину раздобытый где-то ключ и открыл никем не охраняемую
дверь. Он вошел в каюту без приглашения и без доклада.


Он застал адмирала Джорджа за столом в момент осторожного наполнения
стакана. Не успел адмирал предаться излюбленному занятию, как несносный
Гессети пересек каюту и выбил у него бутылку и стакан.
- Вы решили не только напиться, но и подать в отставку, - насмешливо
заключил Пит.
- Мистер Гессети, как вы посмели врываться"...
- Как я посмел? Очень просто. - Пит отодвинул от стола свободный стул и
удобно расположился на нем. - Подумайте сами, адмирал: вам пора прервать
череду великих побед, ведь если они будут слишком громкими и
многочисленными, отставки вам не видать. И что тогда?
- У меня до сих пор не хватало времени подумать...
- А у меня хватало. И я сообщу вам, что надумал. По-моему, вам следует
стать первым дипломатическим представителем Лиги на планете зензамов.
Никто не знает, какими должны быть дипломатические отношения с
инопланетянами. Никто еще не удосужился подумать об этом. Но раз мы с вами
здесь, давайте этим займемся.
- Говорите, дипломатическим представителем?
- Чем-то вроде первого посла. Было бы чертовски неудобно собирать Бог
весть сколько резолюций Лиги и посланников каждого из ее государств,
придерживающихся собственной политики. Но с другой стороны, по оценкам
Люсиль Колдер, нам придется иметь дело по крайней мере со ста двадцатью
основными группами аборигенов. Нам необходима централизованная
организация, и я хочу, чтобы ее возглавили вы.
Томас попытался рассердиться на неожиданное предложение непрошеного
гостя, но не смог.
- Все ясно... Но почему вы выбрали меня?
Впервые Пит слегка смутился.
- Потому, что благодаря своей великой победе вы приобрели известность,
а вместе с тем и престиж на будущее. Я бы сказал, вы заслужили эту
должность. Но хотя все это справедливо, причины далеко не исчерпаны. При
всем уважении к вам, адмирал, за эту работу должен взяться усталый, много
повидавший на своем веку старый циник.
Адмирал Джордж чуть не бросился на Пита с кулаками, но Пит поднял руку
и мягким жестом пригласил его сесть. В тоне и манерах Пита было нечто,
заставившее адмирала подчиниться. Пит вновь заговорил, теперь уже гораздо
мягче:
- Благодаря своей неудачно сложившейся жизни вы лучше других способны
понять зензамов, адмирал, и вашими преимуществами будут прежде бесславная
карьера, преклонный возраст, боязнь поражения и ваш явный поиск забвения в
бутылке.
Вспомните обо всем, что вам довелось повидать - биологическое оружие,
крушение кораблей, уничтожение целой маленькой планеты. Вы знаете, чем
может обернуться власть, окажись она в руках мошенников. Вам известно: мы
можем избежать взаимного уничтожения, только если сознательно откажемся от
такого намерения. И люди и зензамы должны держать себя в руках, ибо
слишком много наших творений могут выйти из-под контроля.
Вы видели все это. Вы лицезрели великие победы - теми же глазами,
которым на протяжении всей жизни доставалось видеть лишь поражения и
унижения.
Вы повидали смерть. Вы поняли, как она страшна, гораздо лучше, чем
какой-нибудь неоперившийся карьерист-дипломат.
И самое важное, адмирал: только тот, кто так долго и упорно ищет
забвения в бутылке, может понять страх зензамов потерять себя при
Разделении.
Все, чего вы добились, породило в вас чувство меры. Но есть и пугающее
обстоятельство: теперь поражение невозможно, адмирал, потому что вы уже
победили. Ручаюсь жизнью: вы годами грезили о подвигах и использовали свой
шанс лишь наполовину. Теперь он вновь появился у вас. Хватайтесь же за
него обеими руками!
Адмирал, вам давно пора выбраться из бутылки и заняться долгой и
трудной работой, которую вы завоевали себе победами.
Томас сплюнул и был готов взорваться от ярости, когда запах пролитого
вина распространился по каюте и достиг его ноздрей. Ему вдруг захотелось -
нет, потребовалось - выпить - всего капельку, лишь бы успокоиться и
избежать этого спора...
Но в тот же момент впервые в жизни он крепко взял себя в руки. Впервые
он не отмахивался от проблемы, не пытался игнорировать ее. Все, что сказал
этот самоуверенный тип, было сущей правдой. Будь он проклят! Надо бы
выгнать отсюда этого трезвенника, захлопнуть дверь и насладиться тишиной и
покоем, чтобы...
Но ради чего? Адмирал Джордж взглянул на разбитую бутылку на полу и
понял, как он собирался докончить эту мысль.
Черт бы побрал этого парня - за его правоту! Правота ранила слишком
больно. Но если Гессети и впрямь считает, что он способен сделать Томаса
первым послом... На таком посту возникнет реальная работа, которой хватит
на тысячу жизней, работа, которая то и дело будет бросать ему вызов. При
этой мысли Томасу расхотелось пить. Конечно, планы Гессети - журавль в
небе, шансов на то, что они исполнятся, - один из тысячи, но Джордж понял:
он добьется большего, если предпримет попытку и провалит ее, чем если
вообще откажется от попытки.
- Мистер Гессети, - наконец произнес он, - вы - настоящий грубиян, и
мне не терпится поработать с вами. Должен признаться, я согласен с вашим
мнением. По-моему, работать на износ - куда лучше, чем торчать без дела в
угловом кабинете, дряхлея от скуки. Обещаю вам самое энергичное - и
трезвое - сотрудничество.
Но вы идете на огромный риск, мистер Гессети, и мы оба знаем об этом.
Вы только что назвали меня старым пьянчугой, которому не повезло в жизни.
Согласен, вы правы. Возможно, найдется слишком много подающих большие
надежды юнцов, шагающих по лестнице карьеры через несколько ступенек,
пригодных для такой работы, - и вы не можете поручиться, что кого-нибудь
из них не предпочтут мне. Каким бы блестящим ни было мое везение в
последнее время, целую жизнь мне приходилось терпеть лишь неудачи. Почему
вы решились на такой риск, да еще в столь важном деле?
- Что вы можете знать об этом? - усмехнулся Пит. - Вокруг нас сплошная
неразбериха, но ее считают нормальным явлением. Все будет в порядке. - Пит
покачал головой и испустил глубокий, удовлетворенный вздох, прежде чем
продолжить. Он сиял, как может сиять лишь человек, который только что
покончил с долгой и трудной работой и доволен плодами своих трудов. -
Спрашиваете, почему я выбрал вас, адмирал? Потому, что я нюхом чую - вы
человек что надо. В этом я не сомневаюсь. Но есть еще одно
обстоятельство...
Когда шлюпка "Воссоединение" совершила посадку на станции "Зевс" и мы
приступили к первой стадии переговоров, я спросил Джорджа Приго, какого
черта он поверил Маку, поставив на карту судьбу всей своей планеты.
Пит поднялся, собираясь уходить. Адмирал встал из-за стола. Пит
протянул ему руку, и, пожимая ее, адмирал Томас спросил:
- И что же сказал мистер Приго?
Пит громко рассмеялся, встряхнул руку адмирала и открыл дверь в
коридор.
- Он сказал - сейчас попробую процитировать дословно: "Надо хоть
немного доверять людям". Интересно, от кого он услышал эту фразу?



Дизайн 2010 - 2012 год     По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru