лого  www.goldbiblioteca.ru


Loading

Скачать бесплатно

Читать онлайн Вольфганг Хольбайн. Черити 2. Будущее во мраке

 

Навигация


Ссылки на книги и материалы предоставлены для ознакомления, с последующим обязательным удалением, авторские права на книги принадлежат исключительно авторам книг












































Яндекс цитирования

 

Вольфганг Хольбайн
Будущее во мраке

Черити – 2



Аннотация

Выйдя из анабиоза, продолжавшегося 50 лет, Черити узнает, что существование цивилизации — под угрозой. Инопланетяне агрессоры хотят поработить Землю. Отважная амазонка вступает в неравную схватку с врагом.


ГЛАВА 1

Ее разбудила боль. Определить, что болит, было трудно; казалось, будто все тело попало во власть царапающихся и кусающихся зверьков. Миллиарды этих существ непрестанно двигались, вызывая страдания, проникали в вены, буравили нервные окончания. Вернулась мысль, помрачавшая рассудок: будет больно, очень больно. Когда то, миллион световых лет тому назад, кто то уже говорил ей об этом. Где, когда и кто именно, она забыла. А может, никогда и не знала.
Потом еще один проблеск: узкое лицо, безумные глаза, полные ужаса… оружие, направленное на нее, выстрел.
Подумалось: хорошо. Значит, возвращается память. Правда, еще невозможно понять смысла обрывков, отделить действительно произошедшее от привидевшегося в бесконечно долгом кошмарном сне. Но она снова может думать, и это доказывает, что туман понемногу рассеивается.
Вероятно, это продлится долго. Может быть, несколько дней.
Она попыталась пошевелиться. Не получилось. Ничего, спешить некуда. И вообще, самым разумным было бы попытаться сперва навести порядок у себя в голове. Надо начать с самого простого: ее зовут… зовут, как же ее зовут?
Она никак не могла вспомнить свое имя. С того момента, когда пали оковы похожего на смерть сна, начавшегося очень давно, много лет назад, эта мысль стала первой, заставившей не на шутку испугаться. Почудилось, будто вернулось знание: в таком состоянии она оказалась не по своей воле, ее…
И тут удар огромной десятипалой щупальцы прервал течение мыслей; паутина, опутывающая их, вдруг исчезла. Все произошло так внезапно, что она вскрикнула бы, будь в состоянии это сделать.
Черити проснулась.

* * *

Она спасалась бегством. Сама жизнь кочевника вестлендера научила этому. Пробиться мог только тот, кто с самого раннего детства умел обходить опасности. Она знала бездну трюков, с помощью которых можно было сбить со следа всадников, и предостаточное число хитростей, позволяющих обвести вокруг пальца любого шарка.
Но сегодня предстояло обойти целый десяток шарков, к тому же, она заметила на песке следы, как минимум, трех всадников. Шансы, мягко говоря, скромные. В настоящий момент опасности не было, однако пещера, в которой она укрылась, не могла стать убежищем на длительный срок. Во первых, потому что шарки не дураки, во вторых, здесь явно обитает горный паук, об этом свидетельствовали многочисленные кучки костей, скрипевших под ее босыми ногами. Он не вернется до начала темноты, да и вообще вряд ли нападет на такого крупного противника, как человек, однако желания проверять предположение на себе или делить ночлег с десятиногой мерзостью размером с человеческую голову у Нэт явно не было. Оставался еще час, а потом придется покинуть укрытие. И тогда…
Она осторожно подползла к входу в пещеру и посмотрела в сторону гор. Казалось, протяни руку и прикоснешься к отрогам. Но Нэт знала, как обманчиво это впечатление. Здесь, вверху, расстояние сильно искажал чистый воздух. На самом деле до ближайших склонов было несколько миль. И еще неизвестно, будет ли даже там она в безопасности — всадники никогда не поднимаются в горы, но эти проклятые шарки в последнее время заходят все дальше и дальше на юг.
Черт возьми, в чем была ее ошибка? Подкрадываться к каравану всадников, чтобы украсть продукты, приходилось уже не впервые. Почему же на этот раз устроили такую облаву, будто пропало, по меньшей мере, унитазное сиденье наместника?
Она закрыла глаза и некоторое время напряженно прислушивалась. В какой то миг слух уловил высокий тон гудения машины шарка, но потом стало понятно: почудилось. Вероятно, они потеряли след.
Рука нащупала оружие, спрятанное под платьем. Пришлось с болью признать, что запас прыгающих личинок сильно сократился: осталось всего две, да и тех она не кормила три дня. Может быть, оружие уже вообще не функционирует. Но это то она сразу заметит, подумала Нэт, сознавая свое бессилие изменить что либо. Расходовать один из двух оставшихся зарядов только для того, чтобы убедиться в исправности оружия, было нельзя.
Нэт с предосторожностями выбралась из пещеры, выпрямилась и внимательно осмотрелась. Солнце здесь палило нещадно; почти белый песок пустыни, словно огромное зеркало, отражал каждый луч. Ей никогда не позволяли заходить так далеко на север. Теперь она попала в переделку, и свалить вину за это было не на кого. Сама во всем виновата.
Решив отложить бессмысленные упреки в собственный адрес на потом, Нэт еще раз внимательно осмотрелась и наконец отправилась в путь. Мучительно хотелось пить. Там, в горах, она найдет достаточно воды. Если, конечно, доберется до них. Ведь существовало множество обстоятельств, способных помешать в этом.

* * *

Черити окончательно проснулась. С трудом открыла глаза, увидела в пяти метрах над головой голый бетонный потолок и поняла, что крышка ванны для анабиоза открылась. Полностью вернулась память, причем внезапно, без всякого предупреждения. Черити вынуждена была признаться, что это возвращение и стало причиной обморока. Конечно, смешно, но определив, где находится, она повела себя, словно истеричная старая дева.
Попробовала пошевелиться. Каждое движение вызывало адскую боль. Боже, она уже никогда не сможет ходить. Трудно даже дышать. Собрав все силы, немного приподнялась, подтянула колени и попыталась принять такое положение, в котором можно было хотя бы видеть свое тело.
Кажется, сон в состоянии анабиоза она перенесла более или менее сносно. Впрочем, в первые минуты прийти к такому выводу было нелегко. Десяток тонких игл в левом запястье жгли как огонь, рана на правом бедре покалывала в такт ударам сердца, а боль в руке все еще убеждала в том, что Черити объята пламенем. Угрюмо подумала: «Да, ванна действительно функционирует великолепно». Этот аппарат не только предохранил тело от старения, но и не дал затянуться обеим ранам.
Подождав минут пять, она, сжав зубы, протянула правую руку к левому запястью и расстегнула металлический обруч. Стало ужасно больно, а там, где раньше в тело входили иглы, на коже выступили маленькие светло красные капельки. Она выбьет Стоуну зубы, подумала Черити, задыхаясь от гнева. По одному за каждую каплю крови, текущей сейчас по руке.
Вспыхнув, ярость разбудила новые силы. Черити со стоном села, посмотрела сперва направо, потом налево, перевела взгляд на соседнюю ванну, эдакий блестящий шестиметровый Гроб из хромированной стали. В него когда то лег Стоун. Крышка все еще была опущена.
Внезапно Черити охватил испуг. Может, Стоун умер? Вспомнилось, что шансы пережить сон при пониженной температуре тела составляли пятьдесят на пятьдесят. Она вот проснулась, а вдруг Стоуну не повезло и он уже лет сто гниет в своем гробу стоимостью двадцать миллионов долларов.
Но об этом не узнаешь, если сидеть здесь сложа руки и без толку пялиться на соседнюю ванну. Черити подождала, пока вернулись силы, спустила одну ногу, осторожно нащупала верхнюю ступеньку маленькой лестницы и, вся дрожа, сошла вниз.
Совершенно разбитая, почти десять минут просидела около ванны, борясь с приступом тошноты и стараясь снова не упасть в обморок.
На это раз усталость прошла быстро. А ведь всего полчаса назад не было сил даже поднять руку, не то что спуститься по полутораметровой лестнице. Встала, сделала шаг к соседней ванне, но, подумав, повернула обратно. Прежде чем они продолжат спор, прерванный десять, а, может быть, и десять тысяч лет тому назад, не мешало бы выяснить некоторые вещи. Например, найти ответ на вопрос, как долго длился их вынужденный сон.
Чтобы посмотреть на компьютер, требовалось обойти свое ложе. При взгляде на ванну нельзя было сказать, будто ее длина две мили, но когда Черити, согнувшись, шаркая ногами, словно двухсотлетняя старуха, наконец добралась до компьютера, ей показалось, что пройдено именно такое расстояние.
Результат не стоил усилий. Компьютер не работал, десятки маленьких контрольных лампочек потухли, а экран был покрыт толстым слоем пыли. Из смотрового окошка механических часов с цифровой индикацией ей нахально ухмылялись три восьмерки.
Восемьсот восемьдесят восемь лет? Сбитая с толку, Черити нагнулась вперед и постучала косточками пальцев по запыленному стеклу. Что то щелкнуло. Средняя из трех восьмерок превратилась в ноль, и Черити поняла, что случилось: счетный механизм, как и компьютер, давно уже испустил дух. Вероятно, существовала специальная аварийная автоматика, она то и привела в действие механизм пробуждения, открыв затем крышку ванны. Про себя Черити поблагодарила неизвестных инженеров, сконструировавших этот прибор. Их предусмотрительность спасла ей жизнь.
Правда, по прежнему было неизвестно, сколько времени длился сон, но теперь это не казалось таким уж важным. Главное, она была жива.
Вдруг в голову пришла другая, гораздо более тревожная мысль. Комплекс для введения организма в состояние анабиоза имел собственную энергетическую установку. Вполне естественно, что ванны обеспечивались током в первую очередь. Но слишком тусклое свечение когда то ярко белых люминесцентных трубок под потолком достаточно ясно говорило о состоянии реактора. Как же, черт подери, она выберется отсюда? Ей вспомнилось, как Стоун закрыл за собой многотонную бронированную дверь.
Прежде чем отправиться в обратный путь, снова минут десять отдохнула. На этот раз показалось, что хромированный гроб был длиной всего в одну милю. На поход к ванне Стоуна понадобилось менее пятнадцати минут. Еще несколько дней, и она сможет пересечь все помещение, даже не упав при этом в обморок от усталости.
Пульт управления на ванне Стоуна, как и ожидалось, не работал, все счетчики стояли на нулях. Протянула руку к большой красной кнопке, приводившей в действие механизм открывания, и тут же отдернула. Даже если произойдет чудо и крышка откроется — Черити вдруг испугалась того, что могла там обнаружить.
Она прогнала дурные мысли, снова вытянула руку и решительно нажала на кнопку. В первую, самую страшную, секунду не произошло вообще ничего, потом откуда то из глубин саркофага раздалось слабое металлическое «клак», и чудо свершилось: громадный стальной гроб раскрылся, как пара крыльев гигантского жука.
Ванна была пуста.
Несколько секунд Черити озадаченно смотрела на подстилку из поропласта, все еще сохранявшую очертания форм человеческого тела. Почти одновременно душу наполнили облегчение и ярость: облегчение — поскольку Черити не обнаружила ни мумифицированный труп, ни кучку пыли и выбеленных костей, ярость — потому что эта пустая ванна могла означать только одно: Стоун проснулся раньше и даже не потрудился разбудить ее, вместо этого он…
Пораженная, она огляделась. Помещение было огромным, его до отказа заполнили разными приборами, шкафами, не в последнюю очередь — полудюжиной циклопических ванн, но тем не менее места, где мог бы спрятаться взрослый человек, здесь не было.
А это значило, что Стоун нашел выход отсюда…
На какое то мгновение она забыла об усталости. Отошла от ванны, с волнением оглядела зал и чуть не упала, так как ноги отказывались служить.
«Минуточку, только без паники». — подумала она. Должно же быть какое то решение.
Конструкторы этой установки обязаны были предусмотреть подобную ситуацию. Если не терять самообладания и попытаться действовать обдуманно, то можно…
Взгляд Черити упал на красный предмет, лежащий в пустой ванне Стоуна, и в тот же момент появилось жгучее желание надавать себе пощечин. Она ведь просто напросто забыла вскрыть пластиковую папку с инструкциями на экстренный случай. Не только у Стоуна, а в каждой ванне лежал свой экземпляр. Кряхтя, Черити перегнулась через край открытого стального гроба, достала красную папку и начала читать. Все необходимые сведения поместились на двух десятках страниц убористого текста.
Но прошло еще больше двух часов, прежде чем она сочла возможным покинуть бункер. Силы возвращались на глазах, не в последнюю очередь, это произошло благодаря пилюлям, найденным в шкафу: недолго думая, Черити проглотила целую горсть. Не было ни малейшего представления о том, что ожидало снаружи, но понадобятся все силы, сомневаться не приходилось.
Очевидно, Стоун тоже последовал инструкции: отсутствовал один из шести упакованных ранцев, исчезли два лазера и автомат; если учесть и личное оружие, то следовало предположить, что этот сумасшедший таскает с собой четыре единицы боевого арсенала. Черити со вздохом покачала головой; себе на плечо она повесила лазер, поколебавшись, взяла еще нож и маленький складной автомат.
Как оказалось, покинуть бункер можно было довольно просто — и очень опасно. Запасной выход запирался бронированной стальной плитой толщиной около тридцати сантиметров, но здесь, в отличие от главного входа, конструкторы использовали устройство, удерживающее дверь закрытой с помощью электропривода. Когда ток отключился, обе створки автоматически разошлись. Нет, проблемой была не дверь. То, от чего Черити бросало в холодный пот, находилось за дверью.
Он был круглым, имел диаметр около полутора метров и черный как смоль. Аварийный желоб, все увеличивающимися спиралями уходящий в глубину. И она панически боялась воспользоваться им. Раньше, еще в том мире, где существовали бассейны, открытые купальни на свежем воздухе и парки для отдыха, Черити стремглав съезжала по похожим, но куда меньшим желобам. Этот был совершенно другим. Невозможно даже предположить, что ждет ее на том конце; вдобавок неизвестно, в порядке ли эта штуковина. Взрывы потрясли всю гору. Не очень хочется на скорости восемьдесят или сто миль в час врезаться в какие нибудь обломки. И вообще, даже если удастся выбраться из этой дыры, она слишком боится того, что может ожидать снаружи.
Но выбора нет!
Она решительно подняла свой ранец, перенесла через край шахты и разжала пальцы. Какое то время стояла неподвижно и прислушивалась, затаив дыхание: из глубины не раздалось ни единого звука. Видно, ей самой придется выяснить, что ждет на противоположном конце.
Черити включила фонарик, закрепила его на поясе так, чтобы луч падал вниз, и осторожно вскарабкалась на край желоба. Почувствовала, как сильно забилось сердце. С большой осторожностью продвинулась немного вперед, следя за лучом, теряющимся в темноте на расстоянии пяти шести метров. На лбу выступил холодный пот.
Она стала скользить. Сначала это скольжение в неизвестность было почти медленным, но только в самый первый момент — и вот поворот уже позади, туннель резко ушел вниз.
Вероятно, все продолжалось не более минуты, но эта минута была из числа самых неприятных моментов ее жизни. Пластик, покрывающий желоб, был в десятки раз более гладким, чем лед. Она отчаянно вскрикнула и попыталась было за что нибудь уцепиться, но в следующую же секунду стала скользить быстрее, быстрее… И вот, словно живой пушечный снаряд, Черити понеслась вниз со скоростью семьдесят, восемьдесят, а, может быть, и сто миль в час.
Наконец полет в преисподнюю закончился. Луч света внезапно перестал плясать по белому пластику и потерялся в темноте. На какую то бесконечную, страшную секунду Черити оказалась в воздухе, вскрикнула и зачарованно проследила полет маленького светлячка — фонарика, выпавшего из за пояса и покатившегося по полу.
И тут последовал удар.
Такой сильный, что она едва не потеряла сознание, но менее болезненный, чем можно было ожидать. Совершенно оглушенная падением, Черити несколько секунд лежала, прислушиваясь к себе. Потом решилась открыть глаза.
Она могла видеть! Здесь было не так темно, как показалось в первый момент. Она лежала на дне огромной пещеры, свод которой находился на высоте не менее ста метров. И откуда то бил свет, яркий солнечный свет, рассеивающий темноту.
Все еще оглушенная, но не раненая, Черити села и еще раз внимательно осмотрелась.
Это ангар. Аварийный туннель привел ее прямиком в ангар, где стояли космические корабли.
Помнится, его устроили в огромной пещере на дне естественного каньона в двух милях от бункера. На милю ниже уровня того места, где столько времени спала Черити. В задней части пещеры смутно угадывались огромные силуэты обоих космических кораблей, стоявших на пусковых установках и готовых к старту. Не было слышно ни звука.
С трудом, чуть было опять не потеряв равновесие, она поднялась на ноги и только теперь вспомнила: что то смягчило ее падение. Черити с удивлением обнаружила, на что приземлилась: это была неизвестно откуда взявшаяся куча матрасов и одеял, сложенная кем то — Стоуном? — перед концом желоба. На одном одеяле заметно выделялась золотистая буква «К». Нагнувшись, чтобы осмотреть пол, Черити обнаружила пятно запекшейся крови. Чувствовалось, что оно появилось очень давно, во всяком случае, не в те несколько часов, когда здесь мог находиться Стоун, но это, без сомнения, была кровь. Наверное, все таки он. Все эти одеяла и матрасы взяты из ее корабля, из «Конкерора». Стоун, по всей видимости, поранился при падении и потому решил помочь.
От подобной мысли Черити даже испугалась. А вдруг где нибудь в ангаре она наткнется на труп? Да нет, этого просто не может быть — вряд ли Стоун так тяжело ранен. Как же тогда импровизированная спасательная сетка, построенная им? Ведь вытащить все из корабля и принести сюда наверняка было очень нелегко.
Теперь она сердилась на Стоуна значительно меньше, так как знала, что, вполне возможно, обязана ему жизнью. Но не могла понять одного: если уж он такой заботливый, то почему, черт возьми, все таки не разбудил ее.
Черити не спеша собрала свои вещи — ранец лежал в нескольких шагах, фонарик при ударе разбился, — еще раз взглянула на «шаттлы», подумала, не осмотреть ли их…
И не стала этого делать. Зачем? Все равно стартовать в космос в одиночку она не сможет. Да и корабли, вероятно, не представляют больше никакой ценности. Они так долго стояли здесь, ожидая свои экипажи, что время уже должно было полностью разрушить их механические организмы.
Внезапно вспомнилась последняя радиограмма Беккера. Он сообщал, что члены экипажа будут ждать своего капитана в корабле. И теперь не хотелось спотыкаться об их тела. Все, что произошло с момента пробуждения, казалось игрой — волнующей, тревожащей, даже опасной, — но все же игрой, и Черити не воспринимала происходящее всерьез. Если же она увидит смерть, пусть даже в виде скелета, пролежавшего пятьсот или пять тысяч лет, игра превратится в горькую действительность.
Она решительно повернулась и пошла в направлении света.

* * *

Ей не справиться. Нэт осознала это еще час назад, но тогда приняла свои сомнения за обычный страх и попыталась избавиться от него. Но силы уходили. Вдобавок ко всем бедам она наступила на острый камень и серьезно поранила ногу. Теперь, перед самым началом сумерек, Нэт с горечью признала, что сделала слишком высокую ставку.
Она обнаружила их следы: отпечатки больших, покрытых роговой оболочкой ног насекомых и маленькие, узкие оттиски, оставленные резиновыми шинами. «Всадники и шарки», — с тоской подумала Нэт. Еще она видела огни в горах: мерцающее пламя костра на перевале — это не проблема, костер можно обойти, — и время от времени вспыхивающие призрачно белые лучи света, скользившие по склонам. Там, в горах, на своих машинах кружат шарки. Не нужно особого ума, чтобы догадаться, кого ищут. Конечно, ее. Но невозможно было понять, почему. Что такого особенного она натворила?
Разумеется, надеяться на то, что полоса удачи продлится бесконечно, было глупо. Вероятно, весь запас везения Нэт истратила по пути сюда. Эх, если бы заранее знать, что за ней будет охотиться целая армия… Тогда бы уж ни за что не решилась зайти так далеко.
Несмотря на столь мрачные мысли, она продолжала шагать вперед. Пути обратно не было. Она никогда не сможет снова найти пещеру. А провести ночь на голой земле…
Лучше не продолжать. Нэт заспешила. Силы иссякают, но она еще поборется.
Тени уже стали сливаться в одну сплошную черную стену, когда Нэт наконец достигла ближайших отрогов. В опустившейся темноте огни казались еще более яркими. Время от времени ветер доносил рев мотора, но ни разу шарки не подошли слишком близко.
А им и не нужно было этого делать. Хотя Нэт и привыкла справляться с такими делами, о которых другие говорили, как о чем то невозможном, но ведь любой вестлендер — всего лишь человек, а человеку время от времени хочется пить. Единственный источник в этой местности находился на склоне горы, там, где горел костер. И шаркам оставалось просто ждать ее.
Нэт засунула руку под одежду и вытащила оружие, но тут же снова его спрятала. Стрелять пока не было необходимости, а если держать эту штуковину на виду, шарки сразу поймут, что ты вооружена.
Хотя это вряд ли что изменит. Фактически Нэт уже покойница и знает это. Одна из двух личинок в гладком черном стволе — себе. Страшная смерть. И это еще ничто по сравнению с тем, что сделают с ней шарки, если схватят живой.
Нэт осторожно двинулась дальше. Бледный свет фар по прежнему беспокойно скользил по скалам. Мрачно подумала: может, у нее еще есть шанс, ведь склон становится все круче, а шарки пока не научили свои машины летать.
Когда она добралась до перевала, стало совершенно темно. Там действительно были шарки: они разбили свой лагерь совсем рядом с источником. Невдалеке стояло три машины: огромные, сверкавшие черным лаком чудища уставились на Нэт потухшими фарами, напоминавшими потускневшие глаза слепого. Еще трое или четверо шарков, ища ее, колесили поблизости, их возвращения можно было ждать с минуты на минуту. Если она хочет что то предпринять, то действовать надо прямо сейчас.
Она бесшумно подползла, вытащила оружие и настороженно осмотрелась. Три машины, три фигуры — но это не значит, что противников трое. Шарки часто ездят с напарниками, к тому же чуть поодаль, за пределами освещенного круга, могут стоять и другие машины. Нэт подивилась беззаботности сидящих у костра. Пламя было видно на расстоянии нескольких миль, вдобавок трое у огня довольно громко разговаривали. С тех пор как Нэт начала свой отчаянный бег по равнине, впервые возникло сомнение, что весь сыр бор действительно из за нее.
Она прогнала эту мысль и прицелилась в первого шарка. До него оставалось метров пять. Спина, прикрытая блестящей черной курткой, — отличная мишень, промазать невозможно.
Но Нэт медлила и не нажимала на курок. Осталась только пара зарядов; даже если получится уложить двоих, — а это под вопросом, ведь шарки быстры почти так же, как жестоки, — останется еще один, который или набросится на нее, или позовет на помощь своих товарищей. Перспектива нападать на противника с голыми руками была не по вкусу.
Вместо того чтобы воспользоваться своим оружием, она осторожно выпрямилась на скале, еще раз внимательно осмотрелась — и пружинисто прыгнула прямо в середину маленькой лужи.
Как Нэт и опасалась, все трое молниеносно обернулись, но она действовала быстрее. Одним прыжком — вода едва доходила до колен — выскочила на берег, взяла на мушку ближайшего шарка.
— Не двигаться! Иначе ты покойник! — выпалила Нэт.
Изумленный шарк замер, оба его товарища тоже. Их лиц, скрытых за черными масками из кожи и металла, не было видно, но представить выражения, которые появятся у них при взгляде на оружие, и так не составляло труда. Конечно, существуют и более неприятные виды смерти, чем просто быть разорванным на куски прыгающей личинкой. Но этих способов не очень уж много.
— Не двигаться! — прозвучало еще раз. Осторожно выпрямившись, она сделала несколько шагов влево и показала свободной рукой на фляжку, висевшую на баке одной из машин:
— Мне от вас ничего не нужно. Только немного воды. Вот ты! — движением головы она указала на шарка, в спину которого до этого целилась. — Наполни фляжку водой. Да смотри у меня!
Шарк повиновался, двое остальных продолжали молча смотреть на нее.
— Кто ты? — спросил наконец один. Голос из под тяжелого кожаного шлема звучал искаженно. Но особого страха не чувствовалось. — Что означает весь этот театр? Если ты действительно хочешь только пить, тогда возьми воды. Здесь всем хватит. И нечего размахивать этой штуковиной.
Нэт не ответила, и шарк истолковал молчание неправильно. Он встал, сделал требовательный жест рукой и шагнул.
— Дай это сюда, детка, пока ты никого не ранила.
Предупреждающим возгласом Нэт не ограничилась. Она чуть чуть опустила свое оружие и нажала на курок. С резким шумом вылетев из ствола, прыгающая личинка выбила у ног одного из троих фонтан песка высотой в человеческий рост.
Когда пыль осела, перед шарком зияла воронка глубиной в полметра.
— В следующий раз не промахнусь, — сказала Нэт холодно. — Понятно? Шарк кивнул. Она добавила:
— Я не хочу с вами ссориться. Только немного воды. И ваше слово, что преследования не будет, — чтобы придать вес своим словам, она помахала оружием, в котором почти не осталось зарядов, и указала рукой на перевал.
— Ты… ты вестлендер, верно? — вдруг сказал тот, в которого она стреляла. И тихо засмеялся. — Никто другой не осмелился бы на такое. Ты можешь нам доверять.
— Доверять шарку? — Нэт вложила в эти слова столько презрения, что ее даже не стали разубеждать.
— Мне все равно, — продолжил он, пожав плечами. — Но если, детка, ты хочешь услышать от меня добрый совет…
— Не хочу, — сказала Нэт, но шарк невозмутимо закончил:
— …то я бы сегодня ночью туда не пошел, — он указал на склон. — Нарвешься на неприятности.
Странно, но в какой то момент Нэт была почти уверена, что шарк говорит правду. Она вскинула голову, сказала с издевкой:
— Если мне понадобится твоя помощь, я сообщу. Повелительным тоном обратилась к другому:
— Так где же вода?
Шарк поднялся, завинтил крышку на фляге и пошел к Нэт. Когда их разделяло всего два метра, она угрожающе повела оружием.
— Достаточно. Теперь бросай!
Шарк повиновался.
На долю секунды Нэт отвела взгляд, чтобы проследить, где упадет фляжка. И в этот миг противник решил воспользоваться своим преимуществом. Нэт увидела тень, летящую на нее, услышала отвлекающий крик другого шарка, и совершенно инстинктивно нажала на курок.
Она попала. Шарк дико закричал, потом крик превратился в безумно высокий, страшный хрип, и в тот же момент тело противника упало на нее. Нэт попыталась отскочить в сторону, однако было уже поздно. Шарк умер почти мгновенно, но перед этим успел сбить ее с ног и, падая, накрыл всем телом. Нэт закричала, повернулась на бок и попробовала выбраться из под отяжелевшего покойника. Внезапно всю ее залило кровью. Нэт охватило чувство неописуемого омерзения.
В ту же секунду на нее набросились двое оставшихся в живых. Один оттолкнул в сторону тело убитого товарища, другой схватил ее за руку и так грубо поднял на ноги, что Нэт вскрикнула от боли. Кулак в черной коже ударил в лицо, и она чуть было не потеряла сознание. Когда кровавая пелена, застилавшая взгляд, исчезла, Нэт увидела перед собой физиономию шарка в черной кожаной маске. Его глаза кровожадно горели.
— Тварь! — прохрипел он и снова занес кулак. На этот раз Нэт успела отвернуть голову, удар пришелся вскользь, но все равно она застонала от боли.
— Чего ты ждешь? — спросил шарк, державший ей руки. — Перережь глотку!
Рука другого опустилась к поясу, где был нож, и вдруг замерла на рукояти.
— У меня есть идея получше, — передумал шарк.
— На это у нас нет времени, — возразил его товарищ. — Завтра, черт возьми, мы сможем иметь столько баб, сколько захотим, к тому же, если Скаддер узнает, что здесь случилось, то…
— А ему совсем не обязательно об этом знать, — прервал первый. — Да и вообще, я имел в виду совсем не то, что ты думаешь. Нет, малышка должна заплатить. Но решить все с помощью ножа было бы слишком просто.
Злобно рассмеявшись, он повернулся и подобрал с земли оружие, которое Нэт выронила при падении.
— Она должна сдохнуть той же смертью, что и Дэн. Отпусти ее!
Стоявший позади шарк испуганно отпрыгнул в сторону, и Нэт пошатнулась. Упала на колени, несколько секунд оставалась неподвижной, но потом вновь встала на ноги. В лицо смотрело дуло ее же собственного оружия.
— Ну? — сказал шарк. — Не хочешь ли ты повизжать, детка?
— Нет, — огрызнулась она. И прыгнула. Дважды щелкнул курок незаряженного оружия. Глаза под черной маской удивленно округлились — шарк понял, что держал в руках бесполезный кусок дерева. А времени воспользоваться другим оружием Нэт уже не оставила: собрав все свои силы, она нанесла удар. В такое место, которое даже у шарков было особенно чувствительным.
Шарк застонал, выронил оружие и скрючился.
Медленно, не произнося ни звука, упал на колени. И через секунду, когда Нэт нанесла второй удар — правым коленом прямо в лицо, — опрокинулся на спину.
Увы, на этом полоса везения кончилась. Нэт услышала шум позади себя, обернулась — и успела увидеть перед собственным носом кулак третьего шарка.
Удар сбил с ног. Она застонала, закрыла лицо руками, пытаясь защититься, и тут же скрючилась от боли, так как противник ударил ее в бок. «Шарк будет бить до смерти», — поняла Нэт.
Но вдруг позади раздался металлический щелчок.
— Прекратить! — скомандовал резкий голос. Шарк на мгновение остановился. Озадаченно выпрямился, оглянулся и захотел было нанести еще один удар.
В этот момент раздался выстрел. Нэт увидела, как из тени неподалеку вылетел сноп оранжево красного пламени, и почти в ту же долю секунды песок у ног шарка разлетелся в разные стороны.
— Я же сказала: прекратить, — недовольно продолжил тот же голос. — Или ты плохо слышишь, дружище?
Послышались шаги. С трудом приподнимаясь на локте, морщась от боли, Нэт повернула голову и еле сдержала крик отчаяния.
Из темноты показалась стройная высокая фигура. Странное оружие с коротким стволом, которое незнакомка держала в руке, было направлено на шарка.
Конечно, у Нэт вызвало панику совсем не это. Ужас вселяла странная одежда чужестранки и поражавший, даже при слабом свете костра, непривычно бледный, почти белый, цвет лица.
«Боги действительно сыграли со мной злую шутку», — подумала Нэт. Может, шарк ей больше ничего бы и не сделал. А теперь вот — из огня да в полымя.
Перед ней стояла женщина из подземелья!

ГЛАВА 2

Показалось, будто через душу, что то безвозвратно уничтожив, прошел электрошок в десять тысяч вольт. А она то, карабкаясь по склону и пытаясь представить себе все мыслимые сценарии произошедшего за это время на Земле, считала, что готова к любым неожиданностям.
Путь, казавшийся единственно разумным, был очень труден. Каньон, в который она вышла через огромные ворота ангара, простирался на много миль и, заканчиваясь небольшой голой равниной, вел, практически, в никуда. Идти же нужно было в противоположном направлении, на юг, через гребень горы, под которой находился бункер.
Теперь Черити почти пожалела, что проделала такой путь. Потрясенная, она смотрела на освещаемую последними лучами заходящего солнца страну, раскинувшуюся внизу. Раньше, несколько вечностей тому назад, здесь была самая плодородная область Соединенных Штатов, а сейчас…
Пытаясь предположить, что ожидает внизу, она была готова увидеть даже обезображенный взрывами, зараженный радиацией ландшафт, но никак не унылую бурую равнину, простиравшуюся до горизонта.
На этой выжженной земле ничего не росло, тут и там Черити встречала ужасные черные пятна, где почва превратилась в стекло, а затем покрылась мелкими трещинками. Хотя уже темнело и температура быстро падала — девушке подумалось:
«Вероятно, сейчас осень, а может, даже и зима», — было душно, днем же жара должна была превращать эту страну в раскаленную духовку. Боже, что здесь произошло?
И вдруг она вспомнила. Вспомнила бело голубые вспышки, снова и снова озарявшие небо на севере, вспомнила раскаты грома и сотрясение земли, вспомнила запах гари, пропитавший воздух, и грибы из пламени и дыма, вскипавшие в вышине, обращая день в ночь. Испугавшись, с запозданием посмотрела на счетчик Гейгера. Стрелка отклонилась совсем немного: радиоактивный фон был повышен, но в допустимых пределах. Или бомбы упали гораздо дальше к северу, чем она предполагала, или все произошло очень давно.
Она спрятала прибор, еще раз осмотрелась и решила продолжить путь в прежнем направлении. Горы выглядели такими же, как и два, и триста миллионов лет назад. И все же отправиться туда вот так, наобум, казалось слишком безрассудным.
Не успев сделать и двух шагов, Черити увидела костер.
Он горел на одном из склонов, недалеко от того места, где раньше был вход в бункер. Потом стали заметны ярко светящие прожекторы — три, четыре, целых пять! Как пьяные светляки, они некоторое время плясали вокруг костра, затем начали спускаться с гор. Значит, жизнь здесь еще была. «Кто то кого то ищет, — подумала Черити насмешливо. — Да уж, описание исчерпывающее. Но, в конце концов, единственно возможное на сей момент». Вздохнув, она отправилась в путь.
Идти вверх по склону было нелегко: на плечи, вдобавок, давило снаряжение, так что скоро Черити совсем запыхалась. Да, она еще далеко не в форме. Совсем стемнело, а до костра почти так же далеко.
Это была странная ночь. Не такая, как те, прежние, запомнившиеся Черити. Сегодня небо было необычайно ясным, ярко горели звезды, посылая земле свой мертвящий свет. И было очень тихо, так тихо, будто все живое исчезло с этой части гор.
Чем ближе она подходила к костру, тем осторожнее становилась. Ветер донес голоса, значит, в этом пустынном мире еще существуют люди. Вскоре она остановилась, внимательно осмотрелась и сошла с дороги, чтобы подобраться с другой стороны. Стараясь ступать беззвучно, Черити приблизилась к лагерю.
На ее глазах происходила дикая драка. В мерцающем свете костра Черити не могла разглядеть особенно много, но, кажется, их было трое — двое мужчин в плотно облегающей тело черной кожаной форме держали молодую женщину и что то яростно кричали ей в лицо. Поодаль на земле неподвижно застыла еще одна фигура в черной одежде.
Черити сняла оружие с предохранителя и еще раз осмотрелась. Все, что она сейчас видела, было настолько странным, что заставило в первый миг подумать: а не сон ли это? Оба нападавших в кожаной форме выглядели как правнуки Безумного Макса. Их одежда была изорвана, вместо заплат повсеместно торчали маленькие кусочки меха или металлические пластинки, лица скрывали глубоко надвинутые кожаные шлемы. Довершая сходство, недалеко от костра стояли три тяжелых мотоцикла.
На мгновение Черити почувствовала облегчение. Раз мотоциклы все еще существуют, то судьба, вероятно, забросила ее не слишком далеко. По крайней мере, не на восемьсот восемьдесят восемь лет вперед, как пытался доказать компьютер в бункере. Однако два этих типа не вызывали у нее особого доверия. Один из них держал девушку, другой дал пленнице звонкую оплеуху.
Черити уже подняла оружие — и в последний момент заколебалась. Девушка у костра выглядела очень молоденькой, не старше двадцати лет, у нее были коротко стриженные темные волосы и тонкое, но энергичное лицо, и Черити, не раздумывая, стала на ее сторону. На земле, однако, лежал неподвижный — по всей видимости, мертвый — мотоциклист. А значит, прежде чем вмешаться, нужно было понаблюдать.
Один из мужчин поднял оружие и прицелился в девушку, а другой поспешно отскочил в сторону. Черити поймала в ночной прицел своего автомата правую ногу мотоциклиста и положила указательный палец на спусковой крючок.
Стрелять не пришлось. Эта девушка была не такой беспомощной, как показалось вначале. Вместо того, чтобы бежать, она хладнокровно бросилась на противника — и нанесла удар в пах. Мотоциклист рухнул наземь, но тут же подскочил второй и опустил свой кулак на ее голову, а когда девушка упала, ударил ногой в бок.
Черити решительно вышла из укрытия и намеренно громко дернула затвор автомата.
— Прекратить! — громко скомандовала она.
Нападавший замер, но только на мгновение, — затем замахнулся, чтобы нанести девушке следующий удар. Черити вздохнула, поспешно прицелилась и сделала один единственный выстрел, точно между ног мотоциклиста.
— Я же сказала: прекратить! — повторила она еще более грозно. — Или ты плохо слышишь, дружище?
Держа оружие наготове, она медленно вышла на освещенный участок. Сделала угрожающее движение автоматом, вынудив мужчин отступить на шаг назад, и, ни на миг не упуская потомков Безумного Макса из вида, наклонилась к девушке.
Та приподнялась на локте и широко раскрытыми глазами уставилась на Черити. Из разбитой нижней губы у девушки текла кровь. Она дрожала всем телом.
— Не бойся, маленькая, — сказала Черити. — Он тебя больше не тронет. Все в порядке?
Черити не знала, понятны ли слова, но надеялась, что успокаивающая интонация и доброжелательная улыбка достаточно красноречивы.
Она ошибалась.
«Что то здесь не так», — поняла Черити, но было слишком поздно. Девушка внезапно вскочила, издала испуганный крик и нанесла своей спасительнице удар в шею: Черити упала. На две три секунды она потеряла способность дышать. Потом, пытаясь встать, перекатилась на живот, но тут получила еще один удар — на этот раз ногой в лицо, и снова была опрокинута на спину.
Когда девушка, вскочив на ноги, скрылась в темноте, на Черити набросился очнувшийся мотоциклист. Она увидела над собой огромный сапог с кованой подошвой и успела выставить вперед руки, которые и испытали всю силу удара. Тип в маске снова бросился к Черити. Сверкнул нож.
Она перехватила руку нападавшего, остановив лезвие всего в сантиметре от своего лица. Было понятно, что с этим противником ей не справиться. В следующую секунду нож оцарапал ей щеку.
Черити решила рискнуть. Вместо того чтобы удерживать нож, она внезапно отпустила руку нападавшего, быстро повернула голову и одновременно подтянула колени к груди. Мелькнув перед глазами, лезвие со звоном врезалось в землю у самой шеи. Нападавший потерял равновесие. Удивленно вскрикнув и не найдя опоры, он по инерции полетел вперед, попытался было выдернуть нож и тут же захрипел от боли, так как Черити, вырвавшись, нанесла ему удар локтем в шею.
Она была свободна. Удар, конечно, не был смертельным, но, как минимум, на пару секунд оглушил агрессивного типа, этого времени хватило, чтобы вскочить и отбежать на несколько шагов. Краешком глаза Черити заметила, как второй мотоциклист, еще шатаясь, встал на ноги. Было ясно, что шансов на победу в схватке с двумя противниками у нее нет. Особенно в таком состоянии.
Она резко повернулась, разбежалась и прыгнула. Тип в коже поднял руки и приготовился обороняться. Черити отметила, что он знаком с ее манерой ведения боя. Но мотоциклист еще не пришел в себя, двигался слишком медленно, а потому защититься не успел.
Удар обеих ног Черити пришелся ему прямо в грудь. Он зашатался, дико размахивая руками, наткнулся на один из мотоциклов, опрокинул его и повалился на спину. Из под кожаного шлема раздался стон.
Черити, вскочив на ноги, подлетела к нему. Собрав все силы, нанесла ребром ладони удар в шею. Послышался новый стон. Глаза непонятного типа закатились, он потерял сознание. Черити мгновенно выпрямилась, обернулась — и замерла.
Второй противник держал ее собственное оружие. Ствол автомата был направлен точно в грудь. Черити увидела, как палец на курке дрогнул.
Но выстрела не последовало. Вместо этого над стволом автомата открылся крошечный рубиновый глазок, а у Черити на груди появилось небольшое, величиной с монету, красное пятно. Мотоциклист удивленно заморгал, растерянно поглядел на оружие и, вместо того, чтобы спустить курок, еще раз надавил на кнопку лазерного прицела.
Черити не стала ждать, пока противник разберется в устройстве неизвестного оружия. Одним прыжком она оказалась рядом, выбила из рук мотоциклиста автомат, подсечкой под колени сбила с ног. Когда тип в черном упал, нагнулась за оружием; подождав, пока тот начнет подниматься, ударила снова. На этот раз — прикладом по затылку. Удар был слишком слаб, чтобы убить, но вполне достаточен, чтобы обеспечить потерю сознания на несколько часов и сильную головную боль потом. Стремительно выпрямилась и, готовая, если потребуется, разрядить всю обойму, обвела взглядом окрестность.
Стрелять было больше не в кого.
Понадобилось некоторое время, чтобы Черити поняла: все закончилось. И для нее чуть было не закончилось совсем, раз и навсегда. Спасла чистая случайность. А отыщи этот тип тогда нужную кнопку…
Совершенно обессиленная, она опустилась в седло одного из «Харлеев». В глазах рябило. Сердце бешено колотилось, во рту пересохло, и было такое чувство, что вот вот ее вырвет. После этой короткой драки она чувствовала себя как выжатый лимон.
— Боже, — устало прошептала Черити. — Царство за летучего коня и волшебный меч.
— Ну что ж, — сказал внезапно голос позади нее, — насчет меча мы сможем договориться, а вот где взять летучего коня, мне не ясно.
Где то за спиной послышался шорох. Черити испуганно вскочила, рванув с плеча автомат, нажала на кнопку лазерного прицела. Красная точка пробежала по тощей растительности, скрывавшей землю, по скалам и остановилась на чьем то морщинистом лице, больше напоминавшем ветхую половую тряпку.
— Не стреляйте! — испуганно заверещал тоненький голосок. — Я не шарк.
Левой рукой Черити отстегнула от пояса фонарик, включила его и направила луч на существо, появившееся из кустов. Испуг сменился удивлением. Вышедший на свет божий казался не мужчиной, а… карикатурой, оживленной каким нибудь озорником.
Неестественно бледное лицо незнакомца покрывали глубокие морщины. Из под переходившего в безупречно блестевшую лысину огромного выпуклого лба смотрели два крошечных, совершенно черных глаза. Рот человечка был тонким а, губы — настолько светлыми, что казались почти прозрачными, а нос вообще смотрелся так, будто на нем кто то хорошо потоптался. Изо рта выглядывали самые плохие зубы, какие когда либо видела Черити. Человечек был маленьким и худым, как щепка, но череп имел огромный. Карлик кутался в доходившую до земли накидку из серо буро лохмотьев, видны были только руки — очень худые и почти серые.
Лицо человечка исказила гримаса.
— Черт возьми, да убери же ты свет! — пропищал он. И спросил, указывая на лежащих без движения мотоциклистов: — Ты что же, хочешь, чтобы их товарищи увидели тебя и явились сюда?
Черити поспешно выключила фонарик и наконец поборола свой страх.
— Кто вы? — спросила она.
Ничего не ответив, карлик мелкими шажками засеменил к костру. Теперь Черити могла внимательнее рассмотреть его. Незнакомец с любопытством наклонился над одним из мотоциклистов, грубо пнул лежащего ногой — реакции не последовало, тогда карлик удовлетворенно кивнул.
— Чистая работа, — сказал он одобрительно. — Но лучше убей их, пока можешь. А то, когда очнутся, будут не слишком благодарны.
Черити проигнорировала слова незнакомца.
— Кто вы? — повторила она свой вопрос.
— Кто я?
На сером лице возникла гримаса, которую его обладатель, вероятно, считал улыбкой.
— Откуда же ты свалилась, если до сих пор не слышала обо мне? Ну да ладно. Сам я, во всяком случае, уже давно не встречал никого, кто мог бы так чисто отделать шарков.
— Это не ответ, — сердито сказала Черити. Угрожающе подняла оружие, но карлик и бровью не повел, будто знал, что стрелять она не собирается. Он только еще шире заухмылялся, семенящими шажками подобрался поближе и подчеркнуто низко поклонился.
— Позвольте представиться, прекрасная незнакомка, — проговорил он елейным голоском. — Мое имя Абн Эль Гурк Бен Амар Ибн Лот Фуддель Четвертый, снабжаю чем угодно — информация, товары с черного рынка, оружие, наркотики, а также наемный убийца за хорошую плату. Всегда к вашим услугам.
Черити удивленно взглянула на Абн Эль и так далее и спросила себя, не снится ли ей все это.
— Друзья называют меня просто Гурк, — сказал коротышка. — А ты, без сомнения, принадлежишь к их числу. Того, кто может так отделать шарков, я предпочел бы иметь в качестве друга, а не врага.
— Ясно, — промолвила Черити.
Абн Эль Гурк Бен Амар Ибн Лот Фуддель Четвертый, «снабжаю чем угодно, информация, товары с черного рынка, оружие, наркотики, а также наемный убийца за хорошую плату», понимающе улыбнулся, но тут же снова стал серьезным.
— Тебе, милая, надо поскорее исчезнуть отсюда, — сказал он. — Выстрелы были слышны на много миль. Через несколько минут тут соберется море шарков.
Черити испуганно посмотрела на три неподвижных тела.
— Неужели здесь есть еще такие типы? — и тут она вспомнила огни, блуждавшие в горах.
— Конечно, — ответил тролль. — Если бы я был на твоем месте, то давно бы смотался, пока они не вернулись. Или ты надеешься объяснить им, что здесь произошло? — он вздохнул. — Правда, очень непросто хоть что нибудь втолковать этим шаркам, у которых вместо головы задница.
Черити подавила улыбку. Гурк выражался не всегда печатно, но зато очень точно. К тому же, с ним нельзя было не согласиться. С этими потомками Безумного Макса действительно нелегко будет справиться.
— Сматывайся, — повторил Гурк еще раз. — Я бы с удовольствием поболтал еще, но тоже не горю желанием встретиться с шарками. Если тебе что нибудь понадобится, обращайся ко мне в любое время.
— Хорошо. Но как? — весело спросила Черити. — Я не думаю, что твое имя можно найти в телефонной книге.
— Просто спроси меня, — посоветовал Гурк. — Здесь меня каждый знает.
Он уже собрался уходить, но вдруг остановился.
— И еще один совет, — многозначительно промолвил гном, — в виде исключения даже бесплатный: держись подальше от севера. Там этих шарков, как собак нерезанных.
Пока тролль не исчез в темноте, Черити смотрела ему вслед. Гурк забавлял, но отчего то становилось не по себе. Без сомнения, новый знакомый был далеко не так безобиден, как могло показаться на первый взгляд. Она поняла: говоря, что дает совет бесплатно только в виде исключения, карлик не шутил.
И, как бы между прочим, отметила, что коротышка был совершенно прав, предупреждая ее. Черити сама видела свет фар в горах: здесь действительно шлялось слишком много типов с мотоциклами (как их там называл Гурк? шарки?). Нужно было сматываться.
Отойдя от костра на несколько шагов, она остановилась. О чем то задумавшись, посмотрела на три проржавевших «Харлея», потом подошла к ним и вывинтила ниппели у двух мотоциклов. Не удовлетворившись этим, всыпала по горсти песка в их бензобаки. Третья машина была оставлена исправной.
Опускаясь в седло огромного мотоцикла, Черити чувствовала себя не совсем уверенно. Ключ торчал в замке зажигания. Едва она нажала на стартер, машина завелась. Но шум от работающего мотора казался слишком громким и разносился, наверное, на несколько миль вокруг. К тому же, она не надеялась, что справится с управлением. С другой стороны, без транспорта в таком состоянии далеко не уйдешь.
И Черити решительно надавила на газ… Когда удалось наконец снова поднять тяжелый «Харлей» и уже вторично взобраться в седло, она повела себя гораздо осторожнее.

* * *

Внезапно Скаддер замахнулся и… Удар был таким сильным, что Рэг зашатался и потерял равновесие. Если бы двое, стоявшие поблизости, не поддержали, он наверняка бы упал.
— Идиот, — ледяным тоном произнес Скаддер. Лицо командира оставалось совершенно невозмутимым, голос звучал не грозно и даже не особенно возмущенно. Но видимость была обманчива. Знакомые Скаддера знали, насколько опасно его мнимое спокойствие.
С трудом выпрямившись и зло оттолкнув руки, поддержавшие его, тыльной стороной ладони Рэг отер кровь на подбородке. Неожиданный удар рассек нижнюю губу, она болела, но в глазах, смотревших на Скаддера, был лишь панический страх.
— Это не наша вина, — Рэг все еще пытался оправдаться.
— Значит, не ваша? — холодно спросил Скаддер. Смерив Рэга и стоявшего вблизи Гарта таким взглядом, что оба побледнели, он насмешливо покачал головой.
— Конечно, не ваша, — саркастическим тоном продолжал, как бы отвечая себе, Скаддер. — Это мне нужно было с самого начала знать, что подобное дело вам не по плечу, так? — он с яростью сжал кулак. Глаза сверкнули. — Я посылаю восемь своих лучших бойцов, чтобы поймать всего одну женщину, и что же, черт побери, происходит? Один позволяет себя убить, остальным этого кажется мало, и они теряют вдобавок целых три машины. Меня что, окружают одни идиоты? Или мозги сегодня вы оставили дома?
Гарт смущенно опустил взгляд. Рэг попытался упрямо возразить:
— Ты сказал: мы должны поймать женщину, но это была не женщина, а какая то… дикая кошка! — воскликнул он возбужденно. — Она имела уйму оружия и, к тому же, дралась, как мужчина!
Скаддер бросил на Рэга долгий оценивающий взгляд и издевательски ухмыльнулся:
— Это видно. Полагаю, против всех троих одновременно?
— Да, — подтвердил Рэг, неуверенно улыбнулся и тут же поправился. — То есть, вообще то, нет. Сперва она уложила Гарта, потом меня. У нас не было ни шанса.
— К тому же, откуда то свалились вестлендеры, — вставил Гарт.
Скаддер заметил быстрый, почти умоляющий, взгляд, брошенный шарком на Рэга.
— Этого мы тоже не ждали, — продолжал Гарт.
— Ты ведь не станешь возлагать на нас ответственность за неудачу, раз там была ловушка, о которой мы не знали. — поддержал Рэг.
— Вестлендеры? — Скаддер проигнорировал последние слова. — И сколько же?
Рэг немного замялся. Скаддер понял, что, отвечая, тот солжет.
— Я… я точно не помню. Пять, а может, и шесть.
— Или один? — достаточно дружелюбно предположил Скаддер. Рэг молчал.
— Как он выглядел? — продолжал спрашивать Скаддер. — Откуда пришел?
— Это была девушка, — ответил Гарт, не глядя на командира. — Почти ребенок. Появилась неизвестно откуда и прикончила Дэна.
«Кажется, хоть это соответствует действительности», — сердито подумал Скаддер. Его люди привезли тело товарища с собой, и труп был очень внимательно осмотрен. Дэна могли убить только из оружия, стреляющего прыгающими личинками. А таким пользовались одни вестлендеры. Страшная гибель, не дай Бог так умереть.
— А потом? — не успокаивался Скаддер. Глаза Рэга беспокойно забегали, словно он искал, куда бы укрыться. Гарт повернул голову в другую сторону и стал с озабоченным видом водить по земле носком сапога.
— Девчонку мы, конечно, схватили, — ответил шарк неуверенно.
— Но не успел Гарт ее сцапать, как тут же появилась другая и ударила его сзади.
— А ты стоял и спокойно смотрел? — предположил Скаддер.
Лицо Рэга потемнело от возмущения.
— Ну уж нет! — вскипел он. — Я бросился на нее, но…
— У него не было ни малейшего шанса, Скаддер, — со вздохом сказал Гарт, когда Рэг умолк. — Это была не та беззащитная женщина, которую мы ожидали увидеть. Да малышка просто родилась для рукопашного боя!
Задумавшись, Скаддер посмотрел на Гарта и еле удержался от вопроса, вертевшегося на языке. Многое в этой истории не поддавалось объяснению. Вполне возможно, шарки сделали больше, чем просто схватили девушку вестлендера. Да и Черити Лейрд могла одержать победу не только потому, что напала внезапно. Как бы там ни было, но Дэн мертв, у Рэга сломано правое плечо, а лицо Гарта выглядит так, будто там учились танцевать чечетку. И теперь уже не важно, кто и зачем помешал команде выполнить задание. Ясно одно: ту, за кем были посланы шарки, нельзя назвать беззащитной и, тем более, беспомощной. Скаддер снова сжал кулак.
— О’кей, — сказал он. — А теперь исчезните, вы, придурки. Сходите к врачу, а потом я на вашем месте попытался бы раздобыть себе новые машины. Пока не найдете, можете помогать на кухне.
И прибавил:
— Но сначала похороните Дэна.
Не сказав ни слова, оба шарка развернулись и тут же исчезли. Остальным тоже был подан знак уйти. Тщательно заперев за ними дверь, Скаддер покинул комнату через другой выход. Короткая бетонная лестница вела в подвал. В нем все было забито ящиками, сундуками и прочим хламом. На стенах висели образцы оружия, начиная с современного автомата, последние патроны к которому Скаддер израсходовал более года назад, и кончая луком со стрелами и настоящим, богато украшенным томагавком ручной работы, в некоторых случаях гораздо более эффективным, нежели автомат с пустым магазином. Конечно, в руках человека, который умеет обращаться с подобным оружием. А Скаддер умел.
Когда он спускался вниз, взгляд, как обычно, пробежал по старинному оружию на стене, на мгновение задержался на пышном головном уборе из перьев, являвшемся украшением его коллекции, и заскользил дальше — к маленькому столику из хромированного металла, стоявшему у противоположной стены. О существовании этого столика и расположившегося на нем телевизора мало кто знал.
Скаддер протянул руку и опустил палец на красную кнопку, одиноко горевшую на боковой панели монитора. Терпеливо подождал, пока матовый экран начнет светиться. В аппарате что то зашумело, потом раздался переливчатый свист, заставлявший снова и снова, как и в самый первый раз, содрогаться от ужаса.
Сегодня рябь на экране исчезла быстрее обычного. Почти одновременно маленькая видеокамера, подсоединенная к телевизору, повернулась в сторону Скаддера. Он знал, что где то, на таком же вот экране, в этот момент появилось изображение его лица, но монитор на маленьком столике, как всегда, высветил лишь пылающий знак моронов — «М».
— Скаддер? — несмотря на помехи, шарк сразу узнал голос. А ведь обычно нужно было ждать, пока Дэниеля позовут. Можно было подумать, что тот уже давно сидит у экрана и с нетерпением ждет звонка. В голосе Дэниеля чувствовалось сильное волнение.
— Она у вас?
Скаддер с минуту помолчал, потом покачал головой.
— Нет.
Несколько секунд монитор молчал. Потом послышалось:
— Что это значит — нет?
— Она… она ускользнула от моих людей, — запинаясь, ответил Скаддер.
— Ускользнула? — Дэниель почти кричал. — Да ты…
— Я, — недовольно и даже слегка повысив голос, прервал его Скаддер, — послал восемь лучших бойцов. Одного она убила, двоих покалечила. И я рад, что остались целы остальные.
Немного помолчал, потом добавил:
— Вам следовало предупредить, насколько опасна эта женщина.
Довольно долго из монитора не раздавалось ни звука. Когда Дэниель заговорил, его голос, к удивлению Скаддера, звучал совершенно миролюбиво и почти весело.
— На капитана Лейрд это похоже, — пробормотал наместник. — М да, мне следовало помнить. И, тем не менее, — интонация изменилась и стала приказной, холодной, как лед, — вы должны ее поймать. По возможности, живой.
— Поймать? — Скаддер тихо засмеялся. — Как вы себе это представляете? Она украла один из наших мотоциклов и может быть теперь везде, где угодно.
— Тогда ищи ее! — гневно приказал Дэниель. — Людей у тебя достаточно. Скаддер засопел.
— Послушайте, вы! — сказал он возмущенно. — Чтобы прочесать равнину в поисках одного единственного человека, мне понадобится целая армия. И даже если мы обнаружим эту…
— Насчет армии — это хорошая идея, — холодно прервал Дэниель. — Я могу прислать тебе армию. Ты хочешь этого?
Он замолчал. В прозвучавших словах угадывалась едва скрываемая угроза. Скаддера охватила ярость, но возражать он не стал, а лишь покачал головой.
— Хорошо, — продолжил Дэниель. — Значит, мы друг друга поняли. Чтобы поймать капитана Лейрд, у тебя осталось семьдесят два часа. Да… и вот еще что, — добавил он насмешливо, — когда ты ее найдешь, будь осторожен, ладно? Она ведь так опасна.
Красная «М» давно исчезла, но Скаддер по прежнему смотрел на мерцающий экран, потом, все еще кипя от ярости, нагнулся и выключил аппарат. И мрачно подумал, что когда нибудь расквитается с Дэниелем. Кем бы он ни был.

ГЛАВА 3

Черити покинула горы. Чудо, на которое только и можно было надеяться, действительно произошло: хотя свет ярко горящих фар много раз мелькал перед глазами, а мотоцикл шарка однажды пронесся совсем близко, ее не заметили. Объяснить это было просто: очевидно, приняли за своего. К мотоциклу Черити привыкла быстро. Совет Гурка был исполнен: вместо того, чтобы ехать на север, она направила свой «Харлей» на юг, в сторону огромной равнины, просматривавшейся с высоты перевала. Черити ехала около часа, последние сорок минут — с выключенной фарой, прежде чем решилась остановиться и поискать место для ночлега.
Тщательно замаскировав мотоцикл, отыскала нависающую скалу. Забилась в щель, свернулась в клубок, не забыв при этом положить рядом оружие и нажать кнопку защитного экрана на костюме. По крайней мере, вторая мера предосторожности оказалась оправданной. Всю ночь Черити спокойно спала, а на утро обнаружила на песке рядом с собой множество маленьких следов. Что то, видимо, пришло, получило приличный удар током и скрылось.
Как только небосклон озарили первые солнечные лучи, Черити продолжила путь. Перед тем как отправиться в дорогу, она забралась на скалу и долго всматривалась в пустоту, безуспешно пытаясь разглядеть своих преследователей. Очень хотелось пить, но Черити все же не решилась воспользоваться водой из фляжки. По весьма приблизительной оценке, было около шести часов утра, а солнце уже палило нещадно. День намечался еще более жаркий.
К счастью, у нее достаточно горючего. У «Харлея» — целых два запасных бака по тридцать литров. Она закрепила их там, где раньше хранились дорожные сумки. Можно проехать около шестисот миль. Теоретически. На деле она вынуждена была остановиться меньше, чем через двадцать.
Вначале на горизонте внезапно появилась крошечная темная точка, черное нечто, упрямо ползущее вперед и делающее странные резкие движения. Но вот эта точка превратилась в две, потом в пять, и вскоре их стало так много, что даже желание считать пропало. Черити сбавила скорость и по инерции скатилась с пологого холма. Черные точки на горизонте росли очень медленно. И хотя Черити все еще не могла разглядеть их как следует, они казались опасными. На мгновение всплыло, но тут же погасло какое то странное воспоминание.
И она решила остановиться. С трудом поставив тяжелую машину на подножку и осторожно вскарабкавшись на седло, Черити встала и отстегнула от пояса полевой бинокль. Три или четыре десятка точек величиной с муравья превратились в целую армию черно коричневых гигантов размером со слона, медленно пересекавших равнину. Поняв, с кем имеет дело, Черити судорожно сжала бинокль: это были не муравьи, но ассоциация была близка к истине. Существа походили на огромных шестипалых жуков. Их спины блестели в лучах утреннего солнца, как полированная сталь; из гигантских черепов выступали огромные рога, и Черити показалось, что даже с такого большого расстояния она видит, как злобно сверкают переливающиеся фасеточные глаза. Только теперь стало заметно, что, несмотря на свои размеры, невиданные насекомые передвигаются на удивление быстро и почти с военной точностью. Это не было случайностью. На спине каждого гигантского жука восседало тощее существо, напоминавшее средневекового рыцаря в черных доспехах, поблескивающих на солнце. Только вместо двух рук у каждого было по четыре.
Скорее потрясенная, чем испуганная, Черити опустила бинокль, нервно провела ладонью по лицу и еще раз посмотрела на странный караван. Теперь он подошел ближе, но непосредственной опасности по прежнему не представлял. Если только не менять курс. Путь странных всадников должен был идти примерно в миле от мотоцикла.
Черити подумала, что встречает этих чудовищ не впервые. И жуков, и наездников. Она сражалась с ними и нескольких даже убила, бежала от них. И собственными глазами видела, как странными монстрами были разорваны ее товарищи. Но даже эти воспоминания сейчас почти не волновали. Единственное, что чувствовала Черити, — это ужас.
Она зашаталась, словно от сильного удара. Теряя равновесие, спрыгнула с мотоцикла и опустилась на песок рядом. Не было сил даже поднять бинокль. Только теперь, через двадцать четыре часа после пробуждения, на нее нахлынули воспоминания. Они просто были здесь! Перед ней, всего в нескольких милях — слишком близко, чтобы вновь забыть. Внезапно Черити поняла, почему оказалась тут. Ее не прибило к берегу чужой страны, как Робинзона Крузо. Нет, она сама бежала, бежала из мира, рушившегося под натиском армии пожирающих людей монстров насекомых, явившихся из космоса, бежала под напором чужой непонятной силы, по непонятной причине просто раздавившей земную цивилизацию.
Они здесь! Здесь! И неважно, насколько далеко в будущее ее забросило, главное: это уже не ее мир, этот мир принадлежит пришельцам. Земля стала планетой чудовищ, а людей здесь всего лишь терпят.
Караван монстров на горизонте тянулся с запада на восток. Вскоре она перестала видеть странных всадников. Но прошло больше часа, прежде чем Черити собралась с силами и снова продолжила путь.

* * *

Был уже полдень, когда она заметила ферму. Вернее, обгоревшие руины. Черити наверняка проехала бы мимо, если бы не останавливалась каждые двадцать тридцать минут осмотреть окрестности в бинокль. Вокруг никого не было, но Черити почему то подумала, что руины обитаемы.
Она проехала дальше, сделала круг, обогнув ферму на безопасном расстоянии, и направила машину к дому. Он серьезно пострадал от огня, но здесь оставалась хотя бы крыша, другие же постройки — сараи и хлев — совсем обветшали. Это были сплошные развалины, походившие более на обуглившийся скелет гигантского животного. Там, где когда то стояла силосная башня, зияла огромная воронка с грязной водой на дне.
Ни на секунду не упуская из виду дом, Черити еще раз обвела взглядом этот безрадостный пейзаж. Медленно подъехала к строению, остановилась метрах в пяти от крыльца и, дважды заставив мотор взреветь, заглушила машину. Если в доме есть люди, пусть не думают, что она хотела подкрасться незаметно. У нее мирные намерения.
Черити соскочила с мотоцикла, отошла на несколько шагов и еще раз посмотрела на дом. За потемневшей от времени и огня входной дверью не было слышно ни звука, но гостье показалось, будто она почувствовала взгляды, устремленные на нее.
Это ощущение не было обманчивым. В доме оставалось по прежнему тихо, но Черити услышала шорох позади себя. Обернувшись, она увидела невысокого седого человека, выходящего из развалин сгоревшего сарая. Незнакомец держал какое то миниатюрное оружие, и ствол был направлен прямо ей в лицо.
Попытавшись изобразить улыбку, Черити медленно подняла руки и шагнула навстречу седому. Но незнакомец тут же сделал угрожающее движение оружием.
— Вам не следует бояться, — опасаясь быть непонятой, она старалась говорить очень медленно, как можно тщательней произнося слова. Седой не отвечал. Он просто смотрел на нее своими темными, глубоко посаженными глазами. Незнакомец был ниже Черити сантиметров на десять, но зато мог похвастаться необычайно крепким телосложением. Кожа обитателя руин казалась такой смуглой, что возникало сомнение: действительно ли он белый? Поредевшие волосы седого висели прядями, на щеках блестела щетина. Руки почти сплошь покрывали мелкие бледные шрамы, а одежда больше была похожа на лохмотья.
— Вы меня понимаете? — спросила Черити, так как незнакомец по прежнему молчал.
Он кивнул, но не проронил ни слова. Подошел ближе, жестом приказав, чтобы она отошла от мотоцикла. Черити повиновалась.
Позади вновь раздался стук. Осторожно повернув голову, Черити увидела, что дверь дома открылась. Показались двое: темноволосый молодой человек, годившийся седому в сыновья, и стройная девушка. Девушку Черити сразу узнала — это была та самая, спасенная накануне от шарков.
— Конечно, она! — резко сказала девушка. — Я совершенно уверена. Пристрели же ее. Па!
Черити вздрогнула и поспешно перевела взгляд на седого, к которому обращалась девушка. Оказалось, к счастью, что, в отличие от своей неблагодарной дочери, папаша не так кровожаден. Он не выстрелил. Но и не опустил оружие. Подойдя еще ближе, незнакомец сделал повелительный жест. Черити поняла. Медленно опустила на песок свое оружие, не ожидая приказа, отстегнула нож, положила сверху, потом снова подняла руки.
— Я не враг, — выдавила она из себя. — Не знаю, что рассказала вам ваша дочь, но я…
— Помолчи, — перебил седой. Жестом, выражающим неудовольствие, приказал отойти назад, наступил на ее оружие ногой и долго изучал незнакомку, время от времени переводя взгляд на мотоцикл.
Внезапно Черити подумала, что, украв машину, совершила ошибку. После пережитого вчера можно было догадаться: шарки не особенно любимы.
— Позвольте мне все объяснить, — начала она. — Я…
— Что здесь объяснять, — возбужденно перебила ее девушка. — Посмотри! Ведь ясно, кто это. И к тому же, она приехала на мотоцикле шарков.
— И, кроме того, не вмешайся она вовремя, ты, глупая корова, уже давно была бы мертва, — вмешался в разговор писклявый голосок, показавшийся Черити очень знакомым. Удивившись, она обернулась — и застыла, пораженная. Голос принадлежал карлику с огромной лысой головой, вышедшему из дома вслед за девушкой.
— Гурк!
— Вы знакомы? — в глазах мужчины появилось еще большее недоверие к ней, и Черити подумала, что совершила, похоже, вторую ошибку.
— Да, — сказал Гурк. — Мы встречались вчера вечером. Через несколько минут после того, как эта женщина спасла жизнь твоей глупой дочери, желающей теперь перерезать глотку своей спасительнице.
— Но она же из подземелья! — раздраженно крикнула девушка.
— Ах? — воскликнул Гурк. — Ты то откуда знаешь? Ты видела когда нибудь людей оттуда?
— Я… нет, — неуверенно призналась девушка, но уже через секунду со злостью прибавила, — но я знаю, как они…
— Ты ничего не знаешь, Нэт, — оборвал Гурк свою соседку. — Без нее ты сейчас была бы мертва. Ее саму чуть было не убили, так как ты оказалась слишком благодарной. А машину, — добавил он, указав кивком головы на «Харлея», — она украла у шарков после того, как уложила обоих типов, собиравшихся убить тебя.
Он сердито обратился к отцу девушки:
— Да опусти наконец оружие. Она на нашей стороне.
Хотя на этот раз мужчина, пусть не сразу, но все таки повиновался, доверия к незнакомке у него явно не прибавилось: быстро нагнувшись, он поднял с земли оружие Черити, повесил к себе на плечо и жестом дал ей приказ следовать в дом.
— Боб, — приказал седой юноше, — поставь машину в сарай. А ты, Нэт, — добавил, повысив голос, когда девушка снова захотела что то сказать, — пока помолчи. Мы обо всем поговорим в доме.
Нэт на самом деле замолчала. Но взгляд, брошенный ею на гостью, был полон ненависти. А Черити подарила девушке самую милую улыбку, на какую только была способна в этот момент, и прошла в дом.
Там царил приятный полумрак, было на удивление прохладно и неожиданно чисто. Насколько заброшенным выглядел дом снаружи, настолько уютным был он внутри. Очевидно, седой и его семья просто собрали более менее целую мебель, найденную поблизости, но при взгляде на обстановку казалось, что все подобрано со вкусом. У противоположной стены, под заколоченными окнами, расположились четыре низких кровати, над очагом в камине виднелась своего рода колосниковая решетка: ее явно использовали для приготовления пищи.
Мужчина повелительно указал на массивный стол, стоящий посредине комнаты.
— Садись, — сказал хозяин гостье. — Хочешь есть?
Черити кивнула, но потом отрицательно покачала головой и села.
— Только пить, — призналась она.
— Это и неудивительно, — пробормотал тот. — Пересекать равнину на мотоцикле днем — настоящее безумие. Неужели ты не боялась встретить саранчу?
Нет, Черити не боялась — да она просто не имела ни малейшего представления, о чем говорит хозяин дома. А потому и не ответила.
На улице, перед самым домом, взревел мотор «Харлея». Мгновение спустя раздался глухой удар, сопровождаемый потоком проклятий. Черити стало смешно. Очевидно, Боб попытался прокатиться на мотоцикле.
Седой обратился к девушке:
— Пойди и скажи Ма, что у нас гости. Пусть приготовит поесть.
— Лучше прикончи ее, — прошипела сквозь зубы Нэт.
— Она восхитительна, — проговорила Черити улыбнувшись. — Да, ваша дочь просто восхитительна!
Нэт бросила на незнакомку еще один яростный взгляд и исчезла, не сказав больше ни слова. А ее отец сел за стол напротив странной гостьи. Только что полученные лазер и автомат хозяин дома прислонил к стулу, а странное оружие, за несколько минут до этого смотревшее Черити прямо в грудь, положил на стол перед собой. Черити ждала, что седой что нибудь скажет или, по крайней мере, будет задавать вопросы, но он упорно молчал. Гурк, вошедший в дом вместе со всеми, подтащив себе стул, с трудом вскарабкался на него и тоже, не проронив ни звука, уставился на Черити. Молчание начинало действовать ей на нервы.
Наконец вернулась Нэт, и вернулась не одна. Ее сопровождали Боб и женщина лет пятидесяти с гладко зачесанными назад темными волосами и резкими чертами лица. Вероятно, это была мать вошедших. Нэт и ее брат сели за стол по обе стороны от отца, а женщина подошла к камину и молча положила на угли несколько поленьев.
Терпение Черити лопнуло:
— Если вы, папаша, вдоволь на меня насмотрелись, то, может, мы все таки поговорим? — поинтересовалась она. — Я хотела бы задать вам несколько вопросов.
— А мы — тебе, — это был Боб. Седой по прежнему молчал.
— О’кей, — согласилась Черити. — Начинай.
— Если ты не принадлежишь к шаркам, то тогда кто ты? — спросил юноша. — И откуда пришла?
Черити вздохнула. Вполне разумный вопрос для начала.
— Я капитан Черити Лейрд, — ответила она. — Офицер военно космических сил США.
По весьма красноречивому взгляду Боба было видно, что эти слова ничего им не говорят. То же подтвердил и вопрос, заданный хозяином:
— Что это такое: военно космические силы США? И почему у тебя три имени?
— У меня… — Черити хотела было возмутиться, но вовремя остановилась и, тряхнув головой, начала еще раз, но уже более мягким тоном. — Вы можете называть меня просто Черити, папаша. А военно космические силы — это… — она искала подходящее слово, — это такая армия, в ней я служу.
— Армия?
Глаза хозяина недоверчиво сверкнули, Нэт с братом посмотрели на Черити так, будто в чем то ее подозревали.
— Так ты воин?
— Можно сказать, и так, — ответила Черити. — Но это не совсем верно. Я… я пришла издалека.
— А что ты здесь ищешь? — последовал быстрый вопрос. Черити знала, что очень многое будет зависеть сейчас от ее ответа.
— Ну, для начала, хотя бы информацию, — сказала она осторожно. — Я ведь здесь совсем чужая. Не знаю, где нахожусь, с кем разговариваю, не знаю даже, кто такие шарки, — она посмотрела на Нэт, вздрогнувшую от неприятного воспоминания, — которых я встретила вчера вечером.
— Наверно, ты действительно пришла издалека, — откликнулся мужчина. — Задаешь такие вопросы, будто с неба свалилась.
«И это недалеко от истины», — подумала Черити мрачно. Но не решилась, однако, высказать эту мысль вслух.
Седой указал на карлика, внимательно слушавшего их разговор:
— Эль Гурк считает, что тебе можно доверять, но я не знаю, могу ли доверять самому Гурку.
— Пока платишь — конечно, можешь, — сухо сказал Гурк. — Но только пока не появится кто нибудь, кто заплатит мне больше.
Выражение его черных глаз заставило Черити содрогнуться от ужаса. Теперь, когда она рассмотрела карлика при дневном свете, он произвел впечатление еще более отталкивающее, чем прошлой ночью. Черные глаза Гурка меньше всего походили на глаза человека.
Шум позади заставил повернуть голову. Это мать, стоя на коленях перед камином, пыталась с помощью трута разжечь огонь. Черити покачала головой, молча встала, подошла к камину и вытащила из кармана зажигалку. Язычок пламени жадно лизнул ворох сухих листьев, сложенных под поленьями. Минуту спустя камин пылал вовсю.
Когда Черити вернулась к столу, все семейство неотрывно смотрело на нее широко раскрытыми глазами. На лице Боба лежала печать крайнего удивления, граничащего с испугом.
— Теперь вы верите? — тихо спросила Нэт. — Я же говорила, она из этого проклятого подземе…
— Да замолчи ты наконец, — оборвал ее отец, даже не повысив голоса, и Нэт мгновенно умолкла. Седой снова очень внимательно оглядел Черити. Выражение его лица показало, как он мучается, пытаясь осмыслить увиденное. Напряжение вскоре пропало.
— Кем бы ты ни оказалась, — решил он, — для меня все равно. Ты спасла жизнь Нэт. И мы тебе благодарны. Можешь оставаться. Я отвечу на твои вопросы.
Они говорили долго. Ужин оказался потрясающе вкусным, и к Черити скоро вернулись силы. Она немного, в самых общих чертах, не вдаваясь в подробности, рассказала о себе. И очень много узнала о семье, о мире, где жили хозяева дома. Эти четверо принадлежали к группе людей, называвших себя вестлендерами и скитавшихся, будто кочевники. Вот уже много лет они регулярно собирались на заброшенной ферме, приспособленной для жилья, а в остальное время — бродили по большой равнине. Жили тем, что посылает судьба: немного — охотой, немного — собирательством, немного — воровством. Эти люди знали, что такое «честь»: вестлендер никогда не посягал на имущество своего соплеменника. Но через равнину часто проходили караваны, не составляло большого труда незаметно подобраться к ним и украсть воды или пищи. Выходило, что пришельцы были буквально везде: слова седого не оставляли сомнения в том, что захвачена вся планета. Никто из четверых, однако, не знал, как обстоят дела за пределами большой равнины. Вестлендеры старались избегать инопланетян, да и те, в свою очередь, не беспокоили кочевников… пока кто нибудь из жителей равнины не попадался на воровстве. Прошлым вечером Нэт попала в горы, спасаясь от отряда всадников (так хозяин назвал гигантских жуков). С содроганием Черити вспомнила, как утром видела в бинокль полчища этих чудовищ. Заметив небрежный тон, с каким Нэт рассказывала о своем бегстве, Черити почувствовала к девушке определенное уважение.
Но сведений, как обстоят дела на остальной части планеты, было очень мало. Седой и его жена родились в этой местности. Их родители были вестлендерами, сами они вели жизнь вестлендеров, вестлендерами останутся их дети. И никто не станет пытаться покинуть эту унылую пустыню. Почему? Черити не понимала.
— Неужели же вы никогда не пробовали уйти отсюда? — спросила она недоверчиво.
— Уйти? — мужчина отпил глоток горького чая, который после ужина подала хозяйка, и покачал головой.
— А зачем? — спросил он удивленно.
— Чтобы… ну, чтобы… — Черити беспомощно развела руки.
Заметив ухмылку на лице Гурка, она нашлась:
— Например, чтобы улучшить свое положение. Ведь жить здесь, наверное, очень тяжело.
— Это так, — невозмутимо подтвердил хозяин дома. — Но все таки мы уцелели и знаем, что, возможно, и завтра останемся в живых, если, конечно, будем достаточно осторожны.
— А если в другом месте все иначе?
— Откуда нам знать? — резко спросила Нэт. — Мы не бываем в других местах. Почему? У нас есть пища, и всадники нас не беспокоят. Иногда досаждают шарки, но чаще всего мы справляемся с ними.
— Вчера вечером я что то этого не заметила, — съязвила Черити.
Нэт вздрогнула, на секунду опустила глаза, но очень быстро нашлась.
— О’кей, — проговорила она. — Я была в горах, а горы — их стихия. Здесь, на равнине, меня бы никогда не поймали.
Подобное утверждение звучало не очень убедительно, но Черити решила, что будет лучше оставить в покое неприятную тему. Все равно, поставив Нэт в неприятное положение, ничего не выиграешь.
— И вообще, раз ты пришла из других краев, — продолжила девушка агрессивно, — то должна знать, как там дела. Вот и расскажи нам.
Черити вздохнула.
— Иначе, — сказала она неопределенно. — Но, честно говоря, не намного лучше.
Она снова вздохнула, окинула взглядом присутствующих и добавила:
— Признаюсь, я бежала от них. Они напали на мою… на мою страну.
— И победили, — предположил старик. — А твоя армия…
— Была разбита, — сказала Черити. — Мы защищались, но…
— Мороны непобедимы, — спокойно подвел итог хозяин. — Это каждому известно. А остались ли в живых другие воины?
— Думаю, что нет, — ответила она. — Нет, наверняка никого не осталось. Похоже, только мне и удалось спастись.
Черити вспомнила про Стоуна, подумала, не рассказать ли о нем, но тотчас отказалась от подобной идеи. Ее приятель, должно быть, давно покинул эти места, а может, его даже нет в живых. Да и, побывай Стоун здесь до нее, хозяин знал бы. Собственное положение казалось Черити все более странным. Она сидела здесь, пила чай, разговаривала с обитателями фермы, и ее принимали за чужестранку, свалившуюся с Луны. А ведь Черити гораздо лучше знала, что произошло в действительности.
Но не пыталась их просветить. Мир равнины был чужим, необычным, очень опасным, но маленьким и легко обозримым. Если она расскажет о сне, длившемся годы, а может, и века, ее просто не поймут.
— Сколько же времени это продолжается? — осторожно спросила Черити.
— Продолжается? — мужчина удивленно взглянул на нее. — Что?
— Вторжение, — пояснила Черити. — Я имею в виду, когда… когда они пришли?
— Кто пришел? — он озадаченно заморгал.
— Мороны, — не унималась она. — Всадники.
— Я не понимаю. Ты… Внезапно его лицо прояснилось:
— Ах, ты думаешь, они и на нас напали? — догадался хозяин и тут же отрицательно покачал головой. — Да нет же, ты ошиблась. Здесь они были всегда. Насколько я помню, по крайней мере.
Черити устало улыбнулась.
— Какой год идет сейчас?
Вестлендер пожал плечами.
— Мы не записываем, сколько лет прошло. Да и зачем. Один год похож на другой. Ничего не меняется: мой отец и мой дед тоже были вестлендерами. Что за польза, если мы будем знать, сколько прошло времени.
Черити поспешно подняла чашку и отпила глоток. Не хотелось, чтобы хозяин дома заметил, как сильно разочаровал гостью его ответ.
— А у вас что, было не так? — поинтересовался Боб.
Черити кивнула.
— Да. Мы… мы считали годы.
— Но это же совершенно бессмысленно, — удивилась Нэт.
Черити хотела промолчать, но что то заставило ее поставить чашку и взглянуть на девушку.
— Мы считали не только годы, но даже дни и часы.
— Зачем? Черити вздохнула.
— Понимаешь, иногда это очень удобно. Если уходя я скажу, что вернусь, к примеру, через два часа, тебе не нужно будет торчать здесь и ждать, ты просто придешь на место встречи в условленное время.
— Но откуда же я узнаю, что прошло ровно два часа? — спросила Нэт. — Никто не может измерить это так точно.
— А я могу, — резко возразила Черити. Вопросы начинали действовать на нервы. Но, в конце концов, их вызвала она сама.
— Я даже могу сказать, сколько длится минута. Это легко установить. С помощью часов, — она подняла руку и убрала манжет куртки, чтобы девушка смогла увидеть диковинный аппарат. — Видишь? С точностью до секунды. Я нахожусь у вас ровно четыре часа тридцать две минуты.
Нэт не мгновение наклонилась, с любопытством рассматривая циферблат, и вновь отпрянула.
— Все равно, это бесполезно, — сказала она упрямо. — И опасно.
Опасно? Черити удивленно взглянула на собеседницу, но выяснять, почему именно опасно, не стала.
— Да, кстати, мне уже пора, — заметила Лейрд как бы между прочим. — В каком направлении нужно ехать, чтобы встретить других людей?
— Несколько миль на север, — пропищал, ухмыляясь, Гурк, — и ты будешь у шарков.
Черити одарила его весьма красноречивым взглядом и обратилась к хозяину дома:
— Ведь наверняка, кроме шарков, у вас есть и другие люди?
— Сегодня ты никуда не поедешь, — постановил тот, вместо того чтобы ответить на вопрос. — Скоро ночь. А равнина для тебя слишком опасна. Даже с таким оружием.
— А завтра утром? — спросила Черити, тем самым принимая предложение переночевать.
Вестлендер на какое то время задумался, потом пожал плечами.
— Другие люди? Конечно, они есть. Но… на севере шарки, на востоке горы, а на юге и западе большая равнина. Что за ней, я не знаю.
Черити чуть не взвыла. Из этих людей ничего нельзя было выудить. Вдруг она вспомнила то, о чем давно уже хотела, но по какой то ей самой непонятной причине просто напросто забывала спросить.
И вопросительно посмотрела на Нэт:
— Как ты назвала меня вчера ночью? Женщина из подземелья? Что это за люди?
— Есть такая легенда… — поспешно начал Гурк.
— Совсем не легенда! — набросилась Нэт на тролля. — Они существуют! Каждый это знает!
Гурк недовольно поморщился и хотел было что то возразить, но Черити сердитым жестом остановила его.
— Другой народ, такой же, как ваш? — заинтересовалась она.
— Они не такие! — резко возразила Нэт. — Они… — она искала подходящее слово. — Они убивают, — наконец сказала девушка. — И они такие же, как ты: носят странную одежду, говорят о том, чего никто не понимает, имеют такое же оружие. И убивают всякого, кто появится в их районе.
— Где этот район? — взволнованно спросила Черити.
— Они живут под землей. Где то в горах, — ответила Нэт. — Там, где я встретила тебя. Потому мне и показалось, что ты одна из них. Может, так оно и есть, а?
— Чушь! — возмущенно прервал ее Гурк. — Все это выдумки. Их никто никогда не видел!
— Как бы не так! — возмутилась Нэт. — Тогда бы мы не узнали, что они существуют!
Услышав аргумент девушки, Черити задумалась.

* * *

За то, что ее оставили ночевать, Черити была даже благодарна, но от предложения Нэт разделить постель все таки отказалась и устроилась в сарае, где Боб спрятал мотоцикл. Снаружи сарай выглядел как обыкновенные развалины, но за почерневшими от огня воротами скрывался большой, хорошо оборудованный склад, заполненный самыми разнообразными предметами, принесенными сюда вестлендерами после успешных набегов. Черити терялась в догадках, для чего годны некоторые из вещей. Вероятно, в этом мире можно было найти применение буквально для всего: и для полдюжины неисправных телевизоров, и для ящика серебристых компакт дисков.
Черити безумно устала, ей хотелось отдохнуть, да и вестлендеры, несмотря на то, что было еще рано, уже ложились. Как только Боб, натащив одеял и каких то лохмотьев, соорудил постель, Черити рухнула на нее.
Но, как ни странно, заснуть не смогла. Нужно было многое обдумать, на многие вопросы, увы, она так и не получила ответа. Все оказалось… иначе, не так, как рисовалось в воображении. Нельзя сказать, что у Черити существовали сколько нибудь ясные представления о том, каким должен стать мир. Скорее, было что то, чего она просто не ожидала увидеть, а именно: опустевшую после атомной бомбардировки местность и небольшую группку людей, терроризируемых похожими на Безумного Макса мотоциклистами.
Черити долго лежала, уставившись в потолок, и обдумывала свое положение, но привести мысли в порядок так и не удалось. Снаружи уже стемнело, и эта темнота рождала свои особые шумы и шорохи.
Взглянув наконец на часы и убедившись, что с тех пор, как она легла, прошло уже два часа, Черити встала, повесила на плечо автомат и покинула сарай.
Стало холодно. Луна повисла в небе, словно гигантский диск, равнину залил тонкий серебристый свет. Предметы обрели тени, напоминавшие зловещие ущелья. Неведомый ветер донес откуда то странные, тревожащие звуки.
Нервно осмотревшись и с облегчением убедившись, что она одна, Черити прислонилась к воротам сарая. Впереди лежала равнина, с другой стороны поднимались горы. Оттуда она бежала вчера вечером.
И туда вернется. Завтра, как только встанет солнце. Решиться было страшно, но она ведь знала: другого выхода нет.
Внезапно взгляд упал на маленький, матово поблескивающий предмет, лежащий в пыли у самого входа. Она подняла находку и в слабом свете луны узнала оружие, уже виденное в руках Нэт. Это была необструганная деревянная палка длиной около двадцати сантиметров, очень тяжелая. Отверстие вроде бы отсутствовало, но, повертев странное приспособление в руках, Черити ощутила легкую вибрацию, будто внутри что то двигалось.
— Я бы на твоем месте не трогал эту штуку, — раздался позади тонкий голосок.
Черити вздрогнула от испуга, повернулась и увидела неизвестно откуда появившегося Гурка. И еле удержалась, чтобы не спросить, как, черт возьми, ему удалось подкрасться.
— И был бы с этим поосторожней, — добавил тролль.
— Да? — только и сказала она. Гурк отобрал палку и засунул к себе за пояс, не особенно при этом осторожничая.
— Простое, но довольно эффективное оружие, — пояснил карлик. — Палка полая, ты заметила? А внутри — несколько прыгающих личинок.
— А что это такое? Гурк ухмыльнулся:
— Милые маленькие зверьки. Родом с планеты, название которой я лучше и не буду пытаться выговорить. У меня нет желания сломать при этом язык. Видишь ли, они всегда очень голодны. Если нажать на спуск, одна из личинок выскочит и набросится на первое же теплокровное животное, какое почует. Они очень проворны. А яд действует мгновенно.
Он опять скорчил гримасу:
— Я поговорю со стариком. А то, если Нэт будет бросать свое оружие, где попало, когда нибудь случится несчастье.
Он наклонил голову и задумчиво посмотрел на Черити:
— Я знаю, о чем ты думаешь.
— Неужели?
Гурк кивнул. Его тонкая старческая рука показала в сторону гор на востоке.
— Девушка говорит чушь, — сказал он серьезным и даже озабоченным тоном, какого Черити от тролля никак не ожидала. — Это всего лишь легенда.
— Откуда ты знаешь? — спросила Черити. Вообще то, у нее не было желания разговаривать с карликом, но слишком резко обрывать его не хотелось.
— Можешь мне верить, — заявил Гурк, не отвечая прямо на заданный вопрос. — Люди из подземелья — это легенда.
— Может, и то, что земля принадлежала людям, тоже легенда? — насмешливо поинтересовалась Черити.
К ее удивлению, Гурк отрицательно затряс головой. Его череп был слишком велик, от этого казалось, что в любой момент тонкая шея может лишиться своей ноши.
— Нет, — возразил он. — Это правда.
— Ты знаешь?
— Я ведь не какой нибудь ограниченный вестлендер, — оскорбился Гурк. — Я много чего знаю. Знаю, например, что ты пришла совсем не из страны, которую захватили мороны.
Он тихо рассмеялся и показал рукой на небо:
— Откуда ты пришла на самом деле? Оттуда? Или из прошлого?
Черити была поражена. Она надолго замолчала. Гурк же, очевидно, почувствовал, что его вопрос заставил испугаться, а потому добавил:
— Не бойся. Абн Гурк Бен Амар Ибн Лот Фуддель Четвертый не шпион моронов. Просто, в отличие от старика и остальных, я знаю, сколько будет дважды два. А потому — либо то, либо другое.
— Ты так считаешь? — сказала Черити осторожно.
Гурк энергично закивал:
— Я брожу повсюду, — пояснил он, — и уже видел униформу, похожую на твою. И такое же оружие. Но все было очень старое. А у тебя — с иголочки.
— Может, и так, — согласилась Черити.
— Откуда же ты пришла? — еще раз спросил Гурк. Ответа не последовало. Гном пожал плечами. — Ну ладно, вообще то, это меня не касается. Просто подумалось, что ты могла бы быть немножко более благодарной после всего, что я для тебя сделал. Но, наверное, благодарность вышла из моды.
Он вздохнул.
— Наплевать. В любом случае, выбрось из головы мысль о возвращении в горы. Сразу же попадешь в лапы шарков. А если не к ним, то к всадникам. Думаю, они ищут тебя.
— Еще одной причиной больше, чтобы найти людей из подземелья, — подвела итог Черити. Гурк опять вздохнул, изображая озабоченность ее судьбой.
— Их не существует, черт тебя побери! — резко сказал он. — Это легенда, и ничего больше.
— Для меня описание Нэт не звучит как легенда, — спокойно возразила Черити. — Скорее всего, речь идет о людях, которым каким то образом удалось спастись.
Гурк пристально посмотрел на нее и вновь покачал головой.
— Ты так считаешь, потому что тебе хочется, чтобы так было, — заметил он. — Ты погубишь себя, если вернешься в горы. Нужно двигаться на юг. Равнина большая, но на мотоцикле преодолеть ее можно, если, конечно, повезет.
— А потом? Что я буду делать на юге?
— Ты сможешь остаться в живых, — серьезно ответил Гурк. — Ты ведь прибыла сюда именно для этого, или нет?
— Но что я там найду? — спросила Черити. — вестлендер сказал, что…
— Он знает не все, — раздраженно прервал ее карлик. — Равнина большая, но тянется она не до края земли. На твоей машине путешествие займет два, самое большое — два с половиной дня.
— И куда же я попаду? — не унималась Черити. Гурк промолчал. — Если ты так хорошо все знаешь, то почему не рассказал об этом вестлендерам?
Тролль грубо рассмеялся:
— А зачем? Неужели ты думаешь, будто, рассказав, что за равниной есть страна, где они могли бы жить лучше, я сделаю доброе дело? — он замотал головой. — Сказав правду, я бы убил их. Они бы вышли в путь и где нибудь по дороге погибли. Идти туда очень опасно, но то, что лежит за равниной, еще опаснее. Смертельно опасно для вестлендера. С этим справишься лишь ты. Возможно.
— С чем я справлюсь? — нетерпеливо спросила Черити. — Что там, за равниной?
— А чем будешь платить? — деловито поинтересовался тролль вместо ответа.
Несколько секунд Черити озадаченно смотрела на карлика и только потом поняла. Удивление тут же сменилось гневом. В ярости она попыталась схватить Гурка, но промахнулась, так как тот отпрянул в сторону.
— Ах ты, маленькая жадная крыса! — угрожающе проговорила она. — Ты…
— А ты что думала? — прервал ее Гурк. — Каждый ведь хочет жить. Вот я живу, продавая информацию, и ты уже многое узнала, ничего не заплатив. Интересуешься, что находится за равниной? Так заплати мне.
Черити еле сдержала грубость, вертевшуюся на языке. Конечно, Гурка можно было понять, но ее злость от этого факта не уменьшалась.
— Что ты хочешь получить? — уже сдержаннее спросила Черити.
Не колеблясь, Гурк указал на автомат, висевший на ее плече:
— Вот это.
Черити зло рассмеялась.
— Ну что ж, ты получишь, — пообещала она угрожающим тоном, — но по зубам. Так что лучше забудь.
Гурк не был особенно разочарован, он только пожал плечами.
— Попытка не пытка, — сказал тролль. — Ну хорошо, тогда дай мне штуковину, которой ты зажигаешь огонь. А я расскажу, как преодолеть равнину. И что находится за ней.
Черити хотела уже принять его предложение. В конце концов, речь шла о дешевой одноразовой зажигалке из пластмассы. Да такую можно купить за несколько центов!…
Но вовремя поняла, что чуть было не совершила ошибку, и отдернула руку, уже сунутую в карман.
— Нет, — сказала Черити.
Потом повернулась и снова посмотрела в сторону гор, пытаясь воскресить в памяти слова Нэт.
— Они носят одежду, как у меня, — пробормотала она. — И такое же, как у меня, оружие. А живут под землей…
Эти слова не предназначались Гурку, но он все таки ответил:
— Сумасшедшая. Они же просто убьют тебя. Ты думаешь, вестлендеры зря боятся? Да эти из подземелья в тысячу раз страшнее, чем шарки.
— Вот как? — поймала его на слове Черити. — Откуда же ты знаешь? Ты же сказал, что их не существует вообще.
Гурк скорчил гримасу.
— Даже если они существуют, — проговорил он упрямо, — тебе их никогда не найти. Их убежище слишком надежно. Даже шаркам не удалось его обнаружить.
Черити улыбнулась.
— А если бы я точно знала, где скрываются эти люди? — спросила она.
Гурк уставился на нее, открыв от удивления рот.
— Ты… ты знаешь?
— Думаю, что да, — спокойно ответила Черити. — В любом случае, я знаю, где их надо искать.
— Где? — набросился на нее Гурк. — Где они? Скажи мне!
— Охотно, — неожиданно согласилась Черити, потом повернулась и вошла в сарай.
И прежде чем захлопнуть дверь перед носом своего спутника, закончила:
— Как только мы договоримся о цене, которую ты готов заплатить за информацию.

ГЛАВА 4

Две три убогих хижины все еще горели, когда Скаддер и Рауль наконец достигли поселка. Дующий из пустыни ветер уже разогнал клубы густого дыма, в течение нескольких последних часов указывавшие путникам правильное направление. Скаддер увидел полдюжины мотоциклов, стоящих на том месте, где раньше была деревенская площадь, и, поодаль, еще несколько, блокирующих противоположный выход из ущелья.
Его люди стерли поселок с лица земли. Скаддер и Рауль увидели почти дюжину трупов, на двух была черная кожаная форма. Видно, вестлендеры отчаянно оборонялись, но были, в любом случае, обречены. От деревни ничего не осталось. Скаддер не думал, что хоть один из ее жителей сумел спастись.
Все это вызывало бессильную ярость. С тех пор как Скаддер взял руководство шарками в свои руки, он убил не меньше дюжины вестлендеров и почти столько же своих людей, но вид стертой с лица земли деревни все таки не давал покоя. Да и вообще, вся акция была совершенно бессмысленной и излишней.
Резко притормозив, он остановил свою машину посреди села, поставил ее на подножку и спрыгнул на землю. Несколько человек, до этого в поисках наживы осматривавших трупы убитых, нерешительно подошли ближе. Только теперь Скаддер узнал некоторые лица. И понял, что всю эту резню устроила группа Кинка.
Не говоря ни слова, он оттолкнул одного из мародеров в сторону, размашистым шагом подошел к Кинку и грубо дернул за плечо. Лицо Кинка исказила злобная гримаса, он яростно взревел и сжал кулаки. Но узнал Скаддера и опустил руку. А Скаддер почти пожалел, что тот его не ударил. Тогда бы Кинк получил урок, который давно заслужил.
— Что здесь случилось? — спросил Скаддер властным тоном. — Это ты приказал устроить это безумие?
Кинк озадаченно уставился на командира. Шарк просто не мог понять, что имеет в виду Скаддер.
— Я хочу, черт побери, знать, что здесь произошло?! — заорал Скаддер. — Они на вас напали?
— Напали? — Кинк нервно сглотнул. — Я… я не понимаю. Ты же сам сказал…
— Я сказал: вы должны искать девушку, — оборвал его Скаддер, едва сдерживаясь. — Я сказал: вы должны допросить вестлендеров. Да! Но я не говорил, что вы должны убивать.
Рауль тронул спутника за локоть и примирительно сказал:
— Оставь. Ведь уже ничего не изменишь. Затем улыбнулся, дал Кинку знак исчезнуть и увлек Скаддера в сторону.
— Я тебя понимаю, — сказал Рауль очень тихо, чтобы не слышали другие, — но нужно понять и их. Ведь той женщине помогла бежать девушка вестлендер. Она же убила Дэна. Вот ребята и хотели отомстить.
— Но то, что произошло здесь, — не месть, — раздраженно возразил Скаддер. — Черт побери, я сам не прочь слегка взгреть вестлендеров, но это же… это объявление войны!
Рауль не ответил, и Скаддер вдруг понял, что его спутник, в сущности, прав. По крайней мере, со своей точки зрения. Еще больше раздосадованный, командир оттолкнул руку Рауля, повернулся и отошел на несколько шагов.
Он казался себе все более беспомощным. Беспомощным, раздраженным и очень одиноким. В душе Скаддер просто кипел от злости. Не только на Кинка — тот был идиотом и просто не мог поступить иначе, — но и на себя самого, на эту Лейрд и, прежде всего, на Дэниеля, своим звонком четыре дня назад ввязавшего его, Скаддера, в такое дерьмо.
Прошло некоторое время, прежде чем он взял себя в руки и смог вернуться назад, к Раулю. Заместитель внимательно посмотрел на своего командира. Взгляд выражал явную озабоченность.
— Все в порядке?
Хотя дело было совсем не так, Скаддер кивнул. Зачем объяснять Раулю?
Они, Рауль и он сам во главе огромной колонны почти из ста машин, отправились в путь еще накануне вечером. Скаддер взял с собой около половины людей. И это казалось нелепым, ведь требовалось отыскать всего одного человека, притом женщину. Но слишком многое теперь зависело от того, найдут ли они ее.
До сих пор не удалось обнаружить ни следа. Едва достигнув равнины, войско разделилось, и Скаддер вместе с Раулем сам отыскал четыре или пять бродячих семей. Но никто из вестлендеров не видел чужой женщины, за которой велась теперь охота. И Скаддер верил этим людям, ведь и он сам, и Рауль не слишком церемонились при допросах.
— По крайней мере, вы хоть что нибудь узнали? — спросил командир гневно, но внешне уже вполне владея собой.
Рауль отрицательно покачал головой.
— Нет. Никто не видел чужестранку и не слышал о ней. Нужно продолжить поиски.
— Проклятие! Мы же не можем убить всех вестлендеров, живущих на этой равнине, — сказал Скаддер. — Она должна быть где то здесь.
— Если, конечно, не вернулась назад, в горы, — уточнил Рауль.
Скаддер на мгновение задумался, потом качнул головой.
— Да нет, — убежденно произнес он. — Эта женщина не настолько глупа, а потому должна быть где то здесь. Она ведь понимает, что в горах не будет иметь ни шанса.
Какое то время он задумчиво смотрел на Рауля, потом решительно кивнул головой в сторону гор.
— Найди пару надежных ребят. Мы возвращаемся. Вдруг действительно найдем ее след.
— Может быть, она уже за сотни миль отсюда, — засомневался Рауль. — Ведь машина Дэна была полностью заправлена.
— Знаю, — проворчал Скаддер. — Но я найду ее. Где бы она ни пряталась.
На это у него оставалось не так уж много времени. Двадцать четыре часа из семидесяти двух, предоставленных Дэниелем, уже прошли. А Дэниель не тот человек, с которым можно торговаться.

* * *

Обычно вестлендеры вставали на рассвете. Когда Нэт прибежала разбудить гостью, у Черити было чувство, будто сон не продолжался и пяти минут. Девушки прошли в дом, где на столе уже стоял завтрак, показавшийся Черити довольно скудным, но для этих людей, наверное, царский. Она заметила, что за столом не хватает тролля. На ее вопрос хозяин ответил, что Гурк ушел очень рано. После завтрака Черити попрощалась. Чувствовалось, что, расставшись с ней, вестлендеры вздохнут с облегчением. Тем не менее, Черити хотелось выразить свою признательность. Заранее зная, что скоро об этой щедрости придется пожалеть, она вытащила из кармана зажигалку и подарила хозяйке.
Пожилая женщина не поверила своим глазам, когда гостья вложила в сухую, морщинистую руку маленькую пластмассовую вещицу.
— Будь с этим поэкономней, — сказала Черити. — Эта штука не вечна. И выбежала из дома.
Боб успел выкатить «Харлей» из сарая и прикрепить к заднему сиденью багаж, включая и лазер, примотанный теперь бечевкой к багажнику так крепко, что отвязывать придется, минимум, час. Черити благодарно улыбнулась юноше, потом села в седло и выехала со двора.
Вначале она придерживалась южного направления, но, отъехав несколько миль и совершенно уверившись, что с фермы мотоцикл уже не виден, решительно съехала с дороги и повернула в сторону гор.
Черити прекрасно понимала, как опасно то, что она задумала. Трудно было ручаться, что ей удастся найти людей из подземелья. Может быть, они существовали только в легенде. Гурк совершенно прав: люди в беде, люди, которых угнетают и преследуют, всегда выдумывают спасителя, обещающего избавление, помогающего легче переносить страдания. Но если где нибудь под землей действительно есть жизнь, то описание Нэт допускает только один вывод: речь идет о людях, таких же как сама Черити, сумевших пережить катастрофу и сохранить частичку старой цивилизации Подходило даже предположение, будто они скрываются в сказочных подземельях. Ведь когда то под этими горами находилась крупнейшая и самая надежная в мире система бункеров.
«В которую проникли пришельцы и превратили все в руины незадолго до того, как ты легла в ванну для анабиоза», — пропищал тоненький голосок у Черити в голове.
Эту мысль с трудом удалось отогнать. Проклятие, Черити прекрасно знала, как мал шанс наткнуться где нибудь на помощь, и голосу подсознания совсем не обязательно было напоминать об этом.
Впереди показалась группа скал, идеально подходившая для наблюдательного пункта. Черити еще не забыла, как прошлым утром чуть было не столкнулась с караваном гигантских жуков. Объехав скалы, она остановилась в их тени. Взобраться на вершину оказалось гораздо труднее, чем показалось вначале. Поверхность поблескивала, словно зеркало, да и на ощупь напоминала полированное стекло. Черити выбилась из сил, пока ей удалось наконец добраться до вершины. Чтобы прийти в себя, несколько минут лежала совершенно неподвижно. Она была в пути менее получаса, но в горле уже пересохло. Уже сейчас, рано утром, жара была невыносимой. Следовало поискать убежище, где можно было бы переждать самые знойные часы.
Она поднесла к глазам бинокль. Взгляду предстала стократно увеличенная монотонная бурая равнина, лишь изредка прерываемая скалой, лощиной или… Она затаила дыхание. По следу, который ее мотоцикл оставил на песке, ползла странная мерзкая тварь. От одного вида этого существа мороз пробежал по коже. Такого чудовища Черити еще ни разу не видела. Довольно значительное по размеру, своим видом оно напоминало скорее насекомое, чем ящерицу. Кожа существа была твердой и блестящей, углубления разделяли ее на несколько неодинаковых сегментов. Ноги чудища — а их было целых шесть — целеустремленно шагали вперед, совершая при этом странные резкие движения. Существо имело мерзкую пучеглазую морду, над которой двигалась взад вперед два тонких усика, похожих на антенны. Сомневаться не приходилось: это существо преследовало Черити. «Но на „Харлее“ от него можно быстро оторваться», — подумала она.
Медленно повернула бинокль в другую сторону, некоторое время рассматривала странную фигуру, оказавшуюся всего лишь обломком скалы, потом перевела взгляд дальше на равнину.
И в этот момент заметила дым. Тяжелые, черные клубы медленно поднимались над горизонтом. Без бинокля она бы их наверняка не увидела. Показалось, что вдали полыхает огонь — как раз там, где должна была находиться ферма вестлендеров.
Черити с проклятиями вскочила, поспешно спустилась вниз, прыгнула на мотоцикл. Ни секунды не раздумывая, она завела машину и включила скорость, но, проехав несколько метров, резко притормозила. И почти минуту потеряла, пытаясь распутать узлы веревки, которой Боб опутал ее лазер. Потом вытащила нож и, недолго думая, перерезала шнур. Повесив лазер на плечо, Черити вновь взлетела на мотоцикл и помчалась вперед. Черные клубы дыма, видные уже и невооруженным глазом, указывали путь. То, что произошло в действительности, было страшнее ожиданий. Не один дом, а вся ферма была охвачена огнем и пылала, как огромный ритуальный костер.
Когда Черити увидела четыре тяжелых мотоцикла, стоящие перед жилым домом, ее охватила ярость. Шарки. Они вернулись назад. Каким то образом им удалось отыскать в этой пустыне ее след. Вероятно, всех уже убили. И это ее вина!
Набрав страшную скорость, она помчалась к ферме. Черити заметила двух трех человек в черной коже, казавшихся на фоне полыхавшего огня страшными демонами. Еще она увидела, как двое из них удивленно обернулись на шум «Харлея». Один сделал рукой знак, чтобы Черити ехала медленнее. Вероятно, принял за своего.
Но она не затормозила, а, наоборот, прибавила газу, лишь потом, в последний момент, снизив скорость и отпустив сцепление. «Харли Дэвидсон» пролетел несколько метров в воздухе, затем слегка забуксовавшим задним колесом коснулся земли, а передним ударил застигнутого врасплох шарка.
Толчок, как и ожидалось, выбросил Черити из седла. Но былая реакция тут же вернулась к ней. Черити снова действовала быстро и точно. Упала, сделала кувырок и обеими ногами нанесла другому шарку страшный удар в живот. Захватчик упал и застыл без движения.
Когда, еще оглушенная, Черити вставала на ноги, к ней бросился третий.
Она не оставила ему ни малейшего шанса. Молниеносно сорвав с плеча лазер, прицелилась и нажала на спуск. Тонкая, как игла, рубиново красная молния, почти незаметная на фоне ярко горевшего пламени, пронзила ногу шарка, и тот упал. Лазер не был переведен в режим смертельного воздействия, но и шок должен был оглушить на несколько часов. Тем не менее, прежде чем обернуться в поисках последнего шарка, она быстро подбежала и грубо ткнула упавшего стволом.
— Браво! — раздался позади голос. — Чистая работа.
Черити испуганно вздрогнула и снова подняла оружие. Но стрелять не стала. Перед ней, метрах в двадцати, у горящего сарая стоял четвертый. И хотя полыхавший позади огонь мешал как следует рассмотреть говорившего, вид противника заставил ее содрогнуться.
Он был необычайно высок и прекрасно сложен. Лицо скрывалось под черным шлемом, но Черити показалось, что она чувствует взгляд даже через затемненное забрало. Было понятно — перед ней стоит предводитель.
— Если я шевельнусь, ты воспользуешься этой штуковиной? — в его голосе сквозила ирония. — Здесь жарко. Я бы с удовольствием отошел на пару шагов в сторону.
Черити не ответила, но сделала лазером соответствующее движение, и шарк отошел от огня. Она увидела, что в правой руке противник сжимает небольшой топорик с коротким топорищем.
Ужасное оружие, но не настолько, чтобы доставить головную боль.
— Ты, должно быть, и есть Лейрд? — предположил шарк, после того как остановился. Черити была поражена.
— Ты знаешь мое имя?
— Как видишь, — насмешливо сказал тот. И продолжил:
— Ты смогла бы избежать массы неприятностей, если б пришла ко мне сразу.
— Что… ты от меня хочешь? — спросила в замешательстве Черити. — Откуда ты знаешь мое имя, и кто… — она запнулась, неуверенно осмотрелась и сделала повелительный жест оружием. — Сними шлем.
Ее раздражало, что собеседник скрывает свое лицо.
Шарк молча повиновался, причем воспользовавшись только левой рукой. Правая продолжала сжимать оружие и в ту секунду, когда он небрежно бросил шлем к ногам Черити.
— Довольна? — спросил шарк насмешливо. Трудно сказать, была ли Черити довольна тем, что увидела. Но, в любом случае, очень удивилась. Перед ней стоял не лишенный привлекательности мужчина, довольно молодой, не старше тридцати лет. Его лицо она видела впервые. Но… вот странно! Оно напомнило о чем то очень знакомом. Блестящие волосы были иссиня черными, словно вороново крыло. Таких великолепных волос у мужчин Черити еще никогда не видела.
— Я Скаддер, — неожиданно произнес шарк. Таким тоном, будто ожидал, что это имя о чем то скажет. — А ты, должно быть, Лейрд? Почему ты убила моих людей?
Вместо ответа Черити показала на горящую ферму.
— А зачем вы убили их?
— Убили? — Скаддер невозмутимо улыбнулся. — Мы никого не убивали, — сказал он. — Просто они… были не очень готовы к сотрудничеству, вот и пришлось поддать жару. Но все живы. А если ты будешь вести себя разумно, такими и останутся.
Мысли Черити путались. Она не верила ни слову, но допускала, что он говорит правду. Это значило: допусти она малейшую ошибку, и семья вестлендеров будет приговорена к смерти. Но если то, что о шарках рассказывала Нэт, было правдой хотя бы наполовину, то старик и его домочадцы умрут в любом случае.
— Чего ты хочешь? — спросила Черити.
— Я? — улыбаясь, Скаддер покачал головой. — Ничего. Просто кое кто хочет с тобой поговорить. А я лишь получил задание доставить тебя. Живой.
— Кое кто? Кто же?
Скаддер молчал и улыбался. Эта улыбка сбивала с толку. Или этот Скаддер действительно сумасшедший, или абсолютно уверен в своих силах. Ни то, ни другое ей не нравилось.
— А если у меня нет желания идти с вами? — спросила Черити. — Ты не сможешь меня заставить.
— Приведите девушку, — спокойно приказал Скаддер.
Слова относились не к ней, а к кому то за спиной. В последний момент Черити справилась с искушением и не обернулась. Было это уловкой или нет, но Черити чувствовала себя в безопасности, только пока ее лазер смотрел в грудь Скаддера.
Это была не уловка. Послышались шаги, и перед Черити выросли два шарка, тащившие за собой барахтающий узел. Нэт была связана по рукам и ногам, но типы в коже с трудом сдерживали ее.
— Ну? — спокойно сказал Скаддер. — Ты все еще считаешь, что я не смогу тебя заставить. Достаточно одного моего слова, и ребята прикончат ее. Они уже радуются этому.
— Тогда я тебя пристрелю, — сказала Черити решительно.
— Но это ничего не изменит, — возразил шарк. — К тому времени девушка будет мертва, потом парни прикончат и тебя. Лучше сдавайся. Крови пролито достаточно.
Она не желала быть причиной смерти Нэт и ее семьи, но что же, черт побери, можно было сделать?
Казалось, что Скаддер мог читать мысли. Он понимающе улыбнулся и подошел на шаг ближе, но, как только Черити угрожающе махнула оружием, остановился.
— Ты мне не доверяешь, — вздохнув, сказал он. — Понимаю. Но ты не должна бояться. Мы просто доставим тебя к Дэниелю.
— Дэниель? Кто это? — спросила Черити только для того, чтобы выиграть время. Скаддер пожал плечами.
— Я знаю об этом не больше, чем ты. Ну ладно, долго ты собираешься вот так стоять и целиться в меня? Пока руки замлеют?
Черити в отчаянии огляделась. Кроме Скаддера и типов, держащих Нэт, появилось еще двое. Видимо, на каждом из мотоциклов, стоявших слева от нее, приехало по паре шарков.
— Я не поеду с вами, — решительно сказала Черити. — А девушку вы отпустите, иначе…
— Что иначе? — настороженно поинтересовался Скаддер.
Вместо ответа она перевела оружие, послала луч лазера в ногу одного из шарков, державших Нэт, и тотчас снова прицелилась в Скаддера. Раненый вскрикнул, смешно замахал руками и со стоном упал наземь.
— А иначе — я убью и тебя, — пообещала она очень серьезно. — Мне это не трудно. С тремя оставшимися тоже как нибудь справлюсь.
Скаддер не ответил, но глаза его яростно сверкнули. А потом сделал то, чего Черити ожидала меньше всего. Быстро подняв руку, он приказал своим людям, уже хватавшимся за оружие, остановиться.
— Нет. Оставьте. Она права. Вас, дураков, прикончить легко.
— Ты… нас отпускаешь? — недоверчиво спросила Черити.
Скаддер кивнул.
— Да. Но мы еще увидимся. Отпустите девушку.
Эти слова предназначались шарку, державшему Нэт. Поколебавшись, тот послушно вытащил свой нож и разрезал веревку. Нэт со стоном опустилась на колени, потом неуверенно встала.
— Посмотри, сможешь ли ты поднять мотоцикл, — попросила ее Черити. — Быстрее.
Одновременно она сделала несколько шагов назад, направила свой лазер на мотоциклы шарков и нажала на спуск, установив предварительно лазер на полную мощность. Рубиново красный луч толщиной в палец пробил бензобак первого «Харлея».
Мотоцикл взорвался. Ударная волна опрокинула остальные машины, словно костяшки домино. Огонь быстро перекинулся и на них.
— Это для того, чтобы мы не увиделись слишком быстро, — объяснила Черити, мило улыбаясь.
Скаддер пристально посмотрел на нее, но ничего не сказал. Только глаза еще больше потемнели от гнева.
— Одна я не справлюсь! — крикнула Нэт. В ее голосе звучали нотки отчаяния. — Помоги мне!
Черити кивнула, еще раз угрожающе повела оружием и попятилась по направлению к Нэт.
И смогла отойти лишь на несколько шагов. Ее нога наткнулась на тело лежавшего без сознания шарка, Черити поспешно отклонилась в сторону — и испуганно вскрикнула, так как рука шарка внезапно сомкнулась вокруг ее щиколотки. Чужие пальцы с неимоверной силой сжали ногу.
И все таки Черити среагировала почти мгновенно. Она не стала вырываться, а просто повернулась и нанесла лежащему удар прикладом по голове. Шарк во второй раз потерял сознание. Черити резко развернулась и снова направила лазер на Скаддера и оставшихся шарков.
Но как бы быстро она ни действовала, Скаддер оказался еще быстрее. Он не попытался напасть на нее, как трое других шарков, а просто метнулся в сторону за долю секунды до того, как из лазера вырвался второй смертельный луч. Уже падая, Скаддер успел метнуть в Черити свой томагавк.
Она попыталась было увернуться, но поняла, что не сумеет.
Топор попал в левое плечо, тело пронзила страшная боль, и Черити потеряла сознание.

* * *

— Еще бы минута — и конец, — сказал, поднимаясь, Рауль. — Все в порядке?
В порядке? Скаддер окинул взглядом поле битвы, раньше именовавшееся двором фермы. Один убитый, трое раненых, полностью уничтожены четыре мотоцикла, двое мертвых вестлендеров. Нет, мрачно подумал он, ничего не было в порядке. Одна единственная женщина против восьми бойцов, и только чудо, что она не уложила их всех!
— Я очень серьезно поговорю с Дэниелем, — проворчал Скаддер. — Ему следовало предупредить меня, насколько она опасна.
Негодуя, он покачал головой, поднял томагавк, засунул за пояс и только после этого наклонился к потерявшей сознание женщине и осмотрел ее. Пульс Черити бился ровно, левое плечо уже начало опухать, но ничего, кажется, не было сломано. Скаддер вздохнул с облегчением: ему совсем не хотелось передавать Дэниелю полутруп. Наместник моронов не прощал таких оплошностей.
— Свяжите ее, — скомандовал наконец Скаддер. — И позаботьтесь, чтобы она не слишком быстро очнулась. Да будьте поосторожнее. Я не хочу, чтобы ее покалечили.
Он выпрямился, проследил за тем, как Кинк с одним из своих людей выполнили приказ, и вновь повернулся к Раулю. Только теперь Скаддер вспомнил, что его заместителю тоже досталось в этой переделке.
— Как ты? — спросил шарк. — В порядке? На лице Рауля появилась вымученная улыбка.
— Ничего страшного, — солгал он. Если мне не придется ходить пешком, то рана не будет особенно беспокоить.
— Покажи ногу, — потребовал Скаддер. Рауль отмахнулся, но командир схватил его за руку и просто заставил сесть, потом разорвал до колена штанину. Рауль тихо застонал.
Рана была не больше булавочного укола, но тело вокруг нее уже напухло, и на ощупь стало твердым, словно железо. Скаддер осторожно повернул ногу Рауля и обнаружил, что тонкий, как игла, луч лазера буквально прошил икру. Скаддер поднял голову, какое то время смотрел на горящие машины и вдруг поежился: его охватило чувство ужаса. Теперь, с запозданием, он понял, что был на волосок от смерти, и ощутил огромную радость от того, что все таки остался жив.
— Это серьезнее, чем царапина, — сказал он строго. — И выглядит не очень хорошо. Рауль пожал плечами и отодвинул ногу.
— Да, и болит чертовски, — признался он. — Хотелось бы знать, чем она меня?
Скаддер невольно засмеялся. Покачав головой, он нагнулся и с благоговением поднял лазер. Осторожно повертел в руках. На первый взгляд оружие походило на мелкокалиберный автомат, но неожиданно легкий, сделанный не из металла и дерева, как всегда, а из какой то особенной пластмассы, никогда не встречавшейся Скаддеру. Вместо отверстия в конце ствола помещалась стеклянная трубка в палец толщиной; в этой трубке тлел темно красный, слегка пульсирующий, свет, а там, где обычно находится спусковой крючок, располагалась красная кнопка, рядом с ней — колесико, предназначавшееся, вероятно, для того, чтобы регулировать мощность. Скаддер задумался. Лучевое оружие ему было знакомо, но приспособление, лежащее в руке, не имело ничего общего с тем, что использовали мороны.
Потом он понял. Это оружие создавалось на Земле. Людьми и для людей. Озадаченный этим фактом, он положил лазер на песок рядом с собой и помог Раулю встать. Свободной рукой указал на «Харлей», украденный Лейрд.
— Возьми эту машину и езжай назад, в лагерь, — решил он. — Пусть врач посмотрит ногу. Барт отвезет тебя.
— Но ведь тогда у вас не останется мотоцикла, — попытался возразить Рауль.
— Ерунда, — возразил Скаддер. — Мы все равно бы не смогли впятером уехать на одной машине, разве не так?
Он похлопал рукой по маленькому передатчику, висевшему на поясе.
— Мы подождем других. А ты, как только прибудешь в лагерь, пришли Матта с машиной. Теперь исчезни.
Рауль хотел было снова что то возразить, но Скаддер повелительным жестом заставил его замолчать.
— Делай, что я сказал. Рауль кивнул и пробормотал:
— Может, ты и прав.
Осторожно шагнул, с шумом втянул через сжатые зубы воздух и, вымученно улыбнувшись, покачал головой.
— Да, — признался он, — ты действительно прав. О боже! Как же она болит!
И, застонав, осторожно переставил ногу. Скаддер шел рядом, готовый в любой момент поддержать друга, если тот начнет падать. Когда они проходили мимо лежащей без сознания Черити, Рауль снова остановился.
— Хотел бы я знать, зачем она это сделала, — сказал он тихо.
— Что «это»?
Рауль указал на горы на востоке.
— Там мы бы никогда не поймали ее, — убежденно произнес шарк, — но она вернулась. Совершенно добровольно. Это же сумасшествие.
— Возможно, она увидела огонь, — предположил Скаддер.
— И вернулась, чтобы помочь вестлендерам? — Рауль покачал головой. — Но в этом же нет никакой логики. Не могла же эта женщина подумать, будто справится со всеми нами в одиночку.
— Она едва нас не угробила, — спокойно заметил Скаддер. — Если бы ты не отвлек ее…
— Ты знаешь, что рассказала девчонка? — спросил Рауль, указав на Нэт.
Скаддер покачал головой, и Рауль продолжил:
— Она утверждает, что Лейрд отправилась назад в горы, чтобы найти людей из подземелья.
— Глупости, — проворчал Скаддер. — Но, когда она очнется, я спрошу об этом. А теперь — исчезни. Да проследи, чтоб сюда отправили грузовик. У меня нет желания заночевать здесь.
Он подождал, пока заместитель доковыляет до машины. Барт занял переднее сиденье, завел мотор. Рауль с трудом забрался в седло. Только после того как мотоцикл исчез из виду, Скаддер повернулся и подозвал к себе Кинка. Помнится, Рауль был очень удивлен, когда командир стал настаивать, чтобы с ними сюда поехал именно этот психопат. Просто Скаддер чувствовал себя гораздо спокойнее, когда ненормальный был на глазах.
— Что мы сделаем с девушкой? — спросил Кинк. Несколько секунд Скаддер задумчиво смотрел на Нэт, которая — снова связанная по рукам и ногам — сидела невдалеке и бросала на захватчиков взгляды, полные ужаса и смертельной ненависти.
— Возьмем с собой, — решил Скаддер после некоторых раздумий. — Может, она еще не все рассказала.
Казалось, Кинк хочет возразить, но никак не может решиться на это.
— Ты хочешь что то сказать? — резко спросил Скаддер.
— Она убила Дэна, — нерешительно выговорил Кинк.
— Да? Она что, созналась?
— Нет, — согласился Кинк. — Но я в этом уверен. И ты тоже. Ведь то была машина Гарта, верно? И…
— Если и так, — резко прервал его Скаддер, — мы еще все успеем выяснить. Возьмем девушку с собой. И ты ее пальцем не тронешь, понятно?
— И, кстати, что там с мальчиком? — добавил он, прежде чем Кинк успел еще раз возразить. — Вы его поймали?
Кинк опустил глаза и покачал головой:
— Он слишком быстро бегает, — признался неудачник. — Но, если хочешь, я его поймаю. Пешком он далеко не уйдет.
— Идиот, — сказал Скаддер спокойно. Потом отцепил от пояса передатчик и сунул в руку Кинка. — Попытайся связаться с кем нибудь из наших. Когда неизвестно, не появится ли здесь в один прекрасный момент армия жаждущих мести вестлендеров, на душе не особенно спокойно.
Кинк взял передатчик и отошел. Да, Скаддер не зря опасался. Одному из вестлендеров удалось бежать, а, может, удастся и привести откуда нибудь подкрепление.
Вздохнув, Скаддер повернулся, поднял оружие Черити и повесил себе на плечо. Потом снова подошел к лежащей без сознания пленнице. Несмотря на царапину, пересекавшую лоб, женщина выглядела очень мирно. Казалось, будто она просто спит здесь на песке. А лицо вызывало…
Скаддеру трудно было определить, какие именно чувства вызывает в нем ее лицо. Он смутился. Лейрд была привлекательна. Нельзя сказать, что красавица, но очень привлекательна. И хотя Лейрд была как будто старше Скаддера, в ее облике сквозило что то юное, девическое. И в то же время, выражение лица казалось необыкновенно строгим. Кто она? И почему так важна для Дэниеля, почему тот использовал все средства, какие были в его власти, чтобы захватить эту женщину?
Скаддер почти пожалел, что приказал усыпить пленницу. Ему захотелось задать массу вопросов.

* * *

Кинку ни с кем не удалось связаться, и Скаддера это не очень удивило: портативные рации, которые дал Дэниель, имели очень небольшой радиус действия и не отличались, к тому же, особой надежностью. Но через полчаса на отряд случайно наткнулась другая группа, и Скаддер почувствовал себя увереннее.
Ближе к обеду все они отправились в путь, хотя разумнее, конечно, было бы подождать Рауля с грузовиком: мотоциклы были сильно перегружены, да и неподвижные тела пленниц, привязанных к седлам, усложняли дело. Караван был в движении уже около часа, когда едущий первым командир группы вдруг притормозил, а потом и совсем остановился. За ним стала вся колонна. Скаддер подъехал к виновнику заминки и вопросительно взглянул на него:
— Что случилось?
Мотоциклист поднял руку и показал на север. Скаддер посмотрел в указанном направлении — и испуганно вздрогнул.
В сторону каравана двигалась странная тень. Скаддер понял, в чем дело.
— Неужели всадник? — удивленно и встревоженно пробормотал он. — Черт побери, что все это значит?
Быстро приближаясь, огромный омерзительный жук шел прямо на них. Скаддер сделал знак, чтобы остальные заглушили машины, спрыгнул с мотоцикла и пошел навстречу всаднику.
Не прошло и пяти минут, как неясная тень превратилась в насекомое размером со слона. Гигантский панцирь поблескивал в лучах солнца. Скаддеру понадобилось собрать все свое мужество, чтобы не отпрянуть, когда всадник остановился в нескольких шагах. К этим огромным насекомым, используемым для верховой езды, шарку было не привыкать, и тем не менее, их вид, как и в первый раз, внушал ужас.
С неописуемым отвращением Скаддер поднял глаза вверх — на всадника, сидевшего на спине жука. И только теперь заметил, что всадник был не один: позади тонкой четырехрукой фигуры виднелась другая, казавшаяся значительно плотнее. Однако усилий, чтобы удержаться на гладком хитиновом панцире, этому существу приходилось прилагать гораздо больше.
Когда Скаддер узнал второго седока, то невольно вздрогнул.
— Рауль?!
Всадник навел на Скаддера огромные темно красные глаза и от этого взгляда по коже пробежали мурашки. Две, три бесконечно долгих секунды гигантская голова со страшными челюстями угрожающе покачивалась прямо перед лицом шарка, потом огромный жук отступил в сторону и согнул обе передних пары ног, чтобы всаднику удобнее было спуститься на землю. Однако морон остался неподвижным, зато Рауль со вздохом облегчения соскользнул со спины твари и захромал к Скаддеру. Что то в этом прихрамывании казалось странным, неестественным. Оно выглядело так, будто рана давно зажила. А этого быть не могло. Но Скаддер отбросил мешавшую мысль.
— Что… что все это значит? — спросил он, ничего не понимая.
— Мы встретили его на полпути, — тон Рауля настораживал даже больше, чем вид самого всадника. — Я должен тебе кое что передать.
— Передать? — недоумевая, Скаддер посмотрел сначала на Рауля, потом на морона. — От кого?
— От Дэниеля.

ГЛАВА 5

Проснувшись, она все еще не чувствовала левой стороны своего тела. Была ночь. Черити обнаружила, что лежит у костра. Пламя освещало скудный ландшафт, состоящий из скал и редкого кустарника. Видимо, не только из за удара Скаддера она так долго была без сознания. Во рту остался противный привкус: наверное, кроме топорика, Скаддер таскал с собой еще и бутылку с хлороформом.
Попыталась шевельнуться, но, увы, ничего не вышло. Ее связали по рукам и ногам; если и удастся ослабить путы, все равно далеко не уйдешь: вокруг полно шарков. Этих красавчиков Черити насчитала не меньше двадцати, некоторые сидели у костра, другие сновали взад вперед, время от времени скрываясь в темноте.
Где это она? Разглядеть мало что удалось. Она заметила вдали темные тени нескольких мотоциклов, поблескивающих в свете костра, очертания высокой скалы и несколько чахлых кустиков. Ясно, что это не равнина. И это все, что можно сказать с полной уверенностью.
Черити поняла, что не одинока в своей судьбе. В полутора метрах сидел еще кто то, привязанный к дереву — стройный, коротковолосый. Конечно, Нэт. Напрасно Черити искала взглядом других вестлендеров. Поблизости находился только шарк, сидевший спиной к ней, поджав ноги. Казалось, он дремлет.
Черити попыталась повернуться. Плечо все еще беспокоило, и хотя боль казалась терпимой, пленнице потребовалось собрать все мужество, чтобы решиться повернуть голову и взглянуть на себя. Результаты осмотра порадовали: она с облегчением отметила, что не ранена.
— Тебе еще не особенно досталось, — послышался голос откуда то сверху. Ясно — Скаддер.
Черити подняла глаза и несколько секунд смотрела на шарка, пытаясь понять, откуда же он взялся. Она просто не слышала, как подошел Скаддер; несмотря на свой потрясающий рост, он мог передвигаться бесшумно, как кошка.
Подошедший выдержал недружелюбный взгляд, направленный на него, улыбнулся и присел на корточки. Протянул и тут же убрал руку, так и не коснувшись тела пленницы.
— Очень болит?
— Нет! — отрезала Черити.
Скаддер смущал ее; впрочем, не столько он, сколько ее собственная реакция на этого человека. Нужно б было сердиться, а вместо этого Черити испытывала удивлявшее ее саму любопытство. Кивком головы указала на топорик, снова висевший у Скаддера на поясе. Только сейчас ей стало понятно, что пришлось иметь дело с настоящим индейским томагавком. В мире, где родилась и выросла Черити, это оружие наверняка стоило бы целое состояние.
— Ты здорово владеешь этой штуковиной, — сказала она.
И, сама не желая того, добавила:
— Кажется, мне очень повезло. Если б ты получше прицелился, быть бы мне теперь покойницей.
— Да, — Скаддер развеселился. — Но это могло случиться и раньше, прицелься я хуже.
В устах кого нибудь другого такие слова она приняла бы за пустое бахвальство, а тут — поверила.
— Откуда ты знал, в какую сторону я прыгну? Скаддер сделал неопределенный жест:
— Опыт. Ты испугалась. А если люди паникуют, то почти всегда бегут в одном направлении: вправо, вперед и вниз.
Черити одобрительно кивнула. Постепенно становилось понятным, почему предводителем шарков стал именно этот человек. Про себя она решила, что такого нельзя недооценивать.
— Чего ты хочешь? — спросила она. Не торопясь отвечать, Скаддер смотрел на Черити своим странным взглядом. Шарк улыбался, но так, что ее бросало в дрожь.
— Не знаю, — наконец сказал он. — Может быть, просто поговорить с тобой… Хотелось бы узнать, что представляет собой женщина, на поиски которой Дэниель послал целую армию.
— Но ведь я даже не знаю, кто это, — пробормотала Черити. — Не говоря уж о том, что он от меня хочет.
— Хочешь есть? — неожиданно поинтересовался Скаддер.
Она кивнула, хотя вначале думала отказаться. Не скрывая своей симпатии, он несколько секунд наблюдал за ней, будто размышляя о чем то. Затем пружинисто встал.
— Обещаешь не наделать глупостей, если я тебя развяжу?
Черити снова кивнула, и Скаддер, недолго думая, вытянул нож и разрезал путы. Она попробовала встать, но не сумела. Веревки так сильно перетянули ее кровеносные сосуды, что левая рука и нога совсем затекли.
— А она? — Черити показала на Нэт, с бесстрастным лицом наблюдавшую за разговором. Скаддер покачал головой.
— Не волнуйся, с ней ничего не случится, — успокоил он. — Но девчонка слишком глупа, чтобы я мог доверять ей. Я прикажу принести ей еды. Эй, Кинк!
Последнее обращение относилось к охраннику, застывшему в неподвижной позе к ним спиной. Оказалось, что, вопреки предположениям Черити, он не спал. Шарк вопросительно обернулся. Черити бросила быстрый взгляд на широкое, испещренное шрамами лицо с жестокими глазами и резко очерченным ртом.
— Позаботься о Нэт, — приказал Скаддер. — Да обращайся с ней хорошо.
Кинк поспешил выполнять поручение, а Скаддер осторожно взял Черити за руку и повел к костру. Пленница не сопротивлялась. Жизнь постепенно возвращалась в ее затекшие члены. Но без помощи Скаддера не удалось бы сделать и десяти шагов.
Они пошли не к общему костру, а к другому лагерю, разбитому в стороне, у небольшого огня. В нос ударил соблазнительный запах жареного мяса. Когда подошли поближе, она обнаружила, что и здесь они со Скаддером не остались одни. Правда, тут расположился всего один человек, а не орущая банда в двадцать с небольшим шарков, как у большого костра. Черити вздохнула свободнее, но бдительность не утратила. Конечно, Скаддер был необыкновенно приветлив и, кроме того, симпатичен ей, но все таки он оставался тем, кем был — предводителем армии варваров, ни в грош не ставящих человеческую жизнь.
Скаддер помог Черити взобраться на плоский камень, сам же опустился на корточки с другой стороны костра. Приглашающим жестом указал на деревянные шампуры, висевшие над огнем и унизанные маленькими кусочками мяса. Черити не заставила упрашивать себя дважды. Скудный завтрак — вот все, что она съела за сегодня, и теперь желудок уж очень явно требовал пищи.
Скаддер указал на шарка, сидевшего у костра и наблюдавшего за пленницей:
— Это Рауль, — представил предводитель. — Мой заместитель. Ему ты можешь доверять.
— А другим — нет? — сухо спросила Черити.
— Нет, — таким же тоном ответил Скаддер. — Во всяком случае, не всем… А ведь вы с Раулем, можно сказать, старые знакомые!
Во взгляде Черити читался вопрос. Скаддер с едва заметной улыбкой добавил:
— Сегодня утром ты прострелила ему правую ногу. Но он не злопамятный.
Черити с интересом посмотрела на шарка, но не узнала его. Это, правда, ни о чем не говорило: просто у нее были дела поважнее, чем запоминать лица сумасшедших типов. Впрочем, она заметила, что правая штанина шарка до колена разорвана, тело прикрывала белая повязка.
— Все еще болит? — участливо поинтересовалась Черити.
Рауль сделал отрицательный жест.
— Жаль, — вздохнула она. — Мне надо было прицелиться на метр повыше.
Лицо Рауля осталось невозмутимым. Скаддер тихо рассмеялся.
— Ты несправедлива по отношению к нему, Лейрд, — шутливо заметил шарк. — Ведь Рауль спас тебе жизнь.
— Неужели? — сердито бросила Черити. — А я этого как то не заметила.
— Не помешай он, ты бежала бы, и к этому времени мои ребята тебя бы уже прикончили, — он стал серьезнее. — Или равнина б тебя убила. Никто не может выдержать там. Кроме вестлендеров, конечно. А ты не вестлендер.
— Да, — согласилась Черити. — Я не вестлендер.
— А кто же ты?
Намеренно небрежный тон, которым был задан этот вопрос, не смог ввести в заблуждение даже на секунду. Скаддер спрашивал не потому, что был так мил, а потому, что ему что то было нужно.
— Во всяком случае, не вестлендер, — ответила она уклончиво. — Ты ведь сам это сказал.
Черити наклонилась, вынула из огня один из шампуров и осторожно попробовала. Мясо понравилось, но поразило необычным вкусом. Проглотив первый кусочек, она с жадностью набросилась на остальное. Только теперь Черити поняла, как сильно проголодалась.
Скаддер на некоторое время оставил ее в покое. Но продолжал неотрывно смотреть на пленницу, даже когда ел. Рауль тоже сопровождал взглядом каждое ее движение. Черити чувствовала себя все более неуютно. Охотнее всего она отложила бы мясо и попросила вновь привязать себя к дереву. Но Скаддер, скорее всего, отклонил бы подобную просьбу, да и сама Черити была слишком голодна, чтобы решиться заявить это вслух.
— Ты не доверяешь нам, это понятно, — сказал Скаддер некоторое время спустя. — Но мы не враги.
— Это я заметила, — с издевкой произнесла Черити. — Нэт и ее семья — тоже. Вы что, всегда сжигаете дома людей, которых не считаете своими врагами?
Скаддер сердито поджал губы, но вертевшееся на языке резкое выражение все же сдержал.
— Такого не случилось бы, если б ты не сбежала, — пытался он объяснить, с трудом сдерживаясь. — Но об этом мы уже говорили, не так ли? Так кто же ты?
— А кто такой Дэниель? — Черити ответила вопросом на вопрос.
Глаза Скаддера снова сердито сверкнули, и снова он ценой огромных усилий сдержал себя.
— Ты, правда, не знаешь? — поразился он. — Откуда же ты свалилась? С Луны?
— Может, и так, — пожав плечами, Черити оценивающе посмотрела на Скаддера. — А почему бы тебе действительно не считать, что я оттуда? И самому не ответить на несколько вопросов?
— Возможно, тогда, — добавила она, вновь пожав плечами, — и я отвечу на твои вопросы.
Скаддер вздохнул. И, к ее удивлению, неожиданно кивнул.
— О’кей. А почему бы и нет?.. Я не знаю, кто такой Дэниель.
Когда Черити недоверчиво посмотрела на шарка, тот беспомощно развел руками.
— Я с ним никогда не встречался, — продолжил Скаддер. — Он наш посредник. Но я никогда не видел его. И никто его не видел.
— Ваш посредник? Между кем?
— Между нами и господами моронами, — охотно ответил Скаддер. — Я даже не знаю, человек он или один из них. Но ему подчиняются всадники.
— А вы?
— А мы — нет!
Ответ был так резок, что Черити почувствовала: задето больное место. И Скаддер понял: она заметила. И смущенно улыбнулся.
— Нет, — повторил он. — Мы не подчиняемся никому. Мы… заключили своего рода сделку, можешь называть это так. Следим за тем, чтобы в нашем районе все шло своим чередом, а он… — Скаддер на мгновение задумался. — Дает нам все, что нужно, — закончил наконец шарк. — Горючее. Запчасти… Нас ведь много.
Это была не вся правда. Черити поняла, что Скаддер не говорит о чем то необыкновенно существенном. Но расспрашивать дальше не было смысла. По выражению лица шарка было видно, что он и так сказал больше, чем хотел.
— Так кто же вы? — спросила она, помолчав. — Своего рода личная гвардия этого Дэниеля?
Скаддер сделал вид, будто не заметил оскорбительного тона. Почти невозмутимо покачал головой.
— Мы свободны, — подчеркнул он. Никто не имеет права говорить, что мы должны делать, а что — нет… Так откуда ты пришла, Лейрд? С юга?
Конечно же, она ничего не сказала, но на этот раз Скаддер, кажется, посчитал ее молчание за утвердительный ответ. И неожиданно добавил:
— Я знаю, эти дураки там нас презирают. Только знаешь, Лейрд, они, и их великолепные города, и их так называемая цивилизация нам совершенно не нужны. Цена, которую нужно платить за это, для меня слишком высока.
Города? Черити не смогла скрыть свое удивление. И радость. Ведь слова Скаддера доказывали, что не везде на Земле дела обстояли так плохо.
— О какой цене ты говоришь? — как бы между прочим поинтересовалась Черити. Скаддер фыркнул.
— О рабстве, — отрезал он. — О, я знаю — вы не хотите признаться, но это не что иное, как рабство. Мы…
Он запнулся, некоторое время смотрел на нее, о чем то догадываясь, потом невольно улыбнулся:
— Ты не с юга.
— Действительно, нет, — подтвердила Черити. — Но ведь этого я и не говорила.
Из за спины Скаддера показалась фигура в кожаной куртке и склонилась над ним. Черити не услышала, что сказал шарк, но, несомненно, что то неприятное, так как на лице предводителя появилось озабоченное выражение. Несколько секунд Скаддер молча слушал, потом кивнул, быстро поднялся и с сожалением посмотрел на Черити.
— Мы продолжим позднее, — пообещал он. — А пока Рауль отведет тебя назад.
Она встала и с удивлением почувствовала, что неплохо отдохнула.
— Ко мне вопросов нет? Скаддер улыбнулся:
— Все равно не ответишь, ведь верно? А вопросы, которые задавала ты, были очень интересными.
Заметив ее смущение, он заулыбался еще шире, потом сделал знак Раулю и внимательно проследил, как заместитель поднялся и заковылял к ним. Прекрасное будет зрелище, когда они заковыляют через весь лагерь, поддерживая друг друга, подумала Черити саркастически.

ГЛАВА 6

Вернувшись на свое место, Черити обнаружила, что у Нэт отвязана правая рука. Перед девушкой стояла погнутая эмалированная кружка с водой, над кружкой возвышался ломтик хлеба и кусок жареного мяса. Нэт, такая же голодная, как и Черити, к пище не прикоснулась.
Рауль снова связал странную пленницу, но уже не так крепко, как это сделали в первый раз. Поднявшись, он, будто извиняясь, улыбнулся, потом быстро повернулся и заковылял прочь. Черити поглядела вслед, И чем дольше она смотрела на удаляющегося шарка, тем больше убеждалась, что прострелила ногу именно ему. Но что то во всей этой истории казалось странным.
Вздохнув, Черити повернула голову и посмотрела на Нэт. Та ответила полным ненависти взглядом.
— Как самочувствие? — спросила Черити. Вопрос, конечно глупый, но надо же как то начать разговор. Нэт не отвечала, гримаса на ее лице выражала презрение и бессильную ярость.
— Я очень сожалею о том, что случилось с вашим домом, — виновато продолжила Черити. — Знай я, что так получится, ни за что бы к вам не пришла.
Лицо Нэт исказилось:
— О, ты сожалеешь о нашем доме! Утешила! А больше ты ни о чем не сожалеешь? — голос ее дрожал от гнева.
— Разве случилось что нибудь еще? — Черити запнулась — и наконец поняла. — Родители?
— Мертвы, — подтвердила Нэт. — Только Бобу удалось бежать, а папу и маму они убили.
Девушка мотнула головой в сторону охранника, который, скорчившись, сидел рядом и наблюдал за их беседой. Когда Нэт продолжила, на его лице появилась страшная улыбка.
— Вот он перерезал им горло. И меня бы убил, но я была нужна, чтобы поймать тебя.
— Ну, это не поздно поправить, — почти приветливо утешил Кинк.
Нэт не прореагировала.
— Может, ты сожалеешь еще о чем нибудь? — снова зло спросила девушка.
Черити не ответила. Почувствовав, что больше не может смотреть Нэт в глаза, опустила голову. Скаддер обманул или, по крайней мере, ничего не сказал. А это было одно и то же. Через некоторое время Черити перевела взгляд на костер.
В лагере возникло какое то оживление. Большинство шарков было на ногах, некоторые бежали к своим машинам. На скалах, окружавших лагерь, словно естественная крепостная стена, с трех сторон, показались силуэты мужчин с оружием в руках. Люди напряженно всматривались в темноту. Черити попыталась отыскать взглядом Скаддера или Рауля, но безуспешно: оба затерялись в толпе одетых в черную кожу шарков.
— Что произошло? — вопрос относился к Кинку, тоже повернувшему голову, но вставать не собиравшемуся.
Он пожал плечами и нехотя признался:
— Не имею понятия. Да мне, собственно, все равно. Я должен следить, чтобы вы, красавицы, не натворили глупостей.
Черити бросила на шарка злобный взгляд, на который Кинк ответил наглой ухмылкой, и вновь обратилась к Нэт.
— Мы в горах, так? — спросила она. — Примерно там, где мы с тобой встретились в первый раз.
Нэт неохотно кивнула:
— Да.
Но ведь из разговоров Черити уже знала, что район шарков лежит в двух или трех часах езды от фермы Нэт. А когда Скаддер устроил погром, было раннее утро. Черити не могла понять, почему отряд сделал такой крюк и даже остановился на ночлег вместо того, чтобы сразу отправиться в защищенное место. В горах было далеко не безопасно, это подтверждалось поведением шарков. Внезапно из темноты вынырнул Скаддер. Он отдал несколько распоряжений, шарки тут же разбились на три равные группы: одна направилась на подкрепление к патрулю на скалах, две другие покинули лагерь в разных направлениях. У костра осталась лишь небольшая горстка.
— Что то не так, — пробормотала Черити и взглянула на Нэт. — Есть ли здесь, кроме вас и шарков, другие люди?
Девушка утвердительно кивнула, но, засомневавшись в чем то, пожала плечами.
— Но я не знаю никого, кто осмелился бы напасть на шарков.
Хотя Нэт и не показывала виду, было понятно, что и она ломает голову над вопросом: чем вызвана эта суматоха?
— Может, какие нибудь звери? — неуверенно прибавила она. — Здесь ведь очень опасно.
— Заткнитесь! — грубо рявкнул Кинк, тоже начавший нервничать. Он встал, подошел к Нэт и присел на корточки. Кулак девушки метнулся в лицо шарку, но Кинк, словно играючи, отбил удар, скрутил руку нападавшей и схватил веревку, чтобы вновь обезвредить непокорную пленницу.
— Свяжу ка я тебя, — рассудил он, — чтобы ты не натворила каких нибудь…
В темноте сверкнуло тонкое, острое, словно бритва, лезвие. Кто то полоснул ножом по горлу шарка. Кинк схватился за шею и захрипел. Его глаза расширились. Не проронив ни звука, он стал оседать наземь и наконец упал на Нэт. Тяжелое тело обязательно соскользнуло бы в сторону, но тут его подхватили две худые серые руки, внезапно появившиеся из темноты.
— Ни звука! — предостерег тонкий голосок. — Поддержи его, Нэт. Если остальные что нибудь заметят, мы с вами пропали.
Черити бросила взгляд в сторону костра. В лагере осталось четверо или пятеро шарков. Все они напряженно всматривались в темноту, и в сторону пленников никто не оборачивался. Но это могло произойти в любую секунду.
Гурк разрезал путы Нэт, помог девушке усадить мертвого шарка, используя в качестве опоры его же собственное оружие. Со стороны могло показаться, что Кинк просто дремлет.
— Гурк! — пробормотала все еще не пришедшая в себя Черити. — Откуда ты только…
— Тихо! — зашипел карлик. — Я тебя развяжу, но, ради Бога, молчи!
Черити послушалась. Одним прыжком оказавшись рядом с ней, тролль быстро перерезал веревки и, как только увидел, что освобожденная хочет что то сказать, приложил палец к губам.
— А теперь быстро! — пропищал Гурк. — Их отвлекли, но Скаддер и остальные скоро вернутся. И ни звука!
Черити еще раз обернулась в сторону костра.
— Я исчезаю, — пропищал карлик ей прямо в ухо. — Но ненадолго, О’кей? Рассчитаемся при следующей встрече.
— Рассчитаемся? — растерянно повторила Черити. — Это как? Что ты имеешь в виду? Гурк тихо засмеялся.
— Не беспокойся. Тогда и узнаешь. А пока я открыл для тебя неограниченный кредит.
— Постой! — попробовала удержать своего спасителя Черити. — Ты…
Но Гурк уже не слушал. Одну две секунды еще можно было слышать его шаги, потом все стихло: тролль исчез так же беззвучно, как и появился.
И когда она повернулась, не находя карлика, Нэт тоже растворилась в ночном мраке.
Черити решительно вскочила и нырнула в темноту.

* * *

Рауль опустил бинокль и возвратил Скаддеру. Когда Скаддер поднес аппарат к глазам, заместитель покачал головой.
— Кончай, в этом уже нет смысла, — сказал негромко шарк. — Они только что скрылись между скалами где то там, вверху.
Он как то неопределенно махнул в сторону гор.
— А Кинк?
— Кинк мертв, — Рауль был немногословен. Но, немного помолчав, он все таки добавил:
— Ведь ты хотел этого, правда? Скаддер не мог бы ручаться, но ему показалось, что в словах Рауля сквозит упрек.
— Нет, — отрезал командир, пытаясь в то же время понять, не был ли прав его заместитель. — Но и утверждать, будто у меня сердце разрывается от горя, тоже не буду.
Шарк поднял глаза на своего командира, и, хотя Скаддер смотрел в другую сторону, туда, где исчезла Черити, он кожей ощутил неприятное прикосновение взгляда Рауля.
— Из за этого чувства справедливости ты когда нибудь сломаешь себе шею, — мрачно предрек заместитель.
Скаддер не ответил. Если он и сожалел о чем нибудь, так только о том, что не собственноручно перерезал горло сумасшедшему Кинку. Да и вообще, у них есть дела поважнее, чем беспокоиться о судьбе какого то психопата, убившего за свою жизнь людей больше, чем вшей на голове.
— А что с девушкой?
— Ты о Нэт? — Рауль пожал плечами. — Кажется, она побежала в другую сторону. Видимо, девчонки не особенно ладили.
Он улыбнулся, запустил руку под жилетку и вытащил плоский черный ящичек. Нажал на кнопку. На передней панели аппарата загорелся матовый зеленый огонек величиной с монету. По небольшому экрану заскользила крошечная красная точка. Очень медленно и почти в самом центре.
Задумавшись, Скаддер некоторое время смотрел на пеленгатор, потом, когда Рауль протянул прибор командиру, покачал головой. Скаддер любил технику моронов не больше, чем их самих. Кроме того, он знал достаточное количество способов отыскать нужный след.
— Пока рано, — сказал командир. — Дайте ей еще час времени. И пусть ребята устроят шум, чтобы она поверила, будто мы ее ищем.
Рауль молча кивнул, спрятал пеленгатор и уже собрался уходить, но Скаддер остановил заместителя. — Пошли Барта и пару ребят. Пора вернуть девушку назад, — приказал он. — Да поосторожней. Я хочу, чтобы ее доставили живой и невредимой… И отыщите этого проклятого карлика.
— Его тоже — живым и невредимым? — осведомился Рауль.
Скаддер ответил лишь после небольшой паузы.
— Живым, — сказал он мрачно.

ГЛАВА 7

Со всех сторон ее окружала черная стена ночи. Первые десять минут Черити мчалась, совершенно не разбирая дороги. Продиралась сквозь заросли кустарника, перепрыгивала через мелкие трещины и расселины. Она даже не сознавала, что рано или поздно может свалиться в пропасть. Просто ею владела паника, и еще чудо, что в это время беглянка не разбилась и снова не угодила в лапы шарков. Постепенно Черити взяла себя в руки и снова смогла контролировать собственные действия. Сбавила скорость, попыталась было сориентироваться, впрочем, быстро отказавшись от этой затеи, и наконец остановилась, прислушиваясь к миру. В первое мгновение существовал только стук сердца и показавшееся удивительно громким собственное дыхание. Только спустя некоторое время удалось различить и другие звуки: завывание ветра, раздававшийся то тут, то там приглушенный треск, доказывавший, что, кроме нее, здесь есть и другие живые твари, и еле слышные голоса шарков вдали.
Внимательно оглядевшись, заметила скалу, одинокой сторожевой башней возвышавшуюся над равниной, и решила взобраться на вершину.
Но, сделав всего несколько шагов, в смущении остановилась. То, что в серебристом свете бледной луны выглядело как скала, в действительности оказалось древними, поросшими мхом руинами.
Выходит, сама того не замечая, Черити все время бежала среди развалин. Черные груды камней поблескивали в лунном свете, на фоне ночного неба вырисовывались старые железобетонные конструкции. Когда то здесь был город. Город, который она, возможно, знала.
Эта мысль испугала. И вдруг Черити поняла, где находится… Разрушенная башня, перед которой она сейчас стояла, когда то была частью маленькой белокаменной церквушки. А на вершине горы щебня рядом когда то красовались буквы:
РАТУША.
Да это же Брейнсвилл! Она была здесь за три месяца до бегства в бункер. А потом еще раз — накануне катастрофы. Но тогда город уже горел.
Увиденное потрясло Черити. Только теперь она поняла, что стало с ее землей. Все вокруг: горы, равнина, заброшенная ферма, даже шарки — принадлежало иному миру, тому, куда бывшего капитана вооруженных сил США забросила судьба, но Брейнсвилл… Брейнсвилл был неопровержимым доказательством, заставляющим понять, что ты совсем не на другой планете и не в другой Галактике.
И капитан Лейрд содрогнулась от ужаса. С большим трудом удалось преодолеть оцепенение, сковавшее тело после созерцания страшной картины, и вспомнить, как, собственно, сама Черити здесь оказалась.
Из глубины развалин донесся шорох. Она вздрогнула и бессознательно потянулась к фиксатору на боку, где обычно висел лазер. И только теперь с горечью осознала, что осталась без оружия.
Хорошо еще, что удалось узнать это место. От Брейнсвилла до главного входа в бункер было пять или шесть миль.
Конечно, не близко — совсем не для прогулок пешком, но, если повезет, то до рассвета успеть она может. Снова, уже не впервые, возникли сомнения. А может, Гурк действительно был прав, и все это лишь выдумка? И может, вместо легендарных жителей подземелья она найдет лишь обгоревшие руины… Но если эти люди существуют на самом деле, то она знает, где их нужно искать. В руинах «СС 01».

* * *

Дорога в горы действительно не походила на прогулку. Шарки отняли часы, поэтому точно определить, сколько времени длятся эти ночные блуждания, было невозможно. Но наверняка прошло уже несколько часов. Черити так устала, что охотнее всего занялась бы поиском места для ночлега. И было наплевать, ищут ее шарки или нет. Обходя руины, она наткнулась на ржавую железную штангу. Конечно, оружие не ахти, но все же лучше, чем ничего.
Восхождение превращалось в настоящую пытку. Черити начало казаться, будто она не в гору поднимается, а возвращается назад во времени, снова переживая ужасы последних милей своего бегства из гибнущего мира. Даже обгоревший танк, много лет назад указавший ей путь к бункеру, и тот все еще был здесь. Он почти зарос бурьяном и низким кустарником, но остался неизменным, несмотря на годы, прошедшие с тех пор. Чтобы обогнуть ржавого стального колосса, Черити пришлось сделать большой крюк. Вспомнились горящие глаза насекомых, когда то смотревшие вот здесь из темноты.
Последняя миля снова оказалась самой трудной. Дорога исчезла; на том месте, где раньше находилась окруженная колючей проволокой площадка с орудиями и ворота, теперь поднималась куча щебня.
Иного нельзя было и ожидать. Жителям подземелья вряд ли удалось бы так долго оставаться незамеченными, если б путь в их царство был доступен всякому. Но существовали и запасные входы. Правда, она не знала, где, однако их можно было найти.
Теперь все произошедшее казалось злой иронией судьбы: вероятнее всего, когда Черити проснулась, от оставшихся в живых обитателей бункера ее отделяли какие нибудь несколько метров. И открой она, вместо того чтобы довериться аварийному желобу, эту проклятую бронированную дверь, не пришлось бы тогда переживать ужасы последних дней.
Черити отогнала мрачные мысли, расстроенная посмотрела на огромную кучу щебня и отправилась дальше.
Следующий шаг чуть было не стал последним в ее жизни.
Странное существо появилось так неожиданно, будто выросло из под земли, и так бесшумно, как это могут делать одни насекомые. По виду чудище напоминало гусеницу, но имело устрашающие размеры.
Черити сделала полшага назад и тут же снова замерла, поскольку саранча тоже шевельнулась: круглая голова насекомого дернулась, чувствительные усики толщиной в палец повернулись в сторону человека, а одна из страшных клешней сделала резкое хватательное движение. Черити заметила, что мышцы задних ног неведомого существа начали сокращаться: оно явно готовилось к прыжку.
Черити сделала еще один шаг, и снова клешни саранчи угрожающе щелкнули, ловя воздух. Черити остановилась. Мысли путались. Она не решалась пошевелиться, боялась глубоко вздохнуть. Казалось, чудище реагирует только на движение. По крайней мере, Черити надеялась, что это так. Но даже если она права, проку мало. Ведь известно, каким огромным терпением обладают насекомые. И оружия, чтобы атаковать саранчу, не имеется. Да, с железной штангой у Черити нет никаких шансов. Но дольше оставаться неподвижной невозможно. Нужно что нибудь… что нибудь предпринять.
Где то за спиной раздался шорох. Голова саранчи дернулась, челюсти нервно задрожали.
Позади снова послышался шорох, и на этот раз Черити ясно различила постепенно приближающийся топот. Кто то на сильных мягких лапах подкрался и…
Все произошло необыкновенно быстро. Раздался резкий яростный рев, что то серое и массивное пролетело у Черити над головой и, словно меховой мяч, ударилось в покрытую панцирем спину гигантского насекомого, в ту же минуту вставшего на дыбы. В свете луны сверкнули ослепительно белые клыки. Серое существо яростно вгрызалось в хитиновый панцирь.
«Волки!» — с ужасом подумала Черити. Это были волки! Почти дюжина огромных, похожих на собак, тварей с диким воем набросилась на саранчу.
Чудовищное насекомое защищалось, используя всю мощь гигантского тела. Клешни ворочались в разные стороны, как смертоносные дубины. То здесь, то там один из волков взвывал от боли. Но из темноты появлялись все новые и новые серые разбойники. Казалось, будто на сопротивление противника они не обращают ни малейшего внимания. Огромное насекомое отчаянно отбивалось, а Черити тем временем шаг за шагом отступала назад.
Вот она повернулась — и в последний момент подавила крик ужаса.
В двух трех шагах виднелась опушка леса, но с таким же успехом это могли быть две три мили или два три световых года: между Черити и спасительными деревьями стоял и смотрел на женщину горящими глазами огромный темно серый с черными пятнами волк. Он не делал попыток напасть, но ужасные клыки были обнажены, а из груди вырывалось глухое рычание.
— Не двигайся!
Голос раздался откуда то из темноты. Обессиленная, Черити едва сдержалась, чтобы не вздрогнуть от испуга и тем самым не спровоцировать волка на прыжок.
— Не двигайся! — еще раз повторил обладатель голоса. — Что бы ни случилось!
Волк повел ушами, однако ж продолжал, не отрываясь, смотреть на Черити. Казалось, будто он догадывается об опасности, грозящей сзади, но не может отказаться от стоящей перед ним добычи.
Ветви с шумом раздвинулись, и из зарослей показался двухметровый гигант. Волк зарычал и метнулся в ту сторону, но опоздал. Всего на долю секунды…
Томагавк Скаддера попал хищнику в голову и раскроил ее надвое.
— Бежим! — шарк грубо схватил ее за руку и поволок за собой.
И, как поняла, оглянувшись, Черити, сделал это вовремя. Под напором волчьей стаи саранча упала, и волки стали рвать добычу на куски. Но не все. Некоторые, заметив людей, бросились в погоню.
А Скаддер и Черити были уже на опушке. И пытались спастись от волков точно так же, как это делали люди миллионы лет назад. Скаддер в несколько прыжков достиг высокого дерева, недолго думая, схватил Черити за талию и швырнул ее вверх. Совершенно бессознательно она ухватилась за сук и подтянулась на руках. В это время Скаддер, оттолкнувшись от земли, попытался поймать другую ветку — и промахнулся.
Он отчаянно вскрикнул, падая с высоты полутора метров, и тут же с проклятием вскочил. Волки приближались: два, три темных силуэта… Почти полдюжины серых теней. Черити закричала. Но Скаддер успел. Он не стал больше прыгать и с невероятной ловкостью вскарабкался вверх по стволу. А волки тем временем, оскалив пасти, уже пытались вцепиться в ноги человеку.
— Скаддер, сюда! — Черити нагнулась и, обхватив одной рукой сук, другую подала напарнику. Собрав все силы, потянула. И, потеряв равновесие, чуть было сама не сорвалась вниз. Но в последний момент была подхвачена Скаддером.
Несколько секунд, не пытаясь прийти в себя, Черити хватала воздух широко открытым ртом. Потом обнаружила, что Скаддер все еще сжимает ее в объятиях. Она сердито вырвалась, оттолкнула его. Скаддер только ухмыльнулся.
— Если ты ждешь, что я буду благодарить тебя, то ошибаешься! — выпалила Черити.
Ухмылка Скаддера стала еще шире, но сам он по прежнему молчал. И это злило еще больше.
Она готова была убить этого мерзавца. И вдруг посмотрела вниз: волки окружили дерево и, скуля, щелкая зубами, пытались схватить добычу. Хищников становилось все больше. Очевидно, чтобы сожрать саранчу, стае понадобилось не слишком много времени.
— Едва едва успели, — тихо проговорила Черити, уже смягчившись. Скаддер рассмеялся:
— Кстати, саранча совершенно безобидна, — сообщил он насмешливо. — Это травоядное. Она становится опасной, только когда приходится защищаться.
Черити рассердилась не него. Но, Боже, как захотелось надавать пощечин себе самой! Особенно, когда Скаддер все тем же небрежным тоном заметил:
— С твоей стороны прогуливаться по этой местности одной и без оружия было довольно легкомысленно, не находишь? Ты стала бы не первой, кого сожрали волки. Они ведь уже давно шли по твоему следу.
— Как и ты?
Скаддер покачал головой:
— Нет. Я шел за волками. Но еще час назад я знал, где ты.
— Почему же ты просто не подождал, пока меня сожрут? — бросила Черити.
Теперь больше, чем на Скаддера, она злилась на себя. Шарк то говорил чистую правду: вот так вот, с пустыми руками, убежать в чужой мир, зная о нем лишь то, что большинство его обитателей она с легкой душой могла бы назвать своими врагами, было со стороны Черити более, чем легкомысленно.
— Тебя нужно доставить живой, — напомнил Скаддер и покачал головой. — И куда тебя понесло? Да здесь же на сто миль вокруг нет ни одного места, куда стоило бы бежать.
Черити предпочла не отвечать. Вновь посмотрела на волков: звери бесновались все сильнее. Не скрывая недоумения, жестом указала на автомат — ее собственный автомат, как сердито отметила Черити про себя, — висевший теперь на поясе у Скаддера:
— Почему ты не пристрелишь парочку? Может, тогда остальные исчезнут. У меня, например, нет никакого желания ночевать на дереве.
Скаддер не согласился.
— Зачем же стрелять? — спросил он серьезно, — Они ведь больше ничего нам не сделают. И вообще скоро уйдут.
Действительно, некоторые хищники уже потеряли к людям всякий интерес. Лишь несколько волков все еще пыталось допрыгнуть до веток, но и те, вероятно, постепенно поняли, что на этот раз добыча ускользнула.
— Бежать с твоей стороны было довольно глупо, — повторил Скаддер еще раз. — Это не значит, конечно, что я на твоем месте тоже не попытался бы. Но, видишь ли, я выбрал бы другое направление. Даже всадники не отваживаются направляться в горы.
— Это делают только смелые шарки, не так ли? — с издевкой спросила Черити. Скаддер покачал головой:
— Даже они не решаются на это. Только если прикажут. А тебе просто повезло.
— Я уже благодарила, — съязвила Черити. — Разве нет?
— Больше и не пытайся, — невозмутимо продолжал Скаддер. — Вряд ли я смогу каждый раз вовремя оказываться в нужном месте, чтобы тебя спасти. Да и вообще, здесь имеется кое что и пострашнее волков.
Черити решила больше не отвечать. И снова посмотрела вниз.
Волки действительно начали исчезать. Сначала по одному, потом группами они уходили в подлесок на севере. Наконец под деревом остался один единственный зверь, но вскоре и тот убежал вслед за другими.
Однако, прежде чем Скаддер решился спуститься, прошло еще добрых десять минут. Несколько мгновений он, словно гимнаст, висел на руках, потом пружинисто спрыгнул. Черити невольно залюбовалась пластичностью движений. Скаддер упал на землю, сделал кувырок и вновь вскочил на ноги, одновременно выхватив из за пояса свой топорик. «Хорошо еще, что не автомат», — с удовлетворением отметила Черити.
Но никто не нападал. Волков не было, не было вообще никого. Скаддер облегченно вздохнул и подставил руки.
— Ну, прыгай!
И Черити действительно прыгнула, Но не в объятия Скаддера, как тот ожидал. Развернувшись в воздухе, она мягко приземлилась в шаге от шарка, потом сделала кувырок — и без предупреждения атаковала. Нога Черити описала идеальный полукруг и натолкнулась на подбородок Скаддера. Удар был в несколько раз сильнее, чем если бы Черити действовала кулаком.
Обычно этого с лихвой хватало, чтобы убить или, по крайней мере, сделать инвалидом, особенно если человек был захвачен врасплох и не пытался уклониться.
Но Скаддер даже не упал, а лишь, дико замахав руками, но не потеряв равновесия, отступил шага на два назад. Шарк почувствовал, что оглушен, и затряс головой.
Не дав противнику опомниться, Черити изо всех сил оттолкнулась и, слегка поменяв направление, нанесла ему страшный удар в грудь. На этот раз Скаддер упал, тяжело, без единого звука.
Но одновременно с ней вновь вскочил на ноги. Черити направила ладонь ребром прямо ему в шею, попытавшись одновременно нанести удар коленом между ног, однако Скаддер отразил нападение и, как показалось, почти играючи. В свою очередь, он дал Черити такую оплеуху, что девушка зашаталась.
И все таки Скаддер снова недооценил капитана Лейрд. Черити не пыталась уклониться или отразить удар. Наоборот, она схватила его выставленные руки, изо всех сил рванула на себя и опрокинулась на спину. Скаддер наскочил на выставленное колено, застонал от боли и перелетел через голову Черити. И рухнул на землю в трех четырех метрах от своей противницы.
Черити подбежала, вырвала у него из за пояса автомат, поспешно отскочила. Сняла оружие с предохранителя и направила шарку в грудь.
Скаддер со стоном приподнялся и обхватил лицо руками. Когда убрал пальцы, на них была кровь.
— Одно движение — и ты покойник! — пригрозила Черити.
Скаддер несколько минут разглядывал кровь на своих руках, потом поднял голову. И посмотрел — скорее расстроенно, чем рассерженно.
— Опять я тебя недооценил, — вздохнул он. — Постепенно это входит в привычку. Где ты научилась так драться?
— Там же, где научилась, как себя вести с такими типами! — отрезала Черити.
И, когда он хотел шевельнуться, угрожающе добавила:
— Лежи! Уж больно ты быстрый!
Скаддер замер, но вид у него был не особенно испуганный. Наоборот, заглянув в дуло автомата, направленного Черити противнику прямо в грудь, шарк улыбнулся.
— Ты этого не сделаешь, — подчеркнуто твердо сказал Скаддер.
— Ты уверен? Он кивнул.
— Абсолютно. Ведь ты, как и я, не станешь стрелять в безоружного. Сейчас я встану.
Большой палец Черити коснулся крошечной кнопки на автомате, и на черной коже, обтягивавшей правое колено Скаддера, появилась кроваво красная точка величиной с монету. Лазерный прицел издал едва слышное жужжание.
— Хочешь пулю в колено? — спросила Черити. — Без проблем.
Скаддер заколебался. Впервые с тех пор, как они познакомились, застыл в нерешительности.
— Мне ничего не стоит потом снова затащить тебя на дерево, чтобы спасти от волков, — серьезно сказала Черити, — но если ты хотя бы кашлянешь, я нажму на курок.
Почти минуту Скаддер рассматривал красное пятно на своем колене, потом перевел взгляд на нее.
— У тебя нет шансов, — проговорил он тихо. — Поверь мне, ты не выживешь здесь и дня.
— Уж как нибудь постараюсь! — спокойно возразила Черити. — А теперь перевернись ка на живот, да разведи пошире руки и ноги.
Помедлив немного, Скаддер стал нехотя выполнять приказ. И вдруг застыл. Его глаза расширились и остановились на чем то позади Черити.
Она вздохнула.
— Если ты думаешь, что я попадусь на удочку, то ошибаешься. Этот трюк устарел еще до моего рождения.
— Это не трюк!
Скаддер плотно сжал губы и побледнел.
— Проклятие, хотел бы я, чтобы все оказалось трюком! — прошептал он.
Черити задумалась. Либо Скаддер был самым талантливым артистом, какого она только встречала, либо испуг был настоящим. В любом случае, она решила, что оборачиваться не станет.
И тут же оглянулась.
Да, это действительно был не трюк. Позади стояли люди: соперников полукругом обступила добрая дюжина мужчин и женщин в облегающей светло голубой униформе. И эта униформа походила на одежду Черити. А в руках неизвестные воины держали не что иное, как лазеры. Кожа на лицах была бледна. Сомнений не оставалось: они нашли людей из подземелья. Значит, это не легенда. Черити со вздохом облегчения опустила оружие и сделала шаг воинам навстречу. И даже не успела пожалеть о своем решении. Один из двенадцати лазеров послал тонкую ярко красную молнию, и Черити лишилась сознания.

ГЛАВА 8

Красная точка на экране пеленгатора на целых полчаса застыла. Потом, несколько минут спустя, ожила, подрагивая, переместилась немного в сторону и снова остановилась. Свечение начало слабеть. Точка не сдвинулась ни на миллиметр, но ее существенно уменьшившаяся яркость говорила, что объект покидает зону приема.
Подобная странность могла заставить задуматься и даже испугать любого. За исключением Рауля. Фиксируя непонятное поведение световой точки, он старательно взвешивал возможные объяснения.
Послышались чьи то шаги; быстро спрятав пеленгатор под куртку, Рауль поднял голову. К заместителю приближался Барт. Чувствовалось, что шарк, как и все остальные из команды, очень нервничает. Оружие Барт держал в левой руке, правая же, забинтованная, болталась в петле на груди словно напоминание о столкновении с волчьей стаей, встреченной час назад. Трое человек погибло и почти дюжина получила более или менее серьезные ранения, прежде чем отряду удалось обратить серых бестий в бегство.
— Наши на подходе, — сказал Барт и показал стволом в сторону скалы, где на вершине стоял один из часовых.
Раулю уже несколько минут был слышен натужный рев мотоциклов, с трудом поднимавшихся по заброшенной горной дороге.
— Ребятам сказать? — спросил Барт. — Мы могли бы отправиться дальше. И со смущенной улыбкой добавил: — Было бы лучше не задерживаться здесь надолго.
Рауль на какое то время задумался, потом покачал головой.
— Нет. Подождем, пока совсем рассветет.
— Но ведь Скаддер все не возвращается, — заколебался Барт. — Мы должны найти его. Я… начинаю беспокоиться о командире.
— И напрасно, — холодно произнес Рауль. — Подождем.
Барт был поражен. Но возразить еще раз, разумеется, не решился.

* * *

На этот раз она очнулась не самостоятельно: кто то бил ее по щекам — не очень сильно, но не переставая. Черити застонала. «Неужели эти идиоты не могли воспользоваться старым испытанным способом?» — подумала она сердито. Ведь такого же результата можно было достигнуть, вылив на нее ведро воды!
Гнев дал новые силы. Она открыла глаза, совершенно инстинктивно попыталась заслонить рукой лицо и тут поняла, что связана.
Кто то еще раз шлепнул Черити по щеке, потом, заметив, что пленница наконец пришла в себя, отступил на шаг назад.
Черити была не совсем уверена, но ей показалось, что она узнала мужчину: это был один из тех, кого они со Скаддером встретили на склоне горы. Только теперь все происходило не под открытым небом, а в небольшой, освещавшейся холодным светом нескольких неоновых ламп, комнатке с белыми стенами, Лицо склонившегося над Черити при искусственном освещении показалось еще более бледным. Если б еще под глазами были черные круги да на щеке кто нибудь нарисовал бы слезу, то эту физиономию невозможно бы стало отличить от маски Пьеро.
— Может, все таки перестанете меня бить? — выдавила наконец Черити.
— Помалкивай, — отрезал мужчина. — Говорить будешь, когда спросят.
— Слушаюсь! — с издевкой сказала она. И тут же получила еще одну звонкую пощечину. Кожа на месте ударов пылала. Еле сдержав стон, Черити впилась взглядом в бледнолицего.
Он оказался не единственным, кто находился в комнате. Черити, лежавшая на раскладушке, была примотана к своему ложу какими то ремнями. Но голову поворачивать все же удавалось. Метрах в трех от Черити у противоположной стены, стояла вторая кровать с привязанным к ней огромным телом в черной кожаной одежде. Там же, небрежно прислонясь к стене, расположились два охранника в светло голубой форме НАСА, двое других занимали пост у ложа Черити. Итого пятеро, если считать человека, который разбудил ее. Многовато, ведь пленники то связаны.
— Кто ты? — резко спросил мужчина с бледным лицом. Чувствовалось, что он не привык задавать один и тот же вопрос дважды.
— Мое имя Лейрд, — сообщила пленница. — Капитан Черити Лейрд из военно космических сил США.
Кивком головы она указала на форму собеседника и, улыбаясь, добавила:
— Мы с тобой из одного подразделения, приятель.
На его лице появилось выражение крайнего удивления. Но ответ, видимо, оказался достаточным, чтобы удовлетворить любопытство, а потому новых пощечин не последовало.
— Откуда ты пришла? — не успокаивался он. — И где взяла эту одежду?
— Почему ты не отвяжешь меня, чтобы спокойно обо всем поговорить? — поинтересовалась Черити, — Ведь я же на вашей стороне.
— Никто не стоит на нашей стороне, кроме нас самих, — убежденно возразил бледнолицый.
Черити почудилось, будто эти слова произносились как то странно: очень быстро и монотонно, как что то заученное до автоматизма. Но незнакомец тут же сменил тему и, указав на Скаддера, продолжил:
— Что связывает тебя с этим шарком?
— Ничего, — ответила Черити.
— Почему же тогда вы были вместе?
Этот допрос начинал казаться невыносимым.
— Если б ты был чуть повнимательнее, то заметил бы, — проговорила она сердито, — что, когда появились вы, я как раз собиралась с ним распрощаться.
— Но пришли вы вместе, — не унимался бледнолицый. — Почему?
— Это не так, — вмещался Скаддер. — Она говорит правду. Я просто шел следом.
— Он так привязчив, — подтвердила Черити, удивленно глядя на своего былого противника. Шарк выглядел очень серьезным: не испуганным, но озабоченным.
— Они лгут, Марк, — сказал один из охранников. — Это всего лишь уловка. Нам надо пристрелить их, а тела отдать волкам.
Тот, кого назвали Марком, кивнул.
— Может быть, мы так и сделаем, — подтвердил он без тени улыбки.
И вновь обратился к пленнице:
— Если, конечно, ты не дашь нормальных ответов. Итак, откуда ты пришла и где взяла эту одежду?
Черити вздохнула. Может, лучше всего рассказать Марку правду?
— Я пришла из Нью Йорка, — призналась она, помедлив. — А эта одежда — моя форма. Форма пилота военно космических сил США.
Удара в лицо она получить никак не ожидала. От боли из глаз посыпались искры. Из рассеченной нижней губы хлынула кровь.
— Лжешь!
— Нет, — сдавленно прошептала Черити. — Но с удовольствием солгала бы, если тебе так не нравится правда.
Глаза Марка сверкнули, но бить пленницу он больше не стал, а обратился к Скаддеру:
— Ладно, давай теперь ты, шарк. Если не ошибаюсь, Скаддер? — он тихо засмеялся. — Рад познакомиться. Я много о тебе слышал.
Скаддер слегка наклонил голову.
— Да, знаменитым быть не легко, — сказал он небрежным тоном. — Но я могу…
Марк ударил лежащего кулаком в лицо, и шарк замолчал. Только губы покривились в злой усмешке. Наносивший удар со страхом попятился.
— Скоро ты забудешь о своих штучках, — пообещал Марк. — Живым тебе отсюда не выбраться. Мы так долго тебя поджидали.
Скаддер с ненавистью посмотрел на противника, но ответил очень спокойно:
— Я понял, Марк. Теперь, когда я знаю, где вас искать, вы действительно не можете оставить меня живым. Но отпустите Черити. Ведь она говорит правду. И действительно больше принадлежит вашему миру.
— Да? И именно поэтому ты ее защищаешь, не так ли? — издевательски ухмыльнувшись, полюбопытствовал Марк. — Я не поверил ни единому слову. Может, вы где нибудь нашли эту форму и разыграли весь этот дешевый спектакль, надеясь провести нас. Ничего не выйдет. Она одна из вас.
Скаддер несколько секунд помолчал. Черити могла видеть, как мучительно он пытается найти выход.
— Если бы все оказалось по твоему, — выговорил он наконец, — тогда убивать нас было бы тем более глупо. Или ты думаешь, что мы отважились прийти сюда вот так, вдвоем?
— Нет, — невозмутимо ответил Марк. — Я точно знаю, что нет. Но если ты надеешься, что твои стервятники спешат к тебе на помощь, то глубоко ошибаешься. Мы точно знаем, где находится каждый из них. И если кто то найдет нас, мы его убьем.
— Ой ли? — насмешливо проговорил шарк. — А не надорветесь?
— Он прав, Скаддер, — прервала их Черити. — У твоих людей нет ни малейшего шанса. Этот бункер — настоящая крепость.
Скаддер с удивлением посмотрел на нее, Марк тоже повернулся в сторону пленницы:
— А ты откуда это знаешь?
— «СС 01», — ответила Черити с особым нажимом, — самый крупный и самый надежный бункер западного мира. Двадцать шесть уровней; правда, некоторые из них разрушены. Оснащен самыми современными системами обороны, автономной энергетической установкой и стартовым комплексом для трех космических челноков, два из них все еще стоят внизу в ангаре. Хотите услышать больше?
Марк помолчал; кажется, впервые у него появились сомнения. Затем, будто отметая все, сделал резкое движение рукой.
— Твои доказательства ни о чем не говорят, — возразил он. — Ты могла узнать эту информацию где угодно.
— Ну, может, и не где угодно, но ты, разумеется, прав, — согласилась Черити. — И все таки: я могу начертить тебе план командного уровня, я могу сказать, сколько помещений имеется там, внизу, и как они выглядят. И у меня есть еще кое что, что может тебя убедить.
— Что же это?
Черити коснулась подбородком своей груди.
— Посмотри под курткой.
Марк мгновение поколебался, потом поспешно нагнулся и расстегнул ее куртку. Черити пожалела, что индивидуальный защитный экран не был включен. Этому высокомерному мерзавцу совсем не мешало бы получить хорошенький ударчик током.
Глаза Марка буквально округлились, когда он увидел маленький серебристый жетон, висевшей на цепочке на шее у Лейрд.
— Допуск класса «А»? — спросил он, не поверив собственным глазам.
— Как видишь, — сердито буркнула Черити. — Да развяжи же меня наконец!
Марк хотел было что то возразить, но тут откуда то раздался пронзительный свист, и на маленьком пульте управления рядом с дверью загорелась красная лампочка. Марк почти испуганно обернулся.
— Да?
— Приведите их ко мне, — ответил голос из невидимого громкоговорителя. — И немедленно.
— Обоих? — спросил Марк. — Они ведь…
— Обоих, — прервал голос. — Шарка и капитана Лейрд. Да обращайтесь с ними хорошо.
Резкий щелчок подтвердил, что громкоговоритель отключили, не дожидаясь ответа. Некоторое время Марк беспомощно смотрел в пустоту, потом выпрямился и, кивнув, дал своим людям знак развязать Черити и Скаддера.

* * *

Дорога вела вниз. Впервые, с тех пор как имела дело с бункером «СС 01», Черити действительно осознала, насколько громаден он был. И проделать весь путь до двадцать шестого уровня пешком пришлось тоже впервые. Где то после трехсотой ступеньки дороги, уводившей их со Скаддером все дальше вглубь, Черити сбилась и оставила счет. Пришлось подумать о том, как бы не потерять равновесие на этой полуразрушенной бетонной лестнице.
Освещена она была слабо, отремонтирована — только местами, так что иногда спуск становился просто опасным для жизни. К тому же, Марк заковал их в наручники.
По пути Черити мало что увидела. Все без исключения двери, мимо которых пришлось проходить, были закрыты. И даже когда пленники достигли своей цели — выцветшие цифры на двери указали, что путники уже на двадцать шестом уровне, — они не увидели ничего, кроме пустого коридора, слабо освещавшегося несколькими неоновыми лампами.
В отличие от лестничной клетки, он не был заброшен. Не было видно ни повреждений, ни развалин, не было даже пыли. И хотя людей в коридоре тоже не было, эта часть бункера казалась обитаемой. Все было так, как и предполагала Черити: она проснулась всего в нескольких десятках метров отсюда. Если б тогда ей удалось открыть эту проклятую дверь!..
— Стоять!
Голос Марка вернул ее к действительности. Она повиновалась, но попыталась через плечо взглянуть на комнату, где скрылся Марк. Это было светлое и необыкновенно чистое помещение. Перед включенными компьютерами сидели мужчины и женщины в светло голубой и белой форме.
— Фантастика! — пробормотал стоявший рядом с ней Скаддер. Черити взглянула на него и обнаружила, что лицо шарка исказила гримаса. — И вот это вы называете жизнью?!
Черити ответила не сразу. Замечание Скаддера рассердило ее. Этот бункер, компьютерный зал за дверью и даже Марк в своей голубой форме военно космических сил — все увиденное на какое то мгновение внушило Черити чувство, будто она вернулась домой. Слова Скаддера разрушили эту иллюзию.
— Нет, — ответила Лейрд. — Но я не думаю, что они сами выбрали такую жизнь.
Скаддер ответить не успел. Неожиданно вернулся Марк и приказал:
— Следуйте за мной!
— Куда вы нас ведете? — поинтересовался шарк.
— К нашему вождю, — холодно пояснил Марк. Скаддер едва заметно вздрогнул. А Черити ответ совсем не поразил. Голос из громкоговорителя там, в маленькой комнате, назвал ее по имени, и назвал уверенно. У Черити возникло чувство, будто она знает, с кем они встретятся по ту сторону двери.
Нужно было пройти через помещение, в которое только что заглядывала Черити. Оно действительно было похоже на компьютерный центр. Мужчины и женщины у пультов были такие же бледные и худые, как Марк, и напоминали в своей одинаковой одежде автоматы. Черити показалось, будто она оказалась в каком то старом научно фантастическом фильме, среди людей, переживших атомную катастрофу, зарывшись в подземном бункере, словно кроты, и даже не представляющих, что может существовать небо не из камня или бетона.
Но это был не фильм, все было слишком уж реально. И во сто раз хуже, чем человеческие выдумки.
Наконец они пересекли зал, Марк открыл другую дверь. Черити заметила вооруженных часовых, стоявших по обе стороны от прохода и взиравших на нее и Скаддера с нескрываемым недоверием.
Когда пленники вошли в комнату, их буквально ослепили несколько мощных прожекторов. За настоящим письменным столом сидел человек, лица которого из за яркого света невозможно было различить.
Рассердившись, Черити подняла к лицу руки и заморгала.
— Что означает весь этот маскарад, Стоун? — спросила она. И увидела, как Скаддер удивленно вздрогнул и повернулся к ней. На лице Марка тоже появился вопрос. — Хватит ломать комедию! Да выключите же наконец этот дурацкий свет!
В первое мгновение ничего не произошло. Потом тень за стеной света шевельнулась, раздался тихий старческий смех. Что то щелкнуло, прожекторы погасли.
Прошло несколько секунд, прежде чем глаза Черити привыкли к изменившемуся освещению, — и еще некоторое время, пока она поняла, что ошиблась.
Это был не Стоун. И все же лицо человека было явно ей знакомо. Только теперь оно выглядело иначе, чем раньше.
— Найлз! — прошептала она в полной растерянности.

ГЛАВА 9

Сантиметр за сантиметром Рауль продвигался к склону. Чтобы преодолеть расстояние в десять шагов от опушки леса до подножия пологой осыпи, понадобилось целых двадцать минут. Рауль полз так медленно, что временами могло показаться, будто он вовсе не двигается с места. Все это время шарк не спускал глаз с маленькой камеры, смотревшей на опушку с вершины осыпи.
Никто другой даже не заметил бы это приспособление, да и Рауль увидел его только потому, что точно знал, что нужно искать. К тому же, камера вращалась — очень медленно, но зато непрерывно.
Пол оборота направо, пауза.
Пол оборота налево, пауза…
Иногда в ее поле зрения попадал падающий лист, какие нибудь пылинки или мелкий зверек, тогда камера замирала, но не надолго.
Рауль хорошо изучил подобный тип приборов наблюдения, это и было причиной, заставившей его передвигаться не как обычно, а на руках и коленях, да еще и со скоростью улитки. Всякий раз, когда матовый стеклянный глаз камеры смотрел в его сторону, Рауль неподвижно застывал на месте. В эти мгновения он даже не дышал.
Это была видеокамера, но изредка вспыхивающий маленький красный глазок под ней подсказывал Раулю, что за ними никто не наблюдает: аппарат просто подключили к примитивному датчику, реагирующему на всякое движение. Понятно, что здесь имелось несколько десятков, если не сотен таких камер, держащих под контролем всю местность вокруг горы. Вероятно, они были подсоединены к центральному компьютеру, анализирующему каждое отмеченное движение.
Наконец он все таки добрался до осыпи. Камера была так близко, что, чтобы дотронуться до нее, достаточно было просто вытянуть руку.
Взгляд Рауля скользнул по сторонам, встречая на пути лишь обломки скал и щебень, и остановился на низкой треугольной расселине. Вход. Да, это явно здесь.
Медленно, бесконечно медленно, Рауль выпрямился и протянул руку к камере. Между пальцами блеснуло круглое стекло, напоминающее призму, но слишком толстое и странное — прозрачное и матовое одновременно.
Чтобы вытянуть руку на какие нибудь двадцать сантиметров, понадобилось целых десять минут; терпение Рауля грозило вот вот иссякнуть. Но он ждал. Камера повернулась, замерла, снова повернулась и на какую то долю секунды оказалась направленной прямо на руку Рауля. Внезапно пальцы его сделали невероятно быстрое движение.
Странная призма со звоном ударилась в объектив и закрыла аппарат. На долю секунды стекло помутнело. Рауль знал, что в этот момент где то внутри горы раздался сигнал тревоги и, наверное, ожил один из мониторов.
Но стекло объектива сразу же прояснилось, и на мониторе под землей появилась хорошо знакомая картинка, фиксирующая все находящееся на опушке леса. Не было только шарков, по сигналу предводителя вышедших из укрытия и приближавшихся к склону. Призма просто не пропускала их изображения: по желанию Рауля она могла отфильтровать все, что угодно. Выглядевшее так безобидно стекло было настоящим чудом техники. Его изготовили не на Земле.
Рауль со стоном поднялся и стал разминать затекшие конечности. Делал это он до тех пор, пока в них не начала возвращаться жизнь. Потом повернулся к Барту и остальным, остановившимся позади, снял с плеча свое оружие и указал на расселину в горе.
— Вперед!

* * *

«Нет, это совершенно невозможно! — думала Черити. — Да этого просто не может быть!» Но человек за письменным столом действительно был Найлзом! Тем самым Найлзом, вместе с которым она летала на Луну, на Марс, а потом и к звездолету пришельцев. Этот человек нравился Черити, она с удовольствием с ним работала. Найлза, родившегося почти на год позже, чем она сама, все знали как прекрасного мужчину, очень умного, правда, любившего изредка прикинуться тупым ниггером.
Но теперь он был…
Черити, не отрывавшая взгляда от лица товарища, судорожно искала слова и изо всех сил пыталась скрыть охвативший ее ужас.
Найлз был стар. Невероятно стар. Казалось, что его лицо состоит из одних только морщин и складок. Волос не было. Щеки ввалились, а глаза, такие жизнерадостные и внимательные, потускнели от старости.
— Боже мой! — прошептала наконец Черити. Ничего иного сказать она не могла. Невозможно было словами выразить те чувства, которые вызвал у нее вид Найлза. И вдруг она осознала, что подобная реакция должна сильно обидеть этого человека. Черити смутилась и опустила глаза.
— Вам не нужно извиняться, Лейрд, — произнес Найлз. Его голос был тонок, но полон силы. — Встреча с вами была для меня таким же шоком. Но я был подготовлен.
Он указал на один из маленьких мониторов, выстроившихся в ряд на полке позади письменного стола.
— У меня было целых полчаса, чтобы привыкнуть к этой мысли, — он засмеялся. — Для нашей встречи я приготовил уйму умных слов — но все это так глупо… Кто такой Стоун?
Черити подняла голову. Трудно было выдержать взгляд состарившихся на два поколения глаз.
— Никто, — ответила она.
— Никто?
— Человек, которого я ожидала здесь встретить. Но это не играет никакой роли, — она вспомнила, о чем подумала тогда, в первый момент. — Как случилось, что вы все еще живы?
Черити сразу же пожалела о своих словах. Сказанное походило на упрек. Но Найлз, кажется, не обиделся на это замечание.
— Сорная трава не погибает, вы же сами знаете, — он вновь рассмеялся, только теперь смех звучал очень неестественно.
Черити чувствовала, что этот разговор стоил Найлзу больших усилий. Старик закашлялся.
— Да, я сумел пережить все это, впрочем, как и вы. Правда не так хорошо сохранился.
— Но ведь Нью…
— Я успел покинуть город, — перебил ее Найлз. — Не спрашивайте меня, как. Я уже не помню. Но каким то образом мне это удалось. И другим тоже. Уничтожение не было всеохватывающим. Они стерли с лица земли Манхэттен и часть побережья, а нам… повезло.
— А ваша жена?
— Она умерла, — ответил Найлз. — И дочь тоже. Им повезло меньше, чем мне.
Он слабо улыбнулся.
— Мне не тяжело говорить об этом, — сказал он, и это звучало искренне. — Знаете ли, прошло так много лет…
— Кто это? — вмешался в разговор Скаддер. — Вы знакомы?
— Заткнись! — крикнул Марк и, будто собираясь ударить шарка, угрожающе поднял руку. Найлз остановил его.
— Иногда вы действительно слишком усердны, Марк.
Найлз вздохнул, с трудом повернулся на своем стуле и посмотрел на Скаддера долгим задумчивым взглядом.
— Вы, стало быть, и есть легендарный Скаддер? — наконец произнес старик. И опять вздохнул. — Дайте мне честное слово, что, если я прикажу Марку снять наручники, не попытаетесь напасть на меня или бежать.
Марк шумно втянул воздух. Скаддер в первый момент тоже выглядел удивленным. Найлз снова вздохнул.
— Я не могу разговаривать со связанным человеком, мистер Скаддер, — объяснил он. — Так вы даете слово?
Скаддер кивнул, и Найлз попросил:
— Снимите наручники, Марк. С обоих.
— Но…
— Ну же! — сказал Найлз еще раз. Его голос звучал скорее нетерпеливо, чем рассерженно. — Знаю, вы хотите возразить. Но я тоже много слышал о Скаддере — и никто не говорил, чтобы он когда нибудь нарушил данное обещание.
— Как прикажете, — сердито пробурчал Марк и принялся за работу. Сняв наручники с Черити и Скаддера, он вновь вернулся на свой пост.
— Спасибо, Марк. Я позову вас, если мне будет что нибудь нужно. Пожалуйста, оставьте нас одних.
Марк заметно побледнел, но возражать не стал. Подчеркнуто лихо отдав честь, он повернулся и в сопровождении своих солдат покинул комнату. Найлз, покачав головой, взглянул вслед своему подчиненному. Потом, как бы извиняясь за поведение Марка, обратился к Скаддеру:
— Хороший парень, но иногда бывает слишком горяч… Надеюсь, вы понимаете, что я не могу гарантировать вам жизнь?
Скаддер кивнул.
— Конечно. Но почему же вы доверяете мне свою? Вы старый человек: я проломлю вам голову даже прежде, чем вы позовете на помощь.
— Вряд ли, — убежденно возразил Найлз. — К тому же, я не так беззащитен, как кажется на первый взгляд, мистер Скаддер.
Он улыбнулся, вновь повернул свой стул к Черити и заглянул ей в лицо. И та вдруг поняла: весь этот короткий разговор со Скаддером был задуман ради одного — дать ей время прийти в себя и справиться с удивлением.
— Если хотите, я прикажу вывести мистера Скаддера, — предложил Найлз. — Но мне кажется, что было бы лучше, если б он… — он бросил на шарка быстрый взгляд, — если бы он присутствовал при нашем разговоре.
И после короткой паузы продолжил:
— В отличие от Марка и большинства остальных, я не считаю, что он кровожадный варвар. Напротив. Он хороший человек. Просто стоит не на той стороне.
Скаддер хотел было что то сказать, но Найлз коротким движением головы заставил его замолчать.
— Просто послушайте, мистер Скаддер. Я уверен, что после вы на многое будете смотреть другими глазами.
Шарк скорчил недовольную мину, но ничего не возразил.
— Что случилось? — обратился Найлз к Черити, возобновив прежний разговор. — Я полагаю, вы спали в состоянии анабиоза?
— Вы знаете об этом? Найлз кивнул.
— В этом бункере существует очень мало вещей, о которых мы ничего не знаем, — ответил он с легкой обидой в голосе. — У нас было достаточно времени, чтобы обследовать его. Большую часть мы даже восстановили, вы заметили? К сожалению, в помещение с ваннами для анабиоза нам проникнуть не удалось. Оно было заперто изнутри. Мне было ясно, что ими кто то воспользовался. Только я не смел надеяться, что это будете именно вы, капитан. И что мы снова увидимся.
— Это случилось не совсем по моей воле, — пробормотала Черити. — Но что же произошло, Найлз? Сколько времени это длится, и кто… Старик прервал ее успокаивающим жестом.
— Много. Вы же сами видите. Прошло… — он на мгновение задумался, потом снова улыбнулся. — Прошло ровно пятьдесят девять лет. Сейчас мне восемьдесят шесть.
Он открыл ящик своего письменного стола и заглянул внутрь.
— Если вас это интересует, капитан Лейрд, то сегодня шестнадцатое июня две тысячи пятьдесят седьмого года.
— И…
Найлз снова жестом остановил ее.
— Я понимаю, капитан, у вас готова тысяча вопросов, — сказал он. — Но будет лучше, если мы просто по очереди расскажем свои истории. Моя длиннее. Может, начнете вы?
Это был не вопрос, а приказ, но Черити почувствовала, что Найлз совсем не хочет изображать из себя командира. Просто за такое время этот человек настолько привык отдавать приказы, что теперь делал это почти машинально.
— С ума можно сойти, — проговорила Черити. — Вы правы: я действительно находилась в одной из этих ванн. И… и когда проснулась, была в каких нибудь ста метрах отсюда.
— Кто еще был с вами? — спросил Найлз. — Кроме этого Стоуна?
— Никого, — ответила Черити. — Да и его не было, когда я проснулась. Видимо, Стоун покинул бункер раньше. Когда я вчера впервые услышала о вас… о ваших людях, — быстро поправилась она, — то подумала, что найду его здесь. Впрочем, не важно. Я проснулась три дня тому назад, и…
И Черити рассказала Найлзу обо всем, что случилось, начиная с того, как она проснулась, и кончая тем, как Скаддер спас ее от волков, а затем они оба были захвачены в плен обитателями бункера. Она ничего не выпускала, хотя и сгорала от нетерпения и любопытства, торопясь задать вопросы самому Найлзу. Прошел целый час. Все это время Найлз слушал с непроницаемым лицом. Только однажды, когда она рассказывала о встрече с саранчой и о страхе, испытанном при виде гигантского насекомого, по морщинистому лицу старика пробежала легкая улыбка.
— Вам очень повезло, что вы остались живы. Понимаете? — спросил он, когда Черити наконец закончила свой рассказ.
Она кивнула и напоследок добавила:
— Я надеялась, что найду здесь ответы на некоторые вопросы.
Найлза стал необыкновенно серьезным.
— Вы их получите. Но боюсь, они вам не понравятся.
— Неужели все так плохо?
Найлз заколебался. По его лицу пробежала тень. Какое то мгновение взгляд старика был направлен в пустоту.
— Не знаю, — выдохнул наконец Найлз. — Мир там, снаружи — настоящий ад, но как действительно обстоят дела, мне известно не больше, чем вам.
— Но вы…
— Я не выходил из бункера в течение последних пятидесяти трех лет, капитан Лейрд! — перебил ее Найлз, слегка повысив голос. — Точно так же, как каждый из моих людей.

* * *

— Жена и я покинули Нью Йорк через три дня после вас, — начал Найлз. Он говорил очень тихо и спокойно, будто знал, что рассказывать предстоит долго и это утомит его, а потому нужно экономить силы.
— Этот день помню хорошо. Многое, что произошло потом, забыл, а вид вашей взлетающей машины до сих пор у меня перед глазами, — он засмеялся как то особенно тихо и горько.
— Если бы вы вернулись, Лейрд, мы улетели бы вместе. Каким глупцом я был, когда отклонил ваше предложение! Но я считал, что, если соглашусь, то мы скорее погибнем. И ошибся.
— Все равно ничего бы не вышло, — тихо произнесла Черити. — Вертолет был слишком маленьким.
— Знаю, — откликнулся Найлз. — Тем не менее, я очень благодарен за то, что вы не вернулись. Я… не знаю, что бы я сделал. Может, действительно превратился бы в труса и оставил семью в беде. А так у меня просто не стало этой возможности. И через полчаса все эти мысли уже ничего не могли изменить.
Хотя Найлз и утверждал обратное, Черити чувствовала, как трудно ему говорить о том дне. И не прерывала. Десятилетия, в течение которых он ни с кем не мог поговорить об этом, были страшнее, чем боль от воспоминаний.
— Внезапно все живое умерло, — тихим, дрожащим голосом он продолжал, ища что то в пустоте. — Это было какое то… излучение. Вы помните дом, полный мертвецов, найденный нами в Бронксе?
Черити кивнула.
— Это было то же самое. Какое то… серое свечение, по другому описать невозможно. Сначала я думал: это газ. Но ошибся. Это… это было повсюду. И убивало оно только людей. Не растения. Не животных. Только людей. Они просто падали и умирали. Мгновенно. Но не все. Умерла моя дочь. И все наши соседи. Но жена и я — мы ничего не почувствовали.
— Неужели в Нью Йорке остались люди? — недоверчиво спросила Черити.
Найлз кивнул и тут же, словно спохватившись, покачал головой.
— Но не в центре. Манхэттен был уничтожен, но мы… мы ведь жили на окраине. Возможно, там излучение было не таким сильным, — он неуверенно пожал плечами. — Выжили многие. Большинство бежало, но некоторые оставались, по крайней мере, в первые дни. Пока…
— Пока не пришли всадники, — неожиданно сказал Скаддер. Найлз кивнул.
— Вы знаете об этом? Скаддер холодно улыбнулся.
— Если вы говорите о том же самом Нью Йорке, что и я, то да. Нью Йорк — своего рода их штаб квартира на этом континенте. Оттуда приезжает Дэниель.
Судя по вопросительному взгляду старика, имя Дэниеля говорило Найлзу даже меньше, чем Черити. Но сидевший за столом все таки кивнул.
— Да, пока не пришли они, — подтвердил Найлз. — Они… начали что то строить, а войска устроили охоту на нас. Многих убивали, но многим позволяли и уйти. Очевидно, для них важно было прогнать нас из города. Во всяком случае, жена и я были в числе тех, кто смог скрыться.
Он вновь замолчал. И Черити снова могла видеть, как воспоминания снова берут верх. На этот раз, прежде чем Найлз сумел взять себя в руки, прошло довольно много времени.
— Я не хочу утомлять вас подробностями, Черити, — сказал он совершенно другим голосом. — Моя жена умерла через несколько недель после этого, а я, прежде чем пробиться сюда, почти год блуждал по стране. Когда вы и Майк попрощались со мной в Нью Йорке, я был готов умереть, позднее, после того как они убили сначала дочь, потом жену, я даже хотел этого. Какое то время… Но потом… потом я хотел только выжить. Все равно как, все равно где, но все таки выжить, чтобы когда нибудь позднее расквитаться с ними.
Он взглянул на Скаддера.
— В отличие от остальных я знал, куда идти, — продолжил старик. — Я помнил об этом бункере. Было ясно, что только здесь у меня будет шанс. Но пришел я слишком поздно.
— А, может, это и к лучшему, Найлз, — серьезно возразила Черити. — Как раз когда я ложилась в анабиозную ванну, бункер был атакован. И я не знаю, остался ли хоть кто нибудь в живых.
— Нет, — ответил Найлз. — Здесь никого не было. Когда мы пришли сюда, «СС 01» представлял собой сплошные руины.
— Мы?
Найлз кивнул на дверь.
— Я был не один. Некоторые из тех, кто меня сопровождал, и сегодня здесь, но большинство уже умерло. Марк и остальные — их потомки.
Черити пристально посмотрела на бывшего товарища. У нее родилось невероятное подозрение, но Лейрд постаралась отогнать эту мысль, не позволив ей оформиться до конца.
— Что произошло в тот год? Найлз мрачно усмехнулся.
— Наш мир погиб, капитан Лейрд, — сообщил он. — Сначала я думал, что у нас есть еще маленький шанс. Думал, они нас недооценили. Повсюду возникало сопротивление, через несколько недель нам даже удалось в некоторых местах потеснить их. Были сброшены бомбы. У китайцев оставалось несколько древних образцов, не пострадавших от электромагнитного излучения. По моим оценкам, выжили и несколько наших подлодок. Одним словом, сопротивление продолжалось почти полгода. Но, в конце концов, нас разбили. Врага, располагающего неограниченными резервами, победить невозможно.
— Неужели они непобедимы? — Черити все еще не верила в силу пришельцев. Найлз кивнул.
— Я раздобыл о них массу информации. Кажется, у моронов нет тайн. Они чувствуют себя настолько уверенно, что не считают нужным хранить что либо в секрете. И возможно, с полным на то правом. Они господствуют не на каких нибудь нескольких планетах. Черити, им принадлежит половина Млечного Пути, вторую половину они завоевывают, вероятно, прямо сейчас. Бороться против них совершенно бессмысленно. Мы пытались делать это, и нас просто раздавили.
— Не может быть! — запротестовала Черити. — Эти… эти чудовища… Это же примитивные монстры, это…
— Это мороны то? — Найлз, улыбнувшись, покачал головой. — О нет, Черити. Те существа, которых видели вы, видел я, те существа, которые покорили нашу планету, — действительно чудовища. Но это не мороны. Никто никогда не видел господ моронов воочию. Те существа, которых видели мы, — всего навсего их рабы. Своего рода… живые боевые машины, если хотите. И ничего больше.
— Это правда, — подтвердил Скаддер. — Всадники и другие — это их сухопутные войска. Господа мороны никогда не покидают свою крепость.
Черити в замешательстве смотрела на шарка. Все в ней противилось тому, чтобы поверить хоть единому услышанному слову. Но ясно, что сказанное было правдой.
— А потом? — спросила она, с трудом взяв себя в руки. — Что произошло после войны?
— Все рухнуло, — сообщил Найлз. — То, что не уничтожила армия насекомых или серая смерть, разрушили наши же собственные бомбы. Большинство крупных городов здесь, в Европе, в Азии — повсюду — было просто стерто с лица земли. Армии моронов медленно уходили. Многие особи умирали через несколько недель после прибытия на Землю. Думаю, они не смогли приспособиться к чужим условиям. Но некоторые оставались. Несколько видов сохранилось. Были… мутации. Скрещивания с местными формами жизни.
Он вздохнул.
— Вы, Черити, еще слишком недавно здесь, чтобы понять, что эта планета уже не Земля. Они изменяют ее. Невероятным образом и невероятно быстро.
— Я знаю, — подтвердила Черити.
Казалось, эти слова по какой то причине рассердили Найлза. Он приподнялся было, но потом снова застыл на своем стуле.
— Ничего вы не знаете! — отрезал старик. — Вы не знаете, что большинство видов земных животных и растений исчезло. Мороны не просто захватывают другие миры, они пересоздают их. Они… они начали делать из нашей Земли совершенно другую планету.
Скаддер хотел было что то добавить, но Черити бросила на него быстрый предостерегающий взгляд. Она чувствовала, что надо дать Найлзу выговориться.
— У меня было много времени, чтобы подумать об этом, — продолжил старик очень тихо и как бы обращаясь к самому себе, — Вы знаете, что единственный вид, которому вторжение пошло на пользу, — это насекомые?
Черити кивнула. Воспоминания о встрече с саранчой были еще живы.
— Я предполагаю, что мороны — насекомые, — поделился Найлз. — У меня нет доказательств, но я почти уверен.
— Почему? — поинтересовался Скаддер. Найлз одарил его снисходительной улыбкой. Голос старика зазвучал поучающе:
— Насекомые были первой достаточно высокой формой жизни, развившейся на этой планете. И, как мне кажется, не только здесь. Они совершенны: выносливы, у них короткий срок жизни, невероятная активность размножения, огромная физическая сила и такая приспособляемость, о какой более высокие формы жизни не могут даже и мечтать. В наше время, молодой человек, на компьютере много раз пытались смоделировать, что произойдет, если какой нибудь идиот нажмет на кнопку и все здесь взлетит на воздух. И знаете, что выяснилось? Со значительной долей уверенности можно утверждать, что большой взрыв пережили бы только насекомые.
— Вы считаете, эти монстры — потомки мира, в котором…
— Ничего я не считаю, — перебил Скаддера Найлз. — Это был всего лишь пример. Вполне возможно, что развитие насекомых в их мире просто пошло дальше. Что у них появился разум. Произойди такое на Земле, человеку бы здесь никогда не появиться. Наверное, млекопитающих вообще бы не было.
— Интересно, — проворчал Скаддер. — И как же все это связано с моронами?
— Никак, — хмыкнул Найлз. — Простите старика за то, что он разболтался. Я … я только представил, каким этот мир явится нашим внукам.
— Вы сгущаете краски, — испуганно возразила Черити.
Вместо ответа Найлз медленно поднялся. Мелкими шажками с трудом дошаркал до компьютеров рядом с дверью, нажал на несколько кнопок и вернулся на свое место. Позади письменного стола засветился огромный, почти во всю стену, экран. Черити увидела снимок Земли, сделанный со спутника, находившегося, вероятно, на очень большом расстоянии, да еще видеокамерой, лучшие дни которой, безусловно, миновали. Изображение было нечетким, цвета не соответствовали действительности.
Скаддер удивленно раскрыл глаза.
— Что это?
— Земля, — объяснил Найлз. — Наша планета, мой друг. Снятая с очень большого расстояния.
Несколько минут, забавляясь, он наблюдал за сменой выражений лица Скаддера, потом вновь повернулся к Черити.
— У нас сохранилась связь с некоторыми из старых спутников, — сказал старик.
Черити с любопытством подошла ближе. Что то на этом снимке было не так. Но трудно было понять, что же именно.
— Я полагала, что все спутники разрушили бомбы.
— Несколько осталось, — возразил, качая головой, Найлз. — Этот и еще два или три находились достаточно высоко и смогли уцелеть при взрыве.
— По крайней мере, хотя бы частично, — поправила было Черити, но старик снова покачал головой.
— Ошибаетесь. Спутник в полном порядке.
— Но цвета…
— Не совпадают, я знаю, — перебил ее Найлз. — Но теперь они именно такие.
— Этого не может быть! — запротестовала Черити. Она обежала стол и остановилась у самого экрана.
И только теперь поняла, что Найлз прав. Цвета действительно не совпадали, но не по вине камеры. Причина была в самой планете, странным образом изменившейся. Черити увидела большие, растягивающиеся порою на несколько тысяч миль пятна неестественного пурпурного цвета.
— Что это? — прошептала она, затаив дыхание.
— Не знаю, — ответил Найлз. — Никто из тех, кто пытался исследовать эти области, назад не вернулся. Это как раз то, что они делают из нашего мира.
Голос его дрожал.
— Они не просто колонизируют землю. Они… они изменяют ее. Вы понимаете, о чем я? Совершенно чужая растительность, чужая фауна… а может, даже чужая атмосфера.
— Что? — испуганно переспросила Черити. Найлз подтвердил:
— Мы пытались узнать подробности, но это невозможно. Отсюда, из бункера. Состав воздуха за последние пятьдесят лет тоже изменился. Еще не так сильно, чтобы это можно было почувствовать, но процесс продолжается — и ускоряется. Я делал расчеты. Вероятно, не пройдет и ста лет, как прежней Земли… не станет.
Потрясенная, Черити молчала.
— Так это… это Земля? — раздалось бормотание Скаддера.
Лейрд медленно повернулась к шарку. Она ведь совсем забыла о его присутствии! Взгляд Скаддера был прикован к монитору.
— Нет, — твердо сказал Найлз. — Это не Земля. Вот Земля.
Он нажал кнопку на письменном столе, экран замигал. Когда рябь исчезла, на мониторе появился снимок Земли, той, какой она была когда то: зелено голубая планета, с огромными океанами и белыми облаками в вышине.
Худые пальцы Найлза пробежали по клавиатуре, и изображение сменилось. Масштаб увеличился, как будто камера находилась теперь на борту самолета, идущего на посадку. Зелено голубой шар внезапно вырос и заполнил весь экран. Появившиеся на мгновение облака ухудшили видимость, но тут же исчезли: воображаемая камера опустилась еще ниже.
Черити знала, что перед ними — всего лишь компьютерная модель, но разве это имело значение? То, что сейчас мелькало на экране, было Землей. Землей, которую Скаддер никогда не знал. Землей, какая существовала пятьдесят лет назад, еще до конца света: зеленые долины сменялись реками и горами, перед объективом проплывали моря и города, люди и животные…
Это продолжалось долго, не менее получаса, но глаз от экрана Скаддер так и не оторвал. Лицо шарка казалось таким непроницаемым и спокойным, будто было высечено из камня. Наконец камера показала очертания огромного города. Черити узнала Манхэттен. Совершенно невредимый, живой Манхэттен, полный счастливых взрослых и играющих детей, разноцветных автомобилей и парящих в небе самолетов. Изображение не совсем соответствовало действительности: никогда город не был таким чистым, никогда не выглядел таким счастливым. Но даже у Черити на глаза навернулись слезы.
Изображение исчезло, фильм закончился, на мониторе снова появился снимок обезображенной Земли. Пурпурно красные пятна, покрывающие планету, напоминали раковые метастазы.
Никто не решался нарушить молчание. Наконец Скаддер откашлялся.
— Ведь вы не обманываете меня, правда? — спросил он. Я имею в виду… это не трюк? Найлз печально покачал головой.
— Нет. Такой была когда то наша родина, мистер Скаддер. Я часто смотрю этот фильм. До того, как мороны превратили эту планету в мир монстров и мутантов, она была именно такой.
— Но почему, почему они сделали так? — Черити была потрясена. — В этом же не было никакого смысла!
— Они помешаны на завоеваниях, — пояснил Найлз. — Их империя огромна. Им нужно много сырья, много энергии. И людей.
— Людей?
— Они вывезли насильно уже миллионы. И продолжают это делать. Никто не может сказать, зачем, ведь ни один не вернулся. Может, моронам нужны рабы, а может, людей просто поедают.
Он посмотрел на Скаддера:
— Знаю, это звучит жестоко, но не стоит их упрекать, молодой человек. То, что делают мороны, в порядке вещей. Они, как и мы, пытаются выжить.
Скаддер молчал. Очевидно, он был потрясен тем, что услышал.
— Значит ли это, что все эти пятьдесят лет вы прячетесь здесь, совсем ничего не предпринимая? — в голосе Черити чувствовалось сомнение.
— Точнее, пятьдесят три года, — спокойно поправил Найлз. — Плюс то время, что понадобилось на путь сюда. Но что то мы все таки сделали. Например, заново оборудовали эту вот станцию.
Он наклонился вперед и с пониманием посмотрел на девушку.
— Я знаю, о чем вы сейчас думаете, капитан, — проговорил он. Пятьдесят лет назад сам я мечтал о том же самом. Но все это бессмысленно, поверьте мне. Здесь, внизу, нас почти пятьсот человек, но по сравнению с мощью моронов это ничто. Возможно, мы последние свободные люди на этой планете.
— Свободные? — Скаддер засопел. — Знаете ли, не вижу особой разницы: тех, вверху, сажают в тюрьму мороны, а вы заточили себя сами, добровольно. Да вы сумасшедшие!
Найлз слабо улыбнулся.
— Возможно. Но мы ничего не можем с этим поделать. Разве одолеешь противника, сумевшего поставить на колени целую планету?
— Но не можете же вы…
— Что? — мягко перебил девушку Найлз. — Просто жить? Почему же? Что еще нам делать? Выйти наружу, дать себя убить, и все это ради красивого поступка? — Он покачал головой. — Я очень хорошо вас понимаю, капитан Лейрд, однако поверьте: чтобы взвесить все это, у меня было целых пятьдесят семь лет. Для нас существует только один, именно этот путь. Победить моронов не сможет никто.
— Неужели же вы останетесь здесь, внизу, навсегда и будете делать вид, как будто ничего не произошло? — в ужасе спросила Черити.
— А куда идти? — удивился Найлз. — Мороны о нас забыли. Даже для людей, живущих поблизости, мы не больше, чем легенда. У нас мир, Лейрд. Сейчас здесь, в бункере, подрастает уже третье поколение, живущее в мире. И это, возможно, самое большое благо на свете. И не только с тех пор, как появились воины моронов. Конечно, пойти можно. У нас есть машины, оружие, продукты… Но что мы найдем? При очень большом везении — новое укрытие.
— Вы что, хотите подарить Землю этим тварям?
— Нельзя дарить то, чем больше не владеешь, — усмехнулся Найлз. — Этот мир и так принадлежит им, капитан. И большинство людей даже не предполагает, что когда то было иначе.
— Но так не должно быть! — возразила Черити. — Это же…
— Сменилось уже два поколения, — перебил ее старик. — Вы недооцениваете моронов. У них есть опыт, они поработили целые миры. Многие на Земле живут относительно свободно, но за определенными вещами мороны следят. Вы ведь говорили с вестлендерами и должны представлять, как выглядит мир. Мороны всем владеют и все знают. Они контролируют школы. Они запретили чтение книг и пересказ старых легенд. Нельзя вести календарь. И владеть часами.
— Но почему? — удивился Скаддер. Найлз улыбнулся.
— Народ, у которого нет истории, менее опасен, — ответил он. — Ведь если человеку внушить, будто жизнь была такой всегда, у него не будет ничего, за что стоило бы бороться. И ничего, за что он был бы готов умереть. Вот что означает жить без истории.
— Но есть же бунтовщики! Старик вздохнул.
— Недовольные и склочники есть всегда. Но они безобидны. И мороны терпят их. Захватчикам они не опасны. Даже напротив. Эти люди немного похожи на вас и ваших шарков, мистер Скаддер. Они воображают, будто свободны, и даже не подозревают, что, на самом то деле, служат поработителям.
— Это неправда! — вскипел Скаддер.
— Понимаю, — Найлз снова вздохнул. — Шарки свободны и никому не подчиняются, верно? Именно поэтому вы сейчас и находитесь здесь, Скаддер?
— Вы говорите о моронах так, будто за ними стоит сам дьявол, — пробормотала Черити.
— Может, так оно и есть, — без тени улыбки промолвил Найлз. — Они олицетворяют зло.
— Чушь!
— Если позволите, я сформулирую мысль иначе, — попросил старик. — Во Вселенной существует два вида сил — конструктивные и деструктивные. Вы согласны? Если так, то мороны наверняка представляют негативное начало.
— Власть тьмы, да? — уточнила Черити. В эти слова она хотела вложить насмешку, но получилось просто беспомощно.
Найлз кивнул.
Лейрд больше не отвечала. Внезапно к горлу подкатил комок, и ей пришлось собрать все свои силы, чтобы сдержать слезы и не разреветься.

ГЛАВА 10

Рауль вытащил кинжал из горла жертвы, с осторожностью опустил безжизненное тело на землю и тщательно вытер лезвие о рубашку убитого. Часовой ничего не успел заметить. Так же, как и трое других, встреченных Раулем по пути вниз. Теперь шарки были близки к намеченной цели. Красная точка снова находилась в самом центре экрана пеленгатора и светилась так ярко, будто до объекта наблюдения оставалось не более нескольких сотен метров.
И тем не менее, боясь в последнюю секунду сделать что нибудь не так, Рауль не спешил. Конечно, часовые оказались невнимательными. Они слишком доверяли своим автоматическим игрушкам: почти половине дюжины самых разнообразных систем сигнализации. А Рауль, прокладывающий путь для Барта и остальных, воспользовавшись маленькими хитростями, поочередно отключил все механизмы. Но это не означало, что и дальше все пойдет так же гладко. Здесь, внизу, против них будет целая армия.
Рауль бесшумно двинулся дальше, приоткрыл дверь, у которой только что дремал часовой, и заглянул внутрь.
По другую сторону внушительной, толщиной в палец, бронированной стальной двери находился залитый холодным белым светом коридор длиной около пятидесяти метров, от него в разные стороны шло огромное количество дверей. Некоторые были открыты, и Рауль мог видеть лежащие за ними помещения. Кое где двигались люди. Как раз в то мгновение, когда он собирался скрыться, в зал вкатилась жужжащая электрокара. Машина остановилась у одной из дверей. Соскочившая с сиденья молодая женщина постучала и, поколебавшись, вошла внутрь.
Этих наблюдений было вполне достаточно. Рауль бесшумно закрыл тяжелую дверь, на шаг отступил и вытащил оружие. Другой рукой снял с пояса переговорное устройство и нажал на кнопку вызова. Рауль понимал, что передатчик будет запеленгован и через несколько секунд взвоют сирены, но это было уже не важно.
— Начинаем, — проговорил он, не ожидая ответа, сунул передатчик за пояс, ударом ноги распахнул дверь и бросился внутрь.
Не успели люди закричать от ужаса, как Рауль открыл огонь.

* * *

Найлз сказал что то еще, но Черити больше не слушала. Она чувствовала себя совершенно опустошенной. Только некоторое время спустя удалось разбудить в душе нечто, похожее на злость.
Прервал затянувшееся молчание Скаддер.
— А чего ты, собственно, ожидала? — ехидно спросил он. Рыцаря на белом коне, сажающего тебя рядом с собой в седло и в героической битве побеждающего захватчиков?
Черити не обиделась. В чем то Скаддер даже был прав. Действительно, надеяться, что, когда она придет сюда, все снова станет хорошо, было слишком наивно. И подумай она спокойно о том, почему это обитатели подземелья предпочитают десятилетиями скрываться здесь, может, сама бы все поняла.
— Вы разочарованы, капитан, — подытожил Найлз. И бросил на Скаддера благодарный взгляд. — Как я вас понимаю! Мне, чтобы свыкнуться с мыслью, что все прошло, понадобились годы.
— Вы просто сдались! — выпалила Черити. — Вы… С таким же успехом вы могли выйти наверх и сдаться Скаддеру.
— Но мы живы, — возразил Найлз, считая, видимо, что подобного ответа вполне достаточно. — И вы, капитан, можете остаться здесь, если, конечно, захотите.
— Здесь? — Черити печально качнула головой.
— Подумайте об этом, — настаивал старик. — На Земле не так уж много мест, где чувствуешь себя в большей безопасности, чем здесь. Да и нам нужны такие люди, как вы.
Внезапно он улыбнулся.
— Я уже стар, капитан Лейрд. Даже если мы по прежнему будем водить за нос шарков и их господ, мне то осталось жить недолго. Вы могли бы стать преемницей. И — кто знает — может, даже переубедить Марка и остальных.
В первый момент, слыша эти слова, Черити была поражена. А потом поняла. Если она примет предложение, то станет такой же, как Найлз. «СС 01» сулит спасение, но рано или поздно делает жертвой яда под названием «комфорт». Если она примет предложение и станет вместе с Найлзом управлять жизнью подземного города, то когда нибудь обязательно всерьез спросит себя: а не прав ли ее бывший товарищ. И Черити покачала головой.
— Честно говоря, ничего другого я и не ожидал, — сказал Найлз почти печально. — Но на несколько дней, пока не отдохнете и не решите, что же именно собираетесь делать, вы останетесь нашим гостем.
— Конечно, — согласилась Черити. — Тем более, нам есть о чем поговорить, — она улыбнулась, хотя и несколько натянуто, потом снова стала серьезной.
Кивнула в сторону Скаддера.
— А что будет с ним?
Найлз в задумчивости посмотрел на шарка.
— Я не могу вас отпустить, мистер Скаддер. Это вы знаете. Но я даю слово, что, пока мы не решим, как поступить, с вами ничего не произойдет.
Скаддер насмешливо фыркнул.
— Да вы уже сейчас знаете, что нужно сделать, — сердито сказал он. — Просто убить. Вы же не можете, после всего, что тут произошло, вот так взять и отпустить меня.
— Смерть — совсем не единственное средство стереть воспоминания! — рассерженно возразил Найлз. — Мы не звери, мистер Скаддер.
Он хотел сказать что то еще, но в этот момент дверь распахнулась и в комнату влетел Марк. В его руках был лазер.
— Шарки! — закричал он. — Они атакуют! Найлз испуганно вскочил с места.
— Что о о?
— Они идут сюда! — прохрипел Марк. — Каким то образом им удалось преодолеть заграждения. Они уже в бункере!
Внезапно он обернулся. Его лицо дрожало от ненависти.
— Это же ты! — взревел Марк, обращаясь к Скаддеру. — Это ты привел их сюда!
И нанес удар так быстро, что даже Скаддер не успел среагировать. Приклад лазера угодил шарку прямо в лицо, от удара Скаддер опрокинулся на пол и почти потерял сознание.
— Прекратить! — резко приказал Найлз. В первый момент показалось, что Марк просто проигнорирует эти слова. С яростным, полубезумным воплем он отпрыгнул назад, повернул оружие и прицелился в шарка, который тем временем со стоном пытался встать на колени.
— Я сказал: прекратить! — прозвучало еще раз. И только теперь Марк подчинился. Неохотно опустил оружие, отступил к стене и стал смотреть, как Скаддер поднимается.
— Итак, что произошло? — строго спросил Найлз. — Где они и сколько их?
— Не знаю, — нервно сглотнул Марк. — Но их много. Они стреляют по всему, что движется. Нам надо было прикончить этого мерзавца еще снаружи. Но это я еще исправлю.
— Идиот, — со стоном сказал Скаддер. — Если застрелите меня, то здесь, внизу, в живых никого не останется.
— Я бы на вашем месте не был так уверен, мистер Скаддер, — ледяным тоном заметил Найлз. — Мы не такие уж беззащитные, вы знаете об этом?
— У вас нет ни шанса, и ты это знаешь, старик! — насмешливо возразил шарк. — Сдавайтесь, и я гарантирую вам жизнь.
Марк так грубо ткнул его стволом оружия между ребер, что Скаддер снова скрючился от боли.
— Для безоружного ты слишком дерзок, шарк.
— Прекратите же наконец, Марк! — крикнул Найлз. — Сколько у нас есть времени?
Задумываться над ответом Марку было не нужно.
— Уже немного, — признался он. — Может быть, мы сможем сдержать их. Но шарки были в бункере еще до того, как их заметили.
Найлз обратился к Скаддеру:
— Как вам это удалось?
Тот ухмыльнулся, медленно поднял руку и протянул к Черити. Марк угрожающе повел оружием, но девушка махнула кистью:
— Да оставьте вы его!
Насмешливо кивнув, Скаддер поблагодарил, затем открыл молнию небольшого кармашка на рукаве куртки Черити и вытащил маленькую пластину из мягкой серой пластмассы. От удивления у Лейрд округлились глаза.
— Это же клоп! — воскликнула она. Ты… ты подложил мне клопа? Но тогда… тогда… все было…
— Запланировано? Конечно, — спокойно сказал шарк. — Неужели ты действительно считаешь, что смогла бы убежать, не желай я этого?
Он покачал головой.
— Твоя подруга Нэт была очень любезна и сообщила нам, что ты намерена делать. А так как я давно уже искал возможность лично познакомиться с мистером Найлзом…
Черити с изумлением смотрела на Скаддера. Было жутко неприятно, во рту появился странный горький привкус, и уже через минуту ей потребовалось собрать все свое самообладание, чтобы не бросится на шарка с кулаками. О боже, какой же дурочкой она была!
— Не принимай это так близко к сердцу, — насмешливо утешил Скаддер. — Рано или поздно мы бы их и сами нашли.
— Ах ты, проклятый ублюдок! — взревел Марк. — Да за это я тебя убью!
— Марк! — крикнул Найлз.
Но на этот раз Марк не остановился. Рывком вскинул свой лазер, прицелился…
Выбив у него из рук оружие, Черити толкнула Марка в бок. Когда нападавший упал на колени, быстро подняла лазер. И… не упуская из виду Марка, направила оружие на Скаддера.
— И что же дальше? — спокойно поинтересовался Скаддер.
Мысли Черити путались. Все это Лейрд проделала автоматически, почти не задумываясь, но сказать, будто она жалеет, что спасла Скаддеру жизнь, было нельзя. Но она просто не знает, что же делать дальше!
— Убейте его! — простонал Марк. Найлз молчал.
— У людей здесь… — неуверенно начала Черити, — есть хоть какой нибудь шанс?
— Против моих парней? — Скаддер убежденно покачал головой. — Никакого.
— Он лжет! — прохрипел Марк. Покачиваясь, он встал на ноги, протянул руку и включил переговорное устройство. Комната сразу же наполнилась громом выстрелов и криками: бой все еще продолжался.
— Мне нужно твое слово! — сказала Черити. — Ты можешь гарантировать, что люди Найлза останутся в живых, если сдадутся?
Скаддер на мгновение задумался. Потом кивнул:
— О’кей. Я обещаю это.
— Не верьте ему! — заскрипел зубами Марк. — Все шарки лжецы.
Черити не обратила на эту реплику никакого внимания. Она смотрела на Найлза. И после недолгих раздумий старик кивнул.
Потом медленно наклонился вперед и нажал кнопку на своем столе. Из громкоговорителя донесся щелчок и послышался голос, который слушала сейчас вся станция:
— Здесь командир Найлз. Прекратите огонь. Мы сдаемся.
Черити молча передала Скаддеру свое оружие.

ГЛАВА 11

Когда они добрались до зоны, контролируемой шарками, солнце уже взошло. Свое слово Скаддер сдержал. Как только защитники перестали сопротивляться, шарки прекратили огонь. Бой продолжался не более десяти минут, но с обеих сторон имелись десятки убитых. По оценкам Черити, погибло двадцать или тридцать шарков, защитники бункера потеряли почти сто человек. Узнав о плачевных результатах короткой битвы, притих даже Марк. Но все равно он никогда бы не признался, что Черити действовала правильно.
«Ну, да Бог с ним», — мрачно подумала она, наблюдая, как маленькая колонна приближается к краю пустыни. Первые машины уже сбросили скорость перед подъемом на крутой склон… Их было почти триста — тех, кого люди Скаддера погрузили, словно скот, на старые маломощные грузовики и кто ехал теперь навстречу неизвестности. Черити не сомневалась: обещая сохранить жизнь обитателям подземелья, Скаддер говорил всерьез. Но Лейрд не знала, удастся ли шарку сдержать свое обещание.
Отогнав от себя эту мысль, Черити попыталась рассмотреть в поцарапанное ветровое стекло окрестности. Солнце, висевшее над самым горизонтом и напоминавшее громадный раскаленный шар, страшно слепило глаза, поэтому она видела одни только резкие черные тени. Постепенно выжженная пустыня перешла в скудную степь. На расстоянии двух трех миль перед ними показались знакомые очертания, напоминающие силуэт города. Но было в них и что то странное. Большинство из пятидесяти мотоциклов, на которых шарки приехали захватывать бункер, уехало вперед, оставив колонну грузовиков, но остальные бойцы Скаддера остались под землей, чтобы продолжить охоту на оставшихся в живых обитателей «СС 01», скрывающихся в лабиринтах переходов и штолен. Черити очень надеялась, что хоть кому то из людей Найлза удастся скрыться.
Солнце поднялось выше, и Лейрд обнаружила, что очертания, принятые ею за город, в действительности были скорее руинами. На какое то мгновение это смутило ее, но потом Черити догадалась, в чем дело. Она вспомнила бело голубое пламя, упавшее с неба незадолго до того, как она добралась до бункера. Но успело ли излучение за шестьдесят лет снизиться до приемлемого уровня? Этого Черити не могла знать.
— Мы скоро будем на месте, — сообщил Рауль, от которого не укрылась ее обеспокоенность. Он попытался улыбнуться, и не смог: слишком уж устал.
— Наручники не жмут?
Черити посмотрела на скованные ноги и руки, качнула головой и не произнесла ни слова. Заместитель Скаддера уже не впервые пытался завязать разговор, но она не отзывалась. Черити не выносила Рауля, и эта неприязнь была иного рода, чем отвращение, испытываемое ко всем шаркам. Обращался он с ней хорошо, да и сожаление, с которым этот тип заковывал пленницу, казалось искренним. И все таки Рауль внушал ужас.
Он попытался начать еще раз и, когда Черити, вместо того, чтобы ответить, достаточно демонстративно отвернулась и принялась смотреть в окно, лишь пожал плечами. Она не станет разговаривать. Ни с ним, ни с кем либо еще.
Город стремительно приближался. Взрыв серьезно повредил его. Вокруг, сколько хватало глаз, виднелись одни руины и горы щебня. Это производило жуткое впечатление. Кое где, словно памятники жертвам трагедии, к небу поднимались одинокие ржавые стальные балки.
Колонна замедлила ход. До тех пор пока караван не достиг части города, имевшей более менее жилой вид, машины продвигались вперед со скоростью черепахи. Впрочем, даже в этом районе большинство домов давно превратилось в обгоревшие руины, но тут с улиц были убраны остовы автомобилей и горы мусора, в некоторых оконных проемах горел свет. Кое где перед домами стояли мотоциклы.
Наконец Рауль остановился и, не выключая мотора, открыл дверцу. Черити заметила, что остальные грузовики поехали дальше.
Шарк быстро обошел машину, открыл дверцу со стороны Лейрд, знаком попросил выйти. Потом отступил на шаг назад и положил руку на пистолет, торчавший из за пояса.
Если б не страшная усталость, Черити непременно бы рассмеялась. Сил не было даже на то, чтобы вылезти из машины, не то что на нападение. Но Рауль, видимо, относился к ней с надлежащим уважением.
— Куда ты меня привез? — возмутилась Черити. На разъяснения рассчитывать не приходилось, но шарк почему то ответил.
— К Скаддеру. Он уже ждет.
Кивком головы Рауль указал на трехэтажное здание, перед которым они остановились. Раньше, должно быть, здесь размещалась школа или городское правление. Оставались целыми даже двери и окна. «Вот он, дворец Скаддера!» — насмешливо, но с некоторым страхом подумала Черити. И спросила себя, что же ждет ее внутри.
Едва прибывшие вошли в дом, к ним присоединились еще два шарка, третий вернулся, сел за руль и отогнал грузовик. Черити с болью думала о том, доведется ли ей еще раз увидеть мужчин и женщин из подземелья. Во всем случившемся она винила только себя.
— Нам туда, — Рауль кивнул на помещение в самом конце коридора и жестом поторопил девушку. Черити пошла быстрее, потом подождала, пока спутник откроет дверь, и, согнувшись, прошла под низким сводом.
Трудно сказать, что она ожидала увидеть. Может, своего рода тронный зал варваров или комнату, полную трофеев и всяческого хлама, а может, стены, увешанные групповыми фотографиями полуобнаженных, покрытых татуировками шарков… Короче, что нибудь такое, что подходило бы к внешнему облику этих типов… Но помещение, в которое ее привел Рауль, ничем не удивляло, было чистым и светлым. Один единственный, совершенно пустой, стол, несколько дешевых разноцветных пластмассовых стульев, у стены — книжный шкаф и узкая кровать, почти нары. Это было похоже не на тронный зал, а, скорее, на слишком большую монастырскую келью.
Скаддер действительно ждал Черити, и не он один. На трех пестрых пластмассовых стульях сидели Найлз, Абн Эль Гурк и Нэт. Найлз и Гурк смотрели куда то в пустоту, мимо Скаддера, Нэт перевела взгляд на Черити. Сколько в нем было ненависти! Но замечание, вертевшееся на языке, Лейрд решила не высказывать. Что бы она ни сказала этой девчонке, будет только хуже.
Скаддер молча показал на один из стульев, подождал, пока вновь прибывшая села, и обратился к ней с вопросом:
— Хочешь что нибудь выпить?
Черити просто умирала от жажды, но ничего не ответила. Подождав немного, Скаддер пожал плечами и тоже сел. Вид у него был странный, почти подавленный. Казалось, что теперь, когда все в его власти, Скаддер просто не знает, что делать. Он обратился к Нэт:
— У тебя есть кто нибудь, к кому ты можешь пойти?
Девушка подняла глаза. Она была немного удивлена вопросом и не могла поверить в доброту шарка. Через несколько секунд качнула головой.
— Нет, — произнесла она твердо. — Вы всех убили.
— Ты поверишь, если я скажу, что сожалею об этом? — спросил Скаддер.
Нэт промолчала, но на ответ никто и не рассчитывал.
— Пока мы не узнаем, что делать дальше, ты останешься здесь, — решил шарк. — Потом сможешь уйти. Но сможешь и остаться.
— Как великодушно! — огрызнулась девушка. — Всю жизнь об этом мечтала.
Скаддер нахмурился. На мгновение показалось, будто сейчас он взорвется. Но этого не произошло. Он покачал головой и сделал знак шаркам, пришедшим с Черити и Раулем.
— Исчезните.
Охранники повиновались. Скаддер дождался, пока дверь за ними закрылась, и обратился к Раулю:
— Попытайся связаться с Дэниелем. Когда ответит, позови меня. Хочу поговорить с ним сам.
Заместитель кивнул и, пройдя мимо Черити, покинул комнату через другую, не замеченную пленницей прежде, дверь. Лейрд бросила беглый взгляд на узкую лестницу с голыми бетонными стенами. Когда Рауль ушел, дышать стало явно легче. Все то время, пока он находился поблизости, Черити не покидало странное чувство.
— Дэниель? — удивилась она. — А разве он не здесь?
Скаддер, казалось, был поражен. Потом рассмеялся, будто она сморозила глупость.
— Нет, — сказал он. — Но ты обязательно с ним познакомишься. Он просто сгорает от желания увидеть тебя… И вас тоже, командир, — добавил шарк, обратившись к Найлзу.
Тот поднял голову. Впервые, с тех пор как Черити оказалась здесь, она увидела в его глазах интерес.
— Глупец, вы же не ведаете, что творите! — произнес старик. — Вы все разрушили.
Скаддер подчеркнуто безразлично пожал плечами.
— Я, по крайней мере, хоть что то делаю, — заметил он. — Мы не заползаем под землю и не делаем вид, что ничего не произошло.
Найлз хотел возразить, но шарк сделал повелительный жест.
— Я приказал привести вас сюда не затем, чтобы спорить.
— Да? А для чего же?
— Чтобы… — Скаддер с яростью сжал кулаки, однако в последний момент все таки овладел собой и опустился на стул. Но только на несколько секунд, потом снова вскочил — так резко, что стул с шумом опрокинулся, — и жестом приказал Черити следовать за собой. Вышел на площадку лестницы, где только что скрылся Рауль, нетерпеливо потянул за руку Лейрд и с силой захлопнул дверь.
— Этот старый дурак, — выпалил он, как только они начали спускаться по крутой бетонной лестнице, — никак не поймет, что я пытаюсь ему помочь!
Черити с удивлением взглянула на спутника. Такого от него она ждала меньше всего, а потому даже не знала, что думать. Шарк странным образом изменился: был очень не уверен в себе, страшно нервничал. Его явно что то мучило.
Они вошли в маленький, освещенный одинокой электрической лампочкой подвал, отвечавший представлениям Черити о логове шарка гораздо больше, чем комната наверху: казалось, будто Скаддер снес сюда все, что нашел в руинах города.
Помещение до самого потолка было забито ящиками и коробками, на стене напротив висела впечатляющая коллекция оружия. Перед маленьким столиком, на котором Черити, ничуть не удивившись, обнаружила видеотелефон, стоял Рауль. На включенном мониторе горело сплетающееся огненно красное «М».
У господ моронов, наверное, была страсть к театральным эффектам, но особой оригинальностью завоеватели не отличались.
Сердито махнув рукой, Скаддер приказал заместителю:
— Исчезни. Да смотри, чтобы те, наверху, не натворили глупостей.
Рауль собрался было возразить, но командир бросил на него пронизанный таким холодом взгляд, что шарк втянул голову, словно побитая собака, и поспешил выполнить указания. Когда Рауль проходил мимо Черити, уже в который раз ее охватила дрожь.
— Он тебе не нравится, верно? — внезапно спросил Скаддер. Лейрд обернулась и, видимо, только теперь поняла, что ее чувства достаточно точно отражаются на лице.
— Не нравится, — призналась она. — Он наводит на меня ужас.
Скаддер понимающе кивнул.
— Мне он тоже не нравится. Но это хороший человек. Один из немногих, кому я доверяю. Может, даже единственный.
Шарк снова пожал плечами, повернулся к экрану и почти враждебно уставился на мерцающее «М». Черити хотелось продолжить разговор, но почему то она была уверена, что Скаддер не ответит. «С ним что то происходит», — все явственнее осознавала девушка.
От нечего делать она показала на венчающий коллекцию оружия индейский головной убор из перьев и поинтересовалась:
— Настоящий?
Не отводя взгляда от монитора, Скаддер кивнул.
— Это принадлежало моему отцу. А еще раньше — деду.
И тут Черити осенило.
— Так ты индеец?
— Я хопи, — поправил Скаддер. — Индейцами нас назвали вы. И для многих моих соотечественников это ругательство.
Из приемника раздался громкий свист. Скаддер сразу же выпрямился. На его лице застыло напряженное выражение. Мигнув еще раз, красное «М» застыло, а из громкоговорителя донесся голос:
— Скаддер? Вы ее поймали?
Черити остолбенела. Конечно, слышимость была далеко не лучшая, звуки сильно искажались, но, несмотря на это, голос показался очень знакомым.
Выглядывая из за плеча Скаддера, она недоверчиво следила за экраном видеотелефона.
— Что случилось? — прозвучало снова, так как Скаддер не ответил. — Вы схватили ее?
Шарк снова промолчал. Вместо этого он грубо схватил Черити за руку, потянул к столу и поставил так, чтобы лицо пленницы было видно человеку, наблюдающему за ними.
Несколько секунд ничего не происходило. Красный глазок видеокамеры смотрел в лицо Лейрд. Смятение, посеянное голосом из монитора, все больше овладевало Черити.
Красное «М» стало мигать, потом погасло, и тут Скаддер впервые увидел лицо Дэниеля.
Черити — тоже.
— Стоун? Вы? Так вы и есть… Дэниель? — голос Черити гораздо яснее, чем слова, говорил об ужасе и неверии в то, что она увидела. Возникшее изображение буквально парализовало ее.
Человек на экране кивнул.
— Рад, что по прошествии стольких лет вы все таки узнали меня, капитан Лейрд, — сказал он. —
Я действительно тот, кого наш друг Скаддер знает как Дэниеля. Прежнее имя мне никогда не нравилось.
— Но… но зачем… — запинаясь, начала Черити. — Зачем же вы… Как… Почему вы…
Стоун прервал ее резким взмахом руки.
— Представляю ваше удивление, капитан Лейрд, — сочувственно произнес он. — Но все легко объяснимо. Я проснулся раньше. Надеюсь, мои скромные меры предосторожности в ангаре уберегли вас от тяжелых ранений.
— Раньше меня? — автоматически, совершенно не понимая, что говорит, пробормотала Черити. — Но…
— Более трех лет назад, — перебил ее Стоун. — Энергосистема вашего саркофага выдержала дольше.
Он улыбнулся.
— Все очень просто. Я пытался разбудить вас, но… не очень то разобрался со всеми этими компьютерами. Побоялся убить по ошибке. Предпочел оставить вас спящей и действовать на свой страх и риск. Я, правда, соорудил маленькое устройство, просигналившее, как только вы покинули бункер.
— Но почему… — Черити замолчала; словно о чем то догадавшись и не веря собственному предположению, несколько секунд смотрела на Стоуна широко открытыми глазами. Потом ощутила, как в душе поднимается волна гнева. — Вы… Так вы работаете на…
— Верно, на моронов, — подтвердил человек на экране. — Так же, как вскоре будете работать и вы, моя дорогая.
— Я? Да вы просто с ума сошли!
— Ничуть, — сухо возразил мужчина. — О, тогда, едва проснувшись, я думал, как и вы, — он горько рассмеялся. — Стоун против всего остального мира… Скоро вы поймете, что бороться против них бессмысленно.
— Да вы… Вы жалкий предатель! — выпалила Черити.
Человек снова засмеялся. Подобное определение, казалось, совсем не огорчило его.
— Помните, что я сказал вам, когда мы виделись в последний раз? Я хочу только выжить!
— Отдав свой народ шайке инопланетных монстров?
— Сейчас не время об этом спорить, — мягко остановил Стоун. — У нас еще будет возможность поговорить друг с другом.
Черити не ответила. В голове царил хаос. Было понятно только одно: Дэниель — это Стоун, заставивший ее, когда мир вокруг разваливался на части, лечь в анабиоз, а теперь сам — и это очевидно — работающий на захватчиков.
— Но почему? — прошептала она. — Стоун, вы… Вы не можете работать на этих… этих чудовищ! Вы же собственными глазами видели, что они натворили!
— Поговорим позднее, — еще раз пообещал человек. На его лице появилось скучающее выражение, а уголки рта, как показалось Черити, передернулись в жестокой, циничной усмешке.
— Но пожалуйста, Стоун! — Лейрд попыталась начать еще раз, однако собеседник снова прервал ее.
— Позднее. Не беспокойтесь, я прикажу доставить вас сюда как можно быстрее. А до тех пор никто не причинит вам вреда. Скаддер?
Шарк прошел мимо девушки и заглянул в камеру. Вид у него был на редкость растерянный.
— Да?
— Подготовь все. Я пошлю планер, он заберет капитана Лейрд. А до тех пор обращайся с ней, как с гостем. Тебе ясно? За безопасность отвечаешь ты лично.
Дэниель говорил очень быстро. Казалось, ему не хватает времени.
— Я сам прилечу и заберу ее. До завтра. Черити увидела, как он протянул руку, собираясь выключить аппарат.
— Постой, — внезапно вспомнил Скаддер. Стоун недовольно поднял глаза.
— Что еще? Шарк колебался.
— Мы… мы нашли людей из подземелья, — сообщил наконец он.
— Знаю, — недовольно сказал Дэниель. — И?
— Пленные, — попробовал объяснить Скаддер. — Что с ними делать? Их слишком много, чтобы оставить здесь.
— Пленные? — Стоун раздраженно нахмурился. — Вы взяли пленных? Это… не было предусмотрено.
— Но они же сдались, — возразил шарк. — Боя почти не было. У них не осталось ни шанса, и они это поняли.
На мгновение Дэниель задумался. Потом пожал плечами.
— Убейте их, — посоветовал он. Черити едва подавила крик ужаса. Скаддер заметно вздрогнул.
— Ты… ты не шутишь? — запинаясь, спросил шарк у наместника. — Их же более трехсот…
— Ты понял приказ? — холодно перебил его Стоун.
Показалось, будто Скаддер превратился в камень. Что то погасло во взгляде стоящего рядом с Черити. Потом предводитель шарков кивнул. Это было похоже на движение куклы, которой кто то управляет, дергая за веревочки.
— Да, — ответил Скаддер. — Я понял. Стоун удовлетворенно нагнул голову. Экран погас.

ГЛАВА 12

Они остались вдвоем в огромной полупустой комнате, служившей Скаддеру и кабинетом, и спальней. Нэт, тролля и Найлза куда то увели, через некоторое время ушел и Рауль, трижды пытавшийся заговорить со своим командиром и все три раза так и не получивший ответа. До сих пор никто, кроме Черити, не знал о приказе Стоуна. Но вряд ли Рауль был до такой степени глуп, чтобы не почувствовать: нечто потрясло командира до глубины души. Почти не разговаривая друг с другом, Черити и Скаддер перекусили. Взгляд шарка по прежнему был направлен в пустоту. И в этом взгляде Черити увидела такой ужас, будто Скаддер только что заглянул в ад.
— Как же ты поступишь? — тихо спросила она. Когда шарк поднял глаза на девушку, его лицо показалось ей необычно бледным. Черити понимала, каких усилий стоило Скаддеру ответить на вопрос.
— Не могу поверить, что он говорил всерьез, — пробормотал шарк. — Он… он не может требовать, чтобы я выполнил такое.
— Еще как может, — шепнула Черити. — Он — может. Стоун — сумасшедший.
Скаддер с усилием сглотнул. Его руки дрожали.
— Ты ведь его знаешь?
— Да, — ответила она, и тут же поправилась. — То есть, нет. Знала, но это… было так давно. Стоун, известный мне, был другим.
— Он пришел из того же мира, что и ты, да? — снова спросил Скаддер.
— Мы просто оказались вместе, когда бункер подвергся атаке, — возразила Черити. — Лечь в анабиоз было его идеей. Я этого не хотела. Он заставил.
— Значит, все, что рассказывал старик, правда?
— Найлз? — Черити кивнула. — Конечно. Мир не всегда был таким, каким ты его знаешь.
Она печально улыбнулась, откинулась на неудобном пластмассовом стуле и задумчиво посмотрела на Скаддера. В ярком свете, струившемся из окна, четко вырисовывался благородный мужской профиль. «Как это я сразу на поняла, с кем имею дело?» — внезапно спросила себя Черити.
— Ты не должен на них работать, Скаддер, — решительно сказала она. — Именно ты. Шарк взглянул на собеседницу.
— Да?
— Ты же инде… хопи, — быстро исправила она себя. — Когда то эта земля принадлежала именно вам. Пусть и давно, но твой народ был здесь хозяином.
— Пока не пришли белые и не забрали землю, — резко уточнил Скаддер. — Я знаю нашу историю. Мой отец часто рассказывал… — его лицо исказила гримаса. — А потом пришли мороны и отобрали ее у вас. В чем же разница?
— Может, разницы и нет, — призналась Черити. — Но мы то, по крайней мере, были людьми. И… стали друзьями. Прошли годы, два народа превратились в единое целое.
— Правда? — горько спросил Скаддер. — Разве все действительно так? Мой отец придерживался иного мнения.
— И, возможно, был прав, — сказала она. И сама поразилась тому, как легко сорвались с языка эти слова. Черити чувствовала, что согласна со Скаддером.
— Может, чтобы научиться уважать и понимать друг друга, понадобилось бы лет двести. Но мы были на правильном пути.
— А с моронами у нас этого, что, не получится? Ты это хочешь сказать? Что же мне делать? Выкрасить свое лицо и откопать топор войны? Натравить шарков на всадников?
Он энергично покачал головой.
— Мои ребята не сделают этого, Черити. Ты их не знаешь. Ты думаешь, они варвары. Это не так. У них есть своя гордость, их невозможно заставить сделать что нибудь против воли. Они свободны.
— Но ты же вождь!
— Только до тех пор, пока хорошо руковожу, — возразил Скаддер. — Они подчиняются, потому что доверяют мне. А не потому, что боятся.
— Стоуну ты тоже подчиняешься, потому что доверяешь?
Смутившись, Скаддер промолчал. Но она чувствовала, что шарк не уступит. Да и как он мог это сделать?
— И что же ты предпримешь? — снова спросила Черити. — Что ты будешь делать, если Стоун приедет и увидит, что приказ не выполнен?
— А кто тебе сказал, что я поступлю именно так? — неуверенно спросил Скаддер.
— Сама догадалась, — ответила она. — Меня не обманешь, Скаддер. Не знаю, как ты сюда попал, что ищешь среди этих… шарков, но я уверена, что ты не убийца. И не сможешь так вот просто уничтожить четыреста беззащитных людей.
Скаддер молчал. Сам того не замечая, он нервно царапал крышку стола. Черити решила, что права: со Скаддером действительно что то происходит. Дэниель требовал того, на что шарк не мог согласиться.
— Почему ты здесь? — вдруг прошептал Скаддер. Черити хотела было ответить, но потом поняла, что это совсем не вопрос, — Почему, черт возьми, не осталась там, где была? Все было хорошо, пока не появилась ты!
— Это не так, — возразила Черити. — Просто раньше ты ничего не замечал.
Десять, двадцать бесконечных секунд Скаддер просто смотрел на нее. Лейрд показалось, будто ее слова что то вызвали в нем. Они были похожи на последнюю крошечную снежинку, дающую толчок горной лавине. Внезапно Скаддер встал, повернулся и громко хлопнул в ладоши. Дверь за спиной Черити открылась, вошел Рауль.
— Приведи Найлза, — потребовал Скаддер, — и этого… Марка. Карлика и девушку тоже. Быстро!
— Что ты собираешься делать? — спросила Черити после того, как Рауль снова удалился. Скаддер смотрел на нее почти с ненавистью.
— Кое что, что тебя обрадует, — сказал он раздраженно. — Собираюсь покончить жизнь самоубийством.

* * *

Прежде чем появились Найлз, Марк, Гурк и Нэт, прошло почти полчаса. Шаркам, сопровождавшим пленников, Скаддер приказал выйти. Рауль хотел было тоже покинуть комнату, но командир остановил его и, указав на один из стульев, предложил сесть. И сел сам. На некоторое время в комнате воцарилась напряженная тишина. Наконец Скаддер обратился к Гурку.
— Я должен был бы тебя убить, карлик, — сказал шарк. — Ты прикончил одного из моих людей.
Тролль скорчил рожу.
— Никто не убьет Абн Эль Гурка. Я ведь нужен.
— Мир без тебя не рухнет, — утешил Скаддер. И когда карлик хотел возразить, недовольно поднял руку. — Хотя… ты действительно можешь еще понадобиться. По крайней мере, теперь. Сможешь перевести через равнину сотни четыре людей?
— Нет проблем! — обрадовался тролль. Шарк уточнил:
— Так, чтобы этого не заметили всадники? Гурк вытаращил глаза, Марк и Найлз обменялись удивленными взглядами. Только лицо Нэт по прежнему выражало презрение.
— Это еще зачем? — недоверчиво поинтересовался Марк.
— Затем, что вы должны исчезнуть, — ответил Скаддер, не глядя на обитателя подземелий. — Вы и ваши люди.
— Может, он хочет, чтобы вы совсем исчезли, — вставила Нэт. — Не верьте ему. Это обман. Они хотят увести вас в пустыню, чтобы там без помех прикончить.
— Как понять — исчезнуть? — не обратив внимания на замечание девушки, спросил Найлз. — Вы нас… отпускаете?
Скаддер не по доброму рассмеялся.
— А чего ты хотел, старик? Вас больше, чем моих воинов. Вы, что же, думаете, будто у нас есть желание и время заботиться о четырех сотнях пленных? Вам нужно исчезнуть, и как можно быстрее. И как можно лучше спрятаться.
— Не верю ни слову, — сказал Марк. — Просто смешно: сначала эти… выродки нападают на нас, а потом отпускают всех, будто ничего не произошло. Зачем, спрашивается?
Скаддер молчал, за него ответила Черити:
— Дэниель приказал вас убить. Всех. Марк побледнел, Найлз и Нэт посмотрели на говорившую с недоверием. Не удивился только Гурк. Рауль тоже остался спокоен. Совершенно бессознательно Черити попыталась отодвинуться от заместителя. Сегодня недомогание, всегда испытываемое в его присутствии, казалось особенно сильным.
— Это… правда? — запинаясь, спросил Найлз. Скаддер кивнул.
— Да. Но я не сделаю этого.
— Дэниель не обрадуется, — заметил Рауль. Шарк бросил на своего заместителя свирепый взгляд.
— Дэниель, — все более раздражаясь, пояснил Скаддер, — ничего об этом не узнает. Возьми два или три грузовика и поезжай назад, к бункеру. Соберите всех убитых. Наших ребят — тоже. Переоденьте в форму.
Рауль скривил лицо:
— Это безумие. Дэниель…
— В степи, за городом, разожжем костер, — продолжал, нервничая, Скаддер. — Сожжем несколько автопокрышек, немного мусора. Побросаем в огонь трупы.
— Чтобы Дэниель поверил, будто мы всех расстреляли? — Рауль неестественно рассмеялся. — Это тебе не поможет!
— Кто знает, — возразил командир. — У Дэниеля нет причин не доверять нам.
— К тому же, вы подтвердите мой рассказ, — он посмотрел на Найлза.
Тот вначале кивнул, потом качнул головой и печально улыбнулся:
— Ваш друг прав, Скаддер. Дэниель не поверит.
— Так что же, у вас есть идея получше? — вспылил шарк. — Что, черт побери, я должен делать? Уничтожить вас всех? Или не делать этого, а просто смотреть, как будет расправляться с вами Дэниель?
— А, может, и сработает, — вмешался Гурк. — Если Нэт мне поможет, то, вероятно, мы найдем убежище. Но идти можно будет только по ночам, — он посмотрел на девушку. — Что скажешь?
Нэт неохотно кивнула:
— У меня нет выбора. Но это безумие.
— Я не верю ему, — продолжал настаивать Марк. — Нас заведут в ловушку.
— Да заткнись же, идиот! — взорвалась Черити. — Оставайся, если хочешь!
— Ну, хватит! — остановил спор Скаддер. — Сделаем так: вы возвращаетесь к своим людям и готовитесь выступать. Как только стемнеет, Эль Гурк и Нэт поведут вас. Мы дадим вам столько воды и пищи, сколько сможем. Но предупреждаю: будет нелегко.
Марк смерил шарка взглядом:
— Ожидаете слов благодарности, да?
— Нет, — ответил Скаддер раздраженно. — Я жду, когда вы заткнетесь и станете делать то, чего требую я.
Он сердито повернул голову и набросился на Рауля:
— А ты? Чего ты ждешь?
Тот послушно встал. Но не ушел.
— Ничего не выйдет, — сказал он серьезно. — Дэниель всех нас убьет.
Скаддер неодобрительно рассмеялся.
— Да навряд ли. Мы нужны ему, и он это знает. Что с тобой, Рауль? Ты боишься?
Заместитель не ответил. Он резко повернулся и с силой захлопнул за собой дверь.

* * *

Время тянулось очень медленно. Марка доставили к его людям, запертым теперь в подземном гараже где то в западной части города. Нужно было готовиться к походу. Скаддер, Нэт, Найлз и Гурк обсуждали детали плана. Черити из их разговора не поняла ни слова. Чем дольше она вслушивалась, тем больше ей казалось, что все происходит не на самом деле. Невозможно было поверить, что Скаддер говорит серьезно. Внезапно Черити осознала, почему Марк был так недоверчив. С другой стороны, не верить Скаддеру было подло. Черити казалось, что этот человек легко читает по лицу чужие мысли, а потому всякий раз, когда он глядел в ее сторону, она быстро отворачивалась. Лейрд понимала, что Скаддер был далеко не таким отважным и благородным, каким показался в первый момент; просто Дэниель поставил шарка перед выбором, сделать который Скаддер не мог. Спокойствие было наигранным. Внутри этого человека шла страшная борьба. Черити понимала, что предложенный план потерпит неудачу. Чтобы поверить в ложь Скаддера, Стоун Дэниель должен был бы быть полным дураком. Конечно, другого выбора нет. Но предложенный план не мог сработать.
И не сработал.
Через два часа Рауль, покидавший город, вернулся. Причем не один.

ГЛАВА 13

Их было шесть: пять коричневых жуков величиною с танк — Нэт и шарки называли их всадниками — и почти вдвое превосходившее этих чудищ своими размерами, но более хрупкое существо, напомнившее Черити жирную стрекозу и так неуклюже передвигавшееся на своих коротких ножках, что сразу же становилось ясно: его родная стихия — воздух. На шее каждого жука виднелось по одной четырехрукой твари. Таких Черити видела много раз. И только на спине гигантской стрекозы наездника было целых два: один из четырехруких и Рауль.
— Теперь это уже не случайность, — пробормотал скорее растерявшийся, чем испуганный Скаддер. Из домов, привлеченные внезапным появлением моронов, высыпали десятки шарков. Отовсюду шли все новые и новые люди. По мере того как огромные чудовища продвигались вверх по улице, площадь перед ними заполнялась живописной толпой. Черити, все время считавшая, будто встреча со звездными монстрами для Скаддера и его подчиненных — обычное дело, только теперь поняла, что ошибалась. Город принадлежал шаркам; громадным тварям, как и людям Найлза, места здесь не было. Напряжение, сгустившееся над толпой, стало почти материальным. Шарки казались на удивление спокойными и даже дисциплинированными, но Черити почувствовала, что они не видят во всадниках друзей. Скорее, незваных гостей.
— Твой друг, похоже, нас заложил, — высказал Гурк предположение. — Я никогда не доверял этой крысе.
Скаддер сердито махнул рукой.
— Успокойся! — прошипел он. — Нужно выслушать, что им нужно. Может, ничего не произошло.
Черити поняла, что шарк не верит своим словам. Тем не менее, бросив на Гурка предостерегающий взгляд, она огляделась и последовала за Скаддером, вышедшем навстречу процессии чудовищ.
Гиганты остановились. С наигранным спокойствием пройдя мимо переднего всадника, шарк небрежной походкой направился к гигантской стрекозе. Отдельные шарки, по оценке Черити, числом около ста, хотели присоединиться к командиру, но тот остановил их недовольным жестом. В двух шагах от огромной стрекозы Скаддер остановился и запрокинул голову. Рядом с гигантским насекомым он казался карликом.
— Привет, Рауль, — проговорил он спокойно. — Ты вернулся слишком рано. К тому же, как я вижу, привел с собой дорогих гостей.
Рауль был слишком далеко, чтобы Черити могла увидеть выражение его лица, но когда заместитель отвечал, голос звучал нервно.
— Сожалею, Скаддер, — извиняющимся тоном произнес он. — Я… я встретил их на полпути.
Кивком головы он указал на воина в черных доспехах, сидящего впереди:
— Это Рхэн. Его прислал Дэниель.
— Значит, Дэниель? — шарк покачал головой, показывая, что ответ его позабавил. Не хочешь ли спуститься вниз? — простодушно поинтересовался Скаддер. — Трудно разговаривать, когда приходится постоянно смотреть вверх.
Рауль колебался. Не одна Черити заметила, что прежде, чем последовать приказу командира, шарк обменялся с Рхэном очень долгим, многозначительным взглядом. Заученным движением, так, будто проделывал это раньше бесчисленное количество раз, Рауль заскользил со спины насекомого и спрыгнул на землю перед Скаддером. Смерив своего подчиненного ледяным взглядом, тот повернулся и жестом подозвал к себе Черити.
Двинулась с места она с большой неохотой. Каждый шаг стоил огромных усилий; по мере того, как она приближалась к ужасным монстрам, идти становилось все труднее. Черити чувствовала себя, как тогда, в звездолете, когда она впервые увидела технику инопланетян, и как позднее, в Нью Йорке, во время боя с монстрами. Казалось, будто улавливаешь что то злое и чуждое, исходящее от гигантских тварей. Внезапно она поняла: утверждая, что мороны представляют власть тьмы, темную сторону космических сил, Найлз был прав.
Скаддер показал на нее, потом на Рхэна:
— Полагаю, что Дэниель послал его, чтобы забрать капитана Лейрд? — спросил он. — Слишком рано. Скажите ему об этом.
Рауль судорожно сглотнул. Он испытывал страх, это было очевидно. Неуверенно обернулся, запрокинул голову и прокричал Рхэну несколько слов на резком, совершенно непонятном языке, состоящем, казалось, из сплошных свистящих и щелкающих звуков.
— Твой друг обладает удивительными способностями, — заметила Черити.
Ничего не сказав, Скаддер кивнул. Ее слова слышал и Рауль. Бросив на Черити нервный взгляд, он вновь обратился к Рхэну. Оседлавший стрекозу ответил на том же языке. Чувствовалось, что четырехрукий владеет им лучше, чем шарк.
— Ну что? — с нетерпением поинтересовался Скаддер.
Рауль замялся:
— Он… он говорит, что о капитане Лейрд ничего не знает. Дэниель послал его, чтобы… чтобы наблюдать за казнью.
— Он так сказал? — в голосе Скаддера не было удивления.
Заместитель боялся поднять глаза. Он молчал.
— Знаешь, — продолжил командир тем же небрежным тоном, — я не верю ни одному твоему слову.
— Что ты хочешь этим сказать? — испугался Рауль.
— Что то слишком много в последнее время произошло случайностей, — сказал Скаддер. — Всадников ты встретил случайно? Так же, как позавчера, когда я послал тебя в город? Видишь ли, я все время себя спрашиваю: как Дэниель догадался, что Лейрд ищет людей из подземелья?
— Откуда мне знать? — сдавленным голосом произнес Рауль. И нервно оглянулся: улица вокруг колонны всадников была черна от шарков.
— А я думаю, что ты знаешь, — спокойно возразил Скаддер. — Наш друг Дэниель слишком хорошо информирован, не находишь? Так хорошо, будто здесь есть человек, держащий его в курсе всех дел.
При последних словах по рядам шарков прокатился угрожающий ропот. Несколько человек подошло поближе, но они вынуждены были остановиться, так как один из жуков угрожающе поднял голову.
— Уж не думаешь ли ты, что я стукач? — упрямо спросил Рауль. Скаддер кивнул:
— Именно об этом я и думаю.
Прежде чем шарк отреагировал, прошло некоторое время. Видимо, Раулю стало понятно, что лгать дальше бессмысленно. В его глазах мелькнул огонь.
— Хорошо, ты прав, — злобно подтвердил шарк. — Я работаю на Дэниеля.
Издав яростный вопль, толпа колыхнулась. Черити увидела, как некоторые шарки придвинулись еще ближе. Сверкнуло несколько ножей. Кое кто снял с предохранителя оружие.
Скаддер поспешно поднял руку.
— Нет, — остановил он. — Дайте ему сказать.
— Я работаю на Дэниеля, — упрямо повторил Рауль. — Ну и что? Разве все мы не работаем на него?
— Ты ничтожный, мерзкий предатель, — холодно сказал Скаддер.
— Ах, так? — Рауль воинственно выпятил подбородок. — А может, я просто поступаю более благоразумно, чем ты?
— Это шпионя за нами?
— Заботясь о том, чтобы нас всех не убили! — закричал Рауль. — Черт побери, неужели ты действительно надеялся, что твоя дурацкая идея сработает? Да ты бы не смог обмануть Дэниеля и на пять минут!
Он гневно покачал головой.
— Ты слишком чувствителен, Скаддер. Чтобы спасти этот сброд, ты рискуешь жизнями всех.
Командир смотрел на заместителя, словно ожидая чего то.
— Что это, Рауль? — спросил наконец Скаддер. — Маленький дворцовый переворот? Горишь желанием занять мое место?
— Нет, — фыркнул Рауль. — Горю желанием остаться в живых!
— И именно для этого продаешь нас Дэниелю? — по прежнему спокойно поинтересовался командир.
— Продаю? — шарк засопел. — Да проснись же, Скаддер! Не думай, что можешь сделать хоть что нибудь без согласия Дэниеля. Да, черт побери, я работаю на него, но делаю это для нас. Ты думаешь, хоть кто нибудь из твоих парней остался бы в живых, если бы того не захотел Дэниель?
— Что же ты предлагаешь? — тон Скаддера по прежнему был спокоен и слегка небрежен. — Расстрелять четыреста человек только потому, что так захотел Дэниель?
На мгновение воцарилась тишина. На лицах шарков Черити увидела ужас. До этого мига никто, кроме нескольких человек, не знал о приказе наместника. Черити подумала, что, видно, у нее сложилось о шарках неверное мнение.
— У тебя нет выбора! — упрямо возразил Рауль. — Или они, или мы.
— Ты думаешь, я соглашусь? Сколько же лет ты с нами, Рауль? Десять? И за все это время так и не понял, что мы никому не позволяем руководить нами? Не исключая и Дэниеля.
— Идиот! — сказал шарк. — Ты сам ничего не понял. С самого начала мы жили здесь потому, что мороны этого хотели.
Кипя от ярости, он показал на всадников позади себя:
— Вот настоящие хозяева!
— О да, и вам под их властью хорошо живется, — вмешался Найлз. — Они дают вам оружие и горючее и наблюдают, как вы выполняете за них грязную работу. И, сами того не замечая, подыхаете.
Скаддер посмотрел на него.
— Что ты имеешь в виду? От ярости Найлз сжал губы.
— Я не думал говорить. Хотел посмотреть, как вы загнетесь. Но теперь… — он обвел рукой присутствующих. — Кто разрешил вам жить в этом городе? Дэниель?
Скаддер озадаченно кивнул. На лице Рауля появилось выражение панического ужаса.
— Да. Ну и что же?
— А то, что он убивает вас, этот чудесный город! — отрезал Найлз.
— Что ты хочешь сказать? Старик слабо улыбнулся.
— Ты никогда не задавал себе вопрос: что разрушило город? — спросил он. — Нет? Так знай: это была атомная бомба. Здесь все заражено. Это было давно, но излучение и сейчас достаточно сильно, чтобы рано или поздно убить вас.
— Не может быть! — запротестовал Скаддер.
— Да? — Найлз зло рассмеялся. — А разве твои люди иногда не умирают просто так, ни с того, ни с сего? Разве не страдают от болезни, при которой вначале появляется сыпь, а потом начинают уходить силы?
— Он лжет! — крикнул Рауль. Но прозвучало это не особенно убедительно.
— Напротив, — сказала Черити, — он говорит правду.
— Ты ничего не знаешь! — заорал шарк, подскочил к ней, схватил за руку и сильно дернул.
Почувствовав его прикосновение, Лейрд внезапно все поняла.
Поняла, почему рядом с Раулем всегда чувствовала недомогание, почему он так легко перенес ранение. И так же внезапно осознала, что не только присутствие всадников и четырехруких воинов заставляет ее сердце сжиматься от ужаса.
— Найлз сказал правду, — спокойно повторила она. — И Раулю это известно, — она посмотрела на Скаддера. — Ведь он — один из них.
Все произошло необыкновенно быстро. Скаддер повернулся и перевел округлившиеся от удивления глаза на заместителя. Рауль внезапно отскочил назад, наткнулся на стрекозу, на мгновение спрятал руку под куртку и вытащил маленькое, отливающее серебром оружие.
Скаддер толкнул Черити, сам упал в противоположную сторону. И выхватил из за пояса томагавк. Из оружия Рауля вырвалась ослепительно белая молния. Заряд прошел мимо Скаддера и угодил в шарка, стоявшего за спиной командира. Человек вспыхнул, словно факел, и через минуту превратился в кучку пепла. Сделать второй выстрел Рауль уже не успел.
Томагавк Скаддера попал ему в голову и раскроил ее.
То, что произошло потом, Черити запомнила на всю жизнь. Рауль зашатался, выронил оружие. Из груди вырвался высокий, свистящий звук, череп раскрылся вдоль ровной, словно проведенной бритвой линии. Казалось, что это совсем не рана: просто пластмассовые половинки, из которых было составлено кукольное тело, отделились внезапно одна от другой.
И из под них появился настоящий Рауль.
Существо было в два раза ниже человека и имело совершенно черный цвет. Тело твари представляло собой бесформенное, дрожащее и пульсирующее нечто, разделенное на десятки самых разнообразных сегментов. По сторонам выглядывало не меньше дюжины тонких, как у паука, конечностей. Злые глаза, размером с кулак, сверлили Черити и Скаддера.
Это существо не только не умирало, но даже не было ранено. Оно медленно выползло из под своей маски, выпрямилось, дрожа всем телом, и попыталось двумя из своих многочисленных конечностей нащупать оружие.
Но так и не смогло сделать это.
Позади Черити раздался резкий крик; пробежав мимо девушки и Скаддера, кто то высокий и темнокожий, широко раскинув руки, бросился на чудовище.
Существо, выползшее из Рауля, почувствовало опасность и обернулось. Но шансов на спасение уже не было. Найлз накрыл чудовище своим телом. Схватив оружие, паукообразное попыталось прицелиться, но, Найлз, несмотря на возраст, все таки был человеком, а значит, в два раза выше, чем тварь, и почти в четыре — тяжелее. Он схватил конечность существа и просто сломал ее. Другой рукой Найлз, не переставая, наносил удары в плоское лицо монстра.
Внезапно раздался невероятно громкий пронзительный крик. Черити увидела, как два гигантских жука развернулись, а сидевший на стрекозе воин сразу тремя руками схватился за свое оружие.
Но воспользоваться им не успел. В его грудь вонзился нож. Раздался выстрел, потом второй, и черный хитиновый панцирь Рхэна разлетелся на куски.
После этого узкая городская улица превратилась в настоящий ад. Отовсюду раздавались крики и выстрелы, мелькали бегущие человеческие фигуры. Со спин жуков были сброшены еще два или три четырехруких. Разбежавшись и издав яростный крик, Скаддер выбил из седла еще одного воина. Сцепившись, они упали на землю. Их скрыла набежавшая толпа. Последний оставшийся в живых воин Рхэна развернул своего жука, выхватил оружие и открыл огонь. Жук сделал гигантский прыжок, сбил с ног почти дюжину шарков и схватил одного своими страшными клешнями. Черити услышала дикий предсмертный вопль, перекрывший на мгновение шум боя, потом выстрелы, и четырехрукий мешком рухнул наземь.
Бой на этом не закончился. Гигантских жуков охватила паника — а ведь они были не менее опасными противниками, чем их седоки. Черити видела, как одно из чудовищ бросилось прочь и проломило фасад дома. Рухнув, здание погребло под обломками более дюжины шарков.
Внезапно Черити поняла, что опасность грозит и ей самой. Оружия не было, а гигантская стрекоза перед ней начинала волноваться. С резким, невероятно громким свистом странная тварь расправила крылья и приготовилась взлететь. Ее чудовищный хвост яростно бил о землю; при каждом взмахе огромный шип, торчавший на конце, убивал по пять шесть шарков, хрупкие на вид крылья сбили с ног еще полдюжины. Заметив, что зловещая тень нависла и над ней самой, Черити бросилась на землю. И тут же услышала крик стоявшего позади шарка, задетого похожим на стеклянный меч крылом стрекозы.
Раздалось несколько залпов. Один из радужных глаз стрекозы погас, в ее блестящем панцире появились маленькие круглые отверстия. Боль подхлестнула чудовище. Оно попыталось прыгнуть, потом стало хватать все, что двигалось рядом с ним. Страшные челюсти дернулись в сторону Черити.
— Лейрд! В сторону!
Услышав крик, она мгновенно подчинилась. Откатилась в сторону, сжалась в комок и прикрыла руками голову.
Пройдя в метре от девушки, кроваво красный луч толщиной в палец попал в хитиновый панцирь стрекозы возле самой головы и прожег отверстие величиной с монету. Чудовище захрипело, поднялось на задних ногах — и в момент, когда вся энергия лазерного луча перешла в жертву, буквально взорвалось.
Уже теряя сознание Черити заметила Абн Эль Гурка, стоявшего в дверях дома Скаддера с ее лазером в слишком маленьких для такого оружия ручках и преспокойно целившегося в следующего гигантского монстра.

* * *

Вероятно, без сознания она была совсем недолго, так как, очнувшись, поняла, что бой едва закончился. В воздухе все еще носились стоны раненых и умирающих. Черити приподнялась. Голова закружилась, пульсирующая боль в затылке стала невыносимой. Превозмогая себя, Черити медленно встала. Немного поморгала глазами, чтобы прогнать оцепенение, потерла лицо и только после этого огляделась.
Увиденное потрясло. Гигантская стрекоза, жуки, наездники были мертвы, но победа далась шаркам слишком дорогой ценой. Улица была усеяна трупами — и их было немало. Никто из оставшихся в живых не избежал увечий. Многие шарки имели такие страшные раны, что и без врача было понятно: эти люди не протянут и несколько часов.
Неподалеку Черити заметила Скаддера, с отвращением взиравшего на останки твари, некогда именовавшейся Раулем. Шарк медленно повернул голову. Его взгляд блуждал, а на лице было выражение безграничного ужаса.
— Что… ради всего святого, скажи, что же это было? — прошептал он.
Черити промолчала. Да и что можно было ответить? Она сама знала не больше. Взгляд Лейрд скользнул дальше и остановился на теле Найлза. Кто то оторвал старика от противной твари и положил на землю в нескольких шагах от Черити. Душу охватила бессильная ярость. Когда то Найлз был ее другом, теперь казалось, будто все происходило несколько вечностей назад.
Она вновь перевела взгляд на останки Рауля. А потом заметила, что Скаддер все еще ждет ответа.
— Этого я не знаю.
— Может, я помогу? — раздался позади голос: к ним незаметно подошел Марк. — Конечно, это лишь предположение…
Пытаясь скрыть отвращение, вызванное видом убитой твари, он облизал пересохшие губы.
— Что вам известно? — поинтересовался Скаддер.
— Это… не более, чем предположение, — Марк нервно улыбнулся. — Су… существа, которых мы знали до сих пор, в большей или меньшей степени походили на насекомых. Многие, правда, мельче по размерам, встречались и в земной фауне.
— Хватит ходить вокруг да около, давайте ближе к делу! — грубо перебил его Скаддер. — Что случилось с Раулем?
— Возможно, это был особый вид, — вставила Черити.
Марк изумленно обернулся.
— Так вы знаете?
— Мороны занимались не только производством чудовищ, — уклончиво произнесла она.
И посмотрела на лопнувшую оболочку, бывшую когда то человеческим телом. Даже вблизи невозможно было определить, идет речь о пластмассе или о живом организме, клеточная масса которого приобрела в ходе какой то невероятной метаморфозы новые свойства. Черити с усилием отвела взгляд и обратилась к Марку:
— Вы думаете о том же, о чем и я. Скаддер, все более нервничая, перевел взгляд с ее лица на физиономию Марка.
— Вас не затруднит и меня посвятить в эти научные размышления? — сказал он язвительно.
— Здесь нет никакой тайны, — проговорил Марк.
Ему все еще трудно было разговаривать с человеком, которого полчаса назад принимал за смертельного врага. Внезапно Марк улыбнулся:
— Но я всегда думал, что вы, как настоящий индеец, лучше нашего в этом разбираетесь.
Заметив, как помрачнело лицо Скаддера, Черити поспешила добавить:
— Марк имеет в виду, что в теле Рауля — настоящего Рауля — поселился кто то еще. Шарк побледнел.
— Так вы считаете…
— Что то сожрало его изнутри, — выговорил Марк твердо. — Вероятно, уже несколько лет это человек не был самим собой.
— Ужасно, — прошептал Скаддер.
— Случай, достаточно обычный в природе, — тихо сказала Черити.
Шарк смотрел на нее, ничего не понимая.
— Помнишь жуков наездников? Они откладывают свои яйца в телах других животных. Личинки проникают внутрь и заживо поедают своих хозяев.
— Но то в животных! — запротестовал Скаддер.
— Вероятно, для моронов мы и есть животные, — горько констатировал Марк.
— Значит, вы считаете, что личинки моронов разрастаются в теле хозяина и полностью овладевают им? — закончил мысль Скаддер. — Они растут и… и изменяют живое существо изнутри, пока, — он запнулся и уставился на то, во что превратился Рауль. — Все равно это только животные, — добавил он. — Не могут же они так точно копировать человеческое поведение, что никто не заметит разницы.
— Чтобы решить этот опрос, нужно захватить одно из подобных существ живьем, — сказала Черити. — Может, мозг они не трогают, а просто подчиняют себе волю. Или абсорбируют части ДНК, воспоминания, знания, все характерные признаки особи и тому подобное. А потом играют роль этого человека. В любом случае, эти твари обладают более высоким интеллектом, чем до сих пор считалось.
— А если… если он был не единственным? — пробормотал Скаддер. — Вдруг есть и другие? Мороном может быть любой.
— Нет, — Черити покачала головой. — Во всяком случае, я так не думаю.
— Откуда тебе известно? Как ты вообще его вычислила? Ведь даже я, знавший Рауля много лет, ничего не заметил.
Черити очень серьезно посмотрела на Скаддера.
— Почему же, — тихо возразила она. — Ты тоже заметил. Не так отчетливо, конечно, но тем не менее… Да и я не сразу сделала правильные выводы. Копия была безупречна и ничем не отличалась от настоящего человека. Ничего, что можно было бы заметить. Я же почувствовала.
— Никак не пойму, что ты имеешь в виду? — задумался Скаддер.
— Просто он не понравился мне, — объяснила Черити. — Было в твоем помощнике что то отталкивающее. Он и тебе был неприятен. Но ты подавил это чувство, так как хотел доверять этому существу. В этом и была твоя ошибка. Встречаясь с инопланетянами и даже просто находясь поблизости от их машин, я испытывала такое же неприятное чувство. Я заметила сходство, когда стояла перед моронами и ко мне прикоснулся Рауль.
— Чувства, — Скаддер пытался говорить пренебрежительно, но напрасно: произошедшее слишком потрясло шарка. Он натянуто улыбнулся. — Их недостаточно. Может, это была случайность.
Может, существо потеряло над собой контроль. Распознать их по такому признаку было бы слишком легко. Слишком просто, чтобы ради этого рисковать жизнью.
Черити несколько секунд смотрела на шарка, потом молча отвернулась. Скаддер, как и она сама, хорошо понимал, что другого критерия нет. Если, конечно, они не хотят подозревать каждого. Всеобщая подозрительность посеяла бы раздор и уничтожила их силы даже быстрее, чем это сделали бы мороны.
Черити хотела пойти к раненым шаркам, чтобы посмотреть, нельзя ли хоть чем то помочь, но Гурк загородил ей дорогу.
— А что будет с Марком и его людьми? — спросил он, глядя то на Лейрд, то на Скаддера. — Мы не можем терять время, иначе все напрасно.
Шарк состроил недовольную мину:
— Что здесь еще обсуждать? Мое решение осталось в силе. Переведи их через равнину. Мы сожжем мертвых и всадников.
— Для этого нет времени, — возразил Гурк. — Очень скоро здесь будет сам Дэниель. Если идти через равнину, то с воздуха…
Скаддер шагнул, схватил карлика за воротник и без труда поднял.
— Откуда ты знаешь? — прошипел шарк. — При моем разговоре с Дэниелем никто, кроме капитана Лейрд, не присутствовал. И потом никто не говорил, что наместник должен прибыть сюда. Как же ты узнал?
Гурк все еще пытался высвободиться.
— Отпусти же, грубиян! — хрипел он. Быстро осознав тщетность своих усилий, карлик пренебрежительно фыркнул:
— Конечно, я мал, но это не значит, что глуп. Зная о шуме, который Дэниель поднял, чтобы поймать Черити, я могу предположить, что он захочет как можно быстрее поговорить с ней. А быстрее всего это произойдет, если наместник сам прибудет за капитаном Лейрд. Кроме того, он захочет убедиться, что ты выполнил приказ. Как видишь, мне достаточно было поразмыслить. А теперь опусти меня вниз.
На этот раз Скаддер выполнил желание Гурка.
Карлик с высоты в один метр шлепнулся на землю, с проклятием поднялся и потер место, которым приземлился.
Скаддер ухмыльнулся. Подозрение еще не покинуло его.
— По моему, ты слишком много думаешь, карлик, — сказал шарк. — Иногда это вредит здоровью. А ты ведь всегда знаешь больше, чем следовало бы.
— Оставь его в покое, — грубо вмешалась Черити. — Сейчас не время для споров. Гурк прав. Нам нужно убираться отсюда.
— О «нас» речь не шла.
Эти слова Скаддер произнес так быстро, что Лейрд не сразу уловила, что, говоря «мы», шарк подразумевает не только себя и своих людей.
— Слишком уж ты уверена, что я тебя отпущу, — добавил он. — А что сказать Дэниелю? Что мы тебя случайно убили и сожгли? Или что ты снова убежала?
— Тебе не придется отчитываться перед ним, — ответила она. — Нет смысла ломать комедию. Выдашь ты меня или нет, но Дэниель сразу поймет, в чем дело. Может, он уже знает, что здесь случилось. А нет, так заподозрит неладное, узнав о смерти Рауля. И отомстит тебе и твоим людям. Вам нельзя оставаться.
Один из шарков подошел и о чем то пошептался с командиром. Хопи задумался, потом покачал головой и недовольным жестом отослал подчиненного назад. Потом снова обратился к Черити:
— Мне надо было пристрелить тебя при первой же встрече. И все осталось бы в порядке. Теперь исправлять это, к сожалению, уже поздно, — пробурчал он. — Ну ладно. Что же мы, по твоему, должны делать?
Черити кивнула в сторону Марка:
— Он и его люди погибнут, если отправить их через равнину. Лучше убить их сразу. Единственное надежное убежище — это бункер. Отвези их назад к «СС 01», тогда у них будет шанс.
— Но Дэниель знает о бункере.
— Он всегда о нем знал, — возразила Черити. — Черт побери, он же, как и я, был внутри. Но только Рауль знал вход. Знаю, что есть риск, но это единственный шанс. И не только для них. Для вас — тоже. Вы должны присоединиться к ним.
— И стать такими же обитателями подземелья? — Скаддер горько рассмеялся. — Заползти под землю и ждать, пока Дэниель не найдет нас или произойдет чудо? Ты ведь знаешь: мы не сможем так жить. Мы сойдем с ума.
— Но ведь это на несколько дней, пока все не успокоится. У Дэниеля есть дела поважнее, чем неделями искать тебя. Это ваш единственный шанс.
Шарк молчал и водил по песку носком ботинка. Лицо Скаддера оставалось непроницаемым, но Черити чувствовала, что происходит в душе собеседника. От его решения зависела судьба почти семисот человек. Лейрд могла найти десятки аргументов в пользу своего предложения, но зачем? Скаддеру был известен каждый из ее доводов. Любое чужое слово стало бы лишним.
— Нет, — сказал он наконец тоном, показывающим, что это решение окончательное. — Мы отвезем Марка и его людей к бункеру, но сами останемся здесь. Мы лишим себя чести, если, как кроты, заползем под землю. Да и отдай я такой приказ, люди меня не послушают.
Гурк уважительно покачал толовой. Марк некоторое время смотрел на Скаддера, не в силах понять его реакцию, потом пожал плечами и, пробормотав: «Как вам будет угодно», заспешил к своим людям.
— А что будет с вами? — спросил шарк. — Вы можете присоединиться к людям Марка, можете остаться здесь. Если, конечно, захотите.
— Чего я хочу, — растягивая слова, произнесла Черити, — так это разобраться со Стоуном. Но не здесь и не сейчас. Он совсем не так силен, как пытается внушить вам, Скаддер. Когда я буду иметь возможность сама назначить время и место, у меня появится шанс на победу.
Скаддер улыбнулся.
— Когда слушаешь тебя, то почему то веришь, что все получится. Но тебе понадобится помощь.
Прежде чем Лейрд поняла, что имеет в виду Скаддер, прошло несколько минут.
— Ты хочешь…
— Да, сопровождать тебя, — перебил шарк.
— И я, — присоединился к нему Гурк. — Хоть все вы здесь и сумасшедшие, зато с вами никогда не бывает скучно.

* * *

Забравшись в огромное седло «Харли Дэвидсона», Гурк приобрел очень забавный вид. Все выглядело так, будто ребенок уселся в кресло великана и не знал теперь, что делать. Гном улыбался, но улыбка казалась натянутой, и было видно, что он явно не в своей тарелке.
Ободряюще улыбнувшись и повернувшись к собственному мотоциклу, Черити, все еще не садясь в седло, стала ждать, пока Нэт займет свое место. Лейрд вытянула было руку, чтобы нажать на газ, но передумала. Одна минута ничего не решает. Она устало подняла голову, оглянулась и увидела знакомую уже широкоплечую фигуру в черном. Пересекая площадь, человек приближался к ним.
Картина была жуткой. Один из домов еще горел и отблески пламени играли на куртке Скаддера. Казалось, будто она залита кровью. Больше, чем когда либо, в эту минуту он напоминал индейца. И не только из за лука, вместе с лазером выглядывавшего из за спины. Ей редко встречались люди, умевшие… да, умевшие сохранять такой гордый вид. И это после всего, что произошло за последние часы.
— Готовы? — спросил Скаддер, подойдя поближе. Она кивнула. Ее взгляд снова скользнул по улице: увидев поле битвы, Черити опять вздрогнула. Мертвых и раненых уже убрали. Но она то знает, как много их было.
— Мне очень жаль, — неожиданно сказала она. Скаддер слегка улыбнулся.
— Не переживай. Даже если б тебя не было, мы действовали бы точно так же.
Черити верила этим словам. Но они не могли изменить то, в чем она винила себя.
— Дэниель ошибся, — продолжил Скаддер. — Он посчитал, что мы такие же рабы, как эти насекомообразные твари. Но это не так. Шарки подчиняются только самим себе. Рауль должен был это знать. Он ведь достаточно долго жил среди нас.
— А что они будут делать теперь? — спросила Черити.
Скаддер ответил не сразу:
— Не знаю, — признался он. — Сначала, я думаю, исчезнут. Некоторые присоединятся к Марку и его людям, а другие… — он пожал плечами. — Барт и еще несколько ребят спрашивали, нельзя ли отправиться с нами. Я не против. А ты?
Черити кивнула. Скаддер почему то смущал ее. Он не производил впечатление человека, который все потерял.
— Конечно, не против, — поспешно отозвалась она. — Скаддер…?
— Да?
— Ты… не обязан ехать с нами, — начала Черити. И тут почувствовала, что говорить ей очень трудно. — Нэт и я… мы как нибудь и сами пробьемся.
— Чушь! — возразил Скаддер. — Не пробьетесь. Ты ведь даже не знаешь, куда едешь.
— Эти повстанцы, о которых говорил Найлз…
— Без меня ты их не найдешь, — перебил ее шарк. Потом сел на свой мотоцикл и включил двигатель.
— И кроме того, есть еще кое что, что я хотел бы сделать вместе с тобой, — добавил он.
На лице Черити был написан вопрос.
— Да?
Скаддер ухмыльнулся:
— Не то, о чем ты сейчас думаешь. Во всяком случае, не только это.
Он сунул руку в карман, вытащил что то и бросил Черити. Она с изумлением узнала свои часы.
— Старик был прав, когда сказал, что мороны запретили измерять время, — улыбаясь, сказал он. — Но я лично нахожу эту вещь очень практичной. Что ты скажешь, если я предложу снова ввести на этой планете календарь?
— А разве вот так, вдвоем, мы сумеем это сделать? — недоверчиво спросила Черити.
Шарк засмеялся. Ничего не ответив, он нажал на газ и так рванул с места, что Гурк, сидевший сзади, вскрикнул от страха.
Через несколько секунд Черити последовала за Скаддером.


Дизайн 2010 - 2012 год     По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru