лого  www.goldbiblioteca.ru


Loading

Скачать бесплатно

Читать онлайн Вахромов.Е.Е. Самоактуализация, акме и жизненный путь человека

 

Навигация


Ссылки на книги и материалы предоставлены для ознакомления, с последующим обязательным удалением, авторские права на книги принадлежат исключительно авторам книг












































Яндекс цитирования

 

Вахромов Е.Е.

САМОАКТУАЛИЗАЦИЯ, АКМЕ И ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ ЧЕЛОВЕКА.


Человек есть существо, принадлежащее к двум мирам. Он не есть существо, исключительно приспособленное к природно-социальному миру, он всегда выходит за его пределы и обращен к другому своему составу в своих творческих актах. Творческие акты суть акты свободы. Без этого предположения нет творчества. Кроме человека природного и человека социального, т.е. существо детерминированного, малой части огромного объективного мира, существует еще человек трансцендентальный, который необъясним извне. Человек необъясним исключительно снизу, как хотели Маркс и Фейербах, как хотят Хайдеггер и Сартр, как хотят все материалисты. В человеке есть что-то совершенно необъяснимое снизу, приходящее из высшего мира. Человек есть трагическое существо именно потому, что находится на границе двух миров, высшего и низшего, и заключает в себе оба мира. Он не может быть вполне приспособлен к низшему миру. И это обнаруживается в раскрытии человеческой природы в истории. И на вершинах цивилизации обнаруживается в человеке зверь и действуют первобытные инстинкты, которые не могли быть побеждены цивилизацией, не проникающей вглубь. Но наряду с этим всегда есть обнаружение и природа духовного человека.
Н. Бердяев

Социальная ситуация человека в ХХ веке изменилась гораздо более, чем за всю предшествующую многовековую историю человечества. Миновало и осталось в прошлом время, когда философы говорили о свободном и самодостаточном человеке как субъекте, могущем в условиях естественной жизни полностью обеспечить себя и свою семью всем необходимым для воспроизводства жизни, что делало его «хозяином своей судьбы», независимым от цивилизации. Разделение труда и кооперация, развитие науки и производства привели к таким изменениям во всем мире, когда субъектом деятельности на глобальных рынках товаров, технологий и услуг стала фирма, транснациональная компания; в центре внимания оказывается при этом не отдельный человек, а «коллективный субъект», группа в совокупности внутренних и внешних связей. Во всех видах практической деятельности человечества, на производстве, в науке и здравоохранении, даже во многих разделах искусства достижение положительного результата, успеха сегодня связывается с согласованной и целенаправленной деятельностью коллектива, группы, что требует от индивида сознательного самоограничения собственной инициативы и активности во имя достижения общих целей.
Современный уровень организации и технического оснащения производства, науки требует от человека все более длительной, дорогостоящей и трудной процедуры овладения профессиональными знаниями. Получение места в одной из ведущих фирм, исследовательских групп возможно для него лишь в результате острой конкуренции на рынке труда. Необходимо узкая специализация приводит к тому, что с каждым годом снижается для него возможность смены места работы и рода деятельности. Роль отдельного человека внутри фирмы чаще всего сводится к точному выполнению функциональных обязанностей, определяемых менеджментом более высокого звена. Работа требует, как правило, частичного или полного отказа человека от своего индивидуального «Я» в пользу «коллективного Я» в интересах получения группой положительного результата, который во все большей степени понимается как продажа вещественного результата деятельности на рынке. Только после этого индивид может через процессы распределения и перераспределения получить свою личную долю в обезличенном сертификате его вклада в реализованный продукт – деньгах, и только через этот обезличенный инструмент современный человек получает доступ к необходимым условиям воспроизводства своей жизни и жизни своей семьи и близких.
Эта новая реальность современного мира предъявляет к человеку, вступающему в самостоятельную жизнь, специфические требования компетентности:
- готовности к совместной деятельности в группе, в условиях сочетания внутригрупповой и межгрупповой конкуренции;
- умения сочетать свои личные интересы с интересами группы;
- способности принимать решения под внешним давлением в условиях ограниченного времени;
- способности принимать на себя ответственность за результаты проведения своих решений в жизнь.
Наличие такого социального заказа, выходящего за рамки предмета педагогики, создало основу для выделения психологии, ранее являвшейся составной частью религиозных или философских концепций, в самостоятельную научно-практическую дисциплину. Формирование необходимого набора индивидуальных и социальных, групповых компетентностей считается в настоящее время центральной проблемой развития человека, которую сегодня пытаются решать через систему образования совместными усилиями педагогика и практическая психология.
В конце Х1Х – первой половине ХХ века, в качестве самостоятельной дисциплины, претендуя на статус «позитивной науки», психология длительное время пыталась выступать абсолютно самостоятельно, не опираясь более на авторитет того большего, чьей частью она была. Отбросив имевшиеся в распоряжении «материнских» религиозных и философских учений ответы на «первые» и «последние» вопросы Бытия, она пыталась опираться исключительно на факты, данные непосредственно. Пользуясь своим понятийно-категориальным аппаратом, она строила свои теории и гипотезы в своей строго определенной предметной области, используя санкционированные позитивной наукой процедуры проверки гипотез на истинность. Во имя приобретения психологией статуса «позитивной» науки, приносящей «объективное» знание, многие ученые-психологи пытались рассматривать человека как объект исследования, что потребовало перенести центр внимания с его внутренних, неповторимых, ускользающих и изменчивых качеств, - на внешние, воспроизводимые, повторяющиеся в группах. Это позволяет ученому - позитивисту выступать под маской «абсолютного наблюдателя», не имеющего пристрастий и не связанного со своим временем, историей и культурой. Вместо попыток разгадки тайны неповторимого индивида, «венца творения», чем занималась традиционная философия, в этом случае стало возможным давать научные, статистически обоснованные заключения по поводу «объекта» - абстрактного «среднестатистического гражданина», пусть и не существующего в действительности. В клинической практике психотерапии подобная позиция позволила увидеть в человеке пациента: набор симптомов и течение синдромов, частный случай, подкрепляющий ту или иную теорию, а не страдающего в трудной для него жизненной ситуации человека, не могущего найти решение, соответствующее культурным нормам. Это, в свою очередь, позволило превратить клиническую работу психотерапевта в исследование валидности и надежности той или иной теории, или разновидность, например, уроков психоанализа, благотворным побочным эффектом которых, по мнению Ж. Лакана, может быть и выздоровление» (6).
При этом оказалось возможным подменить смысл, цель жизни человека, рассматриваемые религиозными и философскими системами как истинную, высшую ценность, практической (политической, экономической) целесообразностью. В практической работе это касается и целей клиента, ученика, и целей практического психолога, педагога, психотерапевта. «Позитивная» психология, в силу описанных выше причин, неизбежно говорит о смысле жизни человека только как о «психическом феномене», формируемом индивидом в процессе общения путем интериоризации отдельных фрагментов «смыслообразующих текстов» из культурной среды. Смысл выступает здесь как социально приемлемый коллаж, используемый человеком для самоконтроля и «предъявления по требованию». Подобным образом понимаемый «смысл» (если вообще возможно говорить об этом феномене как о смысле) является неизбежно аморфным образованием, легко изменяющимся под групповым давлением, нестойким, определяющим поведение человека сиюминутными ситуативными приспособительными интересами, сводящим его жизнь к «функционированию», пусть даже и оптимальному. Такое положение дел является основой формирования «зависимого типа личности», человека склонного к зависимости от родителей, табака и алкоголя, телевидения и прессы, идеологии и мифологии; «развитие» такого человека выглядит как история смены субъектов и объектов, от которых он зависит, и форм зависимости. В этом положении основа рождения и развития учений и популярности лидеров, предлагающих человеку и человечеству легкий, «коллективный» вариант достижения ценностей жизни. Все, что требуется от человека – это выбрать «правильное» учение, полностью довериться его лидерам (отказаться от собственного Я в пользу коллективного Я), и терпеливо ждать результата (7).
Строго придерживавшаяся позитивистского канона и имевшая в этой связи академический статус поведенческая психология долгое время пыталась выполнить социальный заказ на формирование управляемого субъекта с определенным набором свойств. Эта линия прослеживалась в бихевиоральном подходе Уотсона и Скиннера и направлениях, выросших в отечественной психологии советского периода, когда создание нового типа общества предполагало целенаправленное формирование «нового» человека. Подобный заказ предполагает формирование личности, в которой отсутствуют глубинные структуры, определяющие само - бытность человека. Практика применения этих подходов к 60-70 годам ХХ века доказала, что имеются некоторые границы в их применении, выход за которые не только не приносит положительного результата, но и провоцирует реакции индивидуального и социального протеста. Кроме того, выяснилось, что слишком хорошая адаптация к социальному заказу есть форма глобальной дезадаптации, - изменение внешних условий приводит к трагедии и даже гибели слишком хорошо адаптированных индивидов даже при минимальном изменении привычной для них среды существования. К этому времени все большему числу философов и психологов становилось ясным, что строгое соблюдение критериев, диктуемых позитивистской философией и методологией науки, не дает ключей к решению проблемы обретения человеком творческой инициативы и креативности, от которых в настоящее время зависит значимый успех в любой сфере жизнедеятельности. Принципиальная нерешаемость проблемы креативности в строго научных рамках выявила необходимость разработки философии жизни, философской антропологии, породила запрос на новый синтез науки, искусства и практики в поиске новой теории, которая должна была решить следующие задачи:
во-первых, она должна была представить концепцию развития человека, отвечающую новым историческим обстоятельствам, требующим инициативы, творческого подхода к решению проблем, интеллекта, а не только приспособления;
во-вторых, она должна была расширить утерянный в связи с обособлением от философии и религии горизонт, попытаться дать свои, основанные на достигнутых психологией результатах, ответы на «первые» и «последние» вопросы, хотя бы в гипотетической форме мета-теории;
в-третьих, она должна была не только наметить широкую и дальнюю перспективу развития человечества, но и указать способы и методы развития и роста человека, наметить пути его самосовершенствования.
Именно этот вакуум пытается заполнить гуманистическая психология и теория самоактуализации. Они исходят из положений о том, что подлинные ценности Бытия существуют, и стремление к их достижению является необходимым фактором полноценного развития человека. Они говорит о необходимости решения проблемы воспитания и развития гармоничной личности, максимально реализующей свой потенциал в интересах личностного и общественного роста, в любых объективных социальных обстоятельствах, с привлечением знаний, накопленных всей цивилизацией, во всех видах и формах культуры. Они считают необходимым такое преобразование общества и его социальных институтов, которое позволит каждому входящему в мир ребенку максимально развить и реализовать свои задатки на пользу себе и обществу. В 1963 г. президент ассоциации гуманистической психологии Д. Бьюдженталь сформулировал пять основных постулатов гуманистической психологии:
1. Человек как целостное существо превосходит сумму своих составляющих: изучение его частных проявлений не позволяет понять его в целостности;
2. Человеческое бытие развертывается в контексте человеческих отношений: человек и его проявления не могут быть объяснены теорией, не принимающей в расчет межличностный опыт;
3. Человек осознает себя и не может быть понят наукой, не учитывающей его непрерывного, многоуровневого самосознавания;
4. Человек имеет выбор и не является пассивным наблюдателем процесса своего существования: он сам творит свой собственный опыт;
5. Человек интенциален: он обращен в будущее, в его жизни есть цель, ценности и смысл.
Важнейшей задачей гуманистической психологии является построение принципиально новой методологии в человекознании, экспериентальной парадигмы (от английского слова experience, – что в переводе означает переживание собственного опыта) в противовес господствующей сегодня экспериментальной, заимствованной из позитивизма парадигмы. Этому препятствует тот факт, что теоретические расхождения между позициями отдельных участников гуманистического движения являются и сегодня не меньшими, а даже большими, чем расхождения, разделяющие гуманистическую психологию и бихевиористский или психоаналитический лагерь. Именно поэтому развитие гуманистической психологии до сих пор основывается в наибольшей степени на готовности действовать исходя из неудовлетворенности доминирующим положением бихевиоризма и психоанализа.
Развитие гуманистической психологии привело к тому, что многие социологи и футурологи, еще недавно отстаивавшие необходимость воспитания исключительно «человека адаптирующегося», - сегодня говорят о необходимости для выживания и нормального развития цивилизации в целом создания условий для саморазвития и самосовершенствования «человека действующего» (А. Турен). Сложности решения задач гуманистической психологии связаны с тем, что предпосылки к творческой, «надситуативной активности» (термин В.А. Петровского) вызревают лишь в процессе решения адаптационных проблем. Человек, способный творчески действовать, развивается и «вырастает» на протяжении жизни из человека адаптирующегося; способность к надситуативной активности надстраивается над сформированными социальными и индивидуальными компетентностями. Поэтому гуманистическая психология должна использовать весь арсенал методов решения адаптационных проблем, накопленный теми школами психологии, в противоборстве с которыми она развивалась. Кроме того, адаптационные проблемы в современном мире носят иной характер, нежели это было раньше, поэтому все школы психологии вынуждены непрерывно переосмысливать накопленный опыт.
Это делает актуальным наш разговор о самоактуализации, как концепции развития человека и общества, основывающейся на идее опоры на саморазвитие и самоорганизацию, предполагающей максимально эффективное использование человеком всей совокупности своих сил, способностей, навыков и иных ресурсов (самости) в своей индивидуально неповторимой ситуации с целью достижения внешней и внутренней синергии. Интерес к теории самоактуализации в современной философии науки основан на осознании необходимости переосмысления ранее накопленного опыта и концепций в связи с пониманием информационно-вероятностной структуры жизни и всех ее законов (Пригожин, Хоакинг, Моисеев).
Человек рассматривается современной наукой как открытая система обменивающаяся энергией, веществом и информацией с окружающей средой, обладающая определенным внутренним содержанием, множеством внутренних состояний. Жизнь человека рассматривается и описывается как траектория движения системы во времени (Л. фон Берталанфи). Открытость системы «человек» по отношению к миру, подсистемой которого он является, определяет необходимость рассматривать динамику его развития как процесс приобретения им качественно новых, эмерджентных свойств, роста самосознания и разнообразия форм активности, через сознательную деятельность по овладению социальными и индивидуальными компетентностями, самоактуализацию.
В современной философии и методологии науки полагается, что развитие человека неразрывно связано с развитием человеческого познания в коэволюции. Отсюда то внимание, которое придается информационным аспектам жизни и информационным технологиям. Эволюционный процесс любого уровня требует решения трех взаимосвязанных проблем: (1) накопления информации, (2) ее трансляции, (3) перехода к самоорганизации. Отсюда следует, что эволюция сопровождается ростом ценности информации, поэтому оптимальный путь развития всех систем связывается с развитием самоорганизации. Именно поэтому сегодня на первый план выходят проблемы развития и реформирования системы образования, которая является тем местом, где происходят основные, может быть решающие события для процесса развития каждого человека.
Приведенные рассуждения позволяют сделать вывод, что если представления о развитии связываются с продвижением и приближением к какой-то цели развития, то сама общечеловеческая ситуация такова, что средствами науки эту главную цель и промежуточные цели можно обозначить только условно, с определенной долей вероятности. Отсюда с необходимостью вытекает вывод о необходимости воспитания особой, главной для человека компетентности, заключающейся в переходе с определенного момента жизни к саморазвитию и самоорганизации своей активности, деятельности, принятию на себя ответственности за свою жизнь и жизнь ближних.
Современная психология рассматривает каждого человека как живущего в окружающем его мире действительности (в терминологии К. Ясперса - Umwelt), в том мире, который он воспринимает своими органами чувств, в котором он во взаимодействии с другими людьми и окружающей природой осуществляет свою жизнедеятельность. То единство, которое с точки зрения гипотетического «абстрактного наблюдателя», осознающего всё, доступное восприятию, составляет человечество и окружающая его часть мира действительности, будем считать объективной картиной мира. С.Л. Рубинштейн пишет: «Человек должен быть введен внутрь, в состав сущего… проблема познаваемости бытия, соотношения познающего и бытия как объективной реальности встает после введения человека в состав сущего, бытия; познание совершается внутри него» (17).
Каждый человек может познавать лишь некоторую часть объективного мира действительности, включающую часть окружающей природы и «близких Других», которую мы будем называть объективной жизненной ситуацией. Её отображение в сознании человека в соответствии с его индивидуальными особенностями восприятия и мышления будем называть индивидуальной картиной мира (в терминологии К. Ясперса - Weltbild), которая принадлежит сознанию субъекта, является основой его мировоззрения и важнейшей психологической предпосылкой деятельности. С.Л. Рубинштейн пишет: «само сознание существует лишь как процесс и результат осознания человеком мира» (17). Реальное содержание мира действительности всегда шире индивидуальной картины мира за счет существующих в действительности, но не воспринимаемых человеком элементов, которые реально воздействуют на него, но выпадают из сферы его познания. Следовательно, с точки зрения любого человека, являющегося внешним наблюдателем моей жизни, моя жизненная ситуация всегда выглядит иначе, чем воспринимается мной самим (6, 18).
Объективно существующий мир предоставляет каждому человеку определенное жизненное пространство, ситуацию, в которой существует множество проблем, множество путей их решения, а человек в качестве субъекта обладает некоторой степенью свободы выбора проблем и методов их решения. Выбирая под давлением или по своей воле проблемы и пути их решения, он неизбежно вступает в социальное и культурное взаимодействие с другими людьми, добиваясь успехов в решении поставленных задач и терпя поражения. Общение и взаимодействие с другими людьми в процессах жизнедеятельности позволяет каждому человеку изменять, на основании анализа полученных положительных и отрицательных результатов и обсуждения опыта, свою индивидуальную картину мира. Индивидуальная картина мира развивается, выстраивается человеком из разрозненных образов, укорененных в детстве, и характеризуется той или иной степенью соответствия объективной картине мира. Эта степень зависит, во-первых, от представленности в индивидуальной картине мира объектов мира действительности и их взаимосвязей, и, во-вторых, от количества и меры искажений в отдельных представлениях. Я могу узнать о степени соответствия моей индивидуальной картины мира миру действительности только одним способом: предпринимая практические шаги, пытаясь решать те проблемы, которые я вижу передо мной стоящими, теми способами, которые кажутся мне адекватными. Каждая индивидуальная картина мира, таким образом, является продуктом мышления человека, осмысливающего свой жизненный путь, и является динамическим образованием. Каждое воспринимаемое и осознаваемое событие в жизни является, таким образом, предпосылкой для изменения индивидуальной картины мира и, следовательно, жизненных планов и методов их исполнения (5,7).
В основе современных представлений об отклонении от нормы в развитии психики, психопатологии, лежит гипотеза, что необоснованные акценты, которые делает индивид при анализе своей жизненной ситуации при выборе стратегии решения проблем жизненного пути, неизбежно приводят к стрессовой реакции на неудачу. Стресс снижает возможности анализа и коррекции допущенных ошибок, что приводит к когнитивно-эмоциональным искажениям в индивидуальной картине мира, следствием чего может быть закрепление неверных стратегий на невротическом уровне патологии. В неблагоприятном варианте возможна полная дезорганизация общения и деятельности человека на психотическом уровне патологии. Акцент на анализ структуры ситуации без достаточного учета своих личностных качеств чаще всего приводит индивида к выделению на первый план социальных проблем, решение которых видится в необходимости социальных реформ через групповую деятельность, без должного учета необходимости социальной адаптации и самоизменения. В крайнем случае негативного развития эта тенденция приводит индивида к формам деструктивного антисоциального поведения. Акцент на самоанализ без достаточного учета структуры ситуации и её возможной динамики чаще всего приводит индивида к выделению на первый план проблемы самоизменения, решение которой видится вне контекста социальных связей. В крайнем случае негативного развития эта тенденция приводит индивида к различным формам самоизоляции и аутизма (6).
Если первым ввёл в рассмотрение отечественной теории личности проблематику «жизненного пути» С.Л. Рубинштейн («Основы общей психологии», 1935г), то детальная проработка проблемы «жизненного цикла человека» является заслугой Б.Г. Ананьева. Он разработал понятие индивидуальности как высшего уровня развития человеком своей личности, достижения им вершины жизни. С этой позиции Б.Г. Ананьев выделяет «важнейшие с точки зрения развития личности характеристики – старт, кульминационный момент высших достижений в избранной деятельности и финиш», показывает зависимость кульминации от момента старта, а старта от истории воспитания личности. Он определяет жизненный путь человека как историю «формирования и развития личности в определенном обществе, современника определенной эпохи и сверстника определенного поколения». Таким образом понимаемый жизненный путь человека – это не что иное как история событий, актов его деятельности по решению проблем в динамически меняющейся социальной ситуации. С.Л. Рубинштейн пишет: «не только человечество, но и каждый человек является в какой-то мере участником и субъектом истории человечества и в известном смысле сам имеет историю. Всякий человек имеет свою историю, поскольку развитие личности опосредовано результатом её деятельности…лишь по мере того, как личность предметно, объективно реализуется в продуктах своего труда, она через них растет и формируется... Линия, ведущая от того, чем человек был на одном этапе своей истории, к тому, чем он стал на следующем, проходит через то, что он сделал. В этом ключ к пониманию развития личности – того, как она формируется, совершая свой жизненный путь» (16).
С.Л. Рубинштейн, рассматривая человека как субъекта жизни, говорит о двух основных способах его существования. Первый из них – «жизнь, не выходящая за пределы непосредственных связей, в которых живет человек; сначала отец и мать, затем подруги, учителя, затем муж, дети и т.д. Здесь человек весь внутри жизни, всякое его отношение – это отношение к отдельным явлениям, но не к жизни в целом… такая жизнь выступает почти как природный процесс, во всяком случае очевидна непосредственность и целостность человека, живущего такой жизнью… здесь нравственность существует как невинность, как неведение зла, как естественное природное состояние человека». Ускоряющиеся перемены в социуме неизбежно в том или иной момент времени ломают подобный наивный и патриархальный уклад жизни, вынуждая человека к рефлексии, которая «выводит человека мысленно за его пределы. Это решающий, поворотный момент. Здесь кончается первый способ существования. Здесь начинается либо путь к душевной опустошенности, к нигилизму, к нравственному скептицизму, к моральному разложению, либо другой путь – к построению нравственной человеческой жизни на новой, сознательной основе... с этого момента встает проблема ответственности человека за всё содеянное и упущенное».
Самоактуализация — это научное понятие, реферирующее реальность, действительность. Фундаментальным свойством мира действительности являются изменчивость, перемены, которые можно разделить на 1) связанные с активностью живых существ; 2) перемены, в которых такая связь не обнаруживается. Понятие «самоактуализация» вводится с целью классифицировать перемены, выделить некоторый их тип; оно связано с теми переменами, которые вызваны активностью живых существ. На метапсихологическом уровне тенденция к самоактуализации, по К. Роджерсу, есть проявление глубинной тенденции к актуализации: «Подтверждением этому служит универсальность проявления этой тенденции во вселенной, на всех уровнях, а не только в живых системах… Мы подключаемся к тенденции, пронизывающей всю фактическую жизнь и выявляющей всю сложность, на которую способен организм. На еще более широком уровне, как я уверен, мы имеем дело с могучей созидательной тенденцией, сформировавшей нашу вселенную: от самой крохотной снежинки до самой огромной галактики, от самой ничтожной амебы до самой тонкой и одаренной личности. Возможно, мы касаемся острия нашей способности преобразовывать себя, создавать новые, более духовные направления в эволюции человека».
Понятие «самоактуализация» говорит о наличии «самости», которая нуждается в «актуализации». Понятие «самость» было введено философами и применялось ими при описании бытия того вида живых существ, которые способны выделять себя из реальности с помощью рефлексивного мышления. В философии П. Флоренского и А. Лосева Самость — это центр, источник сознательной, целеустремленной активности, деятельности Человека. Источники активности можно обнаружить на уровне клетки, органа, системы органов, в мире растений и животных, где активность осуществляется в формах, определенных наследственно-видовыми факторами и носит адаптивный, гомеостатический характер и не связана с рефлексивным мышлением; эти формы перемен, активности, мы не рассматриваем как проявления самоактуализации. Феномен «людей-маугли» показывает, что самость — это скорее «картина «Я» субъекта в соотношении с его «картиной мира», его жизненный план, - чем проявление жесткой программы, заложенной в геноме.
Первым ввел в научный оборот понятия «самоактуализация» и «самореализация» нейрофизиолог К. Гольдштейн, специализировавшийся на лечении последствий черепно-мозговых травм. На первом этапе, в клинической практике, он понимал под «самоактуализацией» активацию неких внутренних ресурсов организма, до травмы не проявлявших себя, результатом действия которых является способность организма к реорганизации, восстановлению свойств личности после перенесенного ранения или травмы. Прежде всего, этим понятием он именовал психофизиологические процессы, проявляющиеся на клеточном и тканевом уровне, напоминающие описанные А. Адлером механизмы компенсации физической недостаточности органов.
На втором этапе, в работе «The Organism», Гольдштейн философски осмысливает самоактуализацию как универсальный принцип жизни, в этом аспекте он пишет о «высшей самоактуализации». Главная мысль Гольдштейна — организм есть единое целое и то, что происходит в любой его части — затрагивает весь организм.
Самоактуализация, по Гольдштейну, это основной и по существу единственный мотив в человеческой жизни. Самоактуализация — это действия, направленные на удовлетворение потребностей. Потребность — это состояние дефицита, мотивирующее человека на его пополнение, удовлетворение. «Когда люди голодны, они актуализируются посредством еды; если они жаждут власти, они актуализируются, обретая ее. Удовлетворение любой отдельной потребности выходит на сцену тогда, когда это является предпосылкой для само-реализации всего организма. Само-актуализация — творческая тенденция человеческой природы. Она — основа развития и совершенствования организма. Невежда, стремящийся к знанию, чувствует внутреннюю пустоту, переживает ощущение собственной неполноты. Чтение и учеба удовлетворяют потребность в знании, и пустота исчезает. Таким образом возникает новый человек, в котором учение заняло место невежества. Желание стало реальностью. Любая потребность — это состояние дефицита, мотивирующее человека на его восполнение. Это — как яма, которую необходимо заполнить. Это восполнение, или удовлетворение потребности и есть само-актуализация или само-реализация» (К. Гольдштейн).
В «Дальних пределах человеческой психики» А. Маслоу пишет, что тема самоактуализации не возникла в его жизни как научная: «Началось все с того, что я, тогда еще молодой интеллектуал, захотел понять двух своих учителей, которых любил до обожания, которыми восхищался, которые на самом деле были чудесными людьми. Мне было недостаточно просто обожать их, мне хотелось понять, почему эти два человека так не похожи на других в этом суетном мире». Эти двое — Р. Бенедикт и М. Вертхаймер. Поиск особых черт, выделявших учителей из мира суеты, привел Маслоу к открытию целого их комплекса: «меня вдруг озарило, что у моих испытуемых есть много общего. С этого дня я мог размышлять об определенном типе человека, а не о двух несравненных людях. Это открытие доставило мне огромную радость». Так личное чувство и переживание стали растворяться в научном поиске, представление о самоактуализации, теоретическая разработка проблемы стали следствием эмоционально окрашенного личного жизненного опыта. Маслоу пишет: «Во-первых, самоактуализация — это переживание, переживание всепоглощающее, яркое, самозабвенное, с полной концентрацией и абсолютной погруженностью в него. Это переживание, в котором нет и тени юношеской робости, только в моменты таких переживаний человек становится человеком… Ключевое слово здесь «самозабвенность». Как часто нашей молодежи недостает ее, она слишком поглощена собой, слишком осознает себя».
На первом этапе исследования Маслоу выделил три группы самоактуализирующихся людей. В первую группу «весьма определенных случаев» им были включены Т. Джефферсон, А. Линкольн, У. Джеймс, Д. Адамс, А. Эйнштейн и Элеонора Рузвельт. Вторая группа была составлена из «весьма вероятных случаев» — это были современники, которым «чуть-чуть» не хватало до самоактуализации. Третья группа «потенциальных или возможных случаев» включала таких известных людей как Б. Франклин, У. Уитмен, О. Хаксли. Всех их объединяет:
во-первых, то, что каждый из них добился большого успеха в той или иной сфере реального социума, мира действительности, а не в борьбе «против» общества и его институтов;
во-вторых, этот успех достигнут при жизни, экспертные оценки не противоречат самооценке и совпадают с публичной, положительной оценкой их научной, творческой, политической и общественной деятельности;
в-третьих, этот успех не объясняется как результат мучительной борьбы с неврозами и недостаточностью органов, иррациональным зовом и т.п., как это принято в психоаналитических и трансперсональных теориях.
В психодинамических теориях обязательно предполагается, что развитию и росту предшествует некоторый глубокий кризис, переломный момент, который может носить форму психического расстройства, невроза. Именно так описываются комплекс неполноценности у Адлера, эдипов комплекс у Фрейда, переживания заброшенности, неподлинности бытия, вины и т.п. в экзистенциальной психотерапии. Переживание неудовлетворительности и бессмысленности жизни, проблема столкновения со смертью предшествуют осознанию необходимости поиска «спасения» во всех мировых религиях. Деятельность человека, направленная на самоактуализацию, не предусматривает такого рода «предварительных условий» и может осуществляться как при наличии таких конфликтов (в форме продуктивного их разрешения), так и в их отсутствие.
В книге «Мотивация и личность» Маслоу определяет самоактуализацию как стремление человека к самовоплощению, к актуализации заложенных в нем потенций, проявляющееся в стремлении к видовой идентичности: «Этот термин выражает «полноценное развитие человека» (исходя из биологической природы), которое (эмпирически) нормативно для всего вида, безотносительно ко времени и месту, то есть в меньшей мере культурно обусловлено. Оно соответствует биологической предопределенности человека, а не исторически-произвольным, локальным ценностным моделям… Оно также обладает эмпирическим содержанием и практическим смыслом».
Приведем еще одно определение, данное Маслоу в статье «Critique of Self-Actualizatioin» (1959): «самоактуализацию можно было бы определить как такое развитие личности, которое освобождает человека от дефицита проблем роста и от невротических (или инфантильных, или воображаемых, или «ненужных», или «ненастоящих») проблем жизни. Так, что он может обратиться к «настоящим» проблемам жизни (сущностно и предельно человеческим проблемам, неустранимым «экзистенциальным» проблемам, у которых нет окончательного решения), — и не только обратиться, но и устоять перед ними, и взяться за них. То есть самоактуализация — это не отсутствие проблем, но движение от преходящих или ненастоящих проблем к настоящим проблемам».
Приведем этимологическое определение термина «самоактуализация». Самоактуализация (the self-actualization) —термин, производный от первого корня «self» и второго корня «act». «Оксфордский словарь современного английского языка для студентов» (Москва–Оксфорд, 1984) дает этим корням следующие значения:
1) the self — person’s nature, special qualities; one’s own personality: my former self, myself as I used to be, - сущностные личные свойства и качества;
2) act — to do something; action-process of doing things; - поступок, подвиг, деятельность, имеющая вещественный результат; происходит от латинского корня «actus» — что значит поступок, деятельность. Производными являются: actuate - приводить в действие, мотивировать; actualization – осуществлять на практике задуманное.
Термин «self» превращает объективное местоимение в рефлексивное (ср. her и herself). Рефлексивное местоимение означает, что объект, на который направлено действие, и субъект этого действия совпадают (например, «он облил себя»). В этом смысле «self» означает личность, одновременно совершающую действие и претерпевающую его. «Self» так же используется как приставка в обозначении тех видов деятельности, тех типов активности, в которых объект есть тот же самый, что и субъект, агент. Например, «self-love» — любовь к себе; «self-promotion» — самопродвижение; «self-actualization» —самоактуализация.
Понятие «самоактуализация», таким образом, означает практический аспект деятельности на внешнем плане, поступки и действия, направленными на выполнение жизненного плана. Ее особенности заключаются в том, что, во-первых, каждое действие должно завершиться каким-то конкретным, описуемым результатом, иметь реальный, материальный характер. Вторая особенность этой деятельности состоит в том, что объект, на который направлена деятельность и субъект этой деятельности совпадают (действие направлено на самого себя, на самопреобразование). Третья особенность заключается в том, что формула «I did it myself» помещает в центр внимания то, что субъект как источник активности, может сделать сам, без опоры и помощи со стороны других; к полученному результату (the thing) другие субъекты непричастны.
Процесс самоактуализации необходимо рассматривать не с позиции «абстрактного наблюдателя», не с позиции абстрактных «высших достижений» и их теоретических критериев, или медико-статистических представлений о норме и аномалии, - этот процесс доступен пониманию только с позиции здесь-и-сейчас присутствующего человека, осознающего «вызов» действительности. Самоактуализация может и должна рассматриваться и описываться «изнутри» жизни человека, с его точки зрения, как определенный, сознательный выбор цели. И видится она с этой точки как определенная последовательность эпизодов, ситуаций, в каждой из которых «Я» сталкиваюсь с определенными проблемами, принимаю вызов, и, по мере решения проблем, совершенствуюсь, развиваюсь, сознательно выбираю для себя еще более трудные (но соответствующие наличной самости, то есть соответствующие моим силам, реалистические) проблемы, или деградирую не принимая вызовов, отказываясь от решения проблем или выбирая те, которые не соответствуют моей «самости». В этом случае, не находя своевременно решения, «Я» так же неизбежно прихожу в результате к столкновению с более трудными проблемами, но иного, «невротического» качества, решение которых будет вынужденным, сузит возможности моего самоопределения, потребует психологической или медицинской помощи.
Маслоу подчеркивает, что выбор в пользу роста, в направлении самоактуализации должен осуществляться человеком в каждой ситуации выбора. Любой отказ от усилий по полной реализации потенциала, по его мнению, чреват возникновением патологии или даже метапатологии. Предполагается, что отказ от развития приводит человека к нервным, психическим расстройствам, чреватым инволюцией, «свертыванием» отдельных способностей. Нарастание инволюционных тенденций, вовлечение в процессы инволюции больших групп людей, отдельных регионов и стран чревато угрозой деградации для цивилизации в целом.
Отдельные практические акты стремящегося к самоактуализации человека вызывают необходимость осмысления им полученных результатов и их последствий. Теоретический анализ, осознание, которое является актом самореализации, приводит к корректировке представлений о себе, представлений о мире и изменению в «жизненном плане», что К. Роджерс описывает в терминах конгруентности. Начиная с какого-то времени, самость, которая в плоскости самореализации может рассматриваться как система представлений человека о самом себе, может выступать реальным «организатором» активности человека, результатом которой является изменение не только психическое, но и физическое, что может служить основанием представлений и понятий «самодетерминация», «самоопределение». Молодой человек, стремящийся стать музыкантом (концепция идеального Я), например, путем многочасовых систематических занятий, используя свои телесные и волевые ресурсы, способствует формированию у самого себя определенных межклеточных связей и внутриклеточных изменений, нейрофизиологических, функциональных систем, лежащих в основе представлений о навыках, умениях и способностях, изучение которых доступно в плоскости «позитивных» медико-биологических наук и представлений. В этом примере видно активное влияние теоретических представлений на физическое развитие человека, проявление «само-строительства».
О самоактуализации в широком смысле слова можно говорить на каждом возрастном этапе развития человека. Акт самоактуализации можно увидеть, например, в овладении ребенком определенным навыком (скажем, езды на велосипеде), в овладении подростком техникой игры на гитаре, в овладении школьником определенной суммы знаний, достаточной для успешного поступления в ВУЗ. В каждом случае речь идет о том, что все более продолжительные усилия человека в какой-то момент приводят к осознанию: Я умею! Я знаю! Долго накапливаемые упорным трудом количественные изменения приносят одномоментно проявляющееся новое качество, характеризующее себя в практике жизни как определенная социальная или личная компетентность. Такого рода осознание приносит и пиковые переживания, которые отражают состояние счастья, и положительную оценку взрослых, родителей, экзаменаторов. При развертывании процесса жизни не столь важно, является ли это достижение наивысшим, важна реальная достижимость. На практике такое понимание самоактуализации открывает возможность не пытаться «любой ценой» отстаивать завоеванные на предыдущем этапе жизни «высокие» позиции, а при неудовлетворенности или чувстве пресыщения - осваивать новые области применения своих сил, в том числе новые профессии. В последнее время появились и быстро развиваются специальные программы обучения новым профессиям для людей, которые волей тех или иных обстоятельств (болезнь, возраст) лишились возможности или утратили мотивацию продолжать привычную профессиональную деятельность. О самоактуализации возможно говорить и в том случае, когда социальная значимость деятельности и ее результатов прямо не просматривается: женщина, например, может посвятить себя главным образом воспитанию детей и внуков, что может приносить ей и пиковые переживания и любовь ближних как высшую оценку её усилий и всей жизни.
В строгом значении термина, самоактуализация есть проявление в поведенческом плане способности к саморегуляции. Поэтому, говоря о самоактуализации ребенка, мы должны помнить, что его поведенческие акты определяются по большей части бессознательными мотивами, а регулируются основными эмоциями, прямо связанными с удовлетворением биологических нужд, и внешними факторами контроля. Нижняя возрастная граница возможного наблюдения полноценных актов самоактуализации относится к подростковому возрасту и связывается с необходимым (1) обретением подростком понятийного уровня мышления; (2) наличием определенной зрелости механизмов центрального торможения; (3) накопленным в предшествующий период развития опытом положительного решения ситуационно обусловленных проблем; (4) наличием тенденции к саморазвитию в мотивационной сфере. В этом случае возможен, но не неизбежен переход подростка от фантазирования, мечты и игровых мотивов, доминирующих в детстве, к составлению реалистических жизненных планов и попыток их реализации через многошаговые стратегии и саморегуляцию. Именно в этих первых попытках самоактуализации происходит «стыковка» и согласование мотивационной сферы, механизмов когнитивного анализа, стратегий и волевых аспектов, необходимых для исполнения задуманного. Успех в этой деятельности, направленной на самоактуализацию, позволяет подростку развивать процессы формирования иерархической структуры мотивов, обретать высшие формы эмоций, приближаться к постижению личностных смыслов в более зрелом возрасте.
При изучении человека и его психологических феноменов используется три типа данных:
1) «внутренние», интроспективные, характеризующие самоотношение, самооценку человеком себя, как «носителя» данного феномена;
2) «внешние», объективные, получаемые в результате применения тестов, дающие возможность соотнести индивидуальное с социальным по отношению к феномену как понятию, теории;
3) «экспертные», связанные с необходимостью верификации и интерпретации как «внешних», так и «внутренних» данных.
В отличие от позитивных наук, где наиболее важными, решающими считаются опыт, эксперимент, нормативно-правовая экспертная оценка, «внешние» данные, гуманистическая психология и теория самоактуализации отдают предпочтение «внутренним». Это связано не только с осмыслением такого феномена, как фашизм, когда антигуманизм стал нормой для страны, ее политической и правовой системы, и на какое-то время отстаивание основных общечеловеческих ценностей стало «преступлением», но и в связи с многочисленными фактами «опережения» отдельными творцами, художниками, изобретателями, мыслителями, своего времени. Следование путем самоактуализации не дает человеку никаких гарантий достижения успеха и признания не только в широком социальном контексте (социальный аспект акме), но и в кругу семьи и, даже, близких друзей. История приводит большое число примеров, когда успех и признание приходили со значительным «опозданием» (Мендель, Ван-Гог), в тяжелой борьбе за отстаивание права на свою позицию с родными, близкими, властью (Тимофеев-Ресовский, Вавилов). Только понимание существенной, онтологической ценности свободы выбора таких целей, достижение которых, результат, имеет ценность большую, чем те неудобства и проблемы, которые его обнародование может принести автору, выводит человека в подлинно экзистенциальное Бытие. Именно такую возможность санкционирует теория пиковых переживаний. Именно поэтому не следует путать цель и один из критериев, по которому можно судить о ее достижении. Маслоу советует: «не гонитесь за ними, действуйте в соответствии с высшими ценностями, и в должный час пиковые переживания настигнут вас сами». В этих положениях родство гуманистической и экзистенциальной психологии и психотерапии. В свете вышеизложенного тиражируемое во многих изданиях представление критики отдельных положений гуманистической психологии В. Франклом как радикального расхождения между ними выглядит неоправданным (особенно, если задуматься над сутью различий в представлении о «высших ценностях жизни» и «смысле жизни»).
«Пиковое переживание», свидетельствующее о самоактуализации и завершающее каждый ее эпизод, есть, прежде всего, эмоциональное проявление самооценки, причем неформальной, истинной, не дающей свершиться самообману, не позволяющей ввести себя в заблуждение даже авторитетным внешним источникам или манипуляторам. Это оценка истинности и правильности именно своего решения и поступка в данной ситуации, своего решения проблемы, последствий этого события для своей дальнейшей жизни. К Роджерс, в работе «Несколько важных открытий», первым из них отмечает: «Я могу доверять моим переживаниям. Если переживание воспринимается как нечто ценное, то оно достойно того, чтобы существовать. Иначе говоря, я понял, что мое целостное организмическое чувство ситуации более достойно, чем мой интеллект». В «Дальних пределах человеческой психики» Маслоу пишет, что «критерием, по которому можно судить о продвижении в правильном направлении, являются пиковые переживания, они же являются и наградой самоактуализирующейся личности». Интенсивность, глубина и продолжительность этих переживаний играют важную роль. Маслоу пишет: «на мой взгляд, здоровые, самоактуализированные люди, не достигшие пределов высшего переживания, живущие на уровне житейского постижения мира, ещё не прошли весь путь к истинной человечности. Они практичны и эффективны, они живут в реальном мире и успешно взаимодействуют с ним. Но полностью самоактуализированные люди, которым знакомы высшие переживания, живут не только в реальном мире, но и в более высокой реальности, в реальности Бытия, в символическом мире поэзии, эстетики, трансценденции, в мире религии и ее мистическом, очень личном, не канонизированном значении, в реальности высших переживаний».
Каждый эпизод самоактуализации благодаря пиковым переживаниям становится осмысленным и важным в контексте целостной жизни человека, размышления и действия обретают единство и завершенность. Пиковые переживания дают концептуальную основу для теоретического выделения эпизода, части из непрерывного целого, которым является жизнь, способствуют формированию концепции прошлого; тому, кто достиг этого уровня, уже нет причин искать причины неудач в событиях детства или взаимоотношениях с родителями. Даже опыт боли, неудач, ошибок становится возможным воспринимать и интерпретировать как имеющий специфическую ценность элемент пути к самоактуализации. Человек, достигший самоактуализации хотя бы в нескольких эпизодах своей жизни, оказывается в состоянии коренным образом пересмотреть все свои представления о прошлом, взгляд на себя и свои возможности в настоящем, и построить реальные планы на будушее.
Уточним соотношение между понятиями самоактуализация и самореализация. Реализация (realization), в истолковании Оксфордского словаря современного английского языка для студентов (1984) — это, прежде всего, осознание, мыслительная (когнитивная) деятельность. Актуализация (actualization) — имеет значение деятельности как процесса, трату сил (от латинского корня actus — поступок), имеющую вещественный результат.
Понятие «самореализация» означает, таким образом, мыслительный, когнитивный аспект деятельности, теоретическую деятельность, работу на внутреннем плане. Самореализация проявляется в построении и корректировке, перестройке «концепции Я», включая «идеальное Я», картины мира и жизненного плана, осознании результатов предшествующей деятельности (формирование концепции прошлого).
Самоактуализация и самореализация оказываются, таким образом, двумя неразрывными сторонами одного процесса, процесса развития и роста, результатом которого является человек, максимально раскрывший и использующий свой человеческий потенциал, самоактуализировавшаяся личность.
Акт самоактуализации – это некоторое конечное число действий, выполняемых субъектом на основании сознательно поставленных перед собой в ходе самореализации целей и выработанной стратегии их достижения. Каждый акт самоактуализации завершается специфической эмоциональной реакцией - «пиковым переживанием», положительным в случае успеха, и отрицательным (боль, разочарование) – в случае неудачи.
Теоретические проблемы, затрудняющие развитие гуманистической ветви психологии в качестве науки, заключаются в том, что она во все большей степени становится своеобразным синтезом науки и искусства, «наукоискусством». Практическая гуманистическая психотерапия стала «практическим искусством», основанном на (1) применении психологом под свою ответственность широчайшего круга не только научных методов, методик и принципов; (2) полном вовлечении самого себя в терапевтический процесс, рассматриваемый как элемент реальной жизни (а не утилитарной практики), с целью обеспечения необходимых условий для свободного саморазвития клиента. Это связывает дальнейшее развитие гуманистического направления в психологии во все большей степени не с экстенсивным тиражированием применения известных методик ко все более широкому кругу феноменов и явлений, а с полной самоотдачей, интенсивным творческим поиском нового синтеза, индивидуальными творческими актами ученого, являющегося в то же время и художником, и поэтом, и драматургом, позволяющими во всем многообразии возможностей поиска в то же время не утерять видения базовой для психологии проблемы самопознания. Способности такого рода не может гарантировать ни образование, ни добросовестная научная деятельность, что делает занятия психологией родственными с занятиями философией, ведь обе эти дисциплины объединяет отсутствие объективных, догматических оснований и необходимость беспощадной самокритики в беспредельном поиске Истины, скрывающей свое лицо за теориями, гипотезами, мифами, и т.п.
В последние годы исследованием развития человека занимается акмеология. В основе этой молодой науки лежат наработанные многовековой культурой человечества идеи об уникальности и ценности человеческой жизни, способности человека к творчеству и самосовершенствованию, переосмысливаемые в духе современных наук об управлении сложными объектами, стратегического планирования и прогнозирования, системного моделирования. Понятие «акме» впервые было введено в научный оборот религиозным философом о. П. Флоренским в контексте российской религиозно-философской антропологии (Н. Бердяев, В. Соловьев, Н. Лосский, А. Лосев). Новый интерес к этому понятию возник в связи с развитием в середине ХХ века экзистенциально-гуманистической философской антропологии и «вершинной» психологии (Б. Ананьев, Ш. Бюлер, К. Роджерс, С. Рубинштейн, А. Маслоу, В. Франкл и другие). В этих подходах человек рассматривается как высшую ценность и целостность, особое внимание уделяется его способности к развитию и саморазвитию в контексте жизненного пути.
С.Л. Рубинштейн употребляя понятие «вершина жизни» различал тех людей, кто лишь изредка их достигал, растрачивая при этом все имеющиеся силы и потенциал, что приводило к неизбежному падению, и тех, кто достигнув вершины не только сохраняет свой творческий потенциал, но и преумножает его, реализуя на всеобщее благо. Подводя итоги своей жизни, С.Л. Рубинштейн пишет в дневнике: «В моей жизни было немало трудностей и спадов, но в целом она вся шла по восходящей. Люди, которые достигают своих вершин в более ранние годы, могут затем на протяжении всей своей последующей жизни пользоваться плодами достигнутого: в этом их большое преимущество. Те, жизнь которых идет по восходящей, так что вершина их достижений на протяжении большей части их жизни еще где-то впереди, перед ними, лишены этого преимущества. Их жизнь менее выигрышна, но в ней есть зато что-то возвышенное, несравненное чувство постоянного восхождения».
Все равно, быстрое или медленное достижение человеком своей вершины и осознание им этого факта ставит перед ним проблему смысла жизни, соотношения мотивации и нравственного выбора: как использовать достигнутое, продолжить ли дальнейшее восхождение в гордом одиночестве, или приостановиться для того, чтобы оказать помощь отстающим? Что более «правильно» для ученого, опередившего свое время: писать «в стол», в расчете на будущие поколения, или же лучше попытаться создать свою школу, с целью «подтянуть» хотя бы несколько учеников до понимания своих идей (как это делали основатели великих религий)? Или может быть «лучше» сжечь свои рукописи и удалиться в монастырь, если есть серьезные основания опасаться того, что современники могут использовать новые идеи во вред всему человечеству (как это произошло с ядерной энергией)?
Что более «правильно» для опытного и эффективного практического психолога, работать ли добросовестно за мизерную оплату в обычной школе, детском доме, приюте или «хосписе», рассчитывая на то, что этот незаметный подвиг, лишь возможно, приведет к улучшению в том отдаленном будущем, в котором ему самому уже не жить? Или же консультировать за большие деньги страдающих от скуки и страхов потерять свое состояние богатых клиентов в роскошном кабинете, обеспечив себе и своим близким материальное благополучие «здесь, сегодня и сейчас»? Наука не дает ответов на подобные вопросы, такого рода решения принимает человек сам наедине со своей совестью, и именно такое решение выводит его либо к подлинным вершинам человеческого развития, либо оставляет в описанных К. Юнгом «долинах здравого смысла», хотя он сам может этого и не замечать. Но комплекс наук о человеке и обществе (социология, психология, право и т.п.) должен заниматься разработкой практических моделей гармонизации взаимоотношений между человеком и общественными институтами, обществом в целом, для того, чтобы не ставить человека в положение безальтернативности, безысходности.
Современная интерпретация понятия «акме» разработана Б.Г. Ананьевым и его учениками в связи с возвращением отечественной науки к проблеме комплексного исследования человека, стремлением выявить закономерности и этапы его развития. В акмеологии человек рассматривается как развивающаяся личность, которая «вписывается» (по выражению Б.Г. Ананьева) в другие системы (жизнедеятельность в целом, деятельности общения, познания) и в каждой из них рассматривается по законам каждой из означенных систем. Если это система профессии – то акмеологию интересует личность профессионала в конкретной области (государственная служба, образование, банковское дело и т.п.). Таким образом, акмеология рассматривает человека не только в психологическом аспекте, но и в социальных и профессиональных аспектах, пытаясь выяснить возможности гармонизации различных его ипостасей.
А.А. Бодалев так определяет эту науку: «Акмеология – наука, возникшая на стыке естественных, общественных, технических и гуманитарных дисциплин, и изучающая закономерности и механизмы развития человека на ступени его зрелости, и особенно при достижении им наиболее высокого уровня в этом развитии». А.А. Бодалев подчеркивает, что подобный ракурс изучения человека требует особой методологии, интеграции данных различных наук. Акмеология ставит перед собой научную задачу изучения оптимальных траекторий достижения людьми «индивидной, личностной и деятельностной ступени зрелости», и научно-практическую задачу своевременного подведения человека к этой стадии, которая позволяет ему с максимальной эффективностью использовать свои качества на пользу не только себе, но и обществу. Научно-практические задачи решаются через психолого-акмеологическое консультирование.
Г. Михайлов пишет, что в основе психолого-акмеологического консультирования лежит принцип моделирования будущего состояния: «Модель в акмеологии проектирует соотношение настоящего и будущего, которого еще нет в реальной действительности… и способ движения к этому будущему, который определяется внешней и внутренней детерминацией». Он особо подчеркивает, что в отличие от других наук, акмеология «не имеет онтологически заданного реального объекта. Ее предмет – это изменение реального объекта (оригинала) от «стартового» состояния к желаемому «финишному». Предметом данной науки является не субстанциальное статичное состояние, а сам момент и способ изменения. Очень существенно так же и то, что наличное состояние «оригинала» исследуется, а желательное, целевое – проектируется согласно теоретическим принципам и основаниям».
Попытаемся сопоставить подходы к развитию в теории самоактуализации и акмеологии. В акмеологии человек рассматривается прежде всего как субъект деятельности, познания и общения, упор делается на достижение признанного успеха в определенном социально значимом виде профессиональной деятельности, подкрепленный внешними и экспертными оценками. В случае достижения акме речь идет о выявлении наивысшего достижения на всем протяжении жизни человека, поэтому здесь речь идёт о взгляде со стороны внешнего наблюдателя на жизненный путь и достигнутую личностью «вершину». Диалог с внешним наблюдателем помогает отметить основные закономерности предшествующего пути восхождения к вершине; внешний наблюдатель выступает, пусть и во внутреннем диалоге, от имени общества, предлагая человеку рационально, с максимальной пользой для общества распорядиться достигнутым. В акмеологии существует ясное понимание того факта, что служение обществу возможно только в конкретной форме на конкретной должности в одном из существующих в данном обществе в данное время социальных институтов, предприятий. Именно в этой позиции заключается «несущий» элемент акмеологической теории; из практической деятельности, прежде всего профессиональной, выводятся все характеристики развития личности человека, закономерности его самоизменения. Здесь человек рассматривается преимущественно как альтруист, живущий и действующий на общественное благо, отсюда, при игнорировании таких необходимых для человека сфер как игра, созерцание, отдых, личная жизнь, и возникают основные трудности в акмеологическом подходе. Ранее уже было отмечено, что все события жизненного пути в теории самоактуализации описываются не «извне», с позиции внешнего наблюдателя, а «изнутри», «от первого лица», со стороны живущего и действующего в своей социальной ситуации индивида. Маслоу много писал о том, что собственно самоактуализация – это «занятие весьма эгоистическое», но в то же время подчеркивал, что достигшие подлинной самоактуализации люди, как правило, посвящают себя служению общественно значимой деятельности. В теории самоактуализации предполагается, что вывод о достижении своей главной вершины жизненного пути осознанно делает сам человек в процессе самореализации. Вывод о достижении самоактуализации позволяет человеку осознанно переключиться с эгоистической позиции преимущественной заботы о себе и своем саморазвитии на альтруистическую позицию заботы о других людях и общественном развитии. Этому переключению предшествует изменение в системе ценностей индивида, появление у него представления о наличии общего смысла всей его жизни, надстраивающегося над ситуативно обусловленными частными смыслами. Основные проблемы в теории самоактуализации возникают в связи с чрезмерной сосредоточенностью на внутренних детерминантах развития личности человека. Автор полагает, что акмеологический и гуманистический взгляды на развитие человека являются непротиворечивыми и взаимодополняющими.
Для концептуализации пройденного жизненного пути важен тот момент, когда человек принимает решение: то, чего я достиг сегодня, - моя высшая вершина, акме. До этого момента жизнь рассматривается субъектом как незавершенная траектория, принципиально открытая система, в которой еще могут произойти события настолько значимые, что вся концепция может быть изменена. Принятие субъектом решения о достижении высшей из вершин жизни, принципиально изменяет отношение к ней: в этой точке происходит окончательное размежевание между религиозными и атеистическими взглядами, что требует отдельного и непростого разговора.
Самоопределение по отношению к собственному развитию в чувственно воспринимаемом мире действительности и существованию в той или иной форме предела развития и роста необходимо в связи с существованием гипотез о наличии особой, и в то же самое время общей, трансцендентной цели развития для каждого человека и для всего человечества (Вернадский. Шарден и другие). Само наличие подобных идей в культурной среде человечества рано или поздно вынуждает каждого человека самоопределиться по отношению к ним, что возможно лишь при наличии высокого чувства ответственности за свою жизнь, жизнь своих ближних, и человечества в целом.
Заключение и выводы.
Теории развития и роста человека развиваются во всех школах и направлениях психологии. Формальная их противоречивость свидетельствует о том, что общая стилистика, понятийно-категориальный аппарат для описания этого сложнейшего из явлений действительности еще не выработаны. Возможно, выработка единого языка и не является необходимой, так как множественность существующих стилей изложения теории развития человека при большой степени концептуального сходства позволяет разным людям, в разных культурных группах по-разному воспринимающим и отличным от других образом выстраивающих образно-вербальные ряды своих жизнеописаний и самооценок, выбрать ту стилистику, которая подходит именно им, в их конкретной ситуации. Важно понимание, что любая теория становится бессмысленной, если пытается выйти за свои естественные пределы, объяснить «всё».
Само существование многочисленных теорий развития человека, в том числе теории самоактуализации, которые не дают готовых ответов, не облегчает, а проблематизирует жизнь человека, ставит его перед экзистенциальным выбором, который заключается в том, что
или: человек признает такую возможность, и активно действует ради реализации своего проекта жизни; если ему в какой-то мере удается его реализовать, он обретает подлинную личность, спасается от внутренних конфликтов, внешние обстоятельства жизни перестают восприниматься им как препятствия или враждебные вмешательства и становятся инструментами и условиями его индивидуальной жизни;
или: человек не признает наличие такой возможности, и не вовлекается в реализацию своего жизненного проекта; в этом случае «его жизнь рассеивается в лишенных смысла обстоятельствах, делается бесполезной и становится более негативной, чем смерть» (Н. Аббаньяно).
Жизнь – это бесконечное движение ввысь (А. Адлер).


Сеть используют для ловли зайца,
когда заяц пойман — сеть отбрасывают.
Слова используют для передачи смысла,
Когда смысл понят — слова отбрасывают.
Теорию самоактуализации используют для того,
чтобы субъект смог построить свою идеальную
самость и двинуться к ней, преодолевая препятствия.
Когда это сделано — теорию отбрасывают.
(по мотвам Чжуан цзи)



Литература:

1. Аббаньяно Н. Введение в экзистенциализм. – СПб.: Алетейя, 1998
2. Бахтин М. Автор и герой. К философским основам гуманитарных наук. – СПб.: Азбука, 2000
3. Бердяев Н. Истина и откровение. – СПб., 1996
4. Бодалев А.А. Вершина в развитии взрослого человека. – М.: Наука, 1998
5. Бурлачук Л.Ф., Коржова Е.Ю. Психология жизненных ситуаций. – М.: Российское педагогическое агентство, 1998
6. Вахромов Е.Е. Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации. – М.: Международная педагогическая академия, 2001
7. Вахромов Е.Е. Экзистенциальные мотивы аномального поведения. – Прикладная психология и психоанализ №№1,2 за 2001г.
8. Гуманистическая и трансперсональная психология. / Сост. К.В. Сельченок. – М.: АСТ, 2000.
9. Маслоу А. Дальние пределы человеческой психики. – СПб.: Евразия, 1997
10. Маслоу А. Мотивация и личность. – СПб.: Евразия, 1999
11. Маслоу А. Психология бытия. – Киев, 1997
12. Психологическая наука в России ХХ столетия: проблемы истории и теории./ Под ред. А.В. Брушлинского. – М.: Институт психологии РАН, 1997
13. Психология с человеческим лицом. Гуманистическая перспектива в постсоветской психологии. / Под ред. Д.А. Леонтьева, В.Г. Щур. - М.: Смысл, 1997
14. Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. – М.: Прогресс, 1998
15. Роджерс К. Клиенто-центриролванная терапия. – Киев, 1997
16. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. – СПб.: Питер, 1998
17. Рубинштейн С.Л. Человек и мир. – М.: Наука, 1997
18. Ясперс К. Общая психопатология. – М.: Практика, 1997


































Дизайн 2010 - 2012 год     По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru