лого  www.goldbiblioteca.ru


Loading

Скачать бесплатно

Читать онлайн Цветков.Э.Ловушка для человека

 

Навигация


Ссылки на книги и материалы предоставлены для ознакомления, с последующим обязательным удалением, авторские права на книги принадлежат исключительно авторам книг












































Яндекс цитирования

 

Эрнест Цветков

ЛОВУШКА ДЛЯ ЧЕЛОВЕКА,
или Путеводитель по внутренним пространствам
в помощь Страннику
Карта с нанесенными обозначениями троп и пейзажей
ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ ПЕЙЗАЖ
В этой книге я ничего не доказываю.
Я просто досказываю.
В последнее время как-то сама собой стерлась грань между тем, что я пишу, тем, что я говорю и тем, что я делаю.
Слово начертанное стало продолжением слова сказанного.
Один мой знакомый обозначил мои выступления как жанр устной книги.
По прошествии некоторого времени часть этой книги воплотилась в письменную форму. Значит, пришло время.
Впрочем, я никогда в классическом понимании не писал книг. Они случались сами собой. Я просто записывал. Так вот записалась и эта.
Путь Тропы
Я брел среди разводов ночной тьмы в поисках просветления.
Монотонно-исповедально изливался нескончаемый позднеосенний дождь.
Одиночество сопровождало меня. И мысли мои плыли где-то рядом.
Тени, шурша, скользили, оживляя пространство, и выскакивали из-под ног, словно напуганные мыши.
Одиозный странник, которым я ощущал себя в полной мере, пробирался сквозь нагромождение образов, звуков, запахов - этакую чащу собственного восприятия - хотя и не ведал, куда он, собственно, пробирался.
И для чего?
Фонарик памяти высветил одну из встреч с Мастером.
Все наши встречи казались мне странными.
Впрочем, если вдуматься как следует, разве сам мир не странен?
Ветер тронул груду раскисших облетевших листьев, и мне почудилось чье-то присутствие: будто бы от ветхой кучи отделился некий облик и двинулся в мою сторону. Бомж или призрак? Или так себе, обман чувств - иллюзия?
Как бы то ни было, но по непостижимой прихоти процессов, протекающих внутри черепной коробки, мне подумалось о том, что я совершенно напрасно пытаюсь провести разницу между бомжем и иллюзией. Такая разница надуманна и тавтологична, как масло масляное.
Ведь мир сам по себе иллюзорен.
Фонарик памяти засветился ярче, и я медленно переместился в параллельное измерение, которое, как правило, называют прошлым.
А на самом деле, есть ли оно, прошлое?
Однажды я к нему обратился:
- Мастер, обучи меня упражнениям, которые бы помогли мне овладеть искусством Жить.
Мастер сказал:
- Упражнения только в средней школе на дом задают. Если ты хочешь обрести Постижение, отбрось саму мысль о том, что выполнение каких-то упражнений приведет тебя к тому.
К прозрению приводит осознание. И если у тебя есть желание воплотить в жизнь свои намерения и мечты, то никаким школярством ты этого не добьешься.
Безусловно, душу свою можно тренировать с не меньшим успехом, чем тело, но дело здесь заключается вовсе не в том, что ты подсчитываешь вдохи-выдохи или узнаешь, как "правильно расставлять руки". Я не отрицаю действенность подобных мероприятий - в конце концов, они в какой-то степени могут способствовать внутренней дисциплине и организации, но первостепенно иное - познание тайной механики того, что мы называем нашей жизнью, ее потусторонней подоплеки, скрытой от повседневного взора нашего обыденного разумения.
Если ты научишься думать и видеть, многое откроется тебе. А это расширит твои возможности.
Правда, как тебе известно из классики, многие познания преумножают печаль.
Однако, если ты готов принять, вместить и пережить настоящую печаль, ты сможешь обнаружить в себе истинную радость.
Радость открывается только в печали.
Лишь печаль - единственный источник радости.
Все остальное - эйфория или экзальтация, всплески потревоженного ума, которые, утихомирившись, погружают тебя в еще более глубокую бездну тихого, но неумолимого отчаяния.
Итак, если ты готов пойти по Дороге Познания, приготовься к тому, что она не всегда будет прямой и ясной, хотя, в конечном счете, и приведет к предельной, а может быть, даже и запредельной ясности. И весьма часто придется сворачивать на потаенные тропы, где любой ложный шаг таит в себе непридуманную опасность.
Путешествие исполнено риска, но и награды тоже.
Вместе с тем, я не даю тебе никаких гарантий. Единственное, что я могу тебе предложить - это предложить...
Пространство словно бы покачнулось, и я почувствовал, что внутри меня что-то изменилось.
Мастер и Ученик покидают пространство обыденных значений и перемещаются в зону потаенных смыслов.
Тут же обозначается первая тропа, которая ощущается как нечто зыбкое, даже чуть колышущееся, напоминающее затаившуюся дорожку посреди заболоченных пучин.
Блуждание по извилистым и тревожащим тропам ропотом тихим наполнило душу мою. И смутное смятение заволокло сознание.
- Мастер! - жалобно воззвал я. - Печаль моя уже преумножилась. Не пора ли сделать привал и отдохнуть?
- Отдых смертельно опасен, - отозвалось пространство, уплотнившись в знакомые очертания моего спутника. - Учись у сердца своего. Оно никогда не отдыхает, и благодаря этому ты жив. Бери пример с дыхания своего - оно нескончаемо и устремлено в единый поток непрерывного движения. Если хочешь отдохнуть, сделай паузу и держи ее до тех пор, пока не исчезнет твое дыхание. И да живет имеющий мужество жить. Когда настанет твой последний вы-дох - он и обозначит твой от-дых.
- Ну ладно, пошли, - молвил Мастер, и Ученик последовал за ним.
Тропа 1. Прошлого нет
Мастер сказал:
Прошлого нет - потому что его уже нет. И будущего нет - потому что его еще нет.
- Значит, есть только настоящее, Мастер, то, что мы называем "здесь и сейчас"?
Мастер сказал:
- Ты произнес эту фразу. Когда ты ее произнес?
- Только что.
- А где это "только что"?
- Ага... мое "только что" только что ушло в прошлое. Оно - в прошлом.
- Произнес ли ты эту фразу?
- Разумеется, произнес.
- Тогда где она, эта твоя фраза?
- В прошлом.
- Существует ли твоя фраза?
- Конечно же.
- Где она существует?
- В прошлом?..
- Есть ли прошлое?
- Нет.
- Есть ли то, что сказано тобой?
Я не нашелся что ответить. Пространство словно бы покачнулось, и я ощутил, как во мне что-то изменилось. Мне не удалось понять, что именно, но, доверившись происходящему, я вошел в состояние нейтральности.
Тропа 2. Говорит ли говорящий
Мастер сказал:
Говорит ли говорящий? Молчит ли безмолвствующий? Спит ли спящий? Существует ли существующий? Бодрствует ли бодрствующий? Происходит ли происходящее? Что происходит, когда ничего не происходит?
Тропа 3. Невозможно прийти
Мастер сказал:
Невозможно прийти к Просветлению, будучи отягощенным собственным дерьмом, в том числе и ментальным.
А потому прежде всего стремись к освобождению.
Беда не в том, что в тебе есть это самое дерьмо, а в том, что ты не замечаешь его и продолжаешь себя вести так, будто его нет.
Но оно есть.
И если ты его не исторгнешь из себя, то отравления не избежать.
Ты знаешь, к чему приводят длительные запоры?
Наверно, догадываешься.
Организм становится тяжелым и нездоровым.
Он становится отравленным.
Облегчение может явиться в виде простой клизмы.
То, что происходит с тобой во время наших встреч, можешь считать духовной клизмой.
Все проще, чем ты полагаешь.
Однако в силу твоей загруженности ты думаешь, что мир коварен и озабочен тем, чтобы подстроить тебе очередную каверзу.
Какой в этом смысл?
- А что такое мое ментальное дерьмо, Мастер?
- Это твои убеждения, суждения, концепции, предписания, установки, ожидания. Все то, что считается тобой истинным, незыблемым, непререкаемым и составляет предмет твоей веры, конечно же, истинно верной, по твоему разумению, не так ли?
- Но как же без веры? Разве без нее возможно обойтись?
- Жизнь не нуждается ни в какой вере. Более того, она не только возможна без веры, но и невозможна там, где вера. Неужели ты думаешь, что ребенок, впервые поднимающийся на ноги и делающий первые шаги, вынужден верить в то, что у него это получится? Да он вообще не знает, что такое вера, и, тем не менее, встает и идет! Птице не нужно никакой веры, чтобы взмахнуть крыльями и полететь.
Тропа 4. Твоя вера
Мастер сделал паузу и сказал:
Твоя вера - это всего лишь твое суждение.
Но твое суждение о чем-то никак не может быть этим чем-то.
Стало быть, оно не истинно.
А, следовательно, все то, что ты проповедуешь или исповедуешь - ложь.
Твоя вера не более, чем набор уловок твоего встревоженного, всуе блуждающего ума.
Вера в любовь убивает любовь.
Веря в свои возможности, ты убиваешь свои возможности,
Вера в Бога уводит тебя от Бога.
Вера. Надежда. Любовь. - У обывателя эти понятия, располагаясь рядом, даже отмечаются как светлый и романтический праздник.
Надо же - измыслить такой абсурд!
Где есть любовь, там нет сомнений, а потому и нет нужды ни в вере, ни в надежде.
Если же ты надеешься и веришь, то ты - не в состоянии любви.
Ибо любовь - это прежде всего переживание.
И ты либо в нем, и тогда тебе уже нет дела ни до чего другого, либо вне его, и в таком случае ты начинаешь гипнотизировать себя различными представлениями, концепциями, в частности, такими как вера и надежда.
Представление о реальности не заменит реальность.
Мир не создан для того, чтобы соответствовать твоим ожиданиям.
Рано или поздно Реальность разбивает все твои иллюзии, и ты переживаешь мучительную боль.
Освободись от них сам, и ты избежишь боли.
Пространство словно бы покачнулось, и я ощутил, как во мне что-то изменилось.
Мастер сказал:
Невозможно прийти к Просветлению, будучи отягощенным собственным дерьмом.
Мастер чуть задержался в паузе и спросил:
- Каким понятием ты бы обозначил излишнюю привязанность к собственным мнениям?
Мой ум споткнулся и свалился в паузу, но гораздо более длительную, чем та, над которой легко пролетел Мастер. Видя мое затянувшееся замешательство, он коротко произнес:
- Кумирство. Придавая своему мнению статус истины и единственной правды, ты возводишь себя в ранг Всевышнего. В этой ситуации возможны три варианта.
Первый - ты действительно Бог.
Второй - у тебя проблемы с головой, ибо ты считаешь себя тем, кем в действительности не являешься. С не меньшим успехом ты можешь объявить себя Наполеоном или Светлейшим Гуру.
Третий - ты нагл.
Если ты полагаешь себя Богом, сверши чудо. Ты не можешь?
Тогда посмотрим, быть может, ты болен? Нет, вроде бы ты адекватен.
Тогда остается третье - твоя наглость. О ней и поговорим.
И Мастер сказал:
Наглость - это превышение своих полномочий.
Для меня же это прозвучало несколько загадочно. И я остался в молчании.
Мастер сказал:
Я хочу, чтобы ты понял - здесь не идет речь об этике. Всякая мораль весьма условна и относительна. Она создается намеренно с целью более эффективного контроля над людьми. Подчас она имеет силу более действенную, чем власть законодательства. Иногда она сама принимает на себя функцию истинного закона, людского, разумеется. Поощряемое в одной стране карается или порицается в другой.
Мораль ничего общего не имеет ни с совестью, ни со здравым смыслом. Повторяю, ее назначение - сплачивать и управлять.
Путь личного развития лежит вне морали.
Потому такое явление, как наглость, нами рассматривается с позиций непредубежденных, беспристрастных, лишенных какой-либо эмоциональной окраски и уж тем паче не имеющих ничего общего с мнением молвы.
Не вдаваясь ни в пафос, ни в поучительство, разберемся в необходимости определиться с данным понятием в том смысле, который предполагает глубокая, но конкретная духовная работа.
Итак, наглость - это превышение собственных полномочий.
Что есть полномочия? Набор неких предписаний относительно правил поведения той или иной личности. Иными словами, речь идет о праве на совершение того или иного поступка.
Правила диктуют права, а права предопределяют правила.
К примеру, ты едешь на машине и решаешь пересечь сплошную линию. Нарушение этого правила для тебя потенциально наказуемо, если у тебя нет права на подобное действие. И если инспектор засвидетельствует совершенное тобой, он тебя может реально наказать, В этом случае ты превысил полномочия. Ты в этом случае - нагл.
Простая социальная модель, регулирующая варианты поведения, отражает некоторым образом универсальные закономерности саморегуляции мегагигантского механизма, или организма под названием Вселенная,
Здесь же мы встречаемся с необходимостью прояснить некоторые положения, в общем-то требующие ясности, если мы хотим все расставить на свои места, без чего говорить о личностном развитии и движении не имеет никакого смысла.
Вернемся к нашим нарушителю и инспектору. Я сказал, что последний может реально наказать первого. При этом, если быть строгим, то я высказался не совсем точно, употребив расхожее выражение обыденного языка. И я специально делаю на этом акцент, потому что подобные языковые вольности, как правило, создают большинство проблем и неприятностей в жизни людей.
Рассудим же обстоятельно.
В основе всякого взаимодействия лежит соглашение, договор. Он призван регулировать всю механику данного взаимодействия. В противном же случае вместо ожидаемой организованности, призванной контролировать и упорядочивать события, мы останемся в анархии и хаосе. Посему мы в наше общежитие вводим правила и принимаем их в качестве неких аксиом поведения - ради собственного же выживания.
Однако соглашение остается неполным, если не оговаривает меры, предполагающиеся в случае его нарушения.
Подойдем с другой стороны и задумаемся, а для чего, собственно, эти меры нужны и необходимы ли они? И какова степень объективной обоснованности их введения? Уместны ли они вообще? Ответ окажется явно положительным, если мы предположим, что функция подобных санкций не столько карательная, сколько компенсаторная. И это логично, постольку, поскольку стратегия выживания требует соблюдения принципа равновесия. Действие равно противодействию. Что посеешь, то и пожнешь. Что на входе, то и на выходе.
- Око за око и зуб за зуб, Мастер?
- Не обязательно. Может быть, и колено за зуб... Но принцип сохраняется.
Тропа 5. В природе не существует
Мастер прикрыл веки и сказал:
В Природе не существует наказания.
Мир не наказывает.
Он только дает обратную связь и восстанавливает равновесие.
Если ты нарушаешь это равновесие, то Мир реагирует.
Его реакцию ты воспринимаешь как наказание.
Хотя Мир никогда не наказывает - он просто восстанавливает нарушенное равновесие.
Веки Мастера медленно приподнялись, обнаруживая несколько тяжеловатый взгляд.
- Но вернемся к наглости, - чуть прищурившись, продолжил он. - Когда ты превышаешь свои полномочия, то тем самым нарушаешь равновесие Мира. Ты в этом случае преступаешь некую невидимую границу, очерчивающую территорию отведенного тебе бытия. А значит, ты вносишь в универсальное устройство Вселенной определенную порцию хаоса, что представляет несомненную опасность для Системы, частицей которой, хотя и ничтожно малой, ты, тем не менее, являешься. И весь этот глобальный организм реагирует, и как ты, наверное, уже догадываешься - способом, возвращающим тебя обратно. Но постольку, поскольку мы вынуждены принять во внимание принцип инерции, то возвращение твое происходит не на исходный уровень, а гораздо ниже.
Тропа 6. Тебя понижают
Тебя понижают ровно настолько, насколько ты возвысился сам.
Тропа 7. Твоя наглость
Мастер невесомо повис в паузе и плавно спланировал к следующей тираде:
Твоя наглость - хорошо это или плохо?
Это ни хорошо, ни плохо.
Это просто ситуация, когда ты превысил собственные полномочия.
И не жди за это наказания.
Наказания не последует. Вселенная не карает.
Вселенная только восстанавливает равновесие.
И если ты при этом будешь убит так называемым несчастным случаем или так называемой болезнью - не обессудь, ибо ты сам призвал смерть из небытия - превышением своих полномочий.
Впрочем, об этом уже было сказано давным-давно: если ты берешься судить, то ожидай суда и над собой.
- Мастер, - тихо зашелестел мой ропот, - а как же мне узнать границы своих полномочий? И какие еще примеры наглости можно обнаружить в повседневном течении нашей жизни?
- На первый вопрос ответить гораздо проще, чем ты думаешь. Твои полномочия - это то, что у тебя есть.
Тропа 8. Ты имеешь
Ты имеешь ровно то и ровно столько, чему ты соответствуешь.
Назовем это принципом соответствия.
Если приглядеться повнимательнее, его действие можно обнаружить повсеместно. Он многое объясняет. К примеру, распределение людей в соответствии с полярными состояниями качества их жизни: богатство - бедность, здоровье - немощь, успех - прозябанье, везенье - неудачи, активность - застой... Действительно, почему не существует равных? И от чего зависит наблюдающееся столь явное неравенство?
Принцип соответствия раскрывает смысл имеющегося положения вещей: ты имеешь ровно то и ровно столько, чему ты соответствуешь.
Денег у тебя не может быть ни больше, ни меньше того, сколько их у тебя есть.
Имущества у тебя не может быть ни больше, ни меньше того, сколько у тебя его есть.
Тебя окружают те люди, которые тебя окружают, и никакие другие тебя окружать не могут. Потому что другие тебя не окружают.
Рядом с тобой только тот, кто рядом с тобой, и никто другой рядом быть не может. Не может - потому что его рядом нет.
Тропа 9. Если ты ропщешь
Если ты ропщешь: "почему у меня мало чего-то?", вспомни принцип соответствия.
У тебя - ни мало, ни много, у тебя то, что у тебя есть.
И у тебя есть то, чему ты соответствуешь.
Так вот, твой ропот - одна из форм наглости.
Замечал ли ты, что ропщущего неизбежно постигают неудачи?
Я имею в виду поверхностный взгляд. Потому что в действительности Мир стремится улучшить положение его дел. И если бедолага это понимает, то через некоторое время не только выравнивает ситуацию, но и поднимается выше той планки, уровень которой занимал прежде. В случае отсутствия осознания происходящего он продолжает себя обрекать на усиление лавины негативных тенденций, заполнивших его существование.
Возможно, ты поинтересуешься, почему я сказал о том, что мир стремится улучшить положение дел, если только что я говорил, будто речь идет лишь о восстановлении равновесия. На самом деле все противоречия здесь снимаются, как только мы уясним, что базовой программой Системы является выживание. И вся ее изощренная механика саморегуляции направлена на поддержание именно этой функции.
Мудрость любого организма так устроена, что он просто-напросто расправляется с вирусом, несущим ему угрозу. Таким вирусом может стать собственная взбунтовавшаяся клетка, несущая заряд разрушительной агрессии. Целое уничтожает свою часть, дабы заменить ее новой. Но прежде этой части предоставляется возможность, в целях экономии, разумеется, а вовсе не из-за альтруистической филантропии, исцелиться, освободившись от агрессивной заряженности, оборачивающейся, в конце концов, против самой этой части.
Вот почему понижение особи, проявляющей себя нагло, является на самом деле благом, ибо последняя получает возможность лечения с минимальной оплатой.
Следуй принципу соответствия, и ты избежишь многих неприятностей.
В каких еще ситуациях можно обнаружить проявления наглости?
Первую мы уже отметили - убежденность в том, что ты достоин большего, нежели ты этому соответствуешь.
Вообще же всякая наглость агрессивна. Поэтому ты можешь ее обнаружить там, где есть проявление агрессии.
А что такое агрессия? Желание разрушить, уничтожить - символическое убийство.
Рассмотрим следующий пример.
Родитель наказывает ребенка.
Вроде бы ситуация элементарна. Но в ее банальности скрыты такие глубинные подоплеки, что вся ее кажущаяся однозначность в действительности расслаивается на множество потаенных смыслов.
Дело не в том, имеем ли мы право физически воздействовать на ребенка или нет, а в том, какая при этом подразумевается цель.
Для прояснения ситуации выясним некоторые отличия, что позволит нам определить разницу между наказанием и вымещением собственной злобы - крайне бурного проявления агрессивности.
Слово "наказывать" родственно таким понятиям, как "сказывать, рассказывать", и здесь мы видим, что оно воплощает в себе принцип Логоса, то есть смысла, оформленного в языке и призванного перетекать от одного разума к другому. И в этом случае, даже если я приложу руку или ремень к своему отпрыску, но с условием, что свершаемое мною произойдет безо всякой озлобленности, то мое действие можно расценить как наказание. Тогда его можно считать мерой воспитательной. Порядок гармонии не нарушается: я питаю, я же и воспитываю.
Во всех остальных случаях приходится говорить лишь о символическом убийстве.
Если мы имеем дело с наказанием, то последнее происходит в спокойном душевном состоянии, при ясном рассудке и понимании своей собственной и полной ответственности за происходящее.
Чаще же мы наблюдаем обратное - преисполненность раздражением, злобой, ненавистью. И если ты бьешь ребенка в таком состоянии, то ты превышаешь свои полномочия. Потому что права атаковать другую личность, посягая на ее жизнь, тебе не дано. В итоге ты начинаешь атаковать Мир. Тогда жди обратной связи. И вовсе не обязательно, что она проявится сию же минуту. Только есличерез несколько, а возможно, и больше лет в твою семью или работу вторгнутся неудачи, катастрофы или беды - не слишком сильно удивляйся. Мир восстанавливает равновесие.
Мастер сделался вдруг отрешенным, а чело его обрело вид ученый. И глаза обнаружили беспристрастную суровость пытливого естествоиспытателя. Переменив тон и манеру беседы, он не без академического металла в голосе, но в то же время с намеком на некие теплые интонационные нотки, тихо, но четко вымолвил:
- Я расскажу тебе одну байку. Все про тех же детишек и тех, кто делает из них несчастных взрослых, - таких же несчастных взрослых.
БАЙКА МАСТЕРА
СТРАСТИ ПО УЧЕНИКУ
Иногда я сам вспоминаю те чувства - возбуждения, ожидания и некоторой растерянности - которые сопровождали меня накануне знаменательного дня, открывающего двери в незнакомый и пока еще чужой мир. Первое сентября в конце концов наступает, и я пересекаю рубеж, отделяющий прошедшее детство с его безоблачными детсадовскими грезами, и настоящее, в котором мне приходится быть уже "взрослым". Страшновато. И в то же время лестно - краешком глаза наблюдать, принимая вид снисходительный, как провожают взглядами тебя твои младшие коллеги по вчерашней песочнице. Осознание того, что теперь мне не до этих шалостей, не до игрушек, что в школу надо, делает меня несколько важным и торжественным. И эта иллюзия собственной значимости, поддерживаемая участливо-заботливыми взрослыми, приглушает смутную тревожность, которая еще плеснется замиранием в груди на митинге на школьной площади (которая своим и двором пока не воспринимается).
Как бы то ни было, а переживания малыша в этот период действительно являются непростыми. Ведь данная ситуация для него является настоящей психической травмой, и детская душа попадает в условия жесткого стресса, предъявляющего свои требования. Организм при этом просто вынужден подвергнуться перестройке - таковы обстоятельства и таков диктат реальности. Начинается новая эпоха новых отношений, и ничего не остается, как к этой реальности начать приспосабливаться и жить в соответствии с ее принципами. Последнее условие - следование именно принципу реальности - является свойством здорового и благополучного организма.
Однако психический аппарат в детском возрасте еще только формируется и не обладает той структурированностью и завершенностью, которая характерна для взрослого. И несомненно, что фактором, решающим и определяющим, какие воздействия проникнут в душу ребенка, становится помимо семьи среда иная, поначалу искусственная и чужеродная, а именно школа. В общем-то, формально она действительно вырывает человека из привычного уклада жизни, изменяя его устоявшиеся связи и разрушая созданный им, быть может, безмятежный, но иллюзорный мир, предлагая, а точнее, навязывая иную систему ролей. В этом нет ничего парадоксального. Извечный конфликт между личными установками и социальной заданностью характерен и для такой ситуации. Человеческая душа сама по себе арена игры, подчас жестокой, подобных враждующих сил, и детская душа не исключение. Она обуреваема страхами, вожделениями и страстями не меньшими, чем душа повзрослевшая. И подобное положение дел никак не может быть уложено в систему оценок "хорошо" - "плохо", ибо это и не хорошо, и не плохо, но такова природа, такова данность, и с ней приходится считаться. Просто своевременное знание и принятие фактов, возможно, кажущихся и не самыми лицеприятными, помогает вовремя избавиться от многих проблем в настоящем и предотвратить появление их в будущем.
К примеру, если учитель осведомлен о том, какой напряженной внутренней жизнью живет душа его ученика, то он организует свой подход и свое поведение более грамотным способом, предусматривающим большую корректность и психологическую проницательность, нежели обычно.
Ведь раньше тревоги и страхи ребенка утихали во время родительского присутствия, внимательного участия со стороны последнего, способствовавшего переживанию и подтверждению того, что данное дитя любимо и значимо. Для нормального человеческого развития самым важным условием является чувство того, что тебя любят, и того, что ты значим. В случае же его отсутствия личность подвергается различным деформациям, вплоть до патологических.
Но теперь родителей рядом нет, и нет заботливой воспитательницы, и нет утешающих игрушек, а есть лишь незнакомая ситуация, предполагающая наличие каких-то иных качеств личности, скажем, таких, как ответственность и необходимость осознанно совершать определенную работу. И ребенок инстинктивно, защищая себя подобным образом, начинает видеть в учителе родительскую фигуру. Тенденция психики перемещать на других людей чувства и отношения, проявляемые в детстве к родителям или другим близким и значимым для человека людям, называется переносом. На самом деле любое реальное человеческое отношение, даже такое, как любовь, начинается с переноса. Последний может быть положительным, когда проецируются такие эмоции, как симпатия, доверие, потребность в общении, или же отрицательным - в случае проявления скрытой или явной враждебности, агрессивности, тенденции к недоверию, настороженности.
И поскольку фигура учителя становится для школьника практически центральной, именно их личностные отношения приобретают особенную значимость. Здесь мы подходим к моменту, осознание которого представляется весьма важным для понимания того, что ситуация так называемой информационной перегруженности - это миф. На самом же деле никакие информационные нагрузки не приводят к истощению нервной деятельности или снижению успеваемости. Счастливая душа не истощается. Нормальный организм адаптируется к восприятию информационного потока любого объема в силу того, что возможности мозга действительно это позволяют. Акцент смещается в иное - в систему взаимодействий и взаимоотношений. В этом смысле проблему, возникающую у ученика, можно трактовать как невротическую, то есть такую, которая связана с нарушением сферы эмоциональных отношений.
К невротическим симптомам, встречающимся у школьников, можно отнести такое, на первый взгляд, безобидное свойство, как, скажем, лень. Человек не хочет учиться, теряет интерес к занятиям, пассивно ведет себя на уроках - такой признак сам по себе настораживает как сигнал переживаемого душевного неблагополучия. За так называемой ленью скрывается невротическое состояние, а это не вина человека, а его проблема, предполагающая понимание и участие со стороны того же педагога или школьного психолога.
Не столь уж редко приходится встречаться с явлениями дневной сонливости, ощущением утомленности, вялости, и не только у школьников, но даже у студентов, чей организм, безусловно, уже наделен большей силой и зрелостью. За такими реакциями нередко может прятаться скрытая тревога, которая не всегда осознается самим человеком, подверженным ее влиянию. И своевременно обращенное внимание на подобный факт может способствовать выявлению внутрипсихических конфликтов и их разрешению, пока это сделать не так сложно.
Другой распространенный симптом - депрессия - способен проявляться не только в снижении настроения, но и в менее уловимых для неискушенного взгляда признаках, обычно приписываемых другим причинам. Так, например, одним из знаков замаскированной депрессии является склонность к запорам (разумеется, если при этом не диагностируется органическое нарушение органов желудочно-кишечного тракта).
Вообще в настоящее время наблюдается тенденция к более пристальному исследованию именно таких неявных, невыраженных форм, представляющих собой несомненную актуальность в силу того, что последние не сразу могут быть распознаны как признаки невроза. А здесь важно помнить, что невроз имеет склонность к развитию и усилению своих негативных проявлений, в то время как на ранних стадиях развития он легко поддается коррекции.
Что касается особенности некоторых поведенческих реакций, таких как возбудимость, в сочетании с рассеянностью внимания, отвлекаемостью, они также могут указывать на психологические проблемы личности.
Сама специфика психической деятельности индивида предполагает наличие ее некоторой зависимости от влияния других людей, и это свойство особенно касается душевной организации ребенка, которая формируется именно в межличностных отношениях. Поэтому главным целительным фактором, способствующим укреплению душевного здоровья и предупреждающим развитие невротических состояний, безусловно, следует считать человеческий фактор. В этом смысле учитель может выступать не только в своей прямой роли педагога и информатора, но и в качестве своеобразного психотерапевта, понимающего, что именно он, хотя бы в силу своей формальной позиции, закладывает в душу ученика то, что прорастет потом в характер и, возможно, даже в судьбу.
Прежде чем рекомендовать оптимальные стратегии поведения в отношении тех, кто нам дорог, я бы хотел обратить внимание на несколько положений, увы, столь часто нами забываемых.
И в числе первых нам следует помнить, что наши дети не являются в этот мир сами по себе и не напрашиваются к нам в гости. По крайней мере, они существуют на этом свете в силу нашего собственного намерения. Они действительно не просили нас о том, чтобы мы их зачали. Стало быть, наши дети - это прежде всего наш собственный выбор, за который мы сами и несем полную ответственность на себе. Они продолжают нас. Значит, все то, что с ними происходит, в первую очередь происходит с нами.
Наши дети - такие, какими мы их создали. Наши дети - такие, какими мы их создаем. Если мой ребенок получил двойку, значит, эту двойку получил я сам. По меньшей мере абсурдно отчитывать дитя за ту вину, которой у него на самом деле нет. В случае плохих отметок следует, прежде всего, разобраться в отношениях, спокойно и вдумчиво обсудить подобное положение дел с учителем. Самое непродуктивное в данной ситуации - это наказание и укоры, которые исподволь, но напрямую ведут к формированию невротического состояния. Да, по сути, нам никто и не давал права унижать и оскорблять человека, даже если он еще несовершеннолетний.
Здесь следует разобраться в себе самом, помня о том, что проблемы моего ребенка - это в первую очередь мои проблемы. И когда я это понимаю, то останавливаюсь перед необходимостью ответа на вопрос: а какую задачу я, собственно, ставлю - воспитать своего ребенка или на своем ребенке выместить собственные амбиции и властолюбивые комплексы? Если последнее, то, конечно, мне легче устраивать спектакли с упреками, экзекуциями, психическими или физическими, показательными судилищами и выспренними (или нудными) нотациями.
Первое предполагает наличие четырех качеств, ожидаемых со стороны как родителя, так и педагога: уважение, ответственность, забота, знание.
Значит, ругать - как за плохие отметки, так и за поведение, не укладывающееся в рамки ожидаемого - занятие, по крайней мере, бессмысленное, в худшем случае - опасное.
Что касается учителя, то его в полной мере можно уподобить врачу. С точки зрения человеческих качеств, последний вовсе не обязан быть ангелом. Каким ему быть в личной жизни - его личное дело, и пушкинские строки "пока не требует поэта к священной жертве Аполлон, в заботы суетного света он малодушно погружен" вполне могут быть отнесены и к учителю, и к врачу. Почему бы и нет? Но - как только переступается порог кабинета, все личное остается на вешалке вместе с пальто. Страждущего не интересует, выспался тыили нет, радости у тебя или неприятности. Он обратился за помощью. И твоя работа - помочь.
Разве придет в голову хорошему врачу обвинять пациента в том, что лечение складывается не так, как надо, потому что пациент нерадивый? Нет. Прежде всего, он задумается - а может быть, дело во мне? Что делаю неправильно я? Если у врача что-то не получается, это вовсе не значит, что он плох. Это значит, что он пока в чем-то не может разобраться, и это вовсе не порок. Для того и существуют консилиумы, где более опытные коллеги совместно обсуждают перипетии неординарного (впрочем, иного и не бывает) случая.
Учитель в этом смысле может быть уподоблен целителю со всеми на то основаниями: ему дана власть над людьми, но не для того, чтобы использовать ее в собственных целях. И потому предполагается, что все свое личное человек, призванный учить, входя в класс, на время забывает. Работа превыше всего. И если кто-то из подопечных вдруг выходит из-под контроля, то на самом деле плох не ученик, а что-то плохо в деятельности учителя.
Выводы из всего сказанного, в общем-то, просты, но если следовать им, то результат приятно поразит своей эффективностью. Представляемые рекомендации проверены опытом, и потому они работают.
Если ваш ребенок получил двойку, осознайте, прежде всего, что эту двойку получили вы сами. И теперь решите - наказывать себя или подумать, почему так случилось.
Если на ребенка поступила жалоба из школы за плохое поведение, разберитесь, что же в вас самих существует такое, что это поведение провоцирует. И если хотите, то прочтите себе нотацию или накажите себя.
Если у ребенка поднялась температура, будете ли вы ругать его за это? Если да, вам вряд ли вам имеет смысл читать дальше.
Так называемая лень - не то, что требует порицания за нерадивость, но такой же симптом неблагополучия организма, как и лихорадка. Внимательное участие в таком случае может предотвратить развитие недуга и в корне исцелить его.
В этом смысле следует помнить, что ребенок всегда подражает тем, кто ему интересен и значим. А подражать - значит, учиться. Так мальчик, подражая отцу, узнает, что такое мужчина; девочка, отождествляясь с матерью, становится женщиной. Если ребенок склонен игнорировать учебу, значит, ему просто-напросто некому подражать. Об этом полезно помнить как родителям, так и педагогам.
Приведенные принципы не так уж трудно исполнить, но как часто игнорирование простого приводит к возникновению сложного. Поэтому разумно делать то, что делается своевременно. А когда будет поздно, тогда уж действительно будет поздно.
Вот такая вот байка, - тонко улыбнувшись, заключил Мастер. - И если в наших исследованиях быть последовательным, то можно прийти к следующему: большинство родителей ненавидят своих детей.
Они ненавидят их, потому что завидуют им, хотя и не осознают того. Именно отсюда побои и унижения - фасад, за которым скрывается желание убить ребенка.
- Но какова же причина зависти, Мастер? Признаться, услышанное меня и тревожит, и смущает своей парадоксальностью. К чему тогда производить на свет потомство, если оно вызывает чувство отторжения?
- Программа, мой дорогой, программа, - задумчиво последовал ответ. - И потом, я же не сказал, что тотально все человечество одержимо смертоносными влечениями, а только всего лишь большинство. Невозможно назвать точную цифру, потому что нет ничего более приблизительного, чем точность, но, положим, что около восьмидесяти шести процентов. Что касается зависти, то здесь все просто. Смутно каждые отец и мать понимают, что их дитя - вовсе не их.
- Прошу прощения, Мастер?
Тропа 10. Наши дети
Мастер сделал медленный вдох и сказал:
Наши дети - на самом деле не наши дети.
Они приходят в мир не от нас, но только через нас, нам не принадлежа.
И заявление "я дал жизнь этому человеку" - проявление крайней самонадеянности.
Кто утверждает подобное, тот нагл.
Отчего по планете бродит легион неприкаянных и несчастных созданий? Оттого, что их сделали такими - такие же.
Пространство словно бы покачнулось, и я ощутил, как во мне что-то изменилось.
- А теперь представь себе, какое чувство может испытать обыватель, когда является свидетелем прихода существа из иного мира. Ужас и тревога наполняют тайники души его, но, лишенные возможности проникнуть в сознание, они создают внутри невыносимое напряжение, которое в большинстве случаев разряжается через разрушительные стремления. На поверхностном уровне страх преобразуется в зависть - одно из свойств ревности к сопернику, который имеет возможность быть счастливым.
- Не слишком ли суровая картина нравов, Мастер?
- Полагаю, что нет. Ибо у всякой двуногой, так называемой разумной особи есть шанс стать человеком. Все зависит от того выбора, который делает каждый из нас. Мы - это наши выборы. Многие проблемы возни кают от незнания или непонимания законов, регулирующих отношения Мира и людей. Владение же подобной информацией увеличивает шансы на то, чтобы существенно изменить качество собственной жизни, в сторону усиления ее позиций, разумеется.
Тропа 11. Всякий раз, когда ты говоришь "это мое"
Мастер сделал крохотный глоток зеленого чая и сказал:
Всякий раз, когда ты говоришь "это мое", - ты демонстрируешь наглость.
"Мои дети, мой дом, моя одежда, моя жена, мой муж..." - рано или поздно тебя лишают этого, как только ты начинаешь полагать, что это твоя собственность.
Все то, чего ты можешь лишиться - уже не твое.
Нет ничего твоего.
Вещи, окружающие тебя, всего лишь взяты тобой напрокат, они тебе не принадлежат.
Даже тело, которое у тебя есть, ты не можешь назвать своим.
Владеешь ли ты им каждую секунду?
Почему ты тогда печалишься, когда оно страдает, болеет, подвергается необратимому процессу распада?
Значит, и оно тебе не принадлежит - если ты не в силах предотвратить происходящее с ним.
Оставь самонадеянность и прояви благоразумие - уразумев, что нет ничего твоего из того, что тленно.
Пространство словно бы покачнулось, и я ощутил, как во мне что то изменилось.
Тропа 12. Не создавай ожиданий
Мастер сказал:
Не создавай ожиданий.
Потому что мир не создан, чтобы соответствовать твоим ожиданиям.
Тропа 13. Мир текуч и изменчив
Мир текуч и изменчив. Он следует своим Путем. Ему наплевать на твои чаяния, отчаяния и надежды.
Он не собирается подстраиваться под тебя. Поэтому тебе разумнее подстроиться под него. Быть в согласии с миром - это и есть смирение.
Тропа 14. Ты твердишь, что хочешь счастья
Ты твердишь, что хочешь счастья. Ты хочешь счастья. А готов ли ты бытьчастью? Выбирай - счастье или свобода.
Тропа 15. Механика жизни проста
Механика жизни проста - что даешь, то и получаешь.
Поэтому осознай, прежде чем настроиться на результат: хочешь ли ты, или ты хочешь хотеть?
Ты получишь то, чего ты хочешь: если ты хочешь хотеть, то и получишь соответственно - хотение хотеть.
Что на входе, то и на выходе.
Тропа 16. Сила и усилия
Сила и усилия - противники.
Сила там, где нет усилий.
Где усилия - там нет силы.
Начинаешь стараться - отодвигаешь результат, ибо старания твои ни к чему не приведут, так как ведут в никуда.
Да и вообще, нельзя постараться что-либо сделать.
Можно либо сделать, либо не сделать, но постараться - нельзя.
Как можно забеременеть чуть-чуть?
Тропа 17. Человек одинок
Человек одинок.
Он приходит, проходит и уходит.
Он приходит в этот мир в одиночку, он уходит из этого мира в одиночку, он проходит через бренную юдоль мира сего в одиночку.
Мы все - толпа одиночек, бредущих без цели и смысла - не зная откуда, не ведая куда, не понимая зачем.
А наши близкие - такие же далекие, как и те, что где-нибудь за океаном.
Почему так?
Все просто.
Следи за ходом рассуждений.
Тропа 18. Знаешь ли ты, кто ты?
Знаешь ли ты, кто ты? Нет.
А если знаешь, тогда ответь на несколько вопросов.
Можешь ли ты помнить все свои сны? Очевидно, что нет. Но между тем одну треть своей жизни человек проводит во сне.
Где ты проводишь одну треть своей жизни? Ты не находишь, что ответить. Потому что не знаешь. Значит, вычти одну треть.
Способен ли ты сообщить о том, что делал и в каком состоянии находился, предположим, сто двадцать четыре дня, восемь часов, сорок две минуты назад? Можешь даже не напрягаться. А вычти еще две трети.
После того, как ты вычел из себя всего себя, скажешь ли теперь, кто ты?
... А это значит, что ты сам от себя далек...
... Другой далек от тебя точно так же...
Он так же не может ответить на эти вопросы.
Посему, бесконечно далекие от себя, вы далеки друг от друга в квадрате.
Вы смотрите друг на друга, но видите лишь тени собственных фантазий - отец и сын, мать и дочь, муж и жена, братья и сестры...
Тропа 19. Человек брошен
Человек брошен в мир.
Каждый из нас несет в себе боль изгнания - шок, пережитый во время рождения - опыт умирания - первая травма, нанесенная этим миром.
Некогда я пребывал в океаническом чувстве единства с Дающим Жизнь, и блаженствуя, наслаждался собственным бессмертием, в прекрасной бездумности предвкушая его нескончаемость.
Каково же было потрясение, когда сотрясающая сила вторглась в дом моего Эдема, сокрушая чудесные стены пленительных видений.
Вселенная взорвалась, и я низринулся в плотную тьму измаранного мраком коридора, корчась в лабиринтах ада всей своей сморщенной и хилой плотью.
И плотный холод всепоглощающего тумана обозначил окончание вечности.
Я умер.
И со мною умерло мое бессмертие.
Добро пожаловать на край бездны...
Ты сочувствуешь и понимаешь...
Но, когда я говорю "я", имеешься в виду и ты.
Эта история так же и о тебе... о каждом из нас.
Тропа 20. Каждый из нас
Таким образом, каждый из нас брошен и заброшен - и переживание этого опыта мы несем и вынашиваем в себе.
Таким образом, каждый из нас изгнан, и потому мы - изгнанники, вывернутые наизнанку ужасающим лоном, вытолкнувшим нас в дебри мира сего, каждому определив меру печали - печати мира.
Таким образом, каждый из нас странник - заброшенный, брошенный, изгнанный, бредущий сквозь дым надежд, чтобы отыскать свой дом.
Но надежды ненадежны.
Они лишь одежды отчаявшихся грез, каждое мгновенье готовые истлеть.
Каково же содержание того, что по недоразумению зовется нашей жизнью? Чем заняты мы, неприкаянные бродяги, растерянно заселившие пространство? И что за смысл таится в нашем дремлющем бытии?
Наверное, у каждого свой Мастер, в зависимости от мировоззрения, системы верования, установок...
Нет, милейший. Смысл у всех и каждого общий, он же составляет и всеобщую озабоченность, вырастающую из смутной тревожности и перед собой, и перед миром. Он столь же прост, сколь и неосознаваем - спасение.
От кого? Или от чего?
От того ужаса, который сопровождал его появление на свет.
Годы идут, но ужас не уходит.
Он разъедающей отравой пропитывает душу.
Однако процесс этот столь потаенный, что мы и не догадываемся о нем.
А потом ты вроде бы внезапно и случайно приходишь к пониманию, что все твое существование отравлено.
Только уже поздно. Ты уже изъеден, разъеден и съеден. Тревога выползла наружу и обвивает тебя. И тогда все твое существование начинает корчиться, как агонизирующий кролик, сладострастно увитый фаллическим напряжением флегматичного удава. Кольца судьбы сжимают твою трахею, и ты задыхаешься в собственных воплях. И начинаешь метаться, как блоха - не узнаешь ли жизнь свою, человече? Спасай себя, спасай! Впрочем, только этим ты и занимаешься всю свою жизнь - всякий день, каждый час, ежеминутно - растворенный в безмысленных, а потому и бессмысленных мигах своего сна, называемого тобой жизнью.
Мир умер, когда ты в него вошел. Потому что ты сам умер. С того момента все твои действия - вариации на тему спасения себя.
Каждый, однако, занят собственным спасением по-своему. Хотя и не всякий знает об этом. Но тем не менее.
Тропа 21. Единственное занятие
Единственное занятие человека в этой жизни - попытка спасти собственную душу. Другое дело, что у кого-то это получается, остальные ничего не получают, кроме неудач и разочарований. Почему?
А потому, что все зависит от способов.
Одни ведут, иные уводят.
Растворяющиеся в наркотиках или алкоголе также заняты спасением души, только не спасают ее.
Прельстившийся ум всегда пленяется, и когда очаровательный свет опьянения рассеивается, мрак обнаруживает свой оскал. С отрезвлением приходит и прозрение - проступающий во мгле ужас. И если в эту минуту живущий не проявит мужество жить, то глубже скользнет в тоскливую радость надрыва саморазрушения, взяв союзники услужливых недругов. Томная прелесть тьмы и сладковатый дурман разложения размножатся в норах его мозга.
И безмолвные волны невидимых слез поминально омоют усопшую душу, усыпленную собственным тленом.
К сожалению, слишком поздно приходит осознание того, что ты - мертв.
Ужасно, если оно вообще не приходит.
Мертвецы не покоятся на погостах, но они бродят по земле, попирая слежавшийся прах, едят, пьют, совокупляются, произносят речи. Это не метафора. Речь идет о биологических автоматах, существующих за счет рефлексов.
Кто не спасся, тот не спасен.
- Но ведь эти автоматы довольны, так как они удовлетворены и имеют возможность преумножить свои удовольствия, Мастер? И почему бы тогда не сказать, что душа их не так уж и скорбит по собственной брошенности? Разве в этом случае она не освобождена от наваждений памяти вхождения в этот мир?
- Получивший благо - всего-навсего лишь благополучный. Что не означает - счастливый. Ибо внутри себя он знает: то, что дано, может быть и забрано. Всегда может быть отнято то, что принято. И благополучный отнюдь не есть то же самое, что пребывающий во благе.
Благополучие - не более чем возможность без особого труда удовлетворить какое-либо влечение, к примеру, сексуальное, гастрономическое, моральное или эстетическое.
Чувство, возникающее при этом, описывается как удовольствие. Но в данном случае мы имеем полную зависимость от обстоятельств. Если они позволяют, то желание реализуется. Если нет - что получит вожделеющий, кроме своего вожделения, не способного ни согреть, ни насытить, ни защитить?
Кормятся теми, кого откармливают.
Посему самодовольство довольствующегося удовольствием прячет в себе ужас.
Вспомни детство: прекратились ли навсегда твои печали, страдания, слезы по получении заветного подарка? Да и сама радость длится не больше минуты.
Даже самая изысканная пища - лишь потенциальное испражнение.
- Значит ли это, Мастер, то, что вы противник благополучия как такового?
- Во-первых, из того, что я говорю, вообще ничто ничего не значит. И ничего не означает, а только - обозначает.
Во-вторых, достаточно и во-первых.
Что же касается пристрастий, как утверждающих, так и отвергающих, то я не очень-то себя ими обременяю.
Разве я сказал, что благополучие - плохо?
Я сказал, что благополучие - это всего лишь.
Оно - не антипод счастья, равно как и не само счастье. Просто не следует путать эти качества. Я тебе показываю ловушки, в которые попадают многие, чтобы ты не стал одним из них. Но я не занимаюсь поучениями. Хочешь - бери, хочешь - нет. Брать или не брать - выбор твой. Ты берешь, потому что ты выбираешь. Ты не берешь, потому что ты также - выбираешь. Мне не дано права вмешиваться в чей бы то ни было выбор. Таково правило. Нарушить его - превысить полномочия.
Мастер чуть призадумался, после чего молвил:
Приходилось ли тебе когда-нибудь размышлять о свободе человеческой и о том, что, собственно, такое - свобода эта? Вот мы говорим о необходимости выбора и о личной воле, присутствующей в момент принятия того или иного решения. Но действительно ли присутствует здесь осознанная воля как выражение сознательного намерения?
- Признаться, Мастер, я в какие-то моменты был близок к подобным умонастроениям, но глубоко в них не вникал.
- А и не надо глубоко. Где глубоко, там нет глубины. Нет глубины там, где глубоко. Ты вот послушай еще одну байку. Назовем ее так: тоска по Адаму.
- Таинственно.
Все таинственно. Ну да слушай. - И тоном сказителя Мастер начал повествование.
ТОСКА ПО АДАМУ
"Народ освобожден, но счастлив ли народ?!" - воскликнул некогда великий демократ, хотя и не разночинец, бренча на своей мужественной лире.
Нынешние разночинные и просто чиновные демократы поют иные песни, похрустывая косточкой, оброненной с барского стола.
И, конечно же, извечные российские вопросы "кто виноват" и "что делать" нержавеющим дамокловым мечом все еще нависают над нашими поднаторевшими, но все еще незрелыми умами.
А действительно, кто виноват? И - что делать?
Мне бы с вальяжной важностью, утонув в роскошном кресле, по-фрейдовски неторопливо углубляться в таинственные души вежливых посетителей, но Ее Величество Жизнь вносит свои коррективы, далеко не всегда спрашивая согласия у своих подданных. Кресло пришлось отодвинуть и пересесть на стул, потому что последний предоставляет больше возможностей для быстрого реагирования, необходимость которого возникла как следствие притока новых посетителей, чья душевная смута полностью поглотила в себе смуту социальную.
Количество жалоб "просто на жизнь" почти сравнивается с количеством жалоб на "несчастную любовь". И когда все внимательнее и внимательнее вслушиваешься в эти надрывные исповеди, перестаешь уже искать чью-либо вину и начинаешь искренне прозревать смысл выражения, говорящего не о вине кого-то, но о беде его. Да врач и не может, не то чтобы не имеет права по каким-либо моральным соображениям, а именно не может в силу элементарной логики выносить вердикты.
Действительно, если я подхватил простуду, кто в этом виноват - вирус или мой организм? И если я вместо того, чтобы своевременно взяться за лечение, начну загружать свою голову подобными мудрствованиями, то наверняка рискую получить осложнения, а может, и того хуже.
Но не этим ли самым занимается наше коллективное сознание, перетасовывая в одной куче идолов и козлов отпущения? А они на самом деле в одной куче. Ведь в нашем отечестве идолы - это завтрашние козлы отпущения, а сегодняшние козлы отпущения - вчерашние идолы, и жгучие глаголы перемешиваются с натужным блеяньем.
Однажды, проводя свою очередную беседу, я спросил ее участников:
"А что явилось причиной кризиса, случившегося в стране?"
Ответы по форме различались:
"Устаревшее правительство. Бездумная Дума. Бездарное руководство".
Проклятье над страной...
Но в сути сходились в одном - кто-то другой. Что-то другое.
И никто не сказал: "Я сам".
Когда Создатель произвел на свет человека из ничего - то был акт абсолютнейшего бескорыстия, высшего проявления любви. И в силу этой любви человеку была дана свобода, потому что первым и изначальным качеством человеческим являлась его принадлежность к Духу. Бог не нуждался в рабах, впрочем, он и в людях не нуждался, а скорее, люди нуждались и нуждаются в Боге.
Но тут же возникает вопрос: а что, собственно, такое "свобода"? Если не вдаваться в излишние философствования, то можно, опираясь на очевидность и здравый смысл, предположить, что свобода - это, прежде всего, свобода выбора.
Итак, Адам получил возможность выбирать. Но когда, воспользовавшись этой возможностью, он принял из рук жены своей плод с древа познания Добра и Зла, то испугался. Чего же испугался Адам? Не наказания ли? Нет, не наказания, потому что о последнем не шла и речь. Страх затмил рассудок его, ибо не прятался бы тогда Адам за кустом от ока всевидящего, для которого не существует преград, ни прозрачных, ни призрачных. Ныло бы бессмысленно утверждать, что Бог, наподобие подслеповатого и незадачливого дедушки, от которого удрал нашкодивший внук, на самом деле искал свое детище, вопрошая: "Адам, где ты?!" Вопрос был адресован Свободному Человеку, несущему ответственность за свой выбор, ибо свобода - это и ответственность.
Не наказание ждало Адама, но прощение, если бы он открылся и сознался в содеянном. Но в этом случае ему пришлось бы отвечать, то есть нести ответственность. Однако тот предпочел не отвечать, а оправдываться, перекладывая свой грех на плечи собственной жены. Адам самолично отрекся от свободы и потерял ее.
Падение человека произошло вследствие человеческого выбора.
Можно не верить в достоверность библейских откровений, но психологически они достоверны и верны. Говорю это как человек, которому по роду профессии пришлось проработать не один год и не с одной тысячей людей. Да и не напоминает ли нам эта история историю души каждого из нас, если хорошо призадуматься?
В наших глубинах живут Адам и Ева, и слабой искоркой теплится свободный Дух. В каждом из нас обитает тоска по Адаму, тому, который еще до падения своего обладал свободой.
Поэтому можно считать, что сюжет, приведенный выше, пришел не из древних времен, а выплыл из глубины наших дней.
Возвращаясь к беседе, повторю, что никто не сказал: "Я. Во мне причина".
Но ведь это и есть формула свободы!
"Я сорвал плод с древа познания, я вкусил его, и я несу за это ответственность! Я и больше никто".
Спрашиваю человека:
- Ты свободен?
- Нет.
- А хочешь ли ты свободы?
- Да.
Теперь моя очередь настала сказать:
- Нет, ты не хочешь свободы, потому что если бы ты ее хотел, ты бы ее имел. Для этого стоит лишь только осознать, что ты, только ты, и больше никто, несешь ответственность за все, что происходит с тобой и вокруг тебя. Ты хочешь ответственности?
- Нет.
- Как же ты говоришь, что хочешь свободы, если не хочешь ответственности?
Взять на себя ответственность - значит вернуть себе свою свободу.
Наверное, большинство наших проблем возникает оттого, что мы напрасно усложняем простые вещи. Действительно, если следовать логике здравого смысла, то какой резон мне ждать, что кто-то подарит мне то, что мне самому и принадлежит? По меньшей мере, это выглядит несколько странно, если не сказать абсурдно.
Почему же мы тогда уповаем, что нам должны преподнести нашу собственную свободу?! Мир так устроен, что в нем не существует никакого долженствования. Солнце светит просто потому, что оно светит, а вовсе не в силу каких-то обязанностей. Дождь идет не по принуждению. Человеку дается жизнь, как траве - спасительная влага. Жизнь - это осуществившийся шанс возвращения в Бытие. Простое осознание подобного позволит устремить помыслы к той глубине, которой наполнено существование каждого из нас. И, наверное, эта глубина исполнена гораздо большей ценности, нежели суетливое мельтешение приевшейся и медленно поедающей нас рутины, чье невнятное бормотание так тесно соседствует со зловещим рыком оскалившегося безумия.
Порой для достижения счастья бывает достаточно сделать маленький шажок, но при неизменном условии: он должен быть направлен внутрь себя. Великий психиатр и визионер Карл Юнг говорил о том, что если человек не идет навстречу Духу, то тот сам приходит к человеку, но только уже в виде неврозов, страданий, катастроф. Вероятно, существует некая реальность, не постижимая обыденным рассудком, но способная быть прозреваемой сердцем. Если, конечно, сердце готово к тому. А это уже зависит от воли самого человека, его личного, а значит, свободного выбора. Просто главное здесь - не убояться собственной свободы и принять со всей осознанностью ответственность за нее.
Всегда можно сделать выбор в пользу Жизни.
Мастер на несколько мгновений нырнул в себя, затем легко выплыл на поверхность и тихо сказал:
Моя жизнь самым чудесным образом изменилась, когда однажды я понял, что источником всех своих проблем, в том числе и болезней, являюсь я сам.
Я понял, что я несу ответственность за все, что происходит в моей жизни - за хорошее и за плохое.
Мы сами создаем негативные ситуации, а потом обвиняем в своих горестях и болезнях других людей или сетуем на неблагоприятные обстоятельства. И если мы будем постоянно думать, что жизнь отвратительна и нас никто не любит, то именно это мы и получим.
Но где же истоки подобных убеждений?
Все начинается с детства, и первый жизненный опыт мы получаем, общаясь с окружающими нас взрослыми. Если в детстве ты жил с людьми, которые были не очень счастливы или постоянно чувствовали свою вину, то такой же комплекс может развиться и у тебя. Если тебе постоянно внушали, что ты все делаешь неправильно, что ты некрасив или неумен, твоя жизнь может превратиться в сплошное разочарование. Это объясняется тем, что когда ты вырастаешь, ты строишь новые установки, опираясь на уже имеющиеся у тебя.
Поэтому так важно понять, что все неприятное, что происходит с тобой сейчас - это отражение прошлого жизненного опыта, прошлых, сформированных еще в детстве неправильных убеждений, в основе которых, как правило, заключена мысль о том, что ты недостаточно хорош. Тогда появляется шанс эти убеждения изменить и начать жить по-новому. Конечно, если ты будешь постоянно мысленно возвращаться к неудачам, продолжая страдать и мучиться, то никогда не сдвинешься с места. Но если ты сознательно откажешься быть жертвой прошлого и решишь заново построить свою жизнь, тебя ждет удача. Если ты без устали повторяешь: "Я ненавижу свою работу. Я ненавижу свой дом. Я ненавижу свою тещу. Я все это ненавижу", вряд ли стоит рассчитывать на счастливые перспективы.
Просто взгляни на себя с любовью.
По-моему, мы до сих пор недооцениваем всю глубочайшую мудрость заповеди "Возлюби ближнего своего, как самого себя". Мы слишком редко задумываемся над ее последними словами - "как самого себя". Однако пока мы не полюбим себя, мы не сможем любить ближнего.
Самоодобрение и самопринятие - ключ к положительным переменам в нашей жизни.
Самопринятие начинается с того, что ты отныне никогда, ни при каких обстоятельствах не критикуешь себя. Критика своего "Я" замыкает тот образ мыслей, от которого ты хочешь избавиться, и создает ситуацию порочного круга. Пойми, что ты годами ругал себя, и ничего хорошего из этого не получалось. Измени тактику на прямо противоположную, и посмотри, что получится из этого.
Для начала подойди к зеркалу, посмотри себе в глаза и скажи громко: "Я люблю себя!" Я знаю, что ты при этом почувствуешь. Раздражение, злость, досаду от нелепости ситуации. Все это признаки твоего внутреннего сопротивления, обусловленного годами сложившимися стереотипами мышления и поведения, от которых необходимо было избавиться еще в детстве.
Рождаясь, ребенок точно знает, чего он хочет и чего не хочет. Он свободно выражает свои чувства и желания и не боится доставить себе удовольствие. Когда ребенок подрастает, его обучают правилам поведения в обществе, вступая в которое, ему приходится как бы "надевать маску". Она и является источником большей части комплексов. За маской же скрывается свободное, способное любить и сопереживать существо. И, как это ни парадоксально, маску на ребенка надевают его же родители.
Избавление от маски - это наш шанс изменить свою жизнь к лучшему. Но как это сделать? Маска - это комплекс установок, поэтому я предлагаю тебе внимательно проанализировать свои убеждения. Ты обязательно обнаружишь такие, которые давно устарели и существуют лишь в силу инерции или нежелания разобраться. Определи, какие из убеждений мешают тебе жить, и избавься от них без сожаления.
Возьми лист бумаги и запиши на нем все плохое, что говорили о тебе твои родители. Что они постоянно твердили тебе о твоем поведении? О твоей внешности? О твоем вкусе, уме, любви, взаимоотношениях с окружающими, твоих способностях? И когда ты внимательно изучишь ответы на эти вопросы, ты поймешь, как сложились твои установки. Конечно, прошлое изменить нельзя, но в твоих силах создать себе прекрасное будущее. Но, естественно, одного желания измениться мало. Тебе следует понять и преодолеть твое неосознанное сопротивление изменениям.
Кстати, есть еще один очень важный и убедительный аргумент в пользу нового образа жизни. Я убежден, что мы сами создаем наши болезни. Наше тело представляется мне универсальным контейнером, в котором накапливаются различные подавленные эмоции, в основном отрицательные. Они накапливаются в виде мышечных зажимов, физических блоков, препятствующих его нормальному функционированию, что является причиной болезненных состояний.
Приведу некоторые примеры того, что называется психосоматической диагностикой. Иногда мы начинаем кашлять без видимых причин. Такой кашель часто является своеобразной формой защиты. Когда мы постоянно сопротивляемся любым переменам в жизни, не хотим их, встречаем "в штыки", то у нас могут возникнуть болезни горла. Точно так же и с ушами. Болезни уха могут возникать у тех, кто не хочет слышать об успехах других людей, не любит громкую речь или музыку, боится грома или резких стуков. Боль в ушах - признак наивысшего раздражения людей тем, что они слышат.
Проблемы с глазами нередко означают символический протест против того, что мы вынуждены наблюдать в других людях, в нас самих или вообще в жизни.
Наш желудок перерабатывает и переваривает не только пищу, которую мы едим, но и новые идеи и ситуации.
Если у человека возникают проблемы с желудком, это означает, что он не знает, как воспринять новую ситуацию и адаптироваться к ней, особенно если она вызывает страх. Язва желудка - это результат не только постоянного чувства страха, но и проекция на тело чувства собственной неполноценности.
Как видишь, трудно провести четкую грань между тем, что происходит вокруг нас и в нас самих. В основе любой ситуации вне нас или болезни внутри нас всегда лежат наши установки. Поэтому то, чем мы окружаем себя в жизни, является их прямым отражением.
Если ты занимаешь высокий пост, а многие сотрудники, работающие под твоим началом, упрямы и ленивы, перекладывают дела на плечи друг друга, прежде всего, подумай о том, почему они работают с тобой и насколько свойственны тебе упрямство и лень?
Если у тебя постоянные скандалы в семье, а тело, проживающее с тобой под одной крышей, упрямо не считается с твоим мнением, подумай, какая из твоих установок заставила тебя связать жизнь с телом, с которым ты сейчас так мучаешься.
Если твой взрослеющий ребенок кричит на тебя, раздражителен и с трудом переносит твое присутствие, если тебя, в свою очередь, раздражают его привычки, - осознай, что у тебя точно такие же привычки, ты сам постоянно одергивал ребенка в детстве, не давая ему самостоятельности, пресекая в зародыше все его стремления к саморазвитию.
Все эти размышления убеждают в том, что существует только один способ изменить обстоятельства - это измениться самому.
Не растрачивай свои силы на критику других, лучше направь их на осуществление перемен в себе. Люди всегда инстинктивно тянутся к такому человеку, который уважает и любит себя. Чем больше и искреннее ты будешь любить себя, тем сильнее будут любить тебя.
Думай о себе только хорошо. Не внушай, а именно думай. Доверяй себе. Не вера, но доверие - более мощная сила, чем внушение. Сформулируй позитивные установки и концентрируйся на них. Формулируя их, не следует употреблять отрицания. Не следует, например, говорить себе: "Я не хочу быть больным человеком" или "Я не хочу быть вялой и безынициативной личностью". Необходимо утверждать: "Я абсолютно здоров", "Я - активная, яркая личность". "Я постоянно чувствую свою решительность и силу". Важно все время думать о себе подобным образом, тогда твой организм реализует твои утверждения. Но с другой стороны, здесь очень важно, чтобы ты не создавал из себя кумира и не слишком цеплялся за свои утверждения. И в твоей жизни произойдет - все именно так, как ты хочешь. Ведь любовь к себе - это высшее проявление мудрости тела. А разум можно тренировать так же, как и тело. Начни тренировать свой разум в любви к себе, и ты обязательно добьешься желаемых результатов.
Одним из важнейших условий самореализации и самопринятия является освобождение от патологической зависимости от посторонних влияний. Не придавай большого значения тому, что о тебе говорят другие, особенно отрицательным оценкам. Научись ценить слово "Я", по чувствуй вложенную в него энергию и силу. Вся твоя жизнь представляет собой абсолютную ценность, даже со всеми недостатками!
Мы пришли в этот мир, чтобы выразить себя и только себя. Мы пришли в этот мир, чтобы быть здоровыми и счастливыми.
Я не знаю, сколько времени мы блуждали по тропам, потому что о времени вообще думать бессмысленно - какой толк размышлять о том, чего нет?
Между тем, взору моему внезапно открылась как бы только что материализовавшаяся посреди пустынного пространства, странного вида постройка. Странность ее состояла в том, что весьма трудно было определенно сказать что-либо относительно ее формы и размеров. Более того, она вообще казалась постоянно меняющейся, неустойчивой и готовой в любую минуту исчезнуть.
- Что это?! - выдохнул я невольно.
- Это?.. - приглушенно повторил мой спутник. - Это - Дом.
Взгляд мой последовал за плавно-неторопливым изгибом его указующего пальца, и я увидел подтверждение только что услышанного: прямо на меня выплыли, чуть пульсируя и едва заметно змеясь, живущие своей жизнью буквы:
ДОМ
Внизу - чуть помельче -
Дневник одинокого Мастера
Несколько смущенный, я воззвал к своему проводнику:
- Это ваше жилище, Мастер?
Тот лишь легко повел плечами и туманно ответил:
- Каждый Мастер, входя в это здание, оставляет на стене его какую-нибудь надпись. Это одно из развлечений Мастеров - оставлять после себя какие-нибудь изречения. Вместе же все эти тексты образуют своего рода дневник - своеобразную хронику Тайного, проявляющегося в Явное.
- А можно ли туда зайти Ученику?
- Дом не всех пускает на свою территорию. Я не знаю, какие у него критерии отбора. Видимо, он неким непостижимым образом проникает в самые недосягаемые щели души всяк в него входящего, проявляя благосклонность к одним и отвергая других. Иные, даже если и проникнут туда, то вынуждены скитаться по его мглистым коридорам, не ведая иных надежд, кроме как поскорее выбраться, и сожалений о том, что забрались.
- Какова же их участь?
- А по-разному складывается. Кому-то удается выйти, а кто-то бродит неприкаянно и по сию пору мается...
В общем, чудной дом. Знаешь ли, иногда стены его ведут себя как живые - надписи на них могут меняться прямо на твоих глазах: то вспыхнет иная фраза заставкой на экране, то высветится бегущей строкой, а то и совсем чистым листом обернется к тебе стена, а иногда и целые сцены разворачиваются - как в магическом театре. Возможно и участие в диалоге. Ты устно спрашиваешь, тебе письменно отвечают. Мне довелось быть свидетелем одной занятной сцены. Однажды одна дама из тех, кто относит себя к числу посвященных, продвинутых, ищущих, стояла, трепетная и исполненная значимости от осознания собственного участия в священнодействии, возле восточной стены. Было видно, как ее тонкие бровки приподнялись, словно на цыпочках, над округлившимися очами, в радужках экстатические блики, дыхание восторженное...
- Ах, Мастер! - певуче протянула она, интонируя голос музыкально и в то же время с намеком на дружбу с Запредельным. - Я однажды пережила инсайт, когда осознала, какое облегчение испытывает сущность, постигшая кармические механизмы реинкарнационных тенденций. А вы, вы испытали подобное облегчение!?
- Испытал.
- Когда же, когда?! - Дама засияла мистическим восторгом избранной.
- Когда удачно пукнул, - последовал ответ.
Дама еще шире распахнула глаза и часто-часто заморгала. Наверное, ее эзотерические чувства были задеты.
- Как же так... - бровки поползли выше, - может, я не туда обратилась? А я-то думала, что контактирую с Просветленным...
Тут на стене внезапно вспыхнуло совсем уж некстати и невпопад -
ХУЙ
- прямо пред ликом продвинутой дамы. Та всхлипнула и заторопилась прочь, вскинув голову, приобщенную к таинствам Вселенной. Тотчас же надписи сменились. И на стене значилось теперь огненными буквами:
AURUM NOSTRUM NON EST AURUM VULGI
Что означает: "Наше золото не есть золото толпы". М-да. В общем, чудной Дом. А впрочем... ты сам прямо сейчас можешь стать свидетелем одной из сцен. Для этого стоит сделать только несколько шагов, и мы окажемся в одном из бесчисленных павильонов его сада, хотя в сам Дом еще не попадем.
Я ощутил легкое головокружение и обнаружил, что тело мое плавно куда-то перемещается. Странное ощущение, как мне показалось, продлилось всего несколько мгновений, хотя в Доме говорить о времени совершенно бессмысленно и вовсе даже неуместно. Однако мое обыденное сознание, приученное работать в режиме рутины, конечно же, продолжало цепляться за догму привычек.
Между тем, я оказался возле места, напоминающего то ли сцену, то ли аквариум, только не из стекла, а сотканный из воздуха, и стал зрителем некоего абсурдного действа. Не то над аквариумом, не то над сценой неоново высветилось:
ПУСТАЯ КОМНАТА
Парк культуры и отдыха. Затемненная комната наподобие комнаты смеха, но только без зеркал. Двое граждан без определенного возраста. Один худ и с острой бородкой. Другой лысоват и склонен к полноте. По-видимому, они здесь находятся уже довольно продолжительное время.
Первый: Какой здесь спертый и затхлый воздух.
Второй: Ха, да здесь просто зловоние!
Первый: Здесь совершенно невозможно жить.
Второй: Даже существовать.
Первый: Как только здесь цветы не завяли?
Второй: Удивительно. Хотя было бы гораздо естественнее, если бы они завяли.
Первый: К тому же неестественно и то, что они здесь находятся. Такие красивые цветы - и вынуждены пребывать в этом склепе, в этом аду.
Второй: Быть может, это и есть ад?
Первый: Что ж, вполне вероятно.
Второй: Есть ли выход отсюда?
Первый: Если есть вход, должен быть и выход.
Второй: Верно. Но где же он?
Первый: Где он?
Второй: Где выход?
Первый: Как найти выход?
Второй: Ведь если есть вход, должен быть и выход?
Первый: Да, но где он? Где он? Где он?
Второй: Где он?
Первый: Вот проблема.
Второй: Да, проблема так проблема. Вам-то хорошо, вы с бородой, а я даже не выбрит как следует.
Первый: И мне завтра на работу.
Второй: Давайте вспомним, как мы сюда попали.
Первый: Да. Давайте вспомним.
Второй: Вот, пожалуйста, та самая дверца, через которую мы вошли. С той стороны написано было "Вход".
Первый: А с этой?
Второй: А с этой, как видите, ничего не написано.
Первый: Но ведь если есть вход, должен быть и выход. Не так ли?
Второй: Совершенно верно. Поэтому давайте найдем выход.
Первый: Что ж, давайте.
(Бродят по комнате в поисках выхода, старательно разглядывая стены)
Первый: И черт нас угораздил забраться сюда.
Второй: Черт и угораздил. Ведь это ад.
Первый: Да-да, вы правы, давайте искать выход.
Второй: Давайте.
(Продолжают бродить по комнате)
Первый: Вы знаете, у меня, кажется, начинается клаустрофобия.
Второй: У меня, кажется тоже. И чем скорее мы найдем выход, тем скорее от нее избавимся.
Первый: Почему же здесь не вянут цветы?
Второй: Просто удивительно.
Первый: Может, они искусственные?
Второй: Возможно. Давайте посмотрим.
(По очереди щупают цветы)
Первый: Нет, цветы не искусственные.
Второй: Нет, цветы не искусственные.
Первый: Но где же выход?
Второй: Да, где выход? Ведь если есть вход, должен быть и выход.
Первый: Впутались мы, однако.
Второй: Глупее не придумаешь ситуации.
Первый: И еще заплатили при этом.
Второй: Заплатили, а теперь расплачиваемся. Так всегда - расплачиваешься в конечном итоге за то, за что платишь.
Первый: Да, кто платит, тот и расплачивается.
Второй: Да, кто платит, тот и плачет.
Первый: Послушайте, давайте отдохнем?
Второй: Пожалуй, отдохнуть можно. И нужно. Иначе мы не выпутаемся из этого дела. У вас нет чего-нибудь пожевать?
Первый: Только жевательная резинка.
Второй: Ну что ж. Давайте хоть пожуем.
Первый: Отчего же не пожевать?
(Молча, чуть посапывая, сосредоточенно жуют)
(Чуть позже)
Второй: О, клубничная!
Первый: Клубничная.
Второй: Ароматная...
Первый: Да-а...
Второй: Ну что ж, давайте продолжим поиски.
Первый: Конечно, давайте. А то там уже, наверно, вечер близится. А меня дома нет. Уже волнуются, очевидно.
Второй: А часы у вас есть?
Первый: Нет, их сняли при входе сюда. А у вас?
Второй: У меня тоже. И дали такой вот жетон. (Показывает жетон)
Первый: А как вы думаете, сколько "мы здесь уже находимся?
Второй: Понятия не имею.
Первый: Глупо все как-то...
Второй: Как-то нелепо.
(Короткая пауза)
Первый (неожиданно и гневно): Я, в конце концов, протестую.
Второй: Протест отклоняется.
Первый: Это почему же?
Второй: Потому что ваш протест в замкнутом пространстве недействителен.
Первый: Пожалуй, что и так.
Второй (радостно и воодушевленно): А смотрите-ка! Телефон!
Первый: Где?
Второй: Вон, в углу, на полу.
Первый: Ага, сейчас мы позвоним отсюда.
Второй: Куда?
Первый: Прежде всего, родным и близким. Оповестим их о случившемся и предупредим, что можем задержаться.
Второй: Правильно. А ну-ка попробуем. (Снимает трубку) Работает? Так. Отлично. Работает. Тэ-экс. А, тьфу ты, у меня занято. Звоните вы.
Первый (медленно набирает номер): И у меня занято.
Второй: Сплошь и рядом все заняты. Зато у нас свободы хоть отбавляй.
Первый: Может, приятелю позвонить?
Второй: Зачем вам приятель?
Первый: Не знаю. Авось, посоветует что-нибудь, да и поможет, может быть.
Второй: Посоветовать - посоветует, помочь не поможет, и при этом еще и похихикает втайне над вашей незадачливостью.
Первый: А вдруг телефон неисправен?
Второй: А мы сейчас проверим. Заодно и двух зайцев убьем.
Первый: Как это?
Второй: А вот так. Просто наберем "100". Этим самым проверим, работает ли аппарат, и узнаем время.
Первый: Гениально! Это инсайт!
Второй: Я бы даже сказал - сатори.
Первый: Ну набирайте. Набирайте же скорей!
(Второй набирает осторожно, трепетно, чуть ли не священнодействуя)
Первый (с нетерпением): Ну и что? Что там? Что?!
Второй (с озадаченным видом бормочет): Что-то непонятное.
Первый: Что непонятное?
Второй: Все непонятное. Песни какие-то.
Первый: Какие еще песни?
Второй: Послушайте сами. (Нервно передает трубку первому)
Первый: Бред какой-то. Над нами просто издеваются.
Второй (прищурившись и с видом таинственным): Или проводят эксперимент.
Первый (кричит в пустоту): Верните деньги! Я так не играю!
Второй: Бросьте вы. Никого не интересует, как вы играете. Ладно, телефон оказался бесполезным. Давайте искать выход.
Первый (с видом поникшим и вздыхая): Что ж, давайте.
Второй: Вначале надо как следует поразмыслить. Я полагаю, что идти следует путем логических умозаключений. Согласны?
Первый: Согласен.
Второй: Ну так вот. Что мы имеем?
Первый: Мы ничего не имеем.
Второй: Нет, неверно. Мы имеем вход. Верно?
Первый: Верно.
Второй: Не разумно ли будет предположить на основании имеющихся у нас данных о наличии входа существование и выхода?
Первый: Разумно.
Второй: Итак, нам остается только предположить, что существует и выход.
Первый: Отлично.
Второй: Предполагаем. И на основании имеющегося у нас предположения строим вывод о том, что положение у нас отнюдь не безвыходное.
Первый: Ну и что же из этого следует?
Второй: А из этого следует то важное обстоятельство, что все наши попытки найти выход должны оказаться успешными. Если бы мы пришли к выводу, что выхода нет, то и действия, направленные на его поиск, были бы бесполезными и, стало быть, не имело бы никакого смысла их совершать. В данной же ситуации поиск выхода имеет самый прямой смысл и логически обоснован.
Первый: Стало быть, по-вашему, следует искать?
Второй: Непременно!
Первый: И должны найти?
Второй: Иного результата быть не может. Иначе бы это противоречило всякой логике.
Первый: Ну что ж, давайте продолжим поиски.
Второй: К этому делу надо подойти серьезно, хладнокровно и методично. Давайте распределим площадь. Вы, к примеру, возьмите северную часть комнаты, а я - южную, после чего поменяемся.
Первый: С удовольствием. А как определить, какая северная часть, а какая - южная?
Второй: Это не так важно. Вы берите ту часть, где цветы, а я - где телефон.
Первый: Договорились.
Второй: Ну что ж, за дело.
(На лицах сосредоточенность и суровость)
Первый: По-видимому, дело продвигается очень медленно. У меня ничего такого, что хоть отдаленно напоминало бы выход.
Второй: У меня тоже безуспешно.
Первый (мечтательно): Интересно, что там снаружи происходит?
Второй: Вот бы узнать.
Первый: Только как? Телефон не работает.
Второй: Или работает, но против нас.
Первый: Постойте, постойте! Телефон. Теле... теле... а что если... ну конечно - телепатия!
Второй (озадаченно): Что телепатия?
Первый: Когда ничего не остается, можно прибегнуть к ней.
Второй: Никогда не занимался подобными вещами.
Первый: Я тоже. Но, так или иначе, попробовать следует. Я кое-что знаю. Сейчас и попробуем.
Второй: Возможно, в этом что-то есть. Но что надо делать?
Первый: Я пока попробую один. Итак, я налаживаю телепатическую связь с внешним миром. Я посылаю импульсы своей мыслительной энергии. Я настраиваюсь на волны внешнего мира. Так. Прекрасно. Я чувствую, что творится там. Еще чуть-чуть. (Облик Первого заметно, меняется)
Второй (напуганно): Что с вами?
Первый: А что со мной?
Второй: Вы побледнели, и лоб ваш весь в испарине.
Первый (растерянно): Неужели?
Второй: Пожуйте жвачку. В этом деле тоже разрядка нужна.
Первый: Да-да. Конечно. И голова что-то разболелась. Без тренировки потому что.
Второй (с легкой укоризной, но сочувствующе): Это не очень-то осторожно с вашей стороны.
Первый: Может, попробуем другие методы?
Второй: Например?
Первый: Например? Ну например, скажем "сим-сим, откройся". Во всяком случае, мы ничего не теряем. А в нашем положении любые средства годятся.
Второй: Да, конечно. В нашем положении цель, безусловно, оправдывает средства.
Первый: Тем паче, что средства еще далеко не все использованы.
Второй: Кстати, насчет средств. Если мы выберемся отсюда глубокой ночью, у вас хватит на такси?
Первый: С меня хватит! Мне надоело здесь сидеть. Давайте выбираться. Я жить хочу!
Второй: А где вы живете?
Первый: Клочок на краю Вселенной...
Второй: Ну ладно, давайте попробуем "сим-сим".
(Старательно готовятся. Затем одновременно)
Вместе: Сим-сим, откройся!
Второй: Еще раз.
Вместе: Сим-сим, откройся!
Второй: Шиш.
Первый: Что ж. Еще одно испытанное средство приблизило нас к цели.
Второй: У вас нет знакомого врача?
Первый: В каком специалисте нуждаетесь?
Второй: Наверное, в психиатре.
Первый: Есть. А что? Проблемы?
Второй (досадно отмахиваясь): Да не у меня. У жены моей навязчивые мысли.
Первый: Какие?
Второй: Хочет укусить меня за нос.
Первый: Ну и как?
Второй: Что как?
Первый: Укусила?
Второй: Пока нет. Дело в том, что она осознает нелепость своих желаний и активно борется с ними. Но сами понимаете, всякая борьба здорово изматывает душевные силы. Она так мучается, бедняжка. Она принимает это слишком близко к сердцу.
Первый: Ваш нос принимает близко к сердцу?
Второй: И его тоже.
Первый: Чем же он ей не понравился? Нос как нос. Ничем не примечателен. Лично я на него не обратил никакого внимания, пока вы не упомянули о нем.
Второй: Вы знаете, я тоже как-то мало интересовался им, пока моя супруга однажды не заявила: "Пупсик, мне ужасно хочется укусить тебя за нос". С тех пор она чуть не в себе. Я уж по ночам стал его в подушку прятать. А то знаете как... всякое может случиться. Мне искрение жаль бедняжку. Вижу, как страдает. Один раз не выдержал я и сказал: ну укуси, милая, укуси меня за нос. И уже зажмурился, ожидая, что тяпнет.
Первый: И тяпнула?
Второй: Нет. И сама в слезы. "Пупсик, - говорит, чуть не извиняясь, - сейчас у меня нет никакого желания кусать тебя за нос. У меня такое желание появляется, когда много народу вокруг нас - или на улице, или при гостях".
Первый: И давно это?
Второй: Да с полгода будет.
Первый: М-да. Ну ладно. Поможем.
Второй: Весьма признателен.
Первый: М-да. А как же с выходом?
Второй: Но ведь нет же безвыходных ситуаций!
Первый: Да, если есть вход, должен быть и выход.
Второй: Может быть, существует какой-нибудь люк?
Первый: Что ж, давайте посмотрим,
Второй: А вы знаете, у меня начинают появляться такие ощущения, будто за нами наблюдают.
Первый: Да, вы говорили о возможности эксперимента.
Второй: То была просто версия.
Первый: А теперь?
Второй: А теперь эта версия перерастает в убежденность подтверждающимися соответствующими ощущениями.
Первый: Но зачем?
Второй: Возможно, изучают наше поведение.
Первый: В таком случае, я еще раз заявляю свой протест тем, кто наблюдает. И в знак своего протеста я прекращаю все свои действия.
Второй: Я тоже. Но что же будем делать?
Первый: Мы? А мы заявим официальный протест. Присаживайтесь. Ничего-ничего, прямо на пол...
(Садятся на пол)
Второй: Что дальше?
Первый: Вместе продекларируем: "Мы заявляем официальный протест!". Поняли?
Второй: Понял.
Первый: Три - четыре.
Вместе: Мы заявляем официальный протест!
Первый: Вот так.
Второй (в задумчивости): И все-таки, как же насчет выхода?
Первый: А никак. Наверняка, выход где-нибудь существует. Вполне возможно, что даже в форме люка. Но...
Второй: Вот влипли. Неровен час и задохнуться.
Первый: Да, с вентиляцией здесь туго. Надо бы жалобу подать.
Второй: А кому жаловаться прикажете?
Первый: Жаловаться? Да хотя бы вам. Я вам пожалуюсь, а вы мне. Думаю, тем самым и удовлетворимся.
Второй: Интересно, когда нас выпустят отсюда?
Первый: Возможно, что и никогда.
Второй: Печально.
Первый: Печально. Да и есть хочется. А у меня дома кролик тушится.
Второй: Пожуем?
Первый (вздыхая): Пожуем. Уже ночь, наверное.
Второй: Хороша клубничная. Мятная мне меньше нравится.
Первый: Туман, наверное, и мелкий моросящий дождик.
Второй: Еще лимонная ничего.
Первый: А мне мила такая погода. Осенние сумерки. Запах прелых листьев и земли. Есть некая прелесть в городском осеннем сумраке. Какая-то грусть в душу закрадывается. И парадокс какой-то - на душе грустно, а душе хорошо.
Второй: Иногда я не прочь и яблочную пожевать. Вы верите в существование внеземных цивилизаций?
Первый: Никогда не допускайте, что бы у вас был запор. Ведь от работы кишечника зависит все самочувствие и состояние человека в целом. Вы замечали, что люди, склонные к запору, отличаются угрюмостью, раздражительностью и частыми перепадами настроения?
Второй: А все-таки было бы заманчиво поверить, что кроме нас еще кто-то есть, что мы не одни во Вселенной, что существуют еще тайны и Непознанное. Пока существует Непознанное, существует и жизнь. Тайна питает наше существование.
Первый: Я ратую за очистительные клизмы. Да здравствуют клизмы - путь к душевному комфорту.
Второй: Ура!
Первый: Счастлив тот, кого не мучают запоры. Работа кишечника - показатель душевного благосостояния.
(Пауза)
Второй: Т-сс. Слышите?
Первый: Шорох.
Второй: Призраки или галлюцинации?
Первый: А слышите, что-то скрипнуло?
(Первый и Второй одновременно вздрагивают)
Первый (шепотом): Оглянитесь.
Второй (настороженно): Что случилось?
(Оглядываются. Открытая дверь раскачивается. Появляется уборщица, позвякивая ведром)
Второй (к ней): А вы что здесь делаете?
Уборщица: А вы что здесь делаете?
Первый и Второй (вместе): Мы?! Мы выйти отсюда хотим.
Уборщица: Ну так выходите. Я сейчас убираться здесь буду.
Первый: А...
Второй: А...
Уборщица: Ну что еще?
Первый: Это обман, а не аттракцион.
Уборщица: Аттракцион как аттракцион. "Пустая комната" называется.
Первый: Я буду жаловаться.
Второй: И я буду жаловаться.
Уборщица: А мне что? Жалуйтесь в свое удовольствие. Ну да ладно, мне мыть здесь надо. Получите свои часы и идите себе с миром.
Второй: А что, дверь открыта была?
Уборщица: А кому ее запирать понадобилось?
Второй: Я буду жаловаться.
Первый: И я буду жаловаться.
Туманная пелена занавесом наползает на сцену, и картина растворяется в пространстве.
Я снова остался наедине с Мастером и, пребывая в некотором недоумении, обратился к нему:
- Это была притча?
- Понимай, как хочешь, - внешне безучастно отозвался он. - Впрочем, - чуть нахмурившись, прибавил Мастер, - любой, даже самый банальный эпизод нашей жизни можно рассматривать как притчу. Другое дело, что не всякий может ее прочесть. Кстати, и Дом изобилует притчами. Ты можешь их обнаружить в любой из начертанных надписей, если захочешь или сумеешь, что, впрочем, одно и то же. - Л вы, Мастер, оставляли надписи?
- Оставлял.
- А если я войду, то узнаю их?
- Знать о том, узнаешь ли ты, можешь только ты.
Легкое волнение завибрировало во мне. Дом несколько тревожил меня возможными неожиданностями. С другой стороны, искушение любопытства манило, завораживало. Да и Мастер не возражал - не подстегивал, но и не предостерегал. Выбор оставался за мной, что, собственно, и возбуждало волны волнения. Несколько смущало и другое: почему Одинокого?
- А потому, - мягко выкатился откуда-то из-за плеча отклик, - что всякий Мастер одинок.
Я обернулся на реплику и наткнулся на характерный иронически-изучающий пристальный прищур Мастера.
- А почему, - прошелестел мой тихий лепет, - одинок?
- Потому что одиночество - одно из основных качеств Мастера. Иначе и быть не может. Ты когда-нибудь это поймешь... и переживешь. Одиночество - плата за прозрение. А в сущности, Мастер и должен быть одинок. Одиночество - удел всякого Мастера. Обретая новые познания, ты уже не можешь оставаться на прежнем уровне. Ты переходишь в иную ипостась, и при этом ты встаешь перед выбором - либо оставить, чтобы уйти, либо остаться - чтобы остаться.
Тропа 22. Или ты оставляешь других
Или ты оставляешь других, или ты остаешься с ними.
Третьего не дано.
Когда ты вырываешься вперед, другие неизбежно отстают.
- А если их подождать?
Тропа 23. Мастер никогда никого не ждет
Мастер вдруг сделался неподвижен и сказал:
Мастер никогда никого не ждет.
Он не торопится, но и не задерживается.
У него достаточно развито точное Чувство Пути.
Он призывает, но не зазывает.
Он оставляет свой след, но при этом не следит.
В конце концов он обезличивается настолько, что сливается с Путем, и сам становится Путем.
- Ну да ладно, иди.
В тот же миг строение стремительно приблизилось ко мне, и отверстая дверь оказалась прямо подле моего лица, зияя мрачной густотой черного проема.
Я зажмурился, глубоко вздохнул и сделал шаг. Как мне показалось, за моей спиной что-то лязгнуло. Подняв веки, я обнаружил, что нахожусь в темной комнате, где стены только угадывались в мареве здешнего пространства. Никакие изречения не вспыхивали, огненные буквы не струились, и вообще было тихо, темно и покойно.
"Уж не каверзу ли какую подстроил мне Мастер в качестве испытания?" - смущенно подумал мой ум, впрочем, почти тут же прерванный шуршащим шепотом, донесшимся невесть откуда:
- Зачем ты сюда пришел?
- Я? - съежившись, выскочил звук из моей гортани, - я...
- Все ясно. Ты не знаешь, зачем ты сюда пришел.
- По-моему, я знаю, зачем я здесь.
- Тогда ответь на вопрос - С чем ты здесь?
"Ага! - промелькнуло у меня. - Вот и начинаются испытания. Загадка Сфинкса?"
"Никакого Сфинкса! - прорвавшись в гул, взревел шепот. - Все проще. Если ты знаешь, с чем ты пришел, следовательно, ты знаешь, зачем ты пришел. И тебе будет дано ровно то и ровно столько, в соответствии с тем, зачем ты пришел. И тебе будет дано ровно то и ровно столько, за-чем ты пришел".
А с чем же я пришел?
И тут меня осенило!
Каждый получает то, с чем приходит.
Стены Дома - это зеркала, отражающие потаенное посетителя.
Все, все, все, абсолютно все - и старое, и новое, и абсолютное, то есть включающее в себя и старое и новое одновременно уже содержатся в каждом каждое здесь и сейчас. Дом ничего не производит - он лишь открывает и проясняет.
Мне вдруг сделался понятен смысл обрушенного на меня выражения: "зачем ты здесь" - значит "с чем ты здесь".
И тихо вспомнилась продвинутая дама теософской ориентации...
- Да, - вторило откликом гулко и спокойно мрачное пространство, которое тотчас же перестало быть мрачным и, озарившись мягким и плавным светом, обнаружило свой интерьер.
Я увидел комнату средних размеров с колонной посередине, на которой были начертаны указатели: Восточная Стена, Южная Стена, Западная Стена, Северная Стена. Я же стоял возле самой колонны. Ближайший мне знак указывал в направлении Восточной Стены. Сделав несколько шагов, я, по своему разумению, должен был приблизиться к ней. Однако мое разумение обернулось чистым недоразумением. Стена не отодвинулась, но и не приблизилась, а вот колонна стремительно куда-то улетела, а может быть, и улетучилась.
Следующие несколько шагов опять не приблизили меня к Стене, хотя и не отдалили от нее. Она вообще исчезла. И не было теперь ни востока, ни юга, ни запада, ни севера. Не было вообще ничего.
- Хоть бы кто указание какое дал! - тоскливо всхлипнуло во мне.
В воздухе что-то прошелестело, и откуда-то из-под предполагаемого потолка неторопливо спустилась выложенная змеящимися буквами надпись:
Никто никогда тебе ничего не давал, не дает и давать не будет. Потому что все уже дано. Какой смысл давать то, что уже дано? Все зависит от тебя. Ты или берешь, или не берешь. Если ты не берешь, то не причитай, что тебе не дали.
Никто никогда никому ничего не дает. Потому что все уже дано.
Добро пожаловать в Дом!
Стены вернулись на место, обильно исчерченные всевозможными, хотя и почему-то тщательно пронумерованными, надписями, каждая из которых становилась произрастающей травой на новой тропе. Тропы то переплетались, то разбегались по своим измерениям, то снова сходились у спасительного оазиса "Три Сосны". Я же брел неприкаянно и в, полной мере ощущал себя странником, перемещающимся из пространства в пространство.
Тропа 24. Никто никогда ничего не давал
Никто никогда тебе ничего не давал, не дает и давать не будет.
Потому что все уже дано.
Какой смысл давать то, что уже дано?
Все зависит от тебя.
Ты или берешь, или не берешь.
Если ты не берешь, то не причитай, что тебе не дали.
Никто никогда Никому ничего не дает.
Потому что все уже дано.
Тропа 25. Все, чего ты хочешь
Все, чего ты хочешь - у тебя уже есть.
У тебя бы этого не было, если бы ты этого не хотел.
Тропа 26. Если ты говоришь
Если ты говоришь - хочу любить, но все еще не любишь, значит, ты не хочешь любить. Утверждаешь - хочу, но не могу, значит, просто не хочешь.
Тропа 27. У тебя есть все
У тебя есть все, чего ты хочешь. Потому что ты хочешь того, что у тебя есть. У тебя бы не было того, что у тебя есть, если бы ты не хотел того.
Стало быть, тебе просто достаточно осознать, что желания все твои исполнены, и оставить лишние печали о несбывшемся.
Ибо все уже сбылось.
Неправильно говорить - я стремлюсь к тому-то и тому-то: если бы ты стремился к этому, то это у тебя уже было бы.
Вернее говорить - я стремился к этому, и потому у меня это есть.
Тропа 28. Ты больше всего боишься
Ты больше всего боишься того, чего сильнее всего желаешь.
И в этом случае происходит подмена смыслов.
Тебе все еще кажется, что ты желаешь чего-то, между тем как ты всего-навсего лишь желаешь желать этого и таким образом неосознанно отодвигаешь от себя предмет своих вожделений.
Ты страстно мечтаешь о любви?
- Но ее-то как раз ты и страшишься.
Ты устремляешься к счастью?
- Но этим его и отдаляешь от себя.
Потому-то желание желать чего-то тебе приносит больше удовольствия, чем желание действительно обладать чем-то.
Оно наполнено сладостной, почти сладострастной истомой.
Желание объекта для тебя гораздо важнее самого объекта.
И потому последний недоступен тебе.
Теперь тебе понятно, почему многое из того, о чем ты явно или тайно помышляешь, к тебе не приходит?
Тропа 29. Ты - машина
Учти следующее: Ты - машина. Ты не принадлежишь себе.
Ты сам ничего не делаешь. Это с тобою что-то делается.
Свобода воли - фикция. Ты моргнуть даже не можешь, если нет на то предписания.
Ты ничего не делаешь по своей воле. Это Воля что-то делает с тобой.
Если у тебя что-то получается, ты не имеешь к этому никакого отношения.
Если у тебя ничего не получается, ты не имеешь к этому никакого отношения, ибо ты вообще ни при чем.
Поэтому если тебя хвалят, знай, что в том нет никакой твоей заслуги.
И поэтому не обольщайся похвалой.
Поэтому знай, что если тебя порицают, в том нет никакой твоей вины.
И поэтому не впадай в уныние от хулы и наветов.
Тропа 30. У тебя есть все
Постольку, поскольку у тебя есть все то, чего ты хочешь, значит, ты счастлив.
И все твое несчастье состоит только лишь в том, что ты не знаешь, что ты счастлив.
У тебя лишь одна проблема - в незнании.
Так обычная неприятность перерастает в драму.
Тропа 31. Каждый твой шаг - в никуда
Каждый твой шаг ведет тебя в никуда.
Всякий раз, когда ты поднимаешь ногу, чтобы сделать новый шаг, ты заносишь ее над пропастью.
Всякий раз ты идешь в никуда, и всякий раз ты оказываешься где-то.
Тропа 32. Опасность - каждую секунду
И это значит, что каждую секунду тебя подстерегает смертельная опасность.
И если ты до сих пор жив, то каким-то неведомым образом спасаешься.
Тропа 33. Ты - ведом
Ты - ведом Неведомым.
Тропа 34. Пока ты не умер
И пока ты не умер - ты бессмертен.
Тропа 35. Ты до сих пор жив
Если ты до сих пор жив, то ты не совершил ни одной ошибки.
Бессмертные не ошибаются.
Вот почему поиск так называемого правильного решения обойдется тебе куда дороже самой так называемой ошибки.
Тропа 36. Ты не принадлежишь себе
Весьма полезно понимание того, что ты не принадлежишь себе.
Ты - это ты и в то же время нечто другое. И это нечто другое гораздо сильнее, чем ты. Оно исполнено несоизмеримо большей мощью, пришедшей из мглы вечности. Имен у него много, но Имя не найдено.
Тропа 37. У тебя нет ничего
У тебя нет ничего такого, что бы ты мог назвать своим.
Все, что ты можешь потерять, или что может у тебя отняться - разве это твое?
Даже тело так называемое твое - тебе не принадлежит, хотя бы потому, что ты не властен над ним.
Просто подумай - что ты можешь назвать своим?
Тропа 38. Что происходит с тобой
Ты не имеешь никакого отношения к тому, что происходит с тобой.
Ты ничего не делаешь. Просто с тобой постоянно что-то случается.
Ты не идешь, но так случается, что ты оказываешься в какой-то точке пространства. И тогда ты говоришь: я пришел.
Ты не берешь, но так случается - что-то оказывается в твоей руке. И тогда ты говоришь: я взял.
Ты никогда ничего не делаешь. Ты просто случаешься в определенное время и в определенном месте. С тобою так случается.
Мир меняется непостижимым образом, и в качестве одного из обстоятельств своих изменений он использует тебя.
Тебя используют. Гордись этим.
Ты появился на свет, но сам не имеешь к этому никакого отношения. Просто так случилось.
Ты ничего не делаешь. Это с тобою делается. С тобою и тобою.
То же самое относится л к другому.
Впрочем, он, другой - это ты и есть.
Тропа 39. Основной принцип Вселенной
Основной принцип Вселенной - добровольно-принудительный.
Что значит - добровольно?
Это означает, что тебе предлагается нечто - действие или состояние, или еще какой-нибудь из способов твоего проявления в мире. Предположим, что Миру нужно, чтобы ты переместился в некую условную точку X. Под этой точкой мы будем понимать не только определенное положение в пространстве, но и ту или иную ситуацию, стечение обстоятельств - в общем, все то, про что можно сказать - я нахожусь в этом.
И Мир тебе сначала предлагает, чтобы ты добровольно переместился в эту точку X. А ты не хочешь в нее перемещаться. Тебе хочется в точку Y, ибо ты давно о ней мечтал и продолжаешь стремиться к ней. Но Миру, тем не менее, нужно, чтобы ты был в точке X. И если ты не отправляешься туда добровольно, Мир все равно перетащит тебя туда, но уже в принудительном порядке.
Соблюдается основной принцип - добровольно-принудительный.
Тропа 40. Свободы нет
Итак, недавно ты осознал, что свобода - не более чем фикция. Что свободы нет. Что ты моргнуть просто так не можешь, если нет на то соответствующего предписания. И пока не дана санкция на проведение этого предписания, ты не моргнешь, не плюнешь, не скажешь "люблю", не пукнешь.
Ты - тотально запрограммирован.
Каждый твой шаг рассчитан и просчитан, но не тобой.
Каждый твой сон известен задолго до того, как привидится тебе.
Каждый твой вздох отмерен и выверен.
За тебя уже все давным-давно решено.
Так что - отдыхай. Тебе больше и не остается ничего делать, как отдыхать.
И если ты это осознал, то теперь осознай следующее:
Тропа 41. Ты можешь быть свободным
Ты можешь быть абсолютно свободным.
Свобода, истинная свобода существует как реальность.
Тропа 42. Свобода - это осознание
Свобода - это осознание, признание, принятие и благословение своей тотальной несвободы.
Тропа 43. У тебя всегда есть выбор
У тебя всегда есть выбор между свободой и несвободой.
Тропа 44. Основной принцип Вселенной
Возвратимся к основному принципу Вселенной.
Итак, Мир предлагает тебе в точку X (хреновую для тебя точку), в то время как ты бы хотел оказаться в точке Y (точке удовольствия).
Ты оказываешься в ситуации выбора.
Твой первый вариант: "Мир предлагает, чтобы я был в точке X. Что ж, значит, это и мой выбор. А потому я добровольно - по своей собственной и осознанной воле перемещаюсь в точку X". В этом случае ты свободен, ибо совершаемое тобой совершается по твоей воле и твоему осознанному разумению. Ты сделал выбор и взял за него ответственность. И потому ты - свободен. И знаешь, что интересно? Как только ты по своей воле оказываешься в точке X, некий неведомый, но невидимо присутствующий представитель того Департамента, где и происходит вершение судеб, тихонечко этак трогает тебя за плечо, берет за руку, совсем легко, едва приметно, и подводит тебя к вожделенной точке Y.
Зачем он это делает? А затем, что ты свободен. А раз ты свободен, значит, и желания твои исполняются свободно. Как видишь, здесь нет никакой ни морали, ни этики. Одна лишь только логика. Если ты по своей воле переместился в X, что тебе мешает по своей воле переместиться в Y? Вселенная поддержала тебя в одном случае, поддержит и в другом.
Твой второй вариант: "Мир мне предлагает точку X. Но я хочу в Y. Я не хочу в X и не пойду в X". Что происходит в этом случае? Постольку, поскольку Воля Мира несоизмеримо мощнее твоей крохотной волюшки, и при этом она ориентирована на то, чтобы ты был именно в X, то она и потащит тебя в X. Ты будешь задыхаться, трепыхаться, метаться, роптать, стенать, мучиться, дергаться, но тебя все равно приволокут в X. И заметь, что на сей раз твоей воли, твоего свободного волеизъявления уже не будет. Только теперь, когда ты окажешься в X, уже не коснется плеча твоего незримый посол того Департамента - зачем? Что ты будешь делать в Y, да и к чему тебе Y, если ты не свободен? Ведь если ты не свободен, то, значит, и не способен сам переместиться туда, куда тебе нужно. А раз так, то оставайся в точке X на ПМЖ, то бишь на постоянное место жительства. И заметь - опять никакой морали, одна логика.
Тропа 45. Здесь и сейчас
Если же ты сейчас интересуешься, каким образом определить эту самую точку X, то нет ничего проще.
Она там и тогда, где и когда ты находишься "здесь и сейчас". Это твоя точка X. Там же, то есть здесь же пребывает и твоя точка Y - то, что ты называешь мечтой своей. Можно в нашей системе координат выделить еще одну точку - 0, где ни хорошо, ни плохо, а так себе - нейтрально.
Тропа 46. Зеркала
Ты поступаешь крайне нелепо, когда пеняешь на тех, кто рядом с тобой.
Все то, что ты относишь к ним, прежде отнеси к себе самому.
Ибо они - зеркала, в которые ты смотришься.
Тропа 47. Ты попал впросак
Ты попал впросак, ежели полагаешь, будто кто-то сможет сделать тебя счастливым. Впрочем, если тебя устраивает участь бедолаги, то придерживайся и дальше подобного убеждения.
Тропа 48. Люди не принесут тебе счастья
Люди не созданы для того, чтобы приносить тебе счастье. Они ничего не приносят, кроме самих себя. Хотя их появление рядом с тобой отнюдь не случайно. Подобное притягивает подобное.
Тропа 49. Подобное притягивает
Подобное притягивает подобное.
Те, кто возле тебя - аспекты твоей собственной души.
Тропа 50. Другой - только зеркало для тебя
А посему если ты внутри себя сам достиг той меры, которую определяешь как счастье, то автоматически и на уровне внешних обстоятельств к тебе притянется человек, о котором ты скажешь, что счастлив с ним. Хотя теперь ты понимаешь, что дело вовсе не в нем. Он - только зеркало для тебя. Впрочем, как и ты для него.
Тропа 51. Душа человеческая
Душа человеческая совсем не потемки. Все в ней понятно и ясно. Если хочешь понять сокровенную глубину натуры своей, понаблюдай за теми, с кем ты общаешься, кто близок тебе. Другой зримо воплощает то, что ты не видишь в себе самом. Иными словами, другой - это часть тебя самого.
Тропа 52. Когда ты бранишь другого
Когда ты бранишь другого, кого ты бранишь? Когда ты недоволен другим, кем ты недоволен? У тебя есть шанс перестать быть глупым. У тебя всегда есть шанс.
Тропа 53. У тебя есть шанс
У тебя всегда есть шанс. Но что значит - Всегда? Всегда - это только то, что здесь и сейчас. Все остальное - Никогда.
Тропа 54. Уроки арифметики
Кажется, тебе следует снова вернуться в первый класс и вспомнить уроки арифметики.
Что ж, рассмотрим пример.
4 = 2 + 2
Ты не забыл! Это делает тебе честь. Тогда тебе вопрос: а как еще путем сложения можно получить четверку? Ты уверен, выглядишь молодцом и бойко перечисляешь варианты:
4 = 4 + 0, 4 = 3 + 1, 4 = 1 + 3, 4 = 0 + 4
Отлично!
Следовательно, ты глуп.
Ты удивлен? Давай разберемся. Глуп не тот, кто не знает. Кто не знает, тот просто не знает. Глуп тот, кто много знает, но ничего не может - как психолог.
Ты осведомлен, что четыре получается не только в результате сложения двух двоек. Тебе также известно, что от перестановки мест слагаемых сумма не меняется. Ты все прекрасно знаешь.
Но тогда какого рожна ты суетишься и вопрошаешь:
Быть или не быть?
Идти или оставаться?
Разводиться или не разводиться?
Направо или налево?
Вперед или вспять?
Ведь это все слагаемые. Сумма внутри тебя.
И если внутри тебя четверка, то в любом случае, независимо от твоих действий, в какую бы сторону ты ни склонялся - "да" или "нет", в результате ты получишь ту же самую четверку.
Внешние события сами по себе ничего не значат. Они - всего лишь слагаемые.
Тропа 55. Другие не мудрее тебя
Теперь ты понимаешь, что это освобождает тебя от тяжелого бремени и глупейшего времяпрепровождения спрашивать совета у других. Не ходи на совет к другим. Они не мудрее тебя. Они такие же люди, как и ты.
Это - не совет.
Тропа 56. Возможность быть счастливым
Ты открыл свой зрачок. В глубине его таится великая возможность - быть счастливым.
Тропа 57. Не пренебрегай
Единственное, что у тебя есть - это шанс. Не пренебрегай этим.
Тропа 58. Если отношения безнадежны
Если твои отношения кажутся тебе безнадежными, используй свой последний шанс. Возможно, он тебя ужаснет, но что может быть более ужасающим, чем твои безнадежные отношения?
Твой шанс - отречься от близких тебе людей.
Это ужасно, но ты можешь сделать выбор и сыграть в эту игру. Она опасна. Но она и прекрасна. Опасна тем, что ты можешь обкакаться с головы до ног. Хотя и здесь тебе уготован спасительный шанс: ты не утонешь. Ведь, как известно, оно не тонет. А прекрасна тем, что ты можешь стать победителем и в полной мере отпраздновать свой заслуженный триумф.
Но не переходи на следующую тропу, пока не сделал выбор здесь. А здесь дорожка разветвляется - прямо как в сказке, то есть, как и в жизни.
Отросток первый. Ты отрекаешься. И он тебя выводит на следующую тропу.
Отросток второй. Ты не отрекаешься, решаешь, что для тебя игра закончена и дальше не идешь. Ты не выиграл и не проиграл, и остаешься при своем. Стоило ли тогда начинать?
Отросток третий. Ты не отрекаешься, но, минуя этот ход, перескакиваешь на следующую тропу, дабы узнать, а чем, собственно, ты рискуешь. Ты нарушил правила игры. Значит, ты превысил свои полномочия. Мир тебя понизит. Не обессудь.
Тропа 59. Отречение
Отросток первый. Процедура производится без свидетелей.
Прямо здесь и сейчас придай своему телу вертикальное положение. Встань прямо, не скрещивая ни рук, ни ног. Подумай о своих самых близких людях. Хотя при этом, конечно, допускается некая поблажка: среди близких - близкий только один, он же единственный, кроме тебя самого, конечно. Ну да тем не менее.
И тем не менее.
Выбери первого. Подумай о нем. Представь его тщательно. И как только образ его станет явным и четким, обратись к нему:
"... (под многоточием подразумевается имя, которым ты его называешь), мой самый дорогой и близкий человек. Я знаю, что ты, если не видишь и не слышишь меня сейчас, то чувствуешь сейчас меня полностью. И зная это, я тебе говорю: ..., я здесь и сейчас (укажи точно место и время) от тебя отрекаюсь!"
То же самое проделай и в отношении остальных.
Острые ощущения я тебе гарантирую.
Тропа 60. Твой выбор
Отросток второй. Ты сам вышел из игры. Не пеняй. Это - твой выбор.
Тропа 61. Ты нарушил правила
Отросток третий. Ты нарушил правила. Мир тебя понизит. Единственный твой шанс выжить - проявить мужество или смирение, что, в общем-то, одно и тоже.
Тропа 62. Ты сжег мосты
Счастливая только для тех, кто пошел по отростку первому! (См. тропу 58). Для других она таит беду. И их Бессознательное это знает. Хотя, быть может, беда и есть их последний шанс.
Предупреждение! Ни в коем случае не ступай на данную тропу, если ты не внял предостережениям предыдущих. Твое Бессознательное знает, что это опасно!
Ты отрекся?
Прими поздравления!
Ты сжег все мосты. Теперь тебе нечего терять.
Ты переступил все границы человеческих разумений.
Это естественно, если ты чувствуешь себя предателем.
Ты - попался.
Прими поздравления!
Выбрав отросток первый, ты обкакался с головы до ног.
Это тебя не смущает?
Если нет, тогда смело переходи туда, где значится указатель:
Тропа 63. Ты обкакался
Ты обкакался. Но ты - победитель!
Тропа 64. Ты можешь думать
Теперь, когда ты усвоил арифметику, то можешь уже не рассуждать; а думать.
Думать - значит проявлять себя самостоятельно и самодостаточно.
Тропа 66. Ты перестал быть наглым
Отречься - значит отказаться от своих притязаний на что-либо или на кого-либо как на свою собственность.
Ты отрекся - стало быть, ты себя спас. И, следовательно, ты спас свои отношения. Ты перестал быть наглым.
Отречься - значит отказаться от своих притязаний и претензий.
Тропа 66. Когда умирают отношения
Отношения умирают тогда, когда хотя бы один воспринимает другого как свою собственность. И в этом случае невозможно говорить ни о свободе, ни об уважении. А ведь первое свойство любви - уважение к свободе другого.
Если в тебе нет этого чувства, то ты не любишь, что бы ты при этом ни говорил. Интуитивно другой ощущает твои поползновения, и постольку поскольку он не испытывает никакого желания быть чьей-либо собственностью, то неприметно отдаляется от тебя - в силу инстинкта самосохранения.
Еще раз вспомни - никто и ничто не может быть твоим. Ты можешь обозначать это как "мое", следуя устоявшимся нормам языка, но внутри себя поддерживай сознание того, что все это тебе не принадлежит. В противном случае Мир тебя понизит. Ты будешь недоволен, но Миру наплевать на твое недовольство.
Тропа 67. Отречение - это свобода
Отречение как раз и позволяет предоставить свободу другому. Ты отрекся - то есть ты отказался от права на обладание. И теперь у тебя есть возможность вернуться в новом качестве - в любви. У тебя есть шанс каждую секунду начать новую жизнь, создать новые отношения.
Тропа 68. Вернуться с любовью или уйти в прощении
Возвратись к ритуалу отречения (см. тропу 59).
Поразмысли над словами:
"Я отрекаюсь, чтобы вернуться навсегда или уйти насовсем.
Вернуться с любовью или уйти в прощении".
Теперь снова подумай о своих близких, от которых ты отрекся, и выдели одного из них - того, к которому ты хочешь вернуться. И обратись к нему:
"...! Я отрекся от тебя, чтобы вернуться к тебе навсегда и с любовью!"
К остальным же по очереди обратись так:
"...! Я отрекся от тебя, чтобы уйти от тебя насовсем!"
Истинная любовь невозможна без предварительного отречения от того, кого любишь.
И если ты отрекся от этого человека, то действительно вернешься к нему уже навсегда и в новом качестве - любви.
Тропа 69. Не бойся уходить
Не бойся уходить в отречении. Это не означает, что тотчас же ты хлопнешь дверью и без оглядки припустишь от ближнего своего. Не цепляйся за внешние события. Сами по себе они ничего не значат. Они всего лишь слагаемые. Сумма у тебя внутри. Она - та мера, в которой ты пребываешь. И от перестановки мест слагаемых сумма не меняется.
Тропа 70. Если ты ушел
Поэтому, если ты ушел, может случиться так, что вы расстанетесь формально, но это произойдет легко, естественно и без обычных мучительных надрывов. Просто приходит время, и лист слетает с ветки, ребенок покидает родителей ради своего будущего и будущего своих детей.
Может и так случиться, что формально вы останетесь вместе, только мешать друг другу не будете. Таковы дружеские союзы.
Тропа 71. Дикобразы
Жили-были дикобразы. Жили прекрасно и были всем довольны. Еды хватало вдоволь, и среда обитания вполне соответствовала условиям, в которых можно предаваться блаженству. И посему они не печалились, не ссорились, а существовали в мире и согласии. Но вот однажды в райский уголок пришли холода. Дикобразы скучились, чтобы согреться, но поранили друг друга иглами. Они инстинктивно разбежались в стороны, однако быстро замерзли.
Так они то сближались, то отдалялись в надежде прекратить свои мучения. Ситуация не из простых - вместе больно, порознь холодно. К счастью, один дикобраз пережил инсайт, после чего предложил своим соплеменникам отыскать такое расстояние, которое позволило бы и не колоться, и сохранять тепло при этом. Спустя короткое время они такую позицию нашли. И они согрелись, не поранив друг друга. И с тех пор они жили счастливо в любое время года.
Эта сказочка о том, как и ты можешь быть счастливым. Начни жить по принципу дикобраза, и твои отношения сложатся самым удачным образом.
Тропа 72. Любовь там, где свобода
Уважай свободу другого. Не залезай на территорию другого - то бишь не лезь в его душу.
Осознай, что другой тебе ничего не должен и ничем тебе не обязан.
Этим самым ты сохранишь собственную свободу.
Любовь только там, где свобода.
Тропа 73. Никто не должен никому
Никто никому ничего не должен. Ничто ничему ничего не должно. Во Вселенной нет долженствования.
Тропа 74. Счастье там, где нет долженствования
Ты никому ничего не должен. Твое долженствование - твое ярмо. Счастье там, где нет долженствования.
Тропа 75. Не попадайся на уловку
Но не попадайся на коварную уловку, как это делают многие. Ты вздыхаешь с облегчением, когда начинаешь осознавать, что никому ничего не должен. При этом ты почему-то забываешь, что и себе ты ничего не должен. И тогда ты снова возвращаешься в кабалу долженствования.
Тропа 76. Не суди
Если ты понял, что действительно никому ничего не должен, то пойми, что и тебе действительно никто ничего не должен. Тогда автоматически снимаются претензии и обвинения. Ты перестаешь судить, а значит, и быть судимым.
Тропа 77. Посочувствуй осуждающим
Какое тебе дело до осуждающих тебя? Ведь они тем самым судят себя. Лучше посочувствуй обреченным.
Тропа 78. Посочувствуй смеющимся
Что за дело тебе до смеющихся над тобой? Ведь они, не ведая того, выставляют себя на посмешище. Лучше посочувствуй обреченным.
Тропа 79. Благослови отрекающегося
Благослови отрекающегося от тебя: он способствует твоей свободе.
Тропа 80. Если тебя бросили
Не печалься, если другой от тебя уходит. На самом деле - уходишь ты.
Ты сам хотел уйти, только боялся признаться себе в этом. Но желание твое было столь велико, что оно завуалированно проявилось в таком житейском каламбуре: ты ушел посредством ухода другого тела.
Значит, тебе нет смысла говорить о том, что тебя бросили.
Тропа 81. С кем это происходит
Если с тобой происходит нечто негативное, то это происходит не с тобой, а с одним из тех, кто живет внутри тебя.
Тропа 82. Неизвестность
Задумайся над формулой:
- = == ++
+++ = = ?
Если тебе кажется, что тебе плохо, возможно, тебе это только так кажется. Скорее всего, тебе хорошо, только ты об этом еще не знаешь. Но будь уверен - скоро это проявится.
Если тебе кажется, что тебе хорошо, возможно, тебе это только так кажется. А на самом деле тебя ожидает неизвестность.
Тропа 83. А есть ли ты?
А есть ли ты на самом деле?
Тропа 84. Отношения учат
Нет людей и нет ситуаций, но есть отношения. И каждое отношение, в котором ты участвуешь, тебя чему-то учит. В силах твоего разума осознать это и выразить этому благодарность. В противном случае тебе ничто не поможет.
Тропа 85. Ты отворачиваешься сам
Твои учителя никогда от тебя не отворачиваются. Ты сам отворачиваешься от них.
Тропа 86. Ты - творец
Авторство твоих проблем принадлежит тебе самому. А посему радуйся - ты проявляешь себя в качестве творца.
Тропа 87. Твои проблемы
Твои проблемы - это твои дети. Зачем же ты делаешь столь усердные попытки освободиться от них, тем паче, что твои усилия все равно оказываются бесплодными? Ты уже знаешь простой и доступный способ: обозначь проблему неким именем и отрекись от нее.
Тропа 88. Кто это говорит?
Кто говорит, когда ты произносишь слова?
Тропа 89. Ясность
Основной показатель здоровья твоей жизни - ее ясность.
Посмотри сам: слова Мучение - Муть - Смута одного корня и одного смыслового ряда.
Внеси ясность в свою жизнь, проясни отношения, выясни, где ты и как ты проявляешься.
Тогда муть рассеется, смута растворится, и мучения сами собой прекратятся.
Твое видение собственной жизни станет ясным.
Тропа 90. Не бойся страдать
Не бойся страдать. Страдать - значит страсть отдать. Это не то же, что и мучение. Страдание приводит к освобождению и очищению. Мучение медленно умерщвляет, в то время как страдание стремительно возрождает. Мучение - болезнь. Страдание - лекарство.
Тропа 91. Вина
Страх. Стыд. Вина.
Многие эти понятия подменяют. Они думают, что испытывают чувство вины, и, всячески пытаясь от него освободиться, усердно молят о прощении, посещают психоаналитика или какого-нибудь самозванного душеведа. Но ничего у них не выходит, потому что и выйти ничего не может. Так и терзаются, бедолаги.
Тропа 92. Формула изменений
Вот тебе наглядная формула, которая поможет разобраться в собственных мотивах и достичь успешных изменений.
Страх переживается так: "Я сделал нечто ужасное и теперь боюсь, что меня накажут".
Стыд - "Я сделал что-то дурное и опасаюсь неодобрения или насмешек".
Вина - "Я совершил что-то плохое, и я не боюсь ни наказания, ни насмешек. Но я боюсь сделать это еще раз, потому что я хочу быть совсем не таким".
Люди в своем большинстве переживают страх и стыд, но не вину. Поэтому они никогда и не получают прощения.
Тропа 93. Только один способ
Есть только один способ освобождения от собственной вины - измениться самому.
Тропа 94. Если чувствуешь, что виновен
Если ты чувствуешь, что в чем-то виновен, скажи себе четко и твердо: "Это моя вина". А затем скажи себе: "Это - счастливая вина, ибо она дает мне шанс измениться. Освобождаясь от нее, я становлюсь другим".
Тропа 95. Не бойся обкакаться
Не бойся обкакаться. Мастер не боится обкакаться. Даже если Мастер и обкакается когда-нибудь, то он обкакается как Мастер! А это значит, что он никогда не обкакается.
Тропа 96. Ты ничего не терял
Ты никогда ничего не терял. Просто ты своевременно вносил предоплату за свои последующие блага.
Тропа 97. Что у тебя останется
Что у тебя останется, если ты потеряешь все?
Тропа 98. Осознай свою жизнь
Осознай прямо здесь и сейчас свою жизнь как мистический факт.
Тропа 99. Ты не Бог
Ты не Бог. Но ты можешь быть Богом!
Тропа 100. Для твоей надписи
Это место для твоей собственной надписи.
Я огляделся по сторонам, несколько растерявшись от подобного заявления, но все стороны были заполнены Пустотой.
И тут пространство словно бы покачнулось, и я ощутил, будто внутри меня что-то изменилось.
ИЗ ПРАКТИКИ ВНУТРЕННИХ НАВИГАЦИЙ
Вниманию вдумчивого читателя предлагается два "странных" рассказа, исполненных в жанре "нелинейного письма".
Для того чтобы осуществить погружение в предстоящие тексты, не требуется никаких специальных навыков и умений. Вполне достаточным оказывается обладание определенным опытом своих собственных внутренних навигаций, который в каждом из нас уже заложен еще до нашего проявления на земле, где мы, впрочем, все еще пребываем блуждающими инопланетянами.
Такой опыт просто позволит напомнить себе, что:
Реальность ирреальна.
И реальность многомерна.
И реальность чуточку фиктивна.
Взрывая смысл, мы постигаем Промысел.
Расшатывая логику, мы проникаем в Логос.
И начатое путешествие плавно и неприметно переходит в шествие Пути.
Приятных странствий, мой рефлектирующий читатель, коллега по бытию и возможный соавтор встречаемых тобою строк.
Окно и Навигатор
Общая панорама
Навигатор проездом остановился в одном городке, каких по всему свету разбросано бесчисленное множество. Они похожи друг на друга своей уютной провинциальностью и тихой обособленностью от остального мира. В них сохранился до сих пор, не смотря на все пароксизмы цивилизации, неторопливый, почти патриархальный уклад, где жители не отличаются склонностью отягощать себя стремительными нововведениями прогресса и до сих пор сохраняют нравы, которые мало чем отличаются от нравов времен ушедших.
По совету одного знакомого, порекомендовавшего ему посетить здешние места, он спустился несколькими улочками с центральной площади и, вывернув наизнанку несколько переулков, остановился у двухэтажного дома с вывеской "Частный Пансионатъ У Камелька".
Портрет на фоне внешнего пейзажа
"Однако", - хмыкнул про себя Навигатор и дернул ручку стилизованного на старинный манер звонка. Медный колокольчик уныло брякнул, и тяжелая, потемневшая от осени и времени деревянная дверь, поскрипывая, отворилась, открыв ему все выпуклые прелести хозяйки заведения. Перед ним возвышалась неопределенного возраста особа, на бюсте которой мог бы свободно разместиться небольшой чайный набор, с победоносным шиньоном, напоминающим скорее моток тонкой медной проволоки, нежели искусные изыски модного цирюльника.
Внутренний пейзаж
"С такими данными становятся содержательницами захолустных борделей", - тоскливо подумал молодой человек, но в ту же минуту был приглашен. Впрочем, он и предполагал увидеть нечто подобное, поэтому столь внезапное появление представленного шедевра мало его смутило. К тому же, как ему рассказывали, за ней числилось одно великое достоинство: она никогда не лезла в дела своих постояльцев.
Пройдя в небольшой холл, он почувствовал тепло и дремотное состояние.
Интерьер
Пока хозяйка выполняла за конторкой надлежащие формальности относительно нового жильца, тот присел в низкое кресло возле фикуса в деревянной кадке - вечной спутницы провинциальных гостиниц, взял с столика местную газету, расслабленно скользнул тяжеловатым взглядом по черным колонкам и, прикрыв веки, зевнул. Шорох бумаг, доносившийся из-за конторки, сливался с шуршанием огня в камине, напротив которого расположился студент, и плавно проникал в его дремотное оцепенение.
Внутренний пейзаж
И Навигатор в эту минуту был почти счастлив от того, что оказался в этой дыре на краю вселенной, где можно на время забыться, затеряться и ни о чем не думать.
Выход из внутреннего пейзажа
Тут рука медноволосой хозяйки легла ему на плечо. Он приоткрыл глаза и столкнулся с ее улыбкой, золотисто отливающей в смешанных бликах желтых люстр и отсветов пламени.
Вы можете подниматься к себе в комнату, на второй этаж, направо по коридору. Вот ваши ключи. Обед через два часа на первом этаже в гостиной.
Интерьер
Пройдя через холл и миновав гостиную с несколькими столиками и барной стойкой, Навигатор медленно поднялся по деревянной лестнице, украшенной полустертой ковровой дорожкой и повернул в узкий, тускло освещенный коридор. Коридор заканчивался окном, бачком с питьевой водой и его комнатой, по-своему уютной, хотя и не отличающейся излишним комфортом.
Закрыв за собой дверь, он поставил свой багаж - старый чемоданчик, набитый наполовину книгами и картами, и осмотрелся. Крохотная комнатушка с металлической кроватью на пружинах, круглым столом в трещинах и разводах, в углу у окна тумбочка, соседствующая с треножной вешалкой, расположившейся почему-то не у входа, а опять-таки, у окна, да квадратик зеркальца рядом с другой дверью - ведущей в душевую комнату, которая с успехом могла бы сойти за карцер.
Портрет на фоне интерьера
Подойдя к зеркалу, он увидел свое утомленное изображение, обрамленное в черные лацканы драпового пальто, между которыми свернулась чуть примятая широкополая шляпа из мягкого фетра.
Он ухмыльнулся сам себе, сделал несколько шагов, словно прислушиваясь к легкому поскрипыванию под его ногами досок, подойдя к кровати, не раздеваясь, держа руки в карманах пальто, улегся и
Погружение
опрокинулся в сон.
Выход из погружения
Пробуждение его было столь же внезапным.
Интерьер
Часы показывали без десяти два.
Внутренний пейзаж
Он опасался опоздать к обеду, ибо не хотел привлекать к себе излишнее внимание,
Интерьер
хотя в этом крохотном пансионате не так уж было много постояльцев - что-то около десятка.
Портрет в динамике. Action
Поэтому он со всей своей эмоциональной живостью сбросил пальто, умылся, достал плотный шерстяной свитер домашней вязки и почти выскочил в коридор, правда, тут же и одернул себя -
Внутренний пейзаж
"посолиднее надо быть, посолиднее". Тогда он намеренно замедлил свои движения и с аккуратностью принялся запирать замок.
В это время в другом конце этажа хлопнула дверь.
Action
Навигатор обернулся
Появление персонажа в интерьере
и заметил пожилого мужчину с матово сияющей в полусумраке коридора лысиной.
Внутренний пейзаж
Навигатору не хотелось встречаться ни с кем,
Action
и он сделал вид, что продолжает возиться с замком.
Интерьер
Случайно его взгляд упал на расположенное рядом окно.
Внутренний пейзаж
Навигатор ощутил мягкий толчок где-то глубоко, внутри живота. Ощущение не было необычным, хотя и показалось несколько странным - с чего бы это? Он продолжал смотреть в мутное желтоватое стекло, стараясь казаться отрешенным и независимым. Однако уже невозможно было больше делать вид, что он пытается справиться с замком и, наконец, нехотя он оставил эту затею и направился к лестнице, упорно глядя себе под ноги,
Появление персонажей в интерьере
где и встретился все-таки с лысым.
- Добрый день, - буркнул Навигатор, слегка поежившись под свитером.
- Добрый, молодой человек, добрый, - гулко отозвался пожилой и шаркнул домашними тапочками. - Позвольте представиться - полковник в отставке. А ныне - закадычный друг хозяйки. Да-а. Зак-кадычный друг.
Полковник еще раз шаркнул тапочками, цокнул языком и пропустил студента вперед.
В гостиной было натоплено, пахло маринованным чесноком и щами. Хозяйка излучала дружелюбие и после обеда подала кофе с крендельками. За десертом Полковник-в-отставке рассказал анекдот, над которым рассмеялся первым, вальяжно откинув назад куполообразный череп и, с прищуром посматривая на Навигатора.
Тот добросовестно улыбнулся и, отпив мелкий глоточек кофе, решил, что неплохо выполнил долг приличия и тем самым заслужил право на одиночество. Поблагодарив присутствующих, он вышел из-за стола и поднялся к себе.
Возле самой двери он вновь посмотрел не столько в окно, сколько на окно и
Внутренний пейзаж
опять ощутил мягкий толчок внутри.
Наложение пейзажей
Что-то было в этой заброшенности тоскливое и магическое, и это что-то притягивало к себе, манило.
Внешний пейзаж
Дряхлый водосток зашелестел от ветра и дождя. Пыльное стекло от падающих на него капель пошло коричневыми разводами. Навигатор уже успел разглядеть примятую клумбу, обшарпанную лавочку (где ему тут же захотелось тихо устроиться и почитать провинциальную газетку, которую он захватил в холле), и узкую дорожку, петляющую среди набухшей от тяжкой сырости травы и, в конце концов, скрывающуюся за углом дома.
Внутренний пейзаж
"Что может быть лучше плохой погоды?" - с наслаждением подумал он и нехотя отвел взгляд от окна. Тут он приметил
Интерьер
в совсем темном углу, скрывавшемся за бачком с питьевой водой, колченогий столик, на котором возвышался старый телефонный аппарат - такими пользовались еще в начале века - с черным массивным корпусом и трубкою, увенчанною массивными латунными раструбами.
Навигатор осторожно, потревожив густой слой пыли, прикоснулся к нему, поднял тяжелую трубку и набрал 100 - уточнить время.
Наложение интерьера и внешнего пейзажа
Телефон крякнул и заурчал долгими скрежещущими гудками, в простуженное похрипывание которых, как показалось Навигатору, иногда врывался шум ветра, стук дождевых капель и бурчание переливающейся воды. Но ответа он так и не услышал.
Внутренний пейзаж
"Словно там, куда ведет этот шнур, и вовсе нет времени", - подумал Навигатор и задумчиво опустил трубку на рогатины рычажков.
Кинув взгляд в окно, он рассеянно прошел в свою комнату, поймав себя на мысли о том, что не знает, чем заняться. Спать не хотелось, читать тоже. Побродить по городу? Отменная идея.
Внешний пейзаж
На мокрых улицах изредка встречались прохожие, да иногда проезжали автомобили, шурша набухшими шинами. Да задремавший извозчик на упряжке притулился у тротуара.
Навигатор прошелся по узенькой улочке, напоминавшей скорее аллею, с асфальтовой тропинкой посреди ясеней, и оглянулся назад, дабы лучше сориентироваться и запомнить то место, откуда он вышел.
Панорама
Пансионат показался крошечным, приземистым домиком, этаким особнячком, уютно приткнувшимся на задворках времени.
Навигатор быстро развернулся и направился обратно к дому - ему вдруг захотелось обойти его кругом. Он ускорил шаги и снова
Внутренний пейзаж
почувствовал, будто что-то плавно толкнуло его. Поблизости никого не наблюдалось.
Искривление пространства во внешнем пейзаже
Теперь особняк почему-то казался гораздо больше, словно он вырастал по мере того, как Навигатор приближался к нему.
Навигатор остановился рядом со зданием и начал осматриваться.
Совмещение пейзажей
Руки немного зябли от промозглости погоды, и он засунул их в глубокие, сухие карманы пальто. В одном кармане что-то зашуршало. "А это еще что?" - вздрогнул Навигатор, - "ах, это газета". Он поспешно ее вытащил и отбросил в сторону, тут же удивившись, зачем он это сделал.
"Интересно, а где же лавочка, которую я видел в окно? Надо пройти в садик и отыскать клумбу. Да, но где сад?"
Навигатор медленно побрел, втянув голову в воротник пальто, вдоль дома, но ни клумбы, ни сада, ни лавочки не обнаружил. Он посмотрел вверх и увидел окно своего номера, растекшееся от дождя. "Ага, значит, здесь же должно быть то самое окно, сквозь которое я и видел сад."
Но окна не было.
Внутренний пейзаж
Ощущение странности происходящего просочилось в его недоумевающее сознание. Навигатор, кое-как убедив себя в том, что переутомился и придает слишком большое значение мелочам, отправился в дом.
Появление персонажа в интерьере
В коридоре он чуть не наскочил на поплавок, вынырнувший из приглушенного полумрака. Им оказалась лысина Полковника-в-отставке.
- О, мой молодой друг! Да на вас нитки сухой нет! Тщательнейше рекомендую рюмочку коньячку и умиротворяющий пасьянсик. Как насчет того, чтобы умиротворяющий пасьянсик испробовать?
- Нет, спасибо, - буркнул Навигатор и почувствовал себя
Рефлексия
тоскливо.
Action
Он ворвался в свою комнату, разыскал в чемоданчике старый томик в дряхлом переплете и углубился в чтение до самого ужина.
Наскоро поев, он устремился к тому загадочному окну, с которым были связаны его дневные переживания.
Внешний пейзаж, увиденный изнутри
Сгустившиеся зеленоватые сумерки уже расслаивали пространство, но ему все же удалось разглядеть слипшиеся очертания деревьев, кустарника и притаившейся за ним лавочки.
Онейроид
Все это, исполненное некой ирреальности и застекленной отчужденности, напоминало сон, в котором он из всех сил старается что-то сделать, но в самый последний момент ощущает собственное бессилие и с досадой просыпается.
Явление персонажа на стыке реальностей
Спина почувствовала взгляд Полковника-в-отставке, устремленный на него. Обернувшись, Навигатор приметил прошмыгнувшую в сумраке этажа лысую улыбку, поспешившую юркнуть в свою дверь.
Внутренний пейзаж
Навигатор прошел в свою комнату, пытаясь отыскать ответ на то, что окончательно показалось ему непонятным. Знает ли вообще кто-нибудь об этом окне и существует ли оно? А что, если это нечто подобное тому, что висело когда-то в каморке у папы Карло? И что означает эта странная юркая улыбочка постоянного квартиранта и закадычного друга хозяйки?
Он почувствовал, что устает от этих мыслей, и попытался от них отключиться. Но сон не шел, чтение не увлекало и не успокаивало, а в сознании время от времени вспыхивал, как сломавшийся светофор, один образ - окно.
Совмещение пейзажей
Так прошла ночь - на грани бодрствования и сна. Продолжая балансировать на этой грани, он обнаружил, что начало светать. Погасив тускнеющую лампу, кажущуюся такой одинокой и ненужной в предутреннем свете, он еще некоторое время оставался в подвешенном состоянии, где среди невесомости разреженных мыслей откуда-то выплывали вопросы, со вчерашнего дня занимавшие его.
Action
Наконец, он встряхнулся, резко встал и вышел из комнаты. Стараясь не нарушать тишину серого спящего коридора, он медленно приблизился к окну.
Навигатор осторожно дотронулся до рамы и потянул ее на себя. Не декорация ли? Деревянная, в облупленной краске и трещинах, рама пискнула, но не поддалась. Он тихо постучал ногтем по стеклу - кажется, настоящее. Взглядом скользнул на улицу: клумба, кустарники, деревья, дорожка, огибающая лавочку - все оставалось на месте.
Внешний пейзаж
Неведомый сад шевелился в преддверии пробуждающегося дня.
Action
Навигатор машинально уцепился за шпингалет, и в тот же миг острая догадка вонзилась в его мозг: "На самом деле все гораздо проще. Надо только открыть это окно и спрыгнуть вниз". Он бросился в комнату и в следующую секунду уже стоял в пальто и шляпе, решительно, но осторожно возясь со шпингалетами. Пришлось приложить немало усилий, прежде чем окно открылось. Но вот, кажется, все в порядке. На лице своем он ощутил прохладную свежесть и, недолго думая, ступив на подоконник, спрыгнул вниз, примяв несколько кустиков, брызнувших во все стороны дождевой росой.
Навигатор, зажмурившись от удовольствия, присел на лавочку. Продолжая дышать глубоко и с наслаждением, осмотрелся. "А это что такое?" - под ногами он обнаружил брошенную вчера газету. Он поднял отяжелевшую от влаги раскисшую бумагу, которая тут же расползлась в его руках.
Совмещение реальностей в пейзаже
Утренний разреженный воздух, вибрируя, просачивался в распахнутое им окно.
Внутренний пейзаж
В этот момент Навигатор ощутил уже знакомое внутреннее подталкивание. И тут же он подумал о том, что
Deja-vu
видел все это, сидел на этой самой лавочке и так же прислушивался к шорохам сада.
Потом было что-то еще, но он никак не мог вспомнить, что же именно.
Рядом, чернея, шла асфальтовая дорожка.
Времена во внутреннем пейзаже, совмещенные с action
Навигатор снял шляпу и положил ее на скамейку - всякий раз, когда он посмотрит в окно, он будет убеждаться, что действительно был здесь, - а сам медленно зашагал по тропинке, изрезанной глубокими трещинами.
Внутренний пейзаж
Приятное чувство, что все это принадлежит только тебе одному, овладело им.
Поглощение внешнего пейзажа внутренним
Он приглядывался к каждому извиву, впитывая всё до малейшей детали, словно хотел вобрать в себя окружающий мир, он вдыхал его, представляя, как растворяет его в себе и медленно брел по дорожке, которая теперь пробиралась сквозь заросли бурьяна и чертополоха.
Action
Навигатор оглянулся.
Наложение пейзажей
Ему почудилось, будто особняк, наполовину скрывшийся за деревьями, медленно отодвигался от него. Больше не оборачиваясь, он побрел по тропинке, растворенный в своих ощущениях и не замечал времени. Иногда ему казалось, будто
Диссоциация
его сознание отдельно следует за ним или в стороне от него, осматривая окрестности - все те же деревья, кустарники, среди которых
Внешний пейзаж
иногда появлялась невесть откуда взявшаяся узкоколейка, заросшая травой, прикрывающей проржавевшие рельсы.
No action. Выход за пределы пейзажей
Внезапно, не имея никакого понятия ни о месте, ни о времени, где он оказался,
Action
Навигатор остановился -
Внешний пейзаж
дорогу пересекала металлическая труба, еще хранившая остатки когда-то белой и красной, а теперь уже побуревшей краски - шлагбаум.
Action
Навигатор дотронулся до сырого железа и затаил дыхание: сейчас должно свершиться некое таинство, ведь что-то вверило ему такую возможность - вновь поднять этот шлагбаум и шагнуть в неизвестность.
Внутренний пейзаж
"А если там опасность? И сама Вселенная предупреждает о ней, выставив этот предупреждающий знак?"
Action
Как бы то ни было, но труба с тонким скрежетом уже поднялась, и Навигатор сделал шаг. Ладонь все еще удерживала морозящий холодок металла...
Пройдя с десяток метров, Навигатор обнаружил
Внешний пейзаж
в стороне от дороги, в густом ельнике, проволочное заграждение, замыкающее прямоугольную бетонированную площадку, с приоткрытой калиткой.
Action
Навигатор прошел внутрь
Внутренний пейзаж
с чувством некоторого недоумения, зачем ему это понадобилось, но тут же понял, что
Action
идет на шум воды, который доносился из отгороженного круглым бордюром колодца в центре площадки. Подойдя ближе, он наклонился над зияющей дырой, пытаясь заглянуть внутрь.
Внешний пейзаж
Там плескалась мутная, коричневато-бурая жижа, а в нос ударил запах, по которому Навигатор догадался, что стоит над отстойником.
Внутренний пейзаж
"Отстойник времени", - промелькнула странная мысль. Но более странным было то, что он работал сам по себе, словно давно забытое и покинутое сооружение обладало своим потаенным разумом.
Совмещение пейзажей
Навигатор почти завороженно смотрел, как из широкой трубы внутри колодца хлещет грязная вода, с гулким шумом обваливаясь в темную жижу. Он вдруг представил себе, что отстойник внезапно прекращает свою работу, и люди захлебываются в собственных отходах. В него проникло ощущение того, что он почти понимает идею отсутствия времени, и появилось чувство, что, стоя здесь, посреди этой пустынной площадки, он побывал в подсознании каждого.
"Так вот зачем нужен был шлагбаум..."
Action
Навигатор покинул это одинокое место, зашагал
Панорама
дальше по тропинке, которая еще долго петляла среди однообразного ландшафта, пока не вывела к окраине городка, застроенной сараями и гаражами по склонам неглубоких оврагов.
Пробравшись сквозь лабиринты построек,
Action
он оказался в жилой части.
Внутренний пейзаж
У него было такое ощущение, что опаздывает к ужину, но
Action
добравшись до пансионата, обнаружил, что обитатели его только проснулись.
В гостиной он повстречался
Появление персонажа в интерьере
с хозяйкой. Она протянула ему бесформенный, темный сверток, коим оказалась его шляпа - та самая, которую он оставил на скамейке. В другой руке она держала садовые ножницы и несколько свежесрезанных цветов.
Action
Навигатор быстро прошел во двор и без труда отыскал клумбу. Все обыденно и ничего таинственного. Усмехнувшись про себя, Навигатор поднялся к себе на этаж. Он задержался у окна, вполне обыкновенного, в конце коридора, который, как он теперь приметил, незаметно поворачивал и потому выводил к иной стороне.
Он, чуть зажмурившись, смотрел, как
Внешний пейзаж
свежее солнце пробирается сквозь заросли сада, высвечивая яркую клумбу и пожелтевшую скамейку.
Наложение пейзажей
Внезапно сзади себя он услышал прорывающий его созерцание, металлический скрежет телефона.
Action
Навигатор быстро обернулся и машинально снял трубку. - Алло.
Совмещение пейзажей
В ответ ухо уловило булькающие и очень знакомые звуки. Что это? Ах, да... Шум воды в отстойнике.
Он вслушивался в эту переливающуюся и чавкающую мешанину, и в это время взгляд его спустился чуть ниже и обнаружил, что оборванный телефонный шнур свисал, чуть покачиваясь, и даже не касался пола.
Посюсторонняя Сюрреальность
Есть некое сладостное томление в том, чтобы, с утра осознать грядущий день как эпоху безвозмездной свободы.
Томление от утомления переходит в томную истому нирваны на диване.
Вот критическое эссе на тему романа Ивана Гончарова "Обломов". Пафос романа - нирвана дивана. Герой данного опуса - совершенномудрый, давший русской литературе идею Дао.
Однажды, когда я развлекал себя тем, что плакал о своей возлюбленной, я вдруг обнаружил внутри себя мысль: реальность ирреальна.
Плачет девочка в Интернете.
История человечества начинается с "не".
История человека начинается с "не".
Хаос первобытной материи - болотная чавкающая жижа "да".
Ворвавшийся импульс творения - молниеносное "не".
Вот философия страдания: человек хочет боли. Потому что боль - оргазм. Точно так же, как и оргазм физиологически - боль. Здесь становится очевидным, что человеческое - апофеоз садомазохизма.
Всякое томление сладострастно. Томление ожидания - наслаждение в чистом виде. Истинная радость - это предвкушение.
Всякий одержим искусом быть распятым.
Горький вкус искуса и терпкий плод искушения. Соитие горького и терпкого рождает сладость.
Все наши воспоминания - всего лишь фантазии о прошлом.
Ибо истинная память устремлена не в прошедшее, но в настоящее и будущее.
Что значит - вспомнить? Вспомнить - значит в точности воспроизвести. Клетка способна воспроизвести клетку. Стало быть, в данном случае мы имеем дело с таким свойством бытия, как память.
Теперь рассмотрим следующее. Способен ли я воспроизвести событие минувшее, даже если оно случилось всего лишь час назад? Только, в том случае, если время обратится вспять. Стало быть, я его не помню! И, следовательно, рассказывая о нем, я не вспоминаю, но создаю в своем воображении определенную версию. Оно - продукт моего воображения, но никак не фиксация факта. Это значит, что наш ум ничего не помнит. Он только измышляет, отдаляя нас от реальности.
Каждый встреченный тобою - ангел. Задайся вопросом: почему ты его встретил? Чему он тебя сейчас учит? О чем напоминает? От чего спасает? И поблагодари. Но не вслух, а про себя. Иначе он сделает вид, что не понял тебя.
Сначала приходили фразы. Потом из них произрастали слова. А затем слова ушли, и осталось Слово. Страх и трепет наполнили меня. Я пережил острое чувство потерянности. Мир на миг исчез, обнаружив пространство иных измерений.
Я пал жизнью храбрых. И по сию пору паденье мое продолжается.
Тихий ропот мыслей перерастает в грозный рокот молчания, чье присутствие, как наваждение - отчаянно и надрывно.
В эти минуты я счастлив - ибо являюсь свидетелем собственного пришествия.
Торг с бытием окончен. Воцарилось торжество, когда установилось тождество.
"Счастье смертельно опасно, оно может и убить", - тихо проговорил Доктор, мягко удалившись в молчаливую паузу. "Как вас понимать?!" - воскликнул я, но тень мэтра уже отодвигалась в пространство тьмы, оставляя меня в кромешном одиночестве.
Я осознал признание и ощущение некой надличностной Силы, принимающей непосредственное участие в наших делах.
Таким образом, с четкой закономерностью прорисовывается в кажущейся неразберихе ежедневности некая организованная конструкция, которую в обыденном сознании наделяют туманным понятием - судьба.
Каждый из нас играет предписанную ему роль. И нельзя сказать, плохо, или хорошо, ибо плохо или хорошо играть роль - это такая же роль.
Когда великая тоска подступила ко мне и обняла меня, я поначалу пленился ею, и впал в нее, и растворился в ней. А это значит, что я полюбил ее и возлюбил ее. И оттого мы слились не в порыве даже, но в прорыве соития. И наш экстаз вонзился в разводы вечности. Тогда я понял, что счастлив. И перестал гнать возлюбленную свою. И она обратилась в любовь.
Давит время бытия, в нем уснули ты и я. Неприкаянно во мгле тени бродят по земле. Эти тени - мы с тобой. Хватит спать - пора домой.
Он склонился ко мне и пронзительно зашептал: "Зло не то, что черное, а то, что серое. Ведь именно серое смешивает свет и тьму, проявляя свою двойственную волю. И нечисть - не то, что искушает, а то, что искушаемо. В даче взятки не столько тот повинен; кто дает, сколько виновен берущий.
Тебя искусили?! Не тебя искусили, но ты искусился. Тебе дают, но в твоей воле - взять или не взять.
Не уподобляйся отпрыску, когда сам можешь быть родителем".
Он склонился еще ближе и уже врывался режущим шепотом: "Ты - смрадная, потная, дерзкая тварь, возомнившая себя Человеком. Но сколько ты не мойся и не орошайся, рано или поздно смердеть будешь и кормить червей белесых.
Человек - это чело над веком. Но как ты можешь называть себя Пребывающим над веками, когда веки твои смежены в веке сем?"
Он уже почти не ощущался, будто преобразился, воплотился в тень, а шепчущий ручеек изливался едва слышно: "И сам ты себя проклинаешь трижды, когда, четырежды обкакавшись, фальшиво запеваешь о добродетелях своих.
Твой Страшный Суд уже давно настал. А судия - ты сам себе. Суди же себя скорей, да и вынеси правдивый приговор. Тогда, быть может, начнется твоя Новая История.
Однако я верю в тебя, засранец, назвавший себя Человеком. Ибо ты можешь им стать, если захочешь.
Есть два пути - Жизни и Смерти. Выбери и более не мечись".
Шепот сменился дыханием, скорее даже неким дуновением: "Благоговение перед Жизнью - главная Добродетель, данная тебе.
Рассмотрим более пристально понятие - Добро - вне морали и установлений ума суетного.
Обратим внимание, что в словах, "добро" и "добраться" присутствует единый корень.
Добраться - стало быть, прийти к цели, к результату, что знаменует собой путь от мечты вожделеющей к ее воплощению конкретному.
Успел прийти - твой успех. Успел, стало быть - успешен. Свое добро получи сам - то, до чего до-брался".
"Что же есть любовь"? "Лю - люди. Во - Бог. Следовательно, любовь есть органическое, в естестве своем исконное соединение, со-итие, со-бытие людей с Богом".
Воспламенение воспоминаний.
"Других нет. Есть только ты, проявляющийся в так называемых других.
Тот, кто рядом с тобой - твое зеркало. Он проявляет твое непроявленное. Он высказывает невысказанное, но твое. Ты всегда - один на один с Миром. Ты всегда один. Другой - только часть тебя, о которой ты не подозревал.
Не ищи совета у других. Не следуй их мнению. Разве хоть кто-нибудь из них не ошибался? Где гарантия, что и на сей раз он не ошибается? Посему доверяй лишь только своему Внутреннему Свидетелю. Он ведает, что творит. Ведает, потому и ведет. Ты не ведаешь и несведущ. Видишь ли то, на что смотришь? Не верь суждениям даже благорасположенных к тебе, так как они тоже не ведают.
Если хоть раз в жизни ошибся - значит, несведущ. Не ищи поддержки ни у кого, кроме себя. Если сам не удержишься, никто не поддержит.
Не ищи совета у себя. Ибо кто ты такой, чтобы с собою советоваться?"
Неважно, можно или нельзя - можно все. Но важна то, во что обратится твое "можно". И важно то, чем для тебя обернется твое "можно".
Мы неосознанно думаем о себе также и в третьем лице. Потребность в зеркалах - следствие такой предрасположенности.
Сиюминутная вечность. Сиюмгновенная вселенная.
Бездна бездорожья... Бездорожье бездн...
"Открой себя и прими наслаждение: подобно сосуду, наполняющемуся сиянием света.
Ты к тому готов.
Но готов ли ты быть готовым?
Ты - имя, способное вмещать и возбуждать.
И что с того, что ты внизу?
Ведай - на каждое возбуждение снизу отзывается возбуждение сверху".
Все говоримое есть только цитата.
Подлинное, изначальное Я пребывает в безмолвии.
Ничего не надо менять - важно лишь углубить до абсолютной основы свое существование.
Религиозный опыт ничем принципиально не отгорожен от будничного. Различается лишь степень интенсивности.
Религиозный опыт придает всему конкретному, что переживается в будничном опыте, абсолютное измерение, соотносит каждую единичность с Единым. Если это условие интенсивности выполнено, то, живя в обычных условиях, занимаясь обычными делами, мы осуществляем всю полноту религиозного служения.
Процесс приготовления пищи есть некое священнодействие, ибо здесь происходит отделение чистого от нечистого.
В этом повседневное таинство жизни.
Все естественное имеет сверхъестественный смысл.
Вся область еды и питья исполнена сакрального значения.
Все живые существа нуждаются в пище - и тем самым признают свою зависимость от Подателя.
И эта плотская нужда, как ни странно, глубоко духовна и выводит за пределы плоти как таковой.
Голод - начало духовности, первая уязвленность жизни и живота.
Голод - это не просто физиологическое состояние. Это экзистенциальная неполнота.
Нет более наглядного смирения, чем сама поза еды, со склоненной головой, как бы в знак уничижения и благодарности.
Любое поедание, а не только священного хлеба, священно, ибо человек прибегает к милости дающего и Того, Кто дает самому дающему.
Человек - это неутолимость.
Мир событий - как отражение или изображение Надмирности Бытия?
Бытие не может мыслиться, но только постигаться.
Но достигаемо ли постигаемое?
Смысл в том, чтобы нести в мир новую жизненную практику, а не новое знание, перемену жизни, а не новую веру.
Можно различать два вида познания: познание рассудочное и откровение. Рассудочное - с помощью усилий нашего ума. Откровение - такое познание, в котором реальность сама открывается нам.
В связи с этим мы можем выделить два вида истины. Первый из них - совпадение или соответствие содержания нашей мысли с реальностью, на которую она направлена, то есть с предметом. Однако при этом мы овладеваем чем-то таким, что само по себе есть мираж, мнимое, призрачное бытие. "Истина", способная привести к разрушению жизни, подрывающая сами основы нашего бытия, в каком-то более существенном смысле не есть истина.
Второй - истина не внешнее раскрытие реальности через наш ум, а такое ее самораскрытие, через которое, преодолевая шаткость нашего бытия, мы приобщаемся изнутри к подлинной реальности. И эта истина постигается через откровение.
Обладание истиной в первом смысле делает нас "учеными", но оставляет беспомощными. Истина во втором смысле дарует нам мудрость.
Мудрость порождает блаженство. Блаженство заключается в том, чтобы чувствовать себя дома в том мире, который не властна потревожить никакая повседневность - в мире внутреннем. Имеет значение лишь глубина внутреннего мира, в то время как все остальное - символы, знаки.
Все происходящее с нами - притча.
Проходи мимо мира, или сквозь мир, не позволяя ему тебя затронуть.
Благодатно переживание инстинкта воли к ничто.
То, что приходит - проходит и уходит. Но в нас есть то, что никогда не приходило, а стало быть, то, что и не пройдет, и не уйдет. Это Непреходящее, изначально существующее как данность. И если с Этим соприкоснуться и войти во взаимодействие, хотя бы просто соприкоснуться, можно обрести счастье. Если же счастлив, то и любое благо - в радость.
Восхождение к происхождению.
Разуй ум, и ты получишь разум.
Раздень умение, и ты получишь разумение.
Не все спасительно то, что полезно. Но то, что спасительно - полезно всегда.
Кто в Пути, а кто в Пучине, а кого-то просто пучит.
Я постиг чистое, невинное бытие вещей, в котором с максимальной выраженностью проявляется полнота взаимопринадлежности: идея, соединенная с субстанцией, есть творение. И здесь достигается ясность самобытия.
Я обнаружил в себе состояние, которое можно определить как отравление значимостью.
И потому рай - это мир без значений. Поток чистого бытия.
Мы имеем какие-то вещи. Но вещи сами ничего не имеют. Что же мы имеем?
Я есть тот, который ест, съедаем сам, и значит, тот, который есть.
Побеждает не тот, кто ищет победы, а тот, кто остается в пассиве, ибо всегда и везде побеждает сам Пассив - вечный аккумулятор.
Недеяние - это тишина наших слов, это основа основ.
Не ослепительный режущий луч, но ровное и мягкое сияние, которого хватит на вечность. Все вспышки мгновенны, свечение же негасимо. И мир в своей последней глубине - полное недеяние. Потому он и вечен.
Потому и я, высказавшись, остаюсь неизреченным.

Дизайн 2010 - 2012 год     По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru